пост недели от имя фамилия ― Или ты и правда меня не ждала? Я, кажется, послал тебе с десяток намеков, но, раз уж ты отвергла мои щедрые предложения встретиться в нейтральной обстановке, я решил, что ты ждешь меня в гости. ― Конечно, она не ждала. Думала, что он забудет и сдастся через какое-то время, не получая ответов. Глупо с ее стороны, ведь он не безответно влюбленный школьник. Но Аарон никогда не питал иллюзий о ее уме. ― Мой брат не счел нужным спуститься и отправил тебя на передовую? Так на него похоже.читать дальше
22/01 Возрождаем форум - хочешь сыграть с нами? Отписывайся, болтай, а мы пока делаем уборку, чистим темки, думаем, что, куда и как. Но ты все равно приходи, будет весело!
администрация: RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажейTlg: @antraxantarion, EuniceГлавный админ
Tlg: @ohnopleasenotyou
, Andromeda
ЛС

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Нам от неба укрыться нечем [Январь 1972, резиденция Блэков]


Нам от неба укрыться нечем [Январь 1972, резиденция Блэков]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

НАМ   ОТ   НЕБА  УКРЫТЬСЯ  НЕЧЕМ

...потому что оно в груди.

Дата и место эпизода

Действующие лица

Начало января, 1972. Дом(а) Блэков.

Альфард Блэк, Вальбурга Блэк, другие Блэки.

Андромеда Блэк ушла из семьи гордо и глупо. Альфард Блэк уверен, что племянница - молодец, все Блэки уверены, что такой скандал без участия Альфарда никогда не состоялся бы. Настолько уверены, что даже угрожают ему.
Настолько уверены, что позабыли о простой истине: Блэкам не угрожают.

+2

2

Идеальной вертикалью Вальбурга Элладора Блэк стоит перед фамильным гобеленом в Большой гостиной официального поместья Блэков в Йоркшире. Лениво рассматривает вышитые родовые линии и задумчиво прокручивает в тонких пальцах бокал с игристым. Долго так стоит. Она знает наизусть все семейные связи и разбуди её ночью - мадам при необходимости рассказала бы их всё.

По коридорам векового поместья гуляет ощутимый морозный сквозняк, и чистое багряное небо за окнами чинно молчит о тотальном величии зимы. Интерьер главной резиденции торжественен и недвижим – и конечно, никакого намёка на беспорядок. Блики январского солнца играют на латунных бра, что отполированы до блеска, и сверкающей радугой закатного солнца покрываются тяжелые текстильные портьеры и чёрная бархатная мантию миссис Блэк. Серебристое шитье причудливой змейкой вьется у подола и идет вверх между лопаток, прямиком к жесткому вороту, чтобы на финише разбежаться по его прямой стойке. Всё здесь сегодня застыло ощущением прошедших праздников. Сыграны приёмами Рождество и Новый год, гостей уже нет, но сама семья ещё не разъехалась, ведь в свете недавнего пришествия, она ещё какое-то время будет находиться под одной крышей, обсуждая событие отнюдь не радостное.

Вальбурга хмурит свои точёные брови, когда взгляд сам по себе упирается на прожжённую дыру на месте имени средней племянницы. Ещё дымилась - Арктурус постарался на славу.
Нет, ей не показалось, и это был вовсе не сон - её Андромеда, её умная девочка с дерзкими глазами, несколько дней назад стала, наконец, той, какой всегда хотела быть. Свободной от предрассудков. Предрассудков, видите ли... Этого слова мадам Блэк никогда не понять: все они когда-то мечтали о крылатой свободе в выборе спутника жизни, ведь кодекс элиты позволяет запретное, но запрещает обыкновенное. И тогда они учились искусно презирать эту обыденную свободу, наслаждаясь свободой изысканной и безнравственной, доступной лишь аристократии.

Какой надо быть глупой, чтобы этого не понять?

Какой надо быть слепой, чтобы этого не хотеть?

- Неблагодарная девчонка. - с искренней горечью выплевывает волшебница. Она делает небольшой глоток, когда тонкий слух замечает негромкий звук шагов.
Не отец, не лорд Арктурус…
Не Орион.

Её изводит ядовитая ненависть к этой самой Свободе - пара дюймов, и она захлестнёт с головой. Ненависть, блаженная, всепоглощающая, позволяющая забыться в мире собственного подсознания, которое всё чаще и чаще находился в контрасте с реальным миром. Никаких иносказательных прощаний, никаких причинных извинений с пометкой “Но…” - Андромеда не уняла свою страсть к закопанным в саду секретикам за стеклышком и сентиментальным тайнам, ушла тихо и действительно по-английски. Не сказав слова прощания. Without say Goodbye...
Ну, назвала бы семью хотя бы клубком змей и сборищем лицемеров!

  А так… как-то пресно.
       Как-то не по-настоящему.

- Альфард. – хмуро приветствует она приближающегося брата, стоя к нему в пол оборота.
Гостиная ретроспективна, за окнами пышной гостиной стоит студеный воздух, парк и скрюченные стволы старых яблонь. В узорчатой раме трельяжа сизо светится отшлифованная слюда, сюда бы пару старых вещей, мольберт, каких-нибудь игрушек и можно было бы мыслями вернутся в детство.
Если бы позволяла ситуация.
Однако в присутствии Альфарда, она приобретала ещё большие сложности, окутывалась ореолом подозрений и набирала на себя поток несдерживаемого обвинения, которое словно птица вот-вот готово было слететь с губ каждого из ныне живущих Блэков.
- Признайся - это ты надоумил её на побег!
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/71/36/211-1583258922.gif[/icon]

Отредактировано Walburga Black (21.03.2020 20:12:08)

+3

3

Он позабыл, каково это – когда сестра сходу здоровается тем своим тоном, сообщающим всем, кто никаких дел с ней иметь не хочет (но ей это побоку), как она недовольна. Он позабыл, как ощущается её желание нападать – всегда первой, всегда без очереди, всегда непредусмотрительно, но в отчаянной попытке защититься. Он позабыл, какая Вальбурга – и теперь стоял в дверях, невоспитанно и нагло – в дверях – и рассматривал её.

Три года.
Он не видел её три года.
Линия её плеч стала ещё жёстче, стан – ещё напряжённей, голос – ещё резче. Альфард поражался изменениям, каждый раз сравнивая настоящий образ с предыдущим.
С любым из предыдущих.

Он помнил сестру юной и хохочущей, мечущей проклятия и замороженной, ехидничающей и никогда не позволяющей себе опускаться до хамства.

Он помнил Вальбургу Вальбургой. И любил её – по-своему.

И каждый раз удивлялся, какое отторжение в нём вызывает леди Блэк.

- А ещё стал участником дюжины заговоров, выпотрошил очередного домового эльфа, замариновал маггловского младенца в вине со специями – ужин явно намечается праздничный
, – и поспособствовал поражению Гриндевальда в сорок пятом, - воодушевлённо перечислил Альфард, загодя соглашаясь. Он всегда был у сестры козлом отпущения – и, как истинный Блэк, некоторые традиции чтил свято. – Ох, погоди… С последним я погорячился.

Его мягкий, задумчивый тон отдавал привычным теплом – Альфард так и не научился сцеживать слова.
Вести себя в присутствии сестры так, как ей того хотелось, он и учиться не собирался.

- Будь добра, подай мне все свои обвинения в вымечтанных тобою грехах до ужина – вместо аперитива,
- волшебник оторвался от дверного косяка, служившего опорой его плечу, и, расслабившись, проследовал в комнату.

Запах гари – лёгкий, едва уловимый, сладковато-приторный – стоял в воздухе.

Альфард вальяжно – руки в карманы – остановился за спиной сестры. Близко. Невоспитанно близко.
Ладонь между их телами не пройдёт.
- Хм, - хмыкнул он, и его резкий выдох потревожил волосы на макушке Вальбурги, - гобелену не хватает гармоничности. Симметрии. Задела на будущее.

Волшебник перехватил пальцами ладонь сестры – ту, в которой зажат бокал – и отвёл её вперёд, к гобелену. Проследил краем бокала линию от ожога – мерзкого, на вид даже склизкого, больного и гадкого – оставшегося от имени Андромеды, до имени Сигнуса. Повёл тонкую ладонь левее, к имени Вальбурги. И ещё левее. К своему имени.

Даже на фамильном гобелене он – одиночка.

- Здесь, - он сжал пальцы на ладони сестры сильнее, не отрывая взгляда от прижавшегося к ткани края бокала, - тоже не хватает позора.

Время немного замирает – а потом срывается в галоп.
Альфард отпускает руку Вальбурги, поворачивает наконец к ней лицо, оглаживает взглядом её брови, глаза, скулы и рот.
Говорит:
- Рад тебя видеть, - губы сами касаются виска сестры – волосы Вальбурги пахнут чем-то пряным.

Альфард отошёл в сторону легко и беспрепятственно – так, как всегда шёл по жизни.

Так, как из семьи ушла его племянница.

+4

4

Легко так жить, не замечая общих проблем, игнорируя родовые задачи и фамильные стремления, прячась от них в далёких странах. Легко пропускать через себя любые слова критики, ведь они всего лишь написаны на пергаменте, и в них нет наших лучших слогов, криков презрения, обиды и отчаяния - словом, нет интонаций. Легко быть там, но так сложно быть здесь. Восстанавливаться, заново обрастать черной блестящей шкурой в образе наследника Средней ветви - в собственном, уникальном слое защитной шелухи.
Не каждому это по плечам, верно, Альфард?

- Не начинай, а, - Вальбурга ревностно пытается удержать первоначальную интонацию беседы, но верно теряет её, с этим его голосом, вечно иронизирующим и сворачивающим все обвинения в шутку, в этой его манерой двигаться и обращаться с собеседником. Ты никогда не будешь кричать, если тебе хихикают в ответ, поэтому не заметив оборонительных позиций в речи брата, мадам Блэк лишь разворачивает свою фразу, более не акцентируя на претензиях, - ты ведь понимаешь, я совершенно серьёзно. Зачем надо было постоянно говорить девочкам Сигнуса о свободе и возможностях? Им же на роду было уготовано совершенно другое. Три года назад или же шесть, девять... А теперь мы все пожинаем плоды наших необдуманных слов. Нет, я не виню только тебя - мы каждый побросали свои камни в реку их воспитания, но всё же...

Она позволяет брату сыграть в собственную пантомиму из слов и многозначительных намеков, а сама изламывает губы в мимике лёгкой иронии, наблюдая за бокалом в их сплетенных пальцах и подмечает.

- Никогда не замечала за тобой симпатии к уравниванию. Что же произошло?

Альфард всегда позволял себе многое, впрочем, как и все Блэки. Но даже сейчас, стоя рядом с ним практически вплотную, Вальбурга вовсе не ощущает и толики смущения - хотя и должна. Она чувствует себя неназванной хозяйкой этого поместья, и вряд ли это не разыгранное во всей красе недо-объятие может вогнать её в цвет. Можно было просто звучно поцеловать воздух вокруг щек друг друга, сомкнув ладони на спине и талии, отдав типичный ритуал приветствия близких родственников на суд этим расфуфыренным вековым стенам, у которых тоже есть глаза и уши.

Но здесь всё по-другому.
И было всегда.

- И я тебя... - улыбаясь лишь глазами, отвечает Вальбурга, свободной рукой касаясь запястье брата. Лёгкое, словно нечаянное, едва уловимое приветствие пальцами - всё рождается из малого. Сухая, очень сухая и теплая кожа, с прошлым от загара, она почти не знает такой.
Три года большой срок, но и ему не стереть это красноречие безмолвного прикосновения.

Навеки-Блэк не знает как сейчас лучше себя вести, ведет спонтанно, гибко, поскольку и Альфард изменился за это время. Отношения с родственниками, о это бич всех чистокровных волшебниц. Игры в репутацию и балансирование на грани фамильно-социального краха, - не из этого ли складываются самые приятные воспоминания молодости? Такие сладкие, словно летний утренний сон, они серебристым туманом ностальгии к пряному греху были спрятаны в омутах памяти - артефактах, пребывающих в самых потаенных местах их поместий.
Вальбурга Блэк есть идеальный пример хранительницы очага, её скелеты и призраки прошлого сокрыты так прочно, что она порою и сама забывает, в каком именно шкафу. Словно черти из табакерки они выпрыгивали каждый раз, когда на горизонте начинало маячить какое-нибудь важное решение или свершалось спонтанное событие. Вот и сейчас, она не написала Сигнусу о подозрения Беллы насчет увлечения Андромеды, не намекнула Друэлле быть внимательней к дочерям, она прямыми словами сказала средней племяннице, что при спонтанном выборе спутника жизни её участь под сенью родового Древа будет крайне непривлекательна.
Сама сказала.
Всегда сама.

Скоро в гостиную начнут собираться родственники, обсуждать и рассуждать о будущем, и Вальбурге не хотелось бы быть второй скрипкой в этом оркестре. Она смотрит в его глаза - изумрудно-зеленые в стально-серые, ставит недопитый бокал на столик и предлагает.

- Прогуляемся?

Он тоже изменился за это время.

Три года не виделись.

Ты мог бы хотя бы писать...
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/71/36/211-1583258922.gif[/icon]

Отредактировано Walburga Black (21.03.2020 20:11:55)

+2

5

- Салазар всеведающий, вестимо, в гробнице перевернулся, - мягко заметил Альфард. – Многократно, судя по тому, как талантливо ты разделила мою – тобою же выдуманную, к слову – вину на всех Блэков.
Альфард расстегнул две пуговицы опостылевшего, сковывающего – заковывающего – камзола, прежде чем усесться в кресло. Цепочка карманных часов на жилете – заколдованное чёрное серебро – скользнула змеёй под пальцами. Блэк с требовательной издёвкой уставился на сестру:
- Раньше ты не позволяла себе ни таких вольностей, ни подобных плебейских выражений. Стареешь, Вальбурга, - цокнул он языком с нескрываемым удовольствием – будто одна мысль о том, чтобы увидеть сестру седой, иссушенной и пергаментно-гадкой была прекрасной, как рассвет. – Точно стареешь, раз до сих пор полагаешь, что о свободе и возможностях я говорил только племянницам. Отнюдь, - Альфард рассеянно огладил взглядом гобелен, а потом тяжело посмотрел на Вальбургу: - Об этом я говорил всем вам. Тебе – больше всего.

Обида – застарелая, едва не древняя – проскользнула в голос. Альфард заметил это слишком поздно, и, в раздражении на самого себя сузив глаза, поджал губы. Впрочем, молчать ему не позволяла ни натура, ни фамилия.
- И каков результат? Ты умудрилась умереть ещё совсем молодой – когда вышла замуж, помнишь? – язвительно уточнил Альфард, - и продолжаешь влачить существование, наслаждаясь собственным упадком.
Блэк продекламировал эти слова пафосно. С уже отчётливым холодком.
- Я даже рад, что хотя бы кто-то меня действительно слушал.
Альфард гордится Андромедой – безмерно и без ограничений. В конце концов, он ей завидует.
В конце концов, она сделала то, на что не способен – и никогда не будет – он сам.

- Не хочу гулять, - привычно заупрямился маг. – Не люблю этот дом. И сад. И прогулки.
В этой жизни слишком мало вещей, которые Альфард любит.
Людей, которых Альфард любит… Ха. Молчание – золото.
- Зачем, скажи на милость, требовалось вызывать меня? – Блэк смотрел остро и жёстко. – Дядя, гляжу, прекрасно справился в моё отсутствие, -  Альфард неопределённо взмахнул кистью, указывая в сторону гобелена.
Расслабленный, вальяжный, сытый – весь его внешний вид совершенно не вязался с тяжёлым взглядом. 
- Арктурус возжелал показать, так сказать, на примере, что будет, когда я не внемлю гласу его загнивающего разума?
Уважения к дяде у Альфарда всегда было прискорбно мало.
К умениям и способностям дяди управлять родом (и Блэками) – того меньше.
- Избавь меня от этого фарса, - поморщился волшебник. – Андромеда ушла из дому, Блэки опозорены – не впервые в истории, отнюдь – на меня опять спустят всех собак, - вяло перечислял Альфард, разгибая пальцы. – Ничто из перечисленного не требует моего присутствия. Но ты своём письме была более чем категорична.
Блэк, сам того не замечая, сознаётся, что только письма сестры и читал.
- В чём дело, Вальбурга?

+2

6

- О, вовсе не все Блэки так невинны, - лениво парирует Вальбурга в бессознательном жесте потирая шею у самых кончиков волос.
Надышал.
Она не присаживается напротив, не следует на соседнее кресло, она вовсе не стремится сделать их беседу более комфортной, а лишь облокачивается на спинку ближайшей софы, чтобы было лишь немного удобней говорить с Альфардом.
Ведь не на уровне, а немного свысока.

- И ты раньше вел себя по-другому. - она склонила голову, будто бы присматривалась, потом вдруг сморгнула и отчего-то отвела взгляд в сторону.- Увы, никто из нас не становится моложе. Ты тоже когда-о был без такого наетого живота.

Вальбурга Блэк – это порох, одно неосторожное слово – и вспыхнет.
Однако она до этого дня считала свою семью успешной, даже разбалованной судьбой, этим в очередной раз подтверждая общеизвестный факт, как сильно женщины способны верить в то, о чём постоянно думают.

- Не надо переводить на меня стрелки и заводить тут на старое тесто, - она лишь раздраженно отмахивается. Вальбурга прекрасно помнила, какого мнения был брат об их союзе с Орионом, но оно давно уже не волнует её и не является чем-то важным, к чему стоит прислушаться.
Брак двух Ветвей оправдал себя полностью, обогатил Старшую Ветвь, возвысил Среднюю, дал наследников. Сыновья были живым воплощением их успеха, а по сравнению с тщетными потугами брата подарить наследника Средней ветви рода – просто колоссального фамильного триумфа! Но ничто не внушало такого презрения к нему, как мысль о том, какой ценой он достался. Ведь при любом успехе все видят лишь результат и поздравляют, но никому из них не ведано, через что вам пришлось пройти и сколько вас имели, чтобы вы смогли достичь этих вершин.

- Возможно, именно такой наглядный пример лорд Арктурус счел более убедительным. - глухо отозвалась навеки-Блэк, вдруг складывая руки на груди. И гордость, и самолюбие, и тщеславие, сюда можно прибавить, — и фамильное высокомерие, английская надменность, чванство, — все это разные виды одного основного явления — «обращенности на себя». Увы, этим страдали все Блэки без исключения.

- Умирать молодой... Загнивающий разум. - хмыкает волшебница скорее самой себе, она и не замечает, как непроизвольно копирует интонации брата. - Ты будто бы начитался дамских романов, дорогой Альфард! Где же твоё уважение? И еще ты называешь меня плебейкой! Я написала тебе, поскольку давно не видела тебя, а также Сириус с Регулусом всё время спрашивают о дядюшке. Старший был очень дружен с Андромедой, и случившееся есть сильный стресс для него. И очень дурной пример. В связи с отсутствием Ориона в Англии, я подумала, может, ты смог бы поддержать Сириуса в эту трудную минуту? Объяснить, что побег Андромеды вовсе не выход в свободный и удивительный мир самостоятельности, а лишь глупый порыв избалованного подростка. Видимо, я зря надеюсь на твоё участие...

С этими словами она сделала эльфу знак приготовить ей зимнюю, отороченную блестящим черным мехом, мантию с длинными перчатками для верховой езды и подать при входе. Жест получился несколько раздраженным, если не сказать нервным, однако Вальбурга не сказала ни слова больше, чем нужно.
А также не сказала ни слова неправды.

- Ну и сиди тогда здесь, пузан! Можешь и дальше нюхать наш тлеющий гобелен. А я иду на свежий воздух, за окном чудесная бодрящая погода - как раз для прогулки верхом!
С этими словами она неспешно развернулась и пошла к выходу из гостиной.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/71/36/211-1583258922.gif[/icon]

Отредактировано Walburga Black (04.04.2020 21:39:07)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Tumblr-смайлы:


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Нам от неба укрыться нечем [Январь 1972, резиденция Блэков]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC