лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Time to study [Хогвартс. Ноябрь 1976]


Time to study [Хогвартс. Ноябрь 1976]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Time to study

Чем больше узнаешь, тем сильнее станешь

http://funkyimg.com/i/2RNEJ.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

Ноябрь 1976, один из пустующих кабинетов Хогвартса

Barty Crouch, Mark Greengrass

+1

2

Рой пылинок в витиеватом вальсе оседал на старинные плиты. Древние камни видели многое, и будь у них возможность, наверняка бы с удовольствием вставили парочку комментариев в разговор юных волшебников, избравших стены заброшенного класса своим прибежищем.

- Это не столь трудно, как ты себе воображаешь, Гринграсс. - Барти в очередной раз взмахнул палочкой, отточенным движением выполняя преобразование.

Не то чтобы его ученик был туп. Вовсе нет. Барти вообще не любил бросаться такими вульгарными выводами. Туп. Глуп. Неспособен. Нет. К каждому вопросу требуется свой подход. Ты не будешь пить коньяк чайниками и не станешь цедить чай рюмками.

К каждому - свой подход. И к его ученику тоже. Просто пока Барти не мог найти этот самый подход.

Кажется, Грингрсс очень сильно не любил трансфигурацию, впрочем можно было смело утверждать и обратное.

Барти вздохнул, поудобнее устраиваясь на изящном кресле - творение его палочки, готовясь вновь ринуться в бой.

- Посмотри, это движение надо выполнять чуть мягче, не доводи его до конца, прерви в самом конце и резко заверши в обратном направление. - Каждое своё слово Крауч сопровождал соответствующим движением руки.

- Видишь, всё достаточно просто, - на элегантном столике появился очередной зимний шар. На этот раз с забавным оленёнком, чьи копытца никак не могли найти устойчивую опору и так и норовили разъехаться в стороны.

Не то чтобы Барти на что-то намекал. Вовсе нет.

Это было уже десятое по счёту его творение. Зверьки и снеговики, и даже один дракончик, лениво шевелились под хлопьями снега, заключённые в стеклянные тюрьмы.

Проблема заключалась в том, что тут не было ни одного шара, вышедшего из-под палочки Гринграсса.

Вообще идея дополнительных занятий, то есть помощи ближнему своему, была несколько эксцентрична, как на взгляд самого Барти. Он не имел с этого ровным счётом ничего, кроме потраченного времени. Приходилось смотреть на всё это безобразие как на интересную задачку. Но такой подход был скорее в духе воронят.

Вечерело. Барти рассеянно раскидал по всему классу зачарованные огоньки. Аудитория тут же приобрела некоторый уют. На столике мягко искрился снег в шарах. Время текло сквозь пальцы.

Барти всё ещё не мог найти подход, который стал бы решением этой задачки. Задачки: Марк Гринграсс и Трансфигурация. Тлен.

+3

3

Никто не смог бы упрекнуть Марка в том, что он не учится или не старается. В конце концов, он был не из тех, кто считает, что школа создана исключительно для проказ и новых знакомств. Школа – место, где юные волшебники, прежде всего, получают знания. К тому же школьная программа не была невыполнимо сложной, почти все при должном старании давалось Марку без особых проблем, но Трансфигурация и профессор МакГонагалл были как будто созданы, чтобы превратить его жизнь в ад. И ведь это один из важнейших предметов. Превосходно зная теорию, Марк не мог ничего сотворить на практике, что раздражало вдвойне. А Барти Крауч, например, превращал предметы без видимых усилий, кажется, даже не напрягаясь. Наблюдая за этим, Марк почему-то чувствовал себя неумехой-магглорожденным и радовался, что полный ноль он только в Трансфигурации.
Уговорить Барти помочь было не слишком просто: он предпочитал потратить время на прочтение новых книг, а не на объяснение уже пройденного материала. Но в конце концов Барти согласился и назначил встречу в пустующем классе. Видимо, он надеялся справиться за час-два и совсем не рассчитывал потратить весь вечер.
- Я не воображаю, что это трудно, Барти. Я знаю, что это трудно, потому что у меня ничего не выходит уже какой раз, - смотреть, как на столе выстраиваются все новые и новые творения палочки Крауча, было даже чуть-чуть больно. – Я же не сквиб, у меня все в порядке с магией, почему Трансфигурация вообще не получается?
МакГонагалл была абсолютно уверена, что Марку лень заниматься ее предметом, поэтому он его и не усваивает. Вовремя переубедить профессора в обратном Марк не смог, их конфликт усугубился, и предмет, который Марку сначала просто не нравился, стал его по-настоящему раздражать. Возможно, в этом теперь крылась частичка плохой успеваемости, но изменить свое отношение никак не получалось.
- Я точно такие же движения делал на уроке. И последние два часа тоже, - после очередного взмаха палочкой на столе появилось что-то несуразное, нисколько не напоминающее шарик со снегом, и было тут же уничтожено. – Барти, может, дело все-таки не в движениях и даже не в формуле?
Лучше бы он совершенно не имел способностей к Травологии, в этом не было никакой катастрофы. Вряд ли кто-то будет насмешливо поглядывать на Марка, если тот перепутает два очередных растения, главное ведь, чтобы на Зельеварении ничего не путал. Но Трансфигурация была важным, нужным и полезным предметом, который придется изучать вплоть до окончания Хогвартса, потому что отец не позволит отказаться от него после СОВ.
- МакГонагалл меня в гроб загонит. Вот скажи, почему у Роджерс почти ничего не получается на Защите, но профессор редко просит ее продемонстрировать что-то, а МакГонагалл меня чуть ли не каждый урок дергает?
Особой любви к предмету не прибавится, если преподаватель каждый раз перед половиной курса будет указывать на неспособность сотворить хоть что-то. Неприязнь к МакГонагалл и нелюбовь к Трансфигурации так смешались, что теперь уже было сложно сказать, что возникло первым.
- Я же все понимаю в теории. И теория, кстати, мне вполне нравится, она интересная, а практика… И не получается, и не нравится, и скучно. Серьезно, лучше бы Зельеварение с тобой сейчас обсуждали.
Марк сосредоточился и попробовал выполнить превращение еще раз, но результат напоминал все предыдущие, хотя у него и получилось некое подобие шара. Видимо, порадовать МакГонагалл он не сможет и в очередной раз потеряет баллы, а Барти решит, что он безнадежен, и с Трансфигурацией больше помогать не станет. Вечер с каждой секундой становился все печальнее.

+2

4

Экспонат бал прелюбопытнейший.

Барти прекрасно видел и учеников способных, но ленивых, и несчастных, чьи магические силы едва-едва рождали убогую алохомору, способную открыть разве что хижину Хагрида. И то не факт.

Гринграсс был иной. Светлая голова, хорошая родословная, а значит и чистая, сильная магия. Казалось бы, колдуй ежей в кубки и не потей. Ан-нет.

В том, что подопечный изучил теорию и все движения, необходимые для колдовства, Барти убедился с самого начала. Иначе бы и близко не подошёл. Тратить время настолько впустую, он был не намерен.

Но что, что было не так? МакГонагалл не знала. Гринграсс не знал. Барти сдаваться не собирался. Он ненавидел Papa всеми фибрами своей души, и был бы рад взять фамилию Mama, навсегда вычеркнув все эпизоды жизни, связанные с тем, кто приходился ему отцом. Но семейная дотошность, настойчивость, упорство Краучей сидели в нём крепче таблицы органических элементов.

- Ладно, ладно, Марки, это действительно трудно. Для тебя. В этом вся проблема. Это не трудно вообще. Это трудно для тебя. Для тебя - прекрасного волшебника с идеальной родословной и с отличной успеваемостью по другим предметам. Смекаешь, Марки?

Барти старательно принялся уничтожать трухлявую обстановку класса – старые парты, дышащие на ладан, скамьи, чьи задницы просиживали их предки.

- Ты абсолютно прав, Марки. Дело не в этом. В чём-то ином. – наконец класс оказался пуст, и только два изящных стула, столик и набор шаров остались сиротливо украшать пыльную обстановку пустующего помещения.

- Не переживай, - Барти уничтожил свой стул, и кивнул Гринграссу, предлагая подняться на ноги, -  я не позволю краснознамённой кошке извести тебя во цвете лет. – Ещё одно движение палочки и второй стул исчез. – Потому что она сучка, прости меня Мерлин. Потому что думает, что ты делаешь ей всё на зло? Потому что какая разница, не ной, Гринграсс! – Крауч широким взмахом руки уничтожил и столик. Стеклянные шары покатились по каменным плитам.

- Ты абсолютно прав, мой дорогой друг, абсолютно. Тебе скучно, тебе не нравится. Не видишь толку. – Барти мысленно пересчитал шарики – на ботинки по два, на брюки один, на галстук ещё один, рубашка, мантия, и три на запас. Итого 9. Десятый, тот самый, с оленёнком, он подхватил с пола, и совершенно внезапно, не разгибаясь, из сидячей стойки послал обезоруживающее в Гринграсса.

Проследив, чтобы тот не сильно ударился о грубые стены класса и не разбил, как никогда ценные теперь снежные шары, Крауч с извиняющейся улыбкой, лишил своего несчастного ученика верхней одежды, оставив в одном неглиже.

- Ты был абсолютно прав, дорогой мой, Марки, тебе не хватало интереса, может быть фантазии, немного злости  и мнооого-мнооого адреналина. Но теперь ведь с этим не будет проблем, не так ли?

С этими словами, Барти, кинул в руки Гринграсса его палочку и выскользнул из класса, не забыв скаставать за своей спиной щит, мало ли.

Запечатав кабинет несильными чарами и проверив, чтобы  рядом никто не околачивается, Крауч принялся ждать, совершенно по-блебейски усевшись на пыльные камни, лишь слегка подогрев их заклинанием.

Теперь либо Гринграсс сотворит чудо и сварганит расчудеснейший костюм, либо нет, и Барти провалится, как учитель. Ясно одно – Марки его возненавидит.

+2

5

Марк ожидал чего угодно: охов, вздохов, хватаний за голову, недовольных взглядов, фырчания и даже криков. Но Барти стал уничтожать все находящиеся в классе предметы.
- Ты что делаешь? Они же нам вроде бы не мешали.
Решил не убивать меня, а выплеснуть все недовольство на парты?
Барти говорил как-то успокаивающе и даже мягко, будто действительно все понимал, полностью вошел в положение Марка и прямо сейчас предложит прекрасное решение. Наверное, стоило насторожиться, когда Барти уничтожил их собственные стулья и стол, это уж точно было лишним. Что ж, Марк, даже будучи слизеринцем, никак не мог предположить, что его подставит человек, которого он знал до Хогвартса и с которым они делили одну спальню вот уже пятый год. Номинация «Самый доверчивый слизеринец» сегодня нашла своего победителя, однозначно.
Обезаруживающее без помех достигло цели, лишило Марка палочки и отбросило в другой конец класса. На мгновение стало стыдно, что он не просчитал действия Барти и никак не отреагировал. Через секунду стало стыдно по другой причине. Этот… с позволения сказать, змей оставил его совершенно голым и с наглой ухмылкой бросился вон из кабинета, предоставив Марку лишь палочку и с десяток дурацких шариков со зверушками внутри.
- Крауч, ты что, переучился что ли? – в уже закрывающуюся дверь отправилось оглушающее. – Чертов заучка, что ты творишь?
Марк подлетел к двери и наивно подергал за ручку. Естественно, было бы странно, если после таких действий Барти оставил дверь незапертой. Скорее всего, открыть ее не составило бы труда, но существовала проблема иного рода: Марк был абсолютно голым. Выбегать в коридор в чем мать родила не хотелось, мало ли кто там мог ошиваться, слухов не оберешься потом. Со злости стукнув кулаком в дверь, Марк наколдовал легкие согревающие чары. Всему телу, кроме алеющих от стыда щек, становилось прохладно, ноябрь в средневековом замке не предполагал комфорт и тепло.
Убью его, когда выберусь. Надеюсь, он хотя бы стоит около двери, и сюда не зайдет никто чужой. А то вот Филч удивится.
Марк собрал единственные оставшиеся в кабинете предметы – шарики – и понял всю безвыходность ситуации. Либо он сейчас быстренько учится трансфигурировать их в одежду, либо Барти придумает новую пакость. Хоть в Большом зале не раздел, и то радость.
Признаться честно, шары хотелось разбить, выйти из кабинета голым и надавать Барти тумаков самым маггловским способом, но риск оказаться в неловком положении перед профессорами или, не дай Мерлин, девочкой, сохранял шарики в целости.
Первым делом Марк, конечно, хотел трансфигурировать себе брюки, но попытка была настолько неудачной, что он пришел к мысли начать с малого, то есть с галстука. Злость подгоняла и не давала долго размышлять над действиями, заклинания получались будто бы сами, без участия Марка. Отсутствие уверенности, что Барти не подставил его окончательно и все-таки караулит дверь, нервировало.
Через десять минут Марк стоял полностью одетым, не хватало только мантии, но брюки и ботинки оказались чуть более затратными, чем три оставленных штрафных шарика. За ожидаемо легко открывающейся дверью обнаружился скучающий Барти. Выглядел он так, будто ничего и не произошло, просто отлучился на пару минут и все. Представлять свой внешний вид Марк даже не собирался, а увидеть он не смог – в кабинете стараниями Барти не было зеркал.
- И что ты скажешь? – вся злость осталась в кабинете, ругаться на Барти было неловко, ведь Марк смог трансфигурировать почти все, а значит, друг сделал то, что просил его Марк с утра – помог с учебой. – Мантию верни мне, пожалуйста. Шаров не хватило, на ботинки и брюки ушло по два лишних. Крауч, борюсь с сильнейшим желанием раздеть тебя.

+1

6

Барти успел заскучать, дважды подновить чары, согревающее древние плиты, во всех подробностях рассмотреть гобелен, висящий напротив его прибежища.

Выполненный веке в 14-15, Бельгийская работа, он сохранил почти всю яркость красок, и был явно магического происхождения. Листья чуть слышно шептались под солнцем, журчание реки было приятно ласкало уши, однако ни одного разумного существа на гобелене изображено не было.

Барти проверил трижды. Развлекался как мог.

Наконец, подобно явлению Короля Артура простому люду, из старого класса вышел Гринграсс во всём своём трансфигурационом великолепии.

Барти был приятно удивлён. В коридоре царил полумрак, но даже так было видно - Марки постарался на славу. И хотя кое-где заклинания были недоделаны, и грозились вот-вот рухнуть, видимо от спешки, в целом - было очень достойно.

Нарочито лениво вставая с пола, Барти аккуратно, чтобы не быть замеченным, довёл все неурядицы своего протеже до ума. МакГонагалл обязана была сожрать свой хвост и отдать лавры преподавателя ему, Барти.

- Я скажу, что результат превосходит все мои ожидания, Марки. Ты великолепно справился. Мелкие недочёты - не в счёт.

Решив закончить урок на ноте пафосной и триумфальной, Барти вытащил тот самый последний шарик с оленёнком и уже собирался кинуть его в ученика, ожидая от него чудес превращения, когда случилось то, что всегда случается.

Неожиданность. Дурацкий шар выпал и бодро покатился по наклонной поверхности, прямиком к лестницам
- Хватай! Мантия укатится! - на бегу крикнул Барти.

Лестницы в этом конце коридора были на диво нелюбезны, могли и ступеньку убрать и свернуть не туда, а то и вовсе застыть ощерившимися горгульями на долгие часы. Связываться с ними не было ни малейшего интереса, поэтому Барти поднажал, желая успеть поймать шарик до того, как он перейдёт из вотчины спокойного коридора во владения этих старых ведьм.

Увы, было поздно. Увы, Барти нёсся слишком быстро. Увы, лестницы были засранками.

С разбегу встав и тут же поняв, что попал в исчезающую ступеньку ногой, Барти почти взыл от досады, когда коварная лестница начала свой ход, заставляя его балансировать в опасной близости к краю.

Крайне дурацкое положение для учителя. Барти поискал глазами своего ученика. Марки ведь не бросит своего друга в беде?

Отредактировано Barty Crouch (17.03.2019 22:32:54)

+2

7

Действительно ли Марк великолепно справился, или это желание Барти воодушевить его и показать, что он не так бесполезен в трансфигурации, как можно было бы подумать? Если бы Марк решил поразмышлять, то с большей вероятностью пришел бы ко второму варианту, но Барти позаботился и об этом. Обладая всеми качествами талантливого волшебника и старательного студента, Барти бывал на редкость неловок. Он уже замахнулся и был готов кинуть трансфигурированный не так давно шарик в Марка, как вдруг совершенно неожиданно выронил его. Пожалуй, Марк ожидал какой угодно бросок, но не столь странную потерю. Случись такое на квиддичном поле, игроки весь оставшийся год напоминали бы неудачливому охотнику его неловкость. Однако сейчас парни были далеко не на поле, а Марк от внезапности сумел только раскрыть рот и бездумно помчаться за Барти.
И еще одна неловкая неожиданность. Однозначно Барти уже пора придумывать какое-нибудь прозвище. Марку посчастливилось перескочить через ступеньку-шалунью и схватиться за перила начавшей движение лестницы. Теперь его разрывали совершенно противоположные желания.
- Барти, твоя ловкость однажды войдет в легенды Хогвартса, - Марк слегка растягивал слова, уж очень ему хотелось рассмеяться, но товарищ наверняка обидится на такую реакцию. – Раздел меня в кабинете, выбросил мантию… Застрял в лестнице. Если бы за нами наблюдали, то могли бы подумать, что ты неровно дышишь ко мне. А если я сейчас, например, тоже тебя раздену, то ситуация выйдет еще смешнее, тебе так не кажется? – Увидь их какая-нибудь маленькая магглорожденная, так вообще слухи пойдут, что чистокровные маги – извращенцы, не отвертишься, как потом объяснить общественности, что урок трансфигурации просто немного затянулся. – Ладно, не волнуйся, в конце концов, учитель ты и правда хороший, а мантия – это ерунда, можно новую купить. Так что давай руку…
Но у коварной лестницы явно были свои планы и взгляды на сложившуюся ситуацию, потому что она решила непременно вернуться к тому коридору, от которого только что в спешке удалялась, и сделала это с характерным резким рывком, а Марк вместо предплечья ухватился за зелено-серебристый галстук друга и, заваливаясь назад от толчка, потянул Барти за собой в падение на лестницу.

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Time to study [Хогвартс. Ноябрь 1976]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC