пост недели от имя фамилия ― Или ты и правда меня не ждала? Я, кажется, послал тебе с десяток намеков, но, раз уж ты отвергла мои щедрые предложения встретиться в нейтральной обстановке, я решил, что ты ждешь меня в гости. ― Конечно, она не ждала. Думала, что он забудет и сдастся через какое-то время, не получая ответов. Глупо с ее стороны, ведь он не безответно влюбленный школьник. Но Аарон никогда не питал иллюзий о ее уме. ― Мой брат не счел нужным спуститься и отправил тебя на передовую? Так на него похоже.читать дальше
22/01 Возрождаем форум - хочешь сыграть с нами? Отписывайся, болтай, а мы пока делаем уборку, чистим темки, думаем, что, куда и как. Но ты все равно приходи, будет весело!
администрация: RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажейTlg: @antraxantarion, EuniceГлавный админ
Tlg: @ohnopleasenotyou
, Andromeda
ЛС

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Family Portrait [Хогсмид 20.04.1977]


Family Portrait [Хогсмид 20.04.1977]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Family Portrait

Can we work it out, can we be a family?

https://66.media.tumblr.com/dfbb50ddc15b0a379fb2d6c2b9d15046/tumblr_inline_nk2vk589FJ1skr0w7.gif https://66.media.tumblr.com/89df1684c9e139e2357dedcba21e6c42/tumblr_okjmonOv1j1va4l3fo1_250.gifv

Дата и место эпизода

Действующие лица

апрель 1977 года, Хогсмид

Беллатрикс и Сириус

Комкая в руках письмо от той, что никогда не писала.
-Привет, Беллс.

Отредактировано Sirius Black (06.03.2020 14:15:23)

+2

2

Memento mori

Это письмо весьма искуссно зачаровано. Едва Сириус коснется его, пергамент с бодреньким «Привет, малыш...» превратится в фиал с всего лишь одной серебристой нитью. При чтении её в Думосбросе поверх услышится текст, начитанный голосом Беллатрикс, который собственно и является содержанием письма, с лёгкой отсылкой на визуально-мемориальный ряд из собственной головы. Поместье Сигнуса Блэка, площадка для подвижных игр, середина 70-х.
Или раньше?
Память - это же мемори.
Она у каждого - своя...

Мне хочется тебя...
Позлить, кузен Сириус.
Просто надавать тебе рокеткой по ебалу, но... ах, простите, в нашем же доме говорят - по лицу. Чтобы стереть это аутирующее скукой выражение.
Как здесь может быть скучно?!
Как здесь может быть отватительно?
Как?!
Мне вот очень весело!
Даже забавно...
Бадминтон далеко не квиддич, но тоже вполне себе забористая игра. Мелькают коленки из под юбки, блестят узкие щиколотки, белеют носочки. Идеальные дети. Прелесть для наблюдателя. Точеные профили, мраморные скулы, Древнейшие и Благороднейшие задницы волшебного мира. Мы. Такими ты нас помнишь?
А ты был хорош, не пропустил ни одну подачу.
- Я видела письма твоей матушки. - кричу ещё звонким голоском, в котором нет хрипотцы моих любимых вишневых сигарил. Сколько мне тут? Двадцать? Семнадцать? А тебе?
Бац!
Шар в ответ.
Я выгляжу младше, ты же наоборот быстро пошел в рост и в своё малолетство выглядел вполне детиной.
- В потайном ящике её трюмо.
Еще ответ! Сильный. Тебе не нравятся мои слова, сейчас я уже вижу, что ты точно целился мне в голову, проказник. Рыцарь львиное сердце, насмешкой судьбы родившийся в логове змей.
- И они были все адресованы мужчине!
Почему для меня это было важно? Сейчас бы пропустила мимо ушей, не обратила бы внимание.
- Угадаешь его имя?

Не знаю, почему выпало именно это воспоминание, мне хотелось тебя сконфузить или позлить. Извини, малыш, по-другому мне до сих пор не привлечь мужского внимания. Хоть я и давно уже не Блэк и ношу совершенно другую фамилию.
Малыш. Ты ненавидел, когда я тебя так называла. Мамина надежда, папина гордость... и зависть моя.
Где ты сейчас, под каким мостом? Интересно. Или же мистер Поттер старший выделил тебе отдельную кроватку? Я давно подозревала, что он любит маленьких мальчиков.
Сколько отвалил тебе дядя? Хватит на жизнь?
О, изгнание Альфарда - это была просто песня, поздравляю с фурором. Жаль, ты не видел, какой цирк случился тогда в доме. Говорят, твоя мать никогда не была столько красивой и столь безобразной, как в этой истерике. Она сама сделала это - выжгла братца с семейного Древа. Теперь вас минус три. Ну в нашем поколении, не считая почивших.
Даже жаль, что не могу отправить тебе этого воспоминания, сама я его не видела. Сожалею.
  Была занята.
     Сильно занята.
В этих занятиях я иногда теряю себя.
А чем ты решил заняться, малыш?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (09.04.2020 17:06:52)

+3

3

Беллатрикс Лестрейндж.
Теперь. Теперь она Лестрейндж.
Хотя нет, она навсегда Блэк, как и все они.
Как и Андромеда.
Этого не отнять.
Темной крови, бегущей в жилах.
Стук в окно поздним вечером, ему всегда было интересно, как эти чертовы совы находят людей, которые не хотели бы, чтобы их нашли
Он не любил сов. Перья, грязь и вечно мешают спать ночью.
Вот и теперь.
Сириус выбирается из постели. Наверное, сейчас часа два или время подбирается к трем. На улице темно, словно заклинанием накрыло небо.
Времена сейчас темные.
Слишком темные.
Страхи выскакивают наружу, прячутся по закоулкам, пугают несчастных магглов. Слишком темно, слишком мрачно.
Слишком.
Сова нетерпеливо бьет клювом по стеклу пока Блэк пересекает комнату, шлепая по дощатому полу босыми ногами. Ей не терпится улететь, а ему вернуться в постель, так что они квиты.
Сириус один. Он всегда один. А этот чертов особняк слишком большой для него одного, даже домовые эльфы не спасают от гнетущего одиночества.
Сова кажется ему смутно знакомой, когда он открывает окно и птица залетает в комнату, проводя крылом по его щеке и принося с собой прохладу апрельской ночи.
Ветер приятно холодит кожу, на ней появляются мурашки, когда молодой человек протягивает руку и отвязывает от лапки птицы пергамент.
-Подожди. – Говорит он ей, чувствуя смутную тревогу.
Мало кто стал бы писать ему ночью. Сохатый воспользовался бы зеркалом, Люпин объявился на пороге, что частенько случалось, а Питеру просто незачем ему писать.
Беатрис примчалась бы сама, но в случае если бы что-то случилось, а ничего такого не было. Небольшая рядовая стычка с Пожирателями, у них такое через день. Даже ни одной серьезной раны. Сириус потирает плечо, куда попало заклинание, кажется это был муж Беллы или его брат.
Сова тихо ухает и легонько кусает Блэка за палец.
-Назойливая птица.
Слишком знакомый почерк. Пальцы касаются строчек и тут же слышится ее голос.
Он замирает.
Беллс.
Это воспоминание, одно на двоих. Сколько у них таких? Было.
Сириус помнит, словно вчера. Солнце играет в темных волосах Беллы, точно таких же, как и у него. Если смешать их, то не почувствуешь разницу, она стоит напротив него в легком платье. Рукава его рубашки закатаны до локтей, она жмет в плечах и Сириус бесится. Вальбурга тоже недовольна, все мантии едва доходят ему до колена.
Его движения поэтому скованные, ему неудобно. Он расстегивает несколько верхних пуговиц, чтобы ослабить давление на плечи.
Девушка изящно замахивается и делает идеальную подачу, но Бродяга берет ее просто и непринужденно. Она улыбается, пытаясь вывести его из равновесия звонким голоском. Сириус не отвечает, лишь сильнее отбивает мяч.
После сета они встречаются, чтобы пожать друг другу руки. Он стискивает ее ладонь, чуть сильнее, чем нужно.
-Не суй нос куда не следует, Беллс.
Советует он, а в ответ слышит лишь хохот.
Ей всегда удавалось вывести его из себя.
Вот и теперь.
Она не забыла, что он терпеть не может этого «малыш».
Он пробегает глазами по пергаменту один раз, снова.
Зачем ты мне пишешь, Беллс?
Сова нетерпеливо перебирает лапками по краю стола, около которого стоит Блэк.
Он переводит взгляд на птицу, с сожалением отрывая его от письма.
-Да, сейчас.
Берет пергамент и царапает всего несколько слов, привязывает к лапке совы и еще долго смотрит, как крошечная точка растворяется на горизонте.
Сириус стоит у окна, позволяя ветру играть с его волосами. На его губах застыло слишком много вопросом. Он поводит плечами и уходит вглубь комнаты, еще через пару минут хлопает дверь его спальни, а зачем мягкие лапы касаются гравия на подъездной дорожке.

Через час он сидит в Кабаньей голове. На часах, что тикают в углу почти три часа ночи.
Подумаешь.
Какая другая женщина могла бы вытащить его из постели в такое время?
Он усмехается своим мыслям и оглядывает зал. Здесь почти никого. Большинство посетителей ушли несколько часов назад, некоторые поднялись наверх и заснули беспробудным сном.
Остались только такие же, как и он сам. Одиночки.
Всего несколько человек.
Сколько он уже здесь?
Двадцать минут? Сорок?
Перед ним бутылка с огневиски и стакан. Он смотрит на него, касается длинными пальцами, иногда делает несколько глотков и ставит обратно.
Здесь можно просидеть до самого рассвета. Всем в сущности наплевать чем ты и с кем занимаешься, лишь бы в кармане звенели монеты. В этом недостатка у Блэка нет.
Он рассматривает запозднившихся клиентов и просто ждет. Вообще не уверенный, что она придет.
Да и с чего бы вдруг?
На часах три часа ночи.
Дверь в бар отворяется и Сириус вскидывает голову.
В его записке было всего несколько слов: «Кабанья голова. Через час».
Он никогда не был мастером слога.

+2

4

Кровь, благородная, чистейшая словно слеза младенца, уже четверть часа ненасытным мигренным дятлом долбит мне в висок и мешает уснуть.
Ненавижу такие ночи. Одинокие, болезненные - холодные.

Тук-тук
       Тук-тук...

Гул в голове перерастает в натуральный барабан наяву, и я поднимаюсь на кровати. Сегодня одна, благоверный лежит в отцовском лазарете в соседнем крыле. Старшего из братьев Лестрейнджей зацепила какая-то проказа, и ему нужно отлежаться под зельями. Свёкр всегда знал, что делает, поэтому я спокойна за Рудольфуса, хоть и удивлена его спонтанной грации тролля — это надо же было так подставиться! Несмотря на то, что и он зацепил врага не хиленьким таким Режущим, сам неудачно встал дубиной под атакующее заклинание врага.
Ну как врага... кому-то врага, а кому-то и родственника. По силуэту далеко не каждого орденца можно распознать, но у меня была большая практика, и была длинною в жизнь. Я узнаю тебя даже под обороткой, Сириус, узнаю под делюминационными чарами и под тысячами масок, какие бы ты не надел.
Поэтому я отправила это письмо, и вот...

- Низзлова птица.  - хмуро приветствую пернатого почтальона и машинальным жестом открываю витражное окно, чтобы впустить её.
Со светлого апрельского неба мерно падает снег, в его ровном шёпоте слышится что-то первобытно-простое и вечное. В милях к Западу на третьем этаже особняка отца я бы распахнула окно и, закрыв глаза, вдохнула холодный влажный воздух, но здесь, на околдованной всеми защитными чарами спальне Лестрейндж-Холла, я лишь делаю небольшой глоток воздуха, зажимая себе рот, чтобы не закричать. От негодования, ненависти, ярости и какой-то старой, припыленной временем непонятной обиды, что родом из детства.
Ты не заставил себя ждать.
Я, впрочем, тоже не хочу.

На улице меня встречает непроглядная ночь и тусклый свет из грязного паба, прекрасный фон для моей тысячи оттенков серого. Я не особо скрываюсь, не одеваю никаких магических масок, но капюшон плотной однотонной мантии скрывает лицо до самого рта. Сейчас готова увидеть Сириуса потрепанным жизнью, спивающимся и загнивающим в собственном эго, но нет. Передо мною всё тот же кузен, каким он был три года назад, разве что стал щетинист и шире в плечах. Он сидит один за дальним столиком, как раз за компанией Джагсона, лидера низшей боевой ячейки Пожирателей, что представляла собой просто сборище разного сброда и головорезов, которые только стремятся получить метку и продвинуться вперед "по службе". Не прямые мои подчиненные, но безусловно знают меня. Узнали и сейчас. Я не собираюсь разговаривать, и лишь задержавшись у стола Джагсона, делаю ему знак немедленно убраться со своими ребятами вон.
Паб пустеет на глазах.
Я присаживаюсь рядом, в своей привычной, лениво-расслабленной манере, которая в любой момент может сжаться словно пружина и трансформироваться в атаку. Вместо приветствия, я замечаю, что...

- Неплохая ответочка. - без прямого вступления начинаю о ранении Рудольфуса. - Мне пришлось целый час зализывать ему эту рану перед тем, как сдать Целителю.
Фигурально, конечно же, но имея минимальные знания в колдомедицине, мне и тут пришлось попотеть.

- Что же теперь...? - мой голос тих, насторожен и ровен, но в этом натянутом начале читается не только прямой вопрос с подтекстом "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", но косвенный - что дальше будет с нами?

Здесь нет место манерам, мы вообще никогда не говорили о них, и даже это его старое "Не суй нос куда не следует, Беллс", видимо, единственное, что можно посчитать хоть какой-то претензией по поводу поведения.
Нам - плевать.
Всегда было...
Реакция общества, окружающих - разве мы жили для них? Тебе была уготована корона главы Древнего магического рода, но ты растоптал эту возможность, вытерев подошвы ботинок Dr. Martens о фамильный долг, мне же было суждено простоять всю жизнь подле состоятельного волшебника, руководить его домом и время от времени раздвигать перед ним ноги.
Но мы оба возвысили себя в ином качестве.
Я считаю - нам повезло.

- ...и что, ты мне даже не нальешь?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (20.04.2020 18:13:23)

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Tumblr-смайлы:


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Family Portrait [Хогсмид 20.04.1977]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC