лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Death Is In Love With Us [Полигон. 07.10.1978]


Death Is In Love With Us [Полигон. 07.10.1978]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Death Is In Love With Us

It's not our fault if the
Reaper
holds our hearts

http://sg.uploads.ru/MHq8P.gif http://sh.uploads.ru/yGa1U.gif http://s8.uploads.ru/MQV0g.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

7 октября 1978. Засекреченный полигон Пожирателей Смерти

Bellatrix Lestrange, Mark Greengrass

I know it hurts too much
I know that you're scared
I know you're running out of trust
Wishing you were dead

+2

2

Первые недели с меткой на руке были странными. С Марком постоянно поддерживал связь Долохов, просвещая о деятельности новых Пожирателей и оставляя задания по изучению заклятий и зелий. Конечно, делать это напрямую было опасно – почту могли проверить преподаватели с обострившейся в последнее время бдительностью, поэтому каждое письмо было крайне иносказательно и повествовало о важных событиях в жизни очередного двоюродного дедушки троюродной тетушки.
Без личных встреч с Пожирателями ситуация переставала казаться такой пугающе страшной, мозг сам пытался превратить все произошедшее в дурной сон или разыгравшееся воображение. День, когда Марк выполнил задание Темного Лорда для получения метки, представлялся в какой-то дымке, будто он был несколько лет назад. А письма Долохова хоть и были серьезными по своей сути, облачались в такую форму, что суровая реальность не представлялась во всей своей неприглядной красе. Марк просто привыкал к жизни некоего сообщества и учил новые заклинания, а где-то глубоко билась мысль, что такое спокойствие продлится недолго. 
Все же, наверное, не зря именно Долохова посылали вербовать молодежь. Его письма ложились на благодатную почву чистокровного воспитания и уверенности в их превосходстве над грязнокровками, Марк сам не понял, как стал проникаться идеями Темного Лорда и поддерживать Пожирателей не только по принуждению. Скорее, он даже не задумывался об этом, и, если бы сейчас его кто-то спросил о лояльности напрямую, Марк бы ответил, что придерживается нейтралитета с традиционными взглядами старых правильных семей, также он ответил бы и год назад. Но письма Долохова крепко въедались в память и слегка меняли направление мыслей. Марк и раньше считал, что чистокровные гораздо больше понимают в магическом мире, чем кто-либо другой, но теперь он соглашался с тем, что такие позиции нужно отстаивать и не допускать повсеместного распространения веяний о равенстве всех слоев населения. Это же опасно и угрожает стабильности и развитию всего магического сообщества. Переписка с Долоховым будто погружала в транс и представала перед глазами, как обычные беседы со знакомым.
Марк пришел в себя и вдвойне осознал серьезность татуировки на левой руке, только когда Долохов в очередном послании выразил надежду на встречу в ближайшую субботу для посещения дядюшки Дилуина, а так как никаких дядюшек с подобными именами у Марка отродясь не было, вывод напрашивался сам собой. Ожидание и отсутствие информации о цели встречи утомляли, не волноваться никак не получалось, при мыслях о возможном исходе субботнего визита в животе что-то скручивалось в тугой комок, хотелось зарыться в одеяло и не просыпаться по утрам. Марк понимал, что вряд ли его ждет нечто серьезное. Может, просто встреча с Милордом в группе с другими Пожирателями, может, знакомство со некоторыми магами из старшего состава или такими же новичками, как он. Но логические рассуждения не слишком спасали. Марк прекрасно понимал, что попал не на детский утренник, а в засекреченную незаконную организацию, в которой взрослые люди пытаются достичь общие и свои собственные цели. Никто не будет с ним нянчиться, за любой ошибкой последует наказание, и не посмотрят, что он единственный сын в роду, ведь метку он принял самостоятельно и по собственному желанию.
Суббота стала одновременно и проклятием, и спасением. Уж лучше принять любую участь, чем мучиться и придумывать лишнее. После сентябрьского происшествия Дамблдор на некоторое время запретил походы в Хогсмид, но подросткам необходимо выпускать пар хоть где-то, кроме школы, поэтому такой запрет долго продержаться просто не мог. Конечно, посещения магической деревни стали контролироваться жестче, но за вырвавшимися на свободу школьниками не так-то просто уследить, поэтому встреча с Долоховым прошла без осложнений. Он, буркнув приветствия, успешно трансгрессировал с Марком в ставку к Лорду. По крайней мере, Марк рассчитывал, что они трансгрессируют именно туда, но голые стены и аскетичная обстановка конечного пункта назначения буквально кричали об ином. Долохов бросил что-то вроде «развлекайтесь» и с хлопком растворился в воздухе. Пожалуй, Марк хотел бы услышать от Долохова что-то менее двусмысленное, понятие развлечений у них, скорее всего, сильно разнится. Да и с кем ему, собственно, предложили развлекаться?

+2

3

Черно-белая зала шахматного паркета, всего лишь одно из помещений необъятного здания, серые стены и минимум мебели. Я всегда задумывалась, зачем здесь люстра, ведь можно было обойтись и магическим светом. В одиноком безмолвии тренировочного зала она висит здесь шедевром венецианского барокко и всем своим видом символизирует отмирание нашей Прекрасной Эпохи.
Этим и невероятно бесит.
В моих планах не стояло тратить силы на сложную трансфигурацию, но так всё же проще обуздать раздражение. В первую очередь, от проигрыша - чертов сиккль упал орлом, и мне снова придется встречать новичка. От одной этой мысли хочется взвыть самыми душераздирающими нотками, предвещая глупую скукотищу, - или скучную глупость, - но тщетно. Случай не прощает пренебрежения, а уговор дороже денег, поэтому я здесь.
Взмах палочки, и старая латунная цепь вытягивается, опуская люстру на расстояние метра от пола, медленно раздваивается - и со скрипом натягиваются толстые звенья. Прозрачные слезы хрусталя обрамляют круглое сидение, в которое превратились все разом свечи и радиусы корпуса. Я сажусь и легко отталкиваюсь от пола. Вперед, назад, качь-качь, тихий звон бриллиантовых сережек. В Йоркширском поместье в парке были почти такие же качели. Только не из люстры.
Как забавно, что при каждом подходящем случае наша психика возвращается в свою зону комфорта. У этого нового мальчика она ещё там. Там где папа и мама, там где стабильность, состояние и уверенность в завтрашнем дне. Нотки сочувствия колют мое сердце каждый раз, когда мне стоит превратить эти домашние мысли в неуверенность, разочарование и злобу, но расжечь огонь Великой Идеи ещё больше и поддерживать его снова и снова, показав вкус истинной боевой магии.
Новый мальчик.
Ведь я знаю его. Видела не раз на мероприятиях не столь редких и оригинальных для нашего общества. Изумрудный студент, Марк Гринграсс, через год был бы лощенным денди на смотринах одной из наших юных нимф.
Если бы не оказался здесь.
Темному Лорду нужны новые люди, молодые перспективные, а Долохов как раз неплох в вербовке. Интересно, он уже успел окунуть новобранца с оборотничье дерьмо или понадеялся, что это сделаю я? А у меня ведь совсем другие методы...
Качь-качь, откидываюсь назад, запрокидывая шею, и кончики волос скользят по самому камню. А раньше я любила качаться колесом, чтобы голова кружилась весь день. Вперед-назад.
Останавливаюсь и снова отталкиваюсь, но резко вправо, чтобы закрутить над головой цепи. Я ощущаю грядущее присутствие.
Кто-то идет.
Сильнее и сильнее скручиваются надо мной латунная спирать, скрепя своими звеньями для того, чтобы соединиться с магическим импульсом. Палочка в руке и я вижу два силуэта. О, уже один, ведь Господин учитель не в настроении остаться. Что ж, тогда сыграем дуэтом.
Последний круг моих усилий, и я чувствую головой холод металла. Остается лишь отпустить и отдаться этой сумасшедшей карусели.
Вжух-вжух-вжух...
Мазки кисти перед глазами вдруг резко обретают очертания, а палочковая рука - траекторию.
«Добро пожаловать в Вальпургиевы Рыцари», - сказала бы я.
Если бы с губ не слетел.
Круциатус.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (07.06.2019 20:22:00)

+2

4

Сложись все иначе, Марк бы удивился, восхитился, рассыпался бы в громких восторженных восклицаниях, умолял бы показать, как руки волшебника могут сотворить такое чудо. Качели из, очевидно, бывшей невероятно дорогой люстры. Именно это привлекло его внимание, и именно это стало ошибкой. Его хвалили за ловкость и хорошую реакцию на квиддичных тренировках, на занятиях по Защите от темных искусств, но что стоит эта похвала, если в реальности ты оказываешься ни на что не способен?
Короткое заклинание, и будто сотни осколков вонзаются в тело, разрывая на части, каждый требуя крови и кусочка мышц на растерзание. Казалось, из него вытягивают жилы, режут ножами, ломают кости. Он, наверное, орал, он не знал. Все растворилось в боли: и время, и личность, и остальные ощущения. Весь мир – боль, проще умереть.
Марк не сразу понял, что заклинание больше не действует, сознание возвращалось кусками и рывками, неуверенно, будто опоздавший на урок первокурсник. Сколько его держали под Круцио и сколько он лежит, пытаясь прийти в себя? Казалось, вечность. Во рту чувствовался привкус железа – ожидаемо прокусил губу, а из носа тонким ручейком текла кровь, помогая окрашивать зубы в красный. Сразу же встать Марк даже не пытался, ноги и руки сводили судороги, это были лишь легкие отголоски той жуткой боли, но Марк точно знал, что мышцы сейчас не дадут ему подняться с пола. Да и в чем смысл сейчас строить из себя непобедимого героя, которому все нипочем, если некоторое время назад он в лучшем случае просто орал, а о худшем не хочется и думать?
Не узнать своего сегодняшнего партнера было невозможно. Буйные кудри, черные волосы, красивое привлекательное лицо с фамильными чертами. Блэки всегда узнаваемы, густая чистая кровь дает свои результаты. И такая жгучая способность испытывать ненависть к любому, даже к тому, с кем едва знаком лично.
- Миссис Лестрейндж, если бы я мог сейчас подняться, всенепременно поцеловал бы Вашу благороднейшую ручку. Но увы. Если позволите, отложим сею приветственную формальность на пару минут – тогда я точно доползу к Вам на коленях.
Голос слегка хрипел – значит, все-так орал, как не орал никогда – а слова можно было понять, как легкую насмешку или издевку, и схлопотать второй Круциатус. Однако все же Беллатрикс Лестрейндж была одной из самых одаренных волшебниц своего поколения. Одаренных и магией, и воображением, и нестандартным мышлением. Маловероятно, что Круциатус был простым развлечением, желанием поставить на место подростка, показать, кто главный здесь сегодня. Нет, миссис Лестрейндж – человек в себе уверенный и, несмотря на многие родовые особенности, далеко не сумасшедший.
- Урок я понял: всегда быть начеку, никогда не расслабляться. Особенно, если находишься в незнакомом месте и не знаешь, чего ожидать. Быть готовым отразить нападение, защититься или увернуться от заклятия.
Подняться все-таки пришлось, явно же его пригласили не для роскошного отдыха на холодном полу практически пустого зала. Мышцы неконтролируемо сокращались, поэтому тело противно подрагивало. Марк не знал, как это выглядит со стороны, но ощущалось жутко.
- Признаться, я засмотрелся на Ваши чУдные качели и забылся, мадам.
Наверное, его кровь тоже слишком загустела за многочисленные поколения чистокровных предков, но он не чувствовал к мадам Лестрейндж ненависти и злобы. Она была прекрасна в том, что делала, пусть это и были жуткие вещи. Такие таланты достойны преклонения и уважения, а сугубо практический подход к обучению Марк готов был простить, пока он затрагивал лишь его навыки и способности.

+1

5

Не каждый волшебник способен колдовать Запрещенное Трио - заклинания, от сокрушающей магии которых собственное сознание раз за разом теряет нити реальности. Сквозь обжигающую внутреннюю волну ты, как и твоя жертва, чувствуешь мучения, отдачу, но своего рода. Волны подобной агонии лишь с недавних пор не сбивают меня с ног.
Здравствуй, боль.
Однако когда ты моя - ты другая. Ты словно импульс воли, жаждущей чужих мучений, фундаментальное знание темной магии на кончике палочки. Ты достигаешь цели, разрастаешься в своей красе. Расцветаешь миллиардами звуков.
Мне не важен объект, вообще ничто не важно в этот момент, эта боль - мой личный сорт морфина. Своя, чужая. Эта первая пытка интимней близости в постели, здесь познаешь себя, вскрываешь магией потаенные секреты своего сознания, испытываешь - сколько ты можешь держать пыточную волну, чтобы окончательно не свихнуться? Испытываешь и объект - сколько ты еще выдержишь, благородный юноша, чтобы не превратиться в овощ, способный только открывать рот на еду да испражняться? Где твоя грань?
Однако, он терпит... впрочем, вряд ли этот глагол тут уместен. Терпит, это значит не выворачивает себе суставы, не ломает зубы об пол, раздирая аристократично-изогнутые губы о вековой камень, не просит о пощаде.
Да, для первого раза...это очень даже неплохо. Крик, душераздирающий крик, прекрасный в своей первобытности, отражается под сводами залы, и в этой перворожденности звука замирает идеальная дуга его позвоночника, когда я опускаю, и лишь тремор музыкальных пальцев свидетельствует о низложенной благодарности.
Мы отчищаемся болью, чтобы возродиться с новым знанием, как снести её..
Но ты все-таки приложился лицом. Что ж, бывает...
Я улыбаюсь самой светской из своих улыбок и надеюсь, что весьма размеренным тоном отвечаю.
- Полно, Вам, мистер Гринграсс. Для ритуальных лобызаний дамских ладоней у нас есть другие мероприятия. Обещаю, что в целях компенсации, на этот Самайн предложу вам целых две своих руки прямо на этих чудных качелях.
Мелкая дрожь голоса не проходит быстро, но её проще скрыть за изумлением от новой реплики.
Ах, урок значит...
- Всегда быть начеку? Серьёзно? Всегда быть готовым к боли? Это ещё откуда? - насмешка не скрывается за удивлением, да я и не пытаюсь. Не то, это все не то! - Из методички юного Пожирателя? Этим вам забивает мозги Долохов?
Дослушиваю до конца и, хмыкнув,
- Садитесь. Тролль. - не скупясь выношу аттестацию. Разочарованно качаю головой.
- Бросьте, мистер Гринграсс, эти утопические теории на деле не работают с Запретным Трио: отразить Круциатус практически невозможно, если Вы не тащите перед собой живой щит, защититься и увернуться, впрочем, тоже, но и колдовать его не так-то просто, особенно будучи англичанином от мозга костей, где маска и сдерживание эмоций есть ваше второе «я».
Я подходу ближе, с каждым шагом снимая туфли, - коварные могут помешать мне правильно упасть, что обеспечит мне вывих лодыжек, а они мои единственные козыри с Лестрейнджем, - и становясь одним ростом со своим... нет не студентом и не протеже, и еще не совсем собратом по оружию. Я не знаю и не хочу загадывать, кто мы будем друг другу, абьюзер и жертва, учитель и ученик - пусть дуэльная прямая раздаст свои роли.
Она никогда не ошибается.
- Ну же, мистер Марк Грингасс. Не заставляйте даму...
Расправляю руки-крылья. Резкий балетный разворот по оси, дерзкий взгляд идеальной вертикали, на зависть Одетте-Одилии, ладони распахнуты для объятий магии в надежде того, что след пыточного проклятия вновь отразиться от барьера заглушающих чар.
- ...ждать.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (08.06.2019 18:37:34)

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Death Is In Love With Us [Полигон. 07.10.1978]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC