лучший пост от Сириуса Блэка
"Что за чёрт? Мои зеркальные чары должны были отвадить отсюда всех любопытных магглов!"
Да. Сириус учёл тот факт, что магглы могли спокойно появиться на поляне, а потому наложил заклинание на это место. Вот только кое-чего он всё же не мог предугадать. Волшебник без каких-либо проблем мог пройти сквозь них, а человек, который появился перед ними спустя всего лишь минуту, являлся волшебником. Очень. Мать его. Знакомым Блэку волшебником. читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Был бы повод... [Лютный переулок, квартира 02.10.1978]


Был бы повод... [Лютный переулок, квартира 02.10.1978]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Был бы повод...

...

https://thumbs.gfycat.com/BlaringHappygoluckyAfricanjacana-small.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

Лютный переулок, квартира Фенвика. 2 октября 1978 года

Cynthia Fenwick, Benjamin Fenwick

Бывшая жена Бена никогда о нем не забывала, и ему не давала себя забыть. Но на этот раз для встречи есть повод посерьезнее, чем недоплаченные алименты.

+1

2

    Сбежать из лавки в разгар рабочего времени, чтобы позвонить домой и убедиться, что с бабушкой и Робином всё в порядке, теперь казалось нормальным явлением для Синтии. Она никогда не устанет придумывать очередные отмазки для владельца, если он заметит, что магазин некоторое время был закрыт. Но сегодня она не собиралась возвращаться в лавку. Нет, не сегодня. Синтию до сих пор изрядно трясло, и она не решалась выйти из телефонной будки, всё ещё сжимая трубку таксофона, из которой доносили короткие гудки. Девушка даже трижды перезвонила домой и после заверения бабушки, что не стоит переживать по пустякам, всё-таки немного успокоилась.

    Слегка пошатываясь и держась за стены домов, Фенвик вернулась в Дырявый котёл, служивший границей между двумя мирами. Она до сих пор не могла решить, к какому же из них она сама принадлежит. Изо дня в день она металась между ними, пытаясь сохранять баланс магии в её жизни. На деле это оказалось намного сложнее, чем ей представлялось, когда Синтия сделала рискованный шаг и перебралась с ребёнком в немагический Лондон, буквально отрезав себя от всего волшебного. Но продержалась она не долго. Она уже не мыслила своей жизни без взмахов палочки и изготовления зелий, но её сыну было опасно возвращаться в среду обитания своих родителей. А ради Робина девушка готова была пожертвовать всем. И на данный момент этой жертвой могла стать стабильная работа в лавке Боргин и Бёркс. Волшебница сбежала с рабочего места, чтобы сделать звонок домой, а сейчас отсиживалась в Дырявом котле, пялясь в стакан с горной водой. Она сидела и не знала, что ей делать. У неё до сих пор перед глазами стояло лицо неизвестного ей колдуна, который полчаса назад зашёл к ней в магазин. Синтию не напугать скверного вида мужчинами, у которых кожа была вся в язвах, а пахло от них так, что навозная яма могла показаться ароматной ванной с лепестками роз на их фоне. Но не этот. Этот посетитель, может, и выглядел, как все остальные волшебники, ошивающиеся в районе Лютного переулка, но говорил он о совершенно других вещах. Никто и никогда прежде не обращался к Синтии по имени и уж тем более не упоминал, что знает о её ребёнке, живущем в совсем отличном от его происхождении месте.

     Так и не притронувшись к напитку, девушка вышла из бара, позволяя своим ногам самим нести её. Медленно и нетвёрдо ступая по мостовой, Синтия направлялась в единственное место в этом волшебном мире, где хоть кому-то было до неё дело. Пускай они с Беном уже давно расстались, но общение никто из них не прекращал. Он был единственным, к кому она могла обратиться за помощью и кто точно не мог послать её куда подальше.

   «Он работает в Министерстве. Он знает, что делать. Он найдёт этого язвенного урода. Он защитит нас,» - как мантру повторяла волшебница, поднимаясь по ступенькам в квартиру, в которой она сама когда-то жила. Она не спрашивала себя, дома ли её бывший муж, она лишь пыталась унять леденящую дрожь, которая пронизывала всё её тело. И вот занеся руку, чтобы постучать, Синтия на секунду замешкалась. Она не знала, правильно ли поступила, придя сюда и не вернувшись домой. Возможно, ей следовало сесть на трамвай и уехать домой, чтобы там ни на шаг не отходить от Робина. Может, кому-то могло показаться, что Синтия – чокнутая мамаша, но спрашивается – разве это безумие, когда мать хочет защитить своего ребёнка от смерти? Найдя в себе силы, Фенвик постучалась. Дверь распахнулась почти моментально, а за неё стоял Бенджамин. Выдохнув от радости, что он оказался дома, волшебница молча переступила порог, не дожидаясь, когда её пригласят. Хотя если подумать, то ей никогда не требовалось приглашение в эту квартиру. Было даже редкостью, что она постучалась прежде, чем ворвалась внутрь, как гарпия, желающая уничтожить Фенвика.

    - Нам надо поговорить, - очень строго и почти не дыша выпалила девушка, уставившись на Бена. - Я не знаю, кто это был. Но в лавку только что приходил какой-то волшебник и угрожал нам с Робином, - Синтия решила, что не будет ходить вокруг да около и заламывать руки от страха быть не понятой. Удивительно, но рядом с Бенджамином она почувствовала себя намного лучше. Мертвенная бледность с лица исчезла, а каждое последующее слово звучало намного увереннее. – Мне нужны деньги. Мы с Робином уезжаем из Англии, и я тебе не скажу куда, на тот случай если .. – она запнулась. Кажется, девушка и так сказала то, чего не хотела и о чем даже боялась подумать. Вся эта политическая ситуация изо дня в день выбивала Синтию из колеи. По всей стране прокатились волнения, связанные с исчезновением тех или иных волшебников, а читая в маггловских газетах о страшных убийствах недалеко от Лондона, она всеми силами молилась, чтобы это никак не было связано с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Ведь это означало, что и ей с Робином грозит реальная опасность, от которой невозможно было спрятаться в Лондоне.

+2

3

― И тебе не хворать, ― ответил Бен, почесывая затылок и пропуская разъяренную фурию в квартиру.

Не то, чтобы он и правда собирался с ней пообщаться… Но останавливать женщину в таком состоянии было бы как-то неправильно. Даже опасно, на его взгляд. Что же ее так взбесило? Вроде бы, он не так давно высылал в Гринготтс чек. Или не высылал? Впрочем, дело, скорее всего, не в этом. Вежливость никогда не была коронным навыком его бывшей жены, но сегодня что-то ее всерьез раздраконило. Или испугало? За годы, проведенные вместе, а точнее – на работе для него и дома для нее, Бен так и не научился различать оттенки ее настроений.

― Угрожал, говоришь? ― бездумно повторил он, зевая и растирая заспанную физиономию.

Не лучшее начало разговора именно этим утром. Накануне он серьезно напился в «Котле» и единственное, чего он хотел, это антипохмельного отвара и еще немного сна. Синтия, как водится, устремлений его не разделяла. В голове гудело, отчаянно хотелось пить, а лучше – выпить, да и сам вид его совершенно не располагал к серьезным разговорам. Драные пижамные штаны, футболка с пятном на плече, растрепанные волосы и бессмысленный взгляд никак не выдавали в нем человека, способного к решению серьезных проблем. Каких-либо проблем вообще, кроме жажды, если быть совсем уж честным.

― Такой разговор славно бы пошел под бокал виски. Или хотя бы под банку пива. Ты, часом, не…

Договорить фразу не удалось.

Конечно, Синтия пива ему не принесла, спрашивать было бесполезно, но вот смысл ее слов постепенно начал до Бена доходить. Не полностью, не сразу, не до конца, но все-таки… И смысл этот явно ему не нравился. Кто бы ни был человек, решившийся средь бела дня угрожать женщине в магазине, он явно был как-нибудь связан с последними событиями. Только вот с какими? Девочка Селвин бесследно пропала. Что, если она попалась аврорам и сдала его с потрохами и всеми темными делишками? Или к Синтии зашел кто-нибудь из толпы, ждущей от него возврата карточных долгов? Что ж, без его маленькой квартирантки ждать денег что жене, что кредиторам придется долго. Премиальные все урезали, торговля запрещенным как-то не шла. Но для начала стоило выяснить у бывшей, кто именно приходил и что именно ей сказал. Только выяснять стоило осторожно, чтобы не получить очередной нагоняй за темные делишки и за то, что никчемный пьяница и неудачник снова подставил под удар святую женщину с младенцем. Спроси прямо о предмете угроз – и Синтия моментально догадается, что вскоре можно ждать следующего визита страшных людей.

― Для начала… Давай-ка успокоимся, ― примирительно произнес он, прерывая ее душные речи. ― Чтобы разобраться с проблемой, нужно ее понять. А чтобы понять проблему – нужны подробности. Может, расскажешь, что произошло?

Стараться сохранять чинную и благородную мину в таком состоянии было нелегко. Да что там, даже поддерживать себя в вертикальном положении было непросто! Однако жену – бывшую жену, нельзя было забывать об этом! – ничего из этого не заботило. Бен даже позволил себе минутку пространных размышлений. Что происходит с женщинами на почве материнства? Подумать только, стоило какому-то засранцу навестить ее в магазине и что-то сказать, как Син-Син тут же решила, что весь мир ополчился против ее невинного дитя. Их дитя, об этом тоже следовало помнить. Но Бен периодами забывал.

― Погоди-ка. То есть как это – уедем? ― Бен замотал головой, чтобы хоть немного отрезветь и понять, какого черта происходит в его жизни. ― Ты не можешь вывезти Робина из страны без моего разрешения. А я… Я не разрешаю.

Бен понимал, что несет какую-то чушь и вообще имеет в решении этого вопроса лишь совещательный голос, а никак не решающий, но… Черт подери! Мало ли, сколько и как часто он платит сыну, все-таки, он отец, и его права собирались попрать самым что ни на есть наглым образом. Разумеется, они с сыном не так уж часто общались, если вообще общались с тех пор, как Синтия ушла от него… Бен не покупал сыну подарков, не учил кататься на велике и обращаться с девчонками, не водил в зоопарк и на карусели, но… Но ведь собирался же! Не сейчас, конечно… Но когда-нибудь… Через пару-тройку лет, когда мальчик – даже в мыслях называть его по имени было как-то странно – станет постарше…

― Не знаю, что ты задумала, но прекрати эту истерику. С чего ты вообще взяла, что этот кто-то собирается навредить именно ему? Из нас двоих я бы непременно выбрал объектом уничтожения себя, а для тебя это было бы даже удачным исходом. Получали бы министерские подачки за потерю папаши, ― пробурчал Бен, глазами ища стакан на захламленной кухне.

Что бы там ни удумала Синтия, увозить Робина непонятно куда Бен позволять не собирался. Конечно, его хмельной и дремлющий разум и выхода, как быть, придумать не мог, но решение принял твердое. Оставалась лишь пара сопутствующих проблем: сообразить, как он собирается воспитывать едва знакомого мальчика, если его мать решит сбежать одна, и понять, кто будет сидеть с этим самым мальчиком, пока Бен придумывает способы его прокормить. Фенвик ощутил резкую нехватку квартирантки. Ребенка с ребенком, конечно, сидеть не оставишь, но Элис могла бы хотя бы принести горе-папаше водички конкретно сейчас. Без нее в доме только разрастался бардак, происхождение которого для Бена было одной из тайн мироздания.

― В любом случае, ― ответ нашелся внезапно, словно кто-то умный и хитрый нашептал его прямо Бену в ухо, ― ничего не выйдет. Даже если бы я хотел – а я не хочу – дать тебе денег, у меня их нет.

В подтверждение своих слов, Бенджамин вытащил бумажник из кармана и показал пару мелких маггловских купюр и три затертых сикля. И как он сразу не додумался до этого? А ведь Синтия, отчасти, и сама виновата в том, что источник финансов пропал из виду.

― Моя квартирантка пропала, а без нее… Сама понимаешь. В министерстве лютует Руквуд, а других источников дохода у меня нет. Тем более такого дохода, чтобы дать вам куда-то уехать и не помереть с голоду уже в пути. ― Бен пожал плечами, театрально вывернув карманы.

Впрочем, в голову ему пришла и еще одна мысль, уже не такая приятная и своевременная. Скандалить с Син ему не слишком-то хотелось, но разговор сам по себе катился к ссоре, а не спросить он не мог.

― А не ты ли выставила девчонку вон из квартиры, дорогая? ― Вопрос этот был не беспочвенным. Совсем недавно бывшая жена уже устраивала ему разнос за то, что привел в квартиру малолетнюю девицу, но Бен и подумать не мог, что бывшая жена сама лишит его дохода просто из принципа. ― Ревнуешь или завидуешь? Слишком уж неожиданно она пропала, даже вещей не забрала. Помнится, до этого вы успели… пообщаться.

Вспоминая скандал, устроенный бывшей женой по этому поводу, Бен усмехнулся, готовясь к легкому реваншу. Пусть это не вернет ему порядка в доме и стабильного дохода, но хоть моральную удовлетворенность подарит.

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Был бы повод... [Лютный переулок, квартира 02.10.1978]