пост недели от имя фамилия ― Или ты и правда меня не ждала? Я, кажется, послал тебе с десяток намеков, но, раз уж ты отвергла мои щедрые предложения встретиться в нейтральной обстановке, я решил, что ты ждешь меня в гости. ― Конечно, она не ждала. Думала, что он забудет и сдастся через какое-то время, не получая ответов. Глупо с ее стороны, ведь он не безответно влюбленный школьник. Но Аарон никогда не питал иллюзий о ее уме. ― Мой брат не счел нужным спуститься и отправил тебя на передовую? Так на него похоже.читать дальше
22/01 Возрождаем форум - хочешь сыграть с нами? Отписывайся, болтай, а мы пока делаем уборку, чистим темки, думаем, что, куда и как. Но ты все равно приходи, будет весело!
администрация: RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажейTlg: @antraxantarion, EuniceГлавный админ
Tlg: @ohnopleasenotyou
, Andromeda
ЛС

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Allow Me to be Your Humble Servant [29.10.1978. Лондон]


Allow Me to be Your Humble Servant [29.10.1978. Лондон]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Allow Me to be Your Humble Servant

Once again, as before...

https://funkyimg.com/i/321kW.jpg

Дата и место эпизода

Действующие лица

29 октября 1978, Лондон

Eunice Selwyn/Evan Rosier

"Я знаю, что он знает" или "Как успокоить Блэка и заставить держать язык за зубами".

+2

2

Юнис мчалась на встречу быстрее ветра. Слова Регулуса ее сильно обеспокоили. Он явно что-то подозревал, и она справедливо полагала, что ее возлюбленному это не понравится. Да и чему тут нравиться? Блэк явно в нее влюблен, а ревнивые мальчики с треснувшими сердцами склонны делать глупости… Это становилось опасно для всех. Юнис могла скрыть от Эвана этот ужасный разговор, могла сделать вид, что ничего не поняла. Дать Блэку распустить нюни и нажаловаться матушке, разорвать этот ненужный ей союз чужими руками и встречаться с кем хочет абсолютно свободно… Мысль была такой соблазнительной, что Юнис едва не решилась молчать, но потом вспомнила, что все вовсе не так радужно. Если Блэк начнет болтать, то и она, и оба ее кавалера будут жить долго и не слишком счастливо вместе. В Азкабане. И, если Мерлину захочется позабавиться, то и в одной камере, чтобы наказать ее их общим презрением и до конца дней лишить покоя. 

Он наверняка уже ждет ее, пунктуальный, как обычно. С той неприятной ссоры их отношения значительно улучшились – по крайней мере, в ее глаза и по сравнению с тем, что было. Сегодня, к примеру, он должен был ждать ее в кафе. Не в центре, а на отшибе города в какой-то арабской полутемной забегаловке, где мужчины бесконечно курили кальяны, покрывая все вокруг сладкой дымкой, а полураздетые девицы лезли к ним на коленки. Не самое приличное место для благородной леди восемнадцати лет, дочери чиновника, но лучше, чем гостиницы с отклеившимися обоями на стенах. Уже шаг.

Еще плохо представляя, что скажет и как объяснит ситуацию, она толкнула дверь с колокольчиками и спустилась на нижний этаж – там не было окон, и именно поэтому время от времени они встречались именно там. Впрочем, не они одни. Юнис оглядела заполненный зальчик и нахмурилась. А на что она надеялась? В выходные уединения не жди. Но причиной недовольства было не только это. Вместо серьезного тревожного разговора она бы предпочла точно так же льнуть к своему мужчине, как другие девушки, не видя никого вокруг… Но выбора не было.

― У меня плохие новости, ― сказала она вместо приветствия, падая на диванчик и роняя голову на ладони. Мысли были одна другой тревожнее. Вдруг Эван решит, что она сама рассказала кому-то об их отношениях? Или, что хуже, подумает, что она сама проболталась Блэку, чтобы его отвадить? И это сейчас, когда она только наладила какое-то подобие нормальных отношений, когда хитростью вытащила для себя привилегии «почти девушки» … Как же это невовремя! Но признаться придется. От этого зависит его будущее, и рисковать им она не имела права. Юнис постаралась собраться. ― Для начала, ты должен знать: я не виновата. Я всегда была осторожна, не писала в дневнике, не говорила подругам…

Ее сбивчивая речь зашла в тупик, и мысли тоже. Она отчаянно искала слабое звено в их цепочке конспирации и тайных посланий, в череде постоянно менявшихся мест свиданий… И не могла найти ничего. Но нагнетать обстановку и устраивать истерику, чего ей так хотелось, было нельзя. Еще отец учил ее, что в любой сложной ситуации нужно рассказать ему все так, как есть, и он решит все проблемы. Сейчас нужно было сделать то же самое, только не с ним.

― Я сегодня виделась с Блэком, ― неохотно призналась она. Всего лишь недавно она убеждала Эвана, что мальчишка для нее ничего не значит, и вдруг бегает к нему на свидания… Представив, как это может выглядеть с его стороны, Юнис поспешила оправдаться: ― Он очень просил, просто завалил меня письмами. Я хотела предупредить тебя, но решила, что лучше сначала узнать, что ему нужно, а уж потом…

Юнис замолчала. Она и пришла с информацией, да только не с той, с которой планировала. Хотя и сделать она ничего не могла, чтобы предотвратить надвигавшуюся беду. Если бы она отказалась от этого свидания, то ничего бы не узнала, не предупредила бы Эвана… Сомнительная польза, но лучше, чем вовсе никакой.

― По-моему, он знает. ― Слова эти дались тяжело. Юнис уставилась на свой ноготок, ковырявший столешницу, старательно пряча взгляд. ― Знает о нас. Ну… Про тебя и меня. Понимаешь?

Юнис отчаянно желала, чтобы он обнял ее, развеял подозрения, сказал, что ей просто показалось, ведь это просто невозможно – они так старательно скрывали ото всех даже самые невинные прогулки! Но что-то подсказывало ей, что этого не случится.

+2

3

После той пасмурной встречи они еще пару раз виделись. Сначала Эван пригласил ее в меру приличное место, чтобы понять, все ли с мисс Сэлвин в порядке, а уже потом вновь вернулся к предыдущей схеме встреч и их наполненности. Сказать, что его отношение к Юнис как-то изменилось нельзя было, былая вспышка ревности как-то улеглась в своей интенсивности и превратилась скорее в чувство превосходства над Блэком не более. Юнис же все так же как и была прежде оставалась приятной компанией для разбавления скучного вечера, а когда она не пыталась играть роль болтливой подружки то и вовсе была почти идеальна.

Размышляя над природой их отношений, Эван с трудом мог ее понять. Юнис ему была симпатична, с ней было приятно проводить время. В то же время его несколько угнетало ее навязчивое стремление казаться ему удобной, приятной, вешаться на него по делу и без. Это и раздражало и радовало одновременно, так что Розье предпочитал встречаться пореже, чтобы одно чувство не превалировало над другим. И знаете, это выходило не дурно.

Эту встречу назначил не он, но Юнис отправила послание, что им необходимо встретиться. Что ж, он не откидывал возможности того, что все могло пойти по известному месту по легкому мановению еще одного человека в их непутевом сговоре. Рэгулус Блэк был слабым мальчишкой в глазах Розье, не достойным доверия. И все же Эван надеялся, что тот сможет держать язык за зубами — ведь во многом он был центральной фигурой всей произошедшей сцены. И все же, что-то в послании Юнис навело на мысль, что проблема вполне может придти от туда, от куда ее Розье совсем не ждет.

Молодой человек пришел раньше назначенного и заказал крепкий кофе, смакуя его он со скукой поглядывал по сторонам, хотя увидеть что-либо, или даже кого-либо, было не так уж и просто. Когда мисс Сэлвин возникла перед ним, он уже успел заскучать, а потом явлению девушки вполне искренне улыбнулся.

На сколько плохие? — Точно так же без приветствия включился Розье в разговор, нахмурив одну бровь и глянул на девушку в упор, провожая взглядом ее перемещения на диван, а потом и за движением ее головы. Тот факт, что порой Юнис могла быть достаточно артистично-драматичной его даже радовал, но не в этот раз. Он был нетерпелив. — Так что произошло?

Не виновата в чем, Юнис? — Она не объясняла, лишь оттягивала момент! Это несколько раздражало, нетерпение начинало наполнять его, но Розье сдерживался, продолжая сверлить ее взглядом. Но та замолчала, явно потерявшись в своих мыслях. В этот момент можно было даже решить, что вот она идеальная чистокровная жена — в меру сообразительная и совершенно не амбициозная, забитая, готовая рожать чистокровных детишек, любить мужа и все ему прощать. Если бы Эван действительно желал себе что-то подобного, то отвадил бы уже Блэка и благополучно прибрал Юнис к рукам.

Хорошо, продолжай, — умело подбодрил Эван свою пассию и дал ей возможность выговориться, смягчил выражение своего лица и попытался унять волнение и нетерпение. Выходило не дурно. — И что же ему было нужно? — Ревность и правда прошла, самодовольство почти вылезло ему на лицо, но Эван сдержался и участливо глянул на взволновавшуюся Юнис. Девочка была готова сказать что угодно, лишь бы он на нее не злился. И он не злился.

Что он знает? — Игры в молчанку от лица мисс Сэлвин начинали надоедать, так что форсируя события, Эван взял ее ладошку в свою руку и чуть сжал, всеми мыслимыми и немыслимыми путями пытаясь поскорее добиться правды, что она так мило пыталась выложить на блюдце с голубой каемочкой. А потом она это сказала, Эван руки ее не выпустил, но явно призадумался. Взгляд его стал отстраненным, хотя он и продолжал смотреть в лицо девушки.

И что именно он знает? Что мы с тобой хорошие друзья, что встретились однажды в Хогсмиде, а потом еще пару раз в приличном обществе? — Мысль пришла ему в голову и он пододвинулся ближе, чуть склонив голову на бок глянул на девушку. Ее так просто было убедить, задать ей нужные мысли и сказать, как с легкостью избавиться от подозрений и глупых домыслов людей. — Если он даже что-то думает или считает, что уже знает, это не важно. Он мальчишка, которому не везет с невестой — не потому, что ты плохая, нет, а потому что он слишком еще ребенок. — Эван наклонился и едва-едва прикоснулся губами к скуле Сэлвин, пытаясь отвлечь ее от мыслей и взглянуть на ситуацию под другим углом. Сейчас он убедит ее в этом, а потом при необходимости встретится с глазу на глаз с Блэком и все ему доходчиво объяснит.

Если вдруг он будет еще что-то подозревать или говорить, скажи ему, что мы друзья. Скажем так, ты иногда захаживаешь к любимому дяде, а я по его просьбе порой помогаю тебе с какими-нибудь глупыми мелочами. — Это решение казалось идеальным, ведь как удачно быть друзьями в глазах общественности! Даже в глазах Блэка! Эван улыбнулся своим мыслям.

0

4

Не везет с невестой? Юнн едва не захотела пихнуть его ногой под столом. Эван, конечно, внес уточнения, но у нее все-таки остались некоторые сомнения, почему он сказал именно это. Слишком еще ребенок… Интересно, а на нее Эван смотрит так же? Вроде и милая зверушка, но слишком еще маленькая, чтобы что-то соображать? Юнис на миг задалась вопросом, как же он делит их на «еще детей» и «уже не детей». Слишком удобная выходила схема: Блэк достаточно взрослый, чтобы сделать то, что сделал, она достаточно взрослая, чтобы помочь им отмазаться, но оба они еще слишком дети, чтобы воспринимать их всерьез. Хитро, но не слишком ли опасно? Юнис считала, что ее Эван слегка недооценивает. Что, если они оба недооценивали этого мальчика – слишком ребенка, чтобы представлять серьезную угрозу?

― Ну да. Я скажу ему, что ты любезно помогаешь мне расстегивать лифчик дважды в неделю, ― нервно хихикнула она, даже не представляя, какое хоть мало-мальски достойное оправдание их общению тут можно придумать. Эван, кажется, упускал из виду множество более логичных вариантов, к кому она могла бы обратиться в случае такой нужды. ― Если не забыл, у меня брат в министерстве. Не говоря уже об отце, об однокурсниках. Да и, боюсь, к нему попала немного более… интересная информация.

Слово «интересная» нельзя было считать полностью уместным в данной ситуации. Юнис помнила вплоть до фраз, что рассказал Блэку-младшему его несносный старший брат, и прекрасно понимала, что спихнуть все на дружеские жесты уже не получится.

― Его брат кое-что видел. Не знаю точно, как именно, но… ― Говорить напрямую стало вдруг как-то неловко. Даже странно, как легко было делать то, о чем шел разговор, и как ужасно стыдно это произносить. Юнн пожевала губу, краснея и озираясь по сторонам. Смешно, но вдруг именно здесь ей стало не все равно, что о ней подумают. И где была эта скромность раньше? Может, она и не попалась бы в эту ловушку, если бы защитный механизм сработал вовремя. Еще раз оглянувшись, она все-таки решилась и заговорила шепотом, прямо ему в ухо, будто признаваясь в чем-то ужасном: ― Он видел, как мы целуемся. Вряд ли такое можно будет списать на жест чисто дружеской помощи.

Смотреть ему в глаза было невыносимо. Снова этот нечитаемый взгляд, снова невозможно понять, что он думает, как реагирует на ситуацию… Юнис бы много отдала, чтобы залезть в его мысли. Или, все-таки, нет? Что-то подсказывало, что, узнай она, о чем на самом деле думает ее возлюбленный, все ее мечты тотчас же обратились бы в пепел. Но одно ей хотелось понять точно: скрывает ли он что-то только потому, что следит за собой и не хочет ранить ее чувства, или есть иная причина.

― Только не молчи, ― попросила она, собравшись с духом. Ее тяготило молчание, непонимание, что теперь делать и как быть. Да и как быть она, в самом-то крайнем случае, знала – собирать вещи из дома, не попадаться на глаза общественности годок-другой, забыть обо всех прежних планах и жить своей жизнью. Юнис могла бы пойти жить к брату или подругам, найти работу, завести щенка… Даже не так уж плохо. Если, конечно, ее не заберут в Азкабан на много лет за дачу ложных показаний в таком жутком деле. Она украдкой посмотрела на Эвана, и ей на миг стало не по себе.

А ведь он помог с убийством той девочки. Юнн толком ее не помнила, да и вспоминать прежде не хотела, но сейчас ее образ отчего-то встал перед глазами. Совершенно невинное с виду создание, прямо как… как… как она сама. Если он способен помочь другому с таким деянием, то на что способен он сам без посторонней помощи?

Да нет, что за глупости. Не стал бы он причинять ей вред. Только не он. У Эвана было столько шансов – они много времени проводили наедине, там, где никто не стал бы искать ее, да и об их знакомстве даже прежде никто не знал. Ни мотива, ни места, ни смысла. Всего одно заклинание или капля яда на пирожное – и проблема исчерпана. Раз уж он этого не сделал – стало быть, она что-то для него значит. Может, он просто сам не знает, что именно? Не может навесить какой-то ярлык на их отношения? Юнис стала медленно успокаиваться. Им всем просто нужно время, чтобы разобраться в себе. Тогда станет проще. Просто немного подождать.

― Только скажи, что не винишь в этом меня, прошу. ― Вот, что на самом деле ее волновало. Юнис пережила бы все, но только не осуждение с его стороны. Пошатнись ее мечта о светлом совместном будущем хоть на мгновение – и пропала бы какая-то прекрасная идея, стали бы бессмысленными все усилия по ее достижению, а ведь именно это наполняло жизнь Юнис каким-то духовным смыслом. ― Скажи, и если хочешь, я сама спущу с лестницы его, чтобы прекратить весь этот ужас.

+1

5

Эван искренне рассмеялся на ее весьма колкий, но в то же время злободневный ответ. Это было забавно и в то же время столь точно, что даже как-то возразить было нечего. Да он и не хотел, вместо этого положил ладонь ей на коленку и весьма по-свойски ее сжал и погладил, явно намекая на то, что с этим то уж он точно справляется хорошо.

Всегда можно что-нибудь придумать, не волнуйся, — после ее шутки он и вовсе перестал воспринимать происходящее всерьез, приняв переживания впечатлительной Юнис за очередную девичью блажь. Мало ли почему именно с ним она общалась по тому или иному вопросу? Мало ли, что ее дядя мог ему поручить? В конце-то концов, мало ли, чем он мог заинтересовать юную леди — быть может интересным взглядом на современную политику? Не все же только о постели думать, верно? Ну, в реальном мире. Но Юнис его совсем скоро разубедит в этом наивном предположение и собьет всю игривую спесь с молодого Розье.

Сириус?! — Эван выпрямился и странно глянул на девушку. Тот факт, что Сириус общается с семьей был каким-то нереальным в мире Розье. Все это было по его лицу, конечно же. Но беспокоило больше не это, а то, о чем упомянула дальше Юнис. Их видели и не просто вместе, мило общаясь, что можно было прикрыть «дядюшкиным желанием», но куда более интересное общение.

Эван хмурился, пытаясь обдумать новую информацию. С одной стороны, он вполне мог как-либо откреститься от произошедшего — в конце концов, он же не знал, что она помолвлена! Вполне можно играть эту позицию и дальше, но есть ли смысл? С другой стороны он вполне мог закончить с Юнис общение, не давать общественности раздуть ситуацию до неслыханных размеров, но что сама Юнис? Когда он не сможет ее контролировать? Да и расставаться с девчонкой у него не было особого желания. Одним словом он попал в ловушку.

Я не молчу, — отвечает на ее слова молодой мужчина, но именно этим он и занимается. Ситуация была с одной стороны просто — расстанься с ней и всего делов. С другой стороны от каждого решения могло случиться слишком много негативных влияний, которые вряд ли бы хоть кто-то мог бы предугадать. А что делать он не знал.

Не виню. Лучше скажи мне еще раз, что именно Блэк подозревает, что он тебе сказал и, главное, что он хочет с этой информацией делать? — Нужно было срочно решать проблему и придумать хоть какое-то более-менее приличное решение для нее. Во-первых, нужно было сохранять в секрете их аферу на троих с ложными показаниями и убийством девочки из Хогвартса. Во-вторых, Эвану было важно, чтобы никто более не прознал про его отношения с мисс Сэлвин. Это было бы неприятное недоразумение! Ну и в-третьих, его раздражала вся эта ситуация! Розье сам себя накручивал и заставлял нервничать, от чего выглядел необычайно жестко и недружелюбно. — Мы не можем позволить себе совершать необдуманные действия, лучше давай подумаем, как сможем переубедить мальчишку и одновременно заставить его молчать. Что ты знаешь о мелком засранце? Точнее даже, что он хотел от этой встречи с тобой?

По всей видимости придется и ему самому с Рэгулусом то встретиться и выяснить у Блэка все из первых уст, как говорится. Что-бы успокоить Юнис, Эван накрыл своей ладонью ее, в ожидание ответа девушки.

+2

6

Вопросы, вопросы, целый шквал вопросов, которые Юнн и сама задавала себе уже несколько часов и не могла найти ответа. И почему она не могла родиться какой-нибудь пастушкой и мирно пасти овечек на английских лугах и мечтать о большой любви? Мерлин, сколько же проблем от таких невинных с виду вещей – поцелуев, объятий, свиданий. Если бы знать раньше… Хотя… Что бы это изменило? Она не стала бы встречаться и влюбляться? Совсем заперлась бы в комнате, не выходила из дома и жила с одними домовиками и мамочкой? Нет, конечно. Но почему-то простые вещи, доступные многим без всяких штрафных санкций, стоили ей целой кучи нервов. Юнис вздохнула и закатила глаза.

― Он сам толком не понял, что слышал, но… смысл примерно такой: его мерзкий братишка видел, как мы целуемся. Шел ливень, так что, видимо, это было недавно. ― Погода начала портиться всего лишь дней десять как, осень не слишком спешила. Может, это был тот поганый вечер неделю назад, когда они чуть не переругались напрочь и в попытках примирения чмокнулись на улице? Юнис поспешила поделиться этим предположением: ― Я думала, может… Тогда, в парке? Ну, ты понимаешь.

Она потерла висок ладошкой, чтобы хоть немного расслабиться и унять головную боль. Вся эта ситуация бурлила в голове бесконечной массой предположений и гипотез, которые она не могла ни опровергнуть, ни чем-то подтвердить. Если бы расспросить Блэка хорошенько… Но какие там расспросы! Только одни обвинения, какие-то детские требования. Ревнивый ребенок, у которого отняли ненужную ему игрушку – не более.

― Он был нервный. Знаешь, трясущиеся руки, синяки под глазами. Уж не знаю, что он хочет делать с информацией, но с виду ему бы сходить в Мунго и проверить нервишки, ― пробурчала она раздраженно, отчего тут же почувствовала себя виноватой. И перед Блэком, которого не совсем заслуженно окрестила про себя умалишенным, и перед Эваном, который явно не ворчания на других мужчин ожидал на свидании. ― Честно сказать, он меня пугает. Его старший брат, конечно, охламон и дуралей, но он…

Юнис задумалась. Как описать свои ощущения? Она толком не знала, но было в этом мальчике что-то иное, потустороннее, чужое. Какая-то неприветливая мрачность. Не как у его матери, миссис Блэк, которая была классически строгой, не как у мрачноватого и задумчивого отца. Какое-то тихое безумие, вырывающееся из берегов постепенно, капля за каплей.

― Не знаю, как объяснить. Нервный, беспокойный. ― Вдруг в голову ей пришла мысль. А что, если это просто последствия того, что он сделал? Все-таки, не всем приходится убивать одноклассниц в его возрасте. Ей в семнадцать приходилось только пить чай и вышивать салфетки. Или она снова путала причину и следствие? Что, если он этого на самом деле хотел и проявил таким образом свою натуру, которую прежде скрывал в тени? Ей стало еще страшнее. ― Мне даже на допросе было спокойнее, чем с ним рядом в кафе. Мерлин, а ведь мама считает его хорошим мальчиком и достойной парой…

Информация явно попала в неправильные руки. Нужно было срочно придумать что-нибудь. Рассказать матери о своих подозрениях, что малыш Блэк – чокнутый? И речи быть не может. Матери подойдет любой, лишь бы с правильной фамилией. К кому еще кинуться? Сейчас Эван казался ей единственным спасением от пучины кошмаров, которая медленно подбиралась к безопасному островку, где она прежде жила.

― Я даже не знаю, чего боюсь больше. Вдруг он теперь и меня прикончит? Когда я уходила, у него был такой болезненный взгляд… ― Юнн вцепилась Эвану в руку, будто прося о какой-нибудь помощи. Глупо. Что он мог сделать? Похитить ее и держать у себя дома в тайне от всех? ― Но он ведь может и рассказать о нас моим родителям. Тогда мы больше не увидимся.

От злости и отчаяния она стукнула кулачком о стол так, что на нем заплясала вазочка с мороженым. Что лучше? Оказаться в могиле, как мисс Макмиллан, или быть навсегда разлученной с любимым? Одно другого не лучше.

― Я не хочу расставаться, не хочу, чтобы нас всех упекли в тюрьму… Но я не вижу никакого выхода, Эван. Что нам делать? ― Голос ее в миг сделался таким трепещущим, что могло показаться, будто она скоро заплачет, но это было вовсе не так. Ее сжирала ярость из-за того, что она была совершенно беспомощна, вынуждена сваливать очередную проблему на своего возлюбленного, для которого так хотела быть отдушиной и светом. ― Прости, что все снова свалилось на тебя, но я просто не знаю, к кому еще бежать.

+1

7

Может и не понял, но явно вопросы начал задавать верные, — задумчиво ответил Эван, глянув на девушку. Та то ли пыталась Блэка выгородить, то ли напротив, этого пока Розье понять не мог. Но и правда, он и сам был виноват в том, что их кто-то заметил. В ту встречу все шло как-то не так, он сначала был на нее от чего-то зол, потом вдруг решил загладить свою вину и итогом стал тот факт, что их якобы кто-то видел. Но было ли это взаправду или же нет, итог то все равно был один — все это может всплыть наружу. А этого, Розье, не очень то хотел. И дело не только в его отношениях с Юнис, тут то скрепя сердцем он бы еще пережил, но сейчас все столь переплетено и с Блэком, и с обманом, и с убийством. Того и глядишь, кто-то из этих троих точно станет слабым звеном.

Это уже не важно, когда и где. Сейчас другой вопрос, что с этим делать. Точнее, что делать с Блэком, что-бы тот молчал и, желательно, не шевелился даже и не вызывал подозрений. — Легко сказать, да? На плечи Розье упали обязательства не только за свою безопасность, но и тайну Лорда. Зря они все же решили, что младший Блэк достоин метки и места в приспешников Лорда. Блэк оказался еще совсем ребенком, неуравновешенным, глупым, опасным даже для всей их кампании. Эван сожалел, что именно он был тем, кто «направил» Блэка по данной дорожке.

Хорошо, если он вдруг еще раз решит, что хочет встретиться с тобой — скажись больной. Я постараюсь узнать что и как, поговорю с ним, по крайней мере попытаюсь. — Поджав губы, он нахмурился. В первую очередь он должен перекинуться парой слов с кое-кем из приближенных Лорда, доложить обстановку относительно Блэка, в конце концов что бы там ни было, а глупые самостоятельные решения Розье явно себе принять позволить не мог.

Все жалобы по поводу Блэка от юной Сэлвин, Эван пропускал мимо ушей. Люби он ее по настоящему, быть может в нем и взыграла бы прежняя ревность, но сейчас он думал лишь о том, чтобы ничего лишнего не вылезло на ружу и не достигло ушей авроров.

Не прикончит, — понизив голос и в конце концов обратив все свое внимание на Юнис, ответил Розье. Он взял ее за руку, особенно не вкладывая в этот жест нежность или же заботу, но что-то сродни поддержки, потому что так было нужно. — Не встречайся с ним наедине, если вдруг родители захотят устроить встречу, то это явно произойдет не раньше Рождественских каникул. А до этого прикинься больной, расскажи матери, что плохо себя чувствуешь, если вдруг Блэк вновь решит замаячить на горизонте. Ну а если мальчишка в действительности решится что-то рассказать — отнекивайся, сваливай все на его подростковые неудержимые фантазии и гормоны. В конце концов мы всегда вели себя более чем официально в глазах общественности, один голос, тем более такого как Блэк, ничего не сделает.

Кого он пытался убедить в большей степени? Себя или все же Юнис? Но Розье в это верил и считал Блэка лишь мелкой истеричкой, которая все на свете может испортить. Ох, и не прав же был Темный Лорд, когда решил найти в лице Регулуса еще одного последователя. Иногда чистокровная фамилия и древняя кровь ровным счетом ничего не значат, взгляните хотя бы на родного брата Регулуса.

Напоследок он обнял ее, понимая, что все начинает запутываться слишком сложно в тугой и необратимый пучок. Быть может ему стоило с ней расстаться? Он мог бы даже обставить все это как вынужденные меры, пообещать, что все наладится. Но нет, это была роскошь в данной ситуации — он должен держать и Юнис, и Регулуса подле себя, не ослаблять хватки и следить, чтобы дети ничего не натворили.

Не переживай, я сделаю все, ради тебя, — соврал Розье и подняв подбородок Сэлвин, тут же ее поцеловал. Язык его скользнул по губам девушки, но поцелуй вышел вполне себе невинным для данного места и обстановки. И потом так же неожиданно он ее и отпустил. — Иди домой, будь осторожна в словах с родителями. Не подавай вида, что что-то произошло. Не пиши мне пока, я сам с тобой свяжусь. К слову, через пару недель будет прием, мы встретимся там, если другой возможности не подвернется. — Еще один быстрый, откупающий поцелуй и в меру приятная улыбка на губах, когда он смотрел на прощание на мисс Сэлвин.

+1

8

― Даже не шевелился? ― нервно хихикнула она. ― Тогда, пожалуй, я знаю, что с ним делать. А ты уж тем более.

Этот шаг казался столь же необходимым, сколь и жутким. Снова какой-нибудь несчастный случай, простое стечение обстоятельств – и Юнн была бы абсолютно свободна. Траурный чепец, конечно, ей был не к лицу, но то было меньшее из зол. Правда, боец, а уж тем более – убийца из нее никудышный, нечего даже и думать. А вот кто-нибудь другой, более умелый и разумный, мог бы и оказать ей эту услугу. Может, попросить брата? Сможет он ради нее кого-нибудь убить, если будет нужно? Вряд ли, он-то заделался недавно в пацифисты и теперь вел тихое существование где-то в Лондоне, почти не контактируя с семьей.

― Больной? А это не слишком подозрительно? ― Юнис сомневалась, что долго сможет вот так проболеть. Разве что и впрямь походить без шарфа и подхватить простуду… Но мать в момент решит проблему парой зелий. Разыграть головные боли и неизвестную науке хворь? На пару недель ее хватит, а вот после… Но ничего, кроме как довериться Эвану и его суждениям, не оставалось. Еще одна такая встреча может и стоить им всем свободы. ― Пожалуй, я могла бы, но не слишком долго.

Впрочем, Регулус просто ребенок. За пару недель все его суждения могут измениться, если хорошенько подтолкнуть его в нужную сторону. Юнис уже профукала все шансы стать к нему поближе и как-то управлять его мнениями, но вот старший товарищ… Он вполне мог и справиться с этой задачей. Юнн закусила губу. Нужно было слушать матушку и втираться к мальчику в доверие. Имей она на него хоть минимальное влияние – сейчас не оказалась бы в такой ситуации. Может, наоборот с ним подружиться? Притвориться смирившейся, принявшей свою долю. Разыграть симпатию, в конце-то концов, усыпить бдительность, и что-нибудь придумать. Юнис тряхнула головой. И когда она успела стать интриганкой? Куда вообще ведут ее эти закулисные романы? Все шло к тому, что она переставала узнавать саму себя. Будто в ее голову подсадили какую-то другую женщину, более находчивую и самостоятельную, но и более… злую? Неприятную? Она и сама не знала, как охарактеризовать эту чужую сущность.

― Я попробую, конечно. Но я не слишком хорошая артистка, долго морочить ему голову у меня не выйдет. И мать сразу же раскусит. ― Юнис задумалась. Может, рассказать матери как есть? Это, возможно, меньшее из зол. Она станет орать и причитать, здесь ничего не попишешь, но, чтобы не позориться и не допускать неприятных слухов, сделает все, что сможет. Подключит отца, выдумает любой способ сохранить лицо. Но только вот участия отца-то Юнис хотела меньше всего. Уж лучше оказаться еще одной девочкой, разбившей голову на лестнице, чем признаться ему во всем, что сделала. Если отец перестанет смотреть на нее с любовью и гордостью, то… Нет. Об этом она не хотела даже думать. ― Придумай что-нибудь поскорее, прошу. На пару недель меня хватит, но не дольше.

Она уже начинала сомневаться в его словах, но что еще оставалось? Юнн сама загнала себя в угол. Будь она одна у себя в постели, она оценила бы этот парадокс: у ее возлюбленного на нее времени нет, а единственный, кто нашел бы время, вызывал в ней страх и легкую неприязнь. Чего вообще не хватало Блэку, чтобы он мог ей понравиться? Головы роста, немного возраста, немного обаяния… Может, было бы не так уж и плохо. Тогда бы она выходила замуж за парня, которого трясет от необходимости делить с кем-то ее внимание. Но об этом нужно было думать до того, как стала встречаться с другим.

― Что ж, ладно. У меня тоже есть планы на вечер, ― Юнис изо всех сил постаралась не показать разочарования. Она выкроила несколько часов на эту встречу, соврала матери, предупредила подружек, а он вот так прямо намекает, что ей пора. Сцепив зубы, она выдавила из себя самую милую из улыбочек. Что ж, раз Эван не намерен посвящать ей остаток вечера – пусть, не выпрашивать же. Да и с нее хватит на сегодня свиданий. Она привстала, чмокая его куда-то в район губ, и, расправив подол, вышла из-за стола. ― Знаю, ты все сделаешь как надо.

Отойдя на достаточное расстояние, чтобы он даже перемены в лице не заметил, Юнис разжала кулачок и боязливо и как-то злорадно подумала: «ведь речь идет о себе любимом». Она очень надеялась, что эта мысль останется тайной, но сомнения в его расположении и мотивах поступков уже поселились где-то в глубине души. В самом темном ее уголке.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Tumblr-смайлы:


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Мир магии и волшебства » Allow Me to be Your Humble Servant [29.10.1978. Лондон]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC