лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Stop and stare [Дом Краучей. 18.08.1978]


Stop and stare [Дом Краучей. 18.08.1978]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Stop and stare

I think I'm moving but I go nowhere

http://funkyimg.com/i/2RHhk.gif http://funkyimg.com/i/2RHhr.gif http://funkyimg.com/i/2RHhn.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

Дом Краучей. 18.08.1978

Bartemius Crouch Jr, | Elysse Selwyn

-

+2

2

Ласкучее до щенячьего визга солнце только-только приголубило макушки древних сосен, воздух вибрировал от звуков и запахов. Лето катилось шаром судеб по пыльным дорогам бытия, и ничто не могло задержать его стремительного бега.

Барти был счастлив, как умеют быть счастливы люди, в чьих возможностях выбросить все мысли о завтра на помойку сознания и найти наслаждение и довольство в нынешнем дне, часе, секунде. 

Mama только-только унеслась на норовистом жеребце, между прочим подарок на его недавно отгремевший День Рождения. Что-то там у озера в глубине владений требовало срочного её вмешательства. Или она устала от общества сына и наслаждалась ветром в волосах, молясь всем Богам, чтобы к возвращению Штормхолл всё ещё занимал приличествующее ему место.

Papa отбыл в очередную командировку ещё с неделю назад. Мир был прекрасен, хоть и немного скучен. Но так по-летнему тёпл, невыносимо, непередаваемо светел и наполнен жизнью, что хотелось лишь глупо улыбаться.   

В Малой Парадной чихнул камин.

Вечер переставал быть томным.

Барти очень степенно и очень-очень нежно уложил подругу его последних часов на мягкий пуф у кровати, напоследок в немой ласке проведя подушечками пальцев по форзацу из кожи.

Штормхолл, в отличии от многих домов аристократии, не презирал коридоры и имел планировку весьма незубодробительную, потому путь до Малой Парадной не занял и двух минут.

Перед начищенными до блеска дверями молодой хозяин на минуту задержался, проверяя в отражениях зеркал, не измялась ли темная рубашка, всё так же остры стрелки на чёрных брюках? Не найдя изъянов, Барти толкнул двери, вскидывая породистый, как тысяча доберманов подбородок и с достоинством шагнул через проём.  Бросив взгляд, заранее полный осуждения и невысказанных претензий, Барти захлебнулся словами.

- Кузина! Дорогая! - все заготовленные вежливые, но от того не менее язвительные замечания канули в никуда.

Не то чтобы Элис была редкой гостьей в Штормхолле, но Скарлет Селвин ни за что бы не позволила дочери нарушить правила этикета, и уж конечно о предстоящем визите знали бы все. От эльфов на маленькой кухне до конюшего, уволенного ещё с неделю назад за пьянство и непотребные деяние в присутствии подопечных.

- Моя дорогая, Вы столь хороши сегодня. Каждый раз удивляюсь Вашей свежести. - на автомате выдал Барти, ожидая, когда за кузиной снова вспыхнет камин и оттуда покажется всё семейство Селвин.
- Mama отбыла по делам, Papa по делам в командировке, я, право не знаю, чем могу быть полезен.

Барти в конец потерялся и глупо замолчал, лишь моргая в такт метроному, забытому на роскошном рояле. После обеда Mama имела привычку музицировать.

Отредактировано Barty Crouch (24.02.2019 17:23:09)

+3

3

Дождавшись, пока мать улетит, словно птичка, за покупками – кажется, присмотрела где-то чрезвычайно элегантный шелковый шарфик для предстоящей осени – Элис наскоро оделась в то, что под руку попалось, небрежно распустила волосы и стала мерить шагами коврик перед камином.

Этим утром мать вконец ее достала. С того самого дня, как в дом Селвинов приходил младший Блэк со своей жутковатой мамочкой, Скарлетт не могла опомниться от счастья. С чего-то мать вбила себе в голову, будто Элис безумно понравилась милейшему юноше, и с тех пор не оставляла дочь в покое. То блаженно рассуждала, на сколько гостей организовывать свадебное торжество, то мечтала о фасоне платья для свадьбы – разумеется, своего – и придирчиво разглядывала в зеркале свою фигуру, сообщая дочери о том, как сложно ее с возрастом сохранять. Элис с ужасом представляла, как будет слушать эти восторги еще целый год, и не могла найти себе места в собственном же доме.

Хотелось пойти куда подальше из дома, но гулять одна она не любила, разговаривать с братом не очень-то хотелось… О свиданиях же с Эваном они договаривались заранее. Можно было, конечно, попытаться зайти без приглашения, но проверять его реакцию на такое вероломство не хотелось. Оставалось одно – пойти к дяде. Сам по себе такой поход был полумерой, дядя ей ничем не поможет, но, может, тетушка хотя бы слегка отвлечет ее болтовней за чашкой чая.

Неловко выбравшись из камина в доме Краучей, Элис стряхнула золу с юбки, порадовавшись, что надела темную. Никто не спешил ее встречать, и она думала уже позвать кого-нибудь из эльфов. Конечно, не слишком прилично было ввалиться вот так, без приглашения, но Элис надеялась, что семья все-таки не станет ставить неожиданный визит ей в укор.

Встречала ее одна лишь тишина. Неловко потоптавшись, Элис хотела вернуться домой, пока не поздно, чтобы не шататься одной по чужому дому, но все-таки услышала чьи-то торопливые шаги. Выпрямив спину, она приготовилась встретить кого угодно: дядю, вдруг оказавшегося дома в дневной час, тетушку, которая непременно порадуется дамской компании… Но из-за двери, с явно напускной самоуверенностью, выглянул ее кузен.

Нелепо открыв и закрыв рот, будто туповатая рыба, Элис выслушала комплименты на свой счет и какое-то время стояла, не зная, что и ответить. Считать свалившуюся – почти буквально, перемещения по каминной сети редко заканчивались для нее без разбитых коленок – на голову без предупреждения гостью с вороньим гнездом на голове «свежей и хорошенькой»… Засмеявшись над этой нелепой, на ее взгляд, ситуацией, Элис ответила:

― Кажется, дяде пора перестать тебя воспитывать. Перестарался.

Фамильярно похлопав кузена по плечу, чтобы тот слегка расслабился, она осмотрелась.

― Никого нет? ― Ее голос упал. Она ожидала, что тетя пригласит ее на чай, а дядя, возможно, на прогулку по местности. Выходит, зря нарушила правила этикета. Только нагоняй от матери дома получит…

Что делать с кузеном, да еще и младшим, Элис плохо представляла, но бежать домой и ждать, когда мать вернется с какими-нибудь макетами свадебных приглашений и станет снова кудахтать над ней, совсем не хотелось. Можно провести время и с кузеном, раз на то пошло.

― Я тебе не мешаю? ― спохватилась она. ― Мама вконец меня замучила, хотела отвлечься… Но если тебе нужно заниматься – я могу пойти…

«К кое-кому другому» ― чуть не вырвалось у нее, но Элис вовремя прикусила язык. Нечего распространяться о таких вещах. Кто знает, не дойдет ли информация о ее тайных друзьях до ушей матери.

― Домой, ― договорила она, пожав плечами. Повисла неловкая пауза, и Элис поспешила снова разрядить ее преувеличенно веселым возгласом: ― Слышала, ты снова сдал экзамены на отлично! Метишь в министры?

+2

4

Всё это было Нелепо Неловко Не... много ещё чего.

И встрёпанная кузина, хотя от этого прехорошенькой она быть не перестала. И его дурацкий вид. И Мерлин дери его в ногу метроном. Барти вдохнул. Выдохнул. Вдохнул ещё раз. Сбился на упоминании Papa.

Пришлось начинать сначала.

Ровно на счёт двенадцать кузина, как прекрасная Синдерелла, поспешила покинуть бал, то есть простите конечно поместье семьи Краучей. Тут Барти конечно поморщился и внезапно вдохновился.

- Моя дражайшая кузина! - о, у него был План! План Барти-младшего. - Моя прекраснейшая кузина! - повторил гениальный составитель плана. - Могу ли я Вам предложить мою скромную компанию, раз уж Вы не горите желанием возвращаться в отчий дом?

Барти, как самый распрекрасный хозяин на свете, царственно обвёл рукой залу, проследив, чтобы в поле зрения гостьи попали и премилейшие статуэтки на камине, исчислявшие своё житиё веками и восхитительно древние кресла, чья обивка с трепетной нежностью менялась строго раз в 3 года в определённые положения Луны. И это только Малая Приёмная. Какой простор, однако.

- Посмотрите, моя прекрасная кузина, я готов побыть вашим смирейнийшим экскурсоводом, я готов продемонстрировать вам рукотворные чудеса в саду, созданные силой таланта и недюжих умений моей Mama.

Барти разорялся соловьём. Неловко должен был покинуть их компанию. Нелепо он оставил себе, а у кузины был художественный бардак на премиленькой голове. Всё шло путём. Оставалось немногое: соблазнить гостью гостеприимством Штормхолла, а там и План.

- Или же, дорогая Элис, я могу накрыть Вас, то есть накрыть для Вас на летней веранде, и мы насладимся чудным чаем, который Papa привёз прямиком из далёкой и загадочной Индии. Прошу Вас, выбирайте, не томите неведеньем.

Аккуратно подхватит кузину под локоток, Барти с упорством нюхлера, учуявшего золото, повёл её подальше от камина, отрезая пути к отступлению.

- Поверьте, дорогая моя, Ваше общество прекрасно скрасит сий волшебный вечер. Книги - верный друзья, но иногда хочется и тепла человеческого. - тут Барти конечно невыносимо лукавил, да ещё и старательно придавал лицу выражения номер шесть, то есть - я бедный, брошенный всеми, мне нужны поддержка и тепло.

Надо сказать, что мастерски владея, на скромный взгляд Барти, всеми номерами выражений, ему редко удавалась возможность где-нибудь их выгулять. Обычно общественность ждала от него максимум 2-3 из них, а остальные пылились в ожидании. И вот день настал.

Двери Малой Парадной схлопнулись подобно крышке гроба, пафосно вспыхнули свечи во всем коридоре. Видимо дежурил Робин, обчитавшийся за последние недели маминых романов.

- Прошу, дорогая, идёмте, не лишайте меня своей компании.

+2

5

Чем дальше развивалась ситуация, тем более растерянной Элис себя чувствовала. Ей стало казаться, что она участвует в комедии абсурда, а из-за шкафа или из-за спины кузена вот-вот выпрыгнет какой-то чрезвычайно находчивый шутник. То и дело прикусывая язык и в последнюю секунду удерживая при себе фразочки вроде «да ладно» и «ну ты даешь», Элис выслушала целую гору предложений, но еще до того, как она успела толком все обдумать, Барти увлек ее прочь из комнаты. С пока еще непонятной тоской взглянув на камин, обещавший хотя бы безопасное возвращение домой, в тишину и покой, Элис все так же пришибленно поплелась за кузеном.

― Ты нынче поразительно болтлив, ― вслух отметила она, чтобы не быть слишком уж молчаливой гостьей. ― Мы что, так давно не виделись? Я тебя помню тихим мальчиком с книжкой…

Не уверенная в том, какой из вариантов Барти нравился ей больше, Элис глазела на дом Краучей, будто впервые его видела. Что, интересно, произошло с кузеном? Переучился? Да нет, он и раньше был книгочеем, но такой словоохотливости, особенно по отношению к ней самой, Элис не замечала. Голову напекло? Перепил бодрящих зелий? Или это недавняя потеря невесты на него так странно повлияла? Мальчиков в его возрасте так легко травмировать, а такое страшное событие не могло не оставить отпечатка… Но для убитого горем он был и впрямь слишком болтлив.

― Меня накрывать не надо, ― замотала головой она, выцепив фразу, даже неуверенная в том, в каком контексте это было сказано. ― Я не замерзла, ты не переживай. У вас здесь даже… жарковато.

Сбросив кофту, одетую поверх платья, и повязав ее на манер пояса, Элис отметила, насколько теплее в доме Краучей. У Селвинов всегда царила прохлада и запах дождя, здесь же хотелось пробежаться в чем-нибудь легком или посидеть на солнышке в соломенной шляпке. Лето уже уступало свои права осенней свежести, но урвать последние теплые деньки все еще было можно.

― А ты часто этот индийский чай пьешь? ― с подозрением спросила Элис, споткнувшись и подпрыгнув о завернувшийся ковер в коридоре. Вряд ли, конечно, дело в нем, но… Когда видишь такие перемены в характере кузена – ничего нельзя отметать. ― Может, с ним… ну… не все ладно?

На миг потупившись, она остановилась. Для Барти – чтобы оправить наряд, а для себя – чтобы секунду подумать над вариантами совместного времяпровождения. В детстве они были довольно дружны, но сейчас она чувствовала себя многоопытной старушкой в сравнении с ним, еще школьником. Она помнила его тихим и скромным, но, может, на него так влияло общество родителей? В присутствии матери Элис и сама становилась совершенно другой. Может, именно сейчас она впервые видит своего кузена настоящим? Тогда оно и к лучшему – провести время легко, без рисовки и каких-то глупых условностей будет для них полезным. А может, ему просто одиноко на каникулах… В любом случае, камин уже остался далеко позади, и Элис была не совсем уверена, сможет ли найти его без провожатых, а Барти явно не был намерен ее отпустить, да и выглядел таким грустным и брошенным, что ей невольно стало стыдно своего поведения. Захотелось пожалеть его, как ребенка, погладить по голове и утешить в этой изоляции.

― Хотя знаешь… Ты забудь, что я спросила. Я просто немного… ― Элис закусила губу и стыдливо опустила голову, подбирая какое-нибудь слово, более мягкое, чем «обалдела», ― обескуражена. Кажется, так это называется. Твоим теплым приемом.

Она и правда немного задумалась над вопросом, как провести время. Куда пошла бы она сама? Пожалуй, сделала бы себе мятного лимонада и валялась на солнце, но для такого отдыха не подходило темное платье с белым верхом, слишком жаркое, чтобы в нем принимать солнечные ванны, и слишком маркое, чтобы по-настоящему расслабиться. Дом был слишком большим для экскурсий, и она побаивалась заблудиться. Оставалось одно.

― Все равно, что, лишь бы не на солнце. Я в момент спекусь в таком наряде, ― улыбнулась она, пожимая плечами. ― И чай разве что ледяной. Но, в целом, если ты обещаешь после доставить меня обратно к камину, ― она поглядела за плечо и увидела множество разветвлений, прежде ей незнакомых, ― то я против любой идеи возражать не стану.

+1

6

Это было странно. Кузина помнилась Барти смешной девчонкой, за которой он, как настоящий джентельмен, должен был присматривать, оберегать. Нельзя сказать, что они совсем перестали общаться после поступления Элис в Хогвартс, но и разные факультеты и новые друзья и знакомства только отдаляли их друг от друга.

И сейчас надо было как-то принять тот факт, что его маленькая кузина видит в нём самом несмышлёныша, вечно прячущегося за книги.

Это было странно. Ново.

Барти не привык к такому. Только Mama позволялось смотреть на него с нежным снисхождением. И вот теперь видимо ещё и кузине.

- Как всё-таки влияет на наше поведение присутствие родителей, как неизменных авторитетов, не так ли, Элис? - Барти посмотрел гостье прямо в глаза, на мгновение прекращая двигаться вглубь дома.
- Мы носим маски, мы их послушные куклы, марионетки. Живое воплощение их идеала. Или не стоит всё так драматизировать, м? - Барти вновь продолжил путь по коридорам и анфлиадам, залитым угасающим солнцем.

- А чай мы всё же пить не будем, точнее не индийский. Как Вы относитесь к зелёному чаю, моя дорогая кузина? Тропический купаж зеленого чая с добавлением цукатов ананаса, папайи, манго, кусочков инжира, абрикоса, попкорна и лепестков розы. Сладкий, свежий, ароматный. Можно подавать как горячим, так и охлаждённным. Как раз для такого чудесного вечера, не находите?

Распахивая двери залы, Барти уже знал, что кузине придётся по вкусу помещение, или он был совсем не способен к эмпатии.

Средних размеров комната была залита закатными лучами, распахнутые настежь окна выгуливали тут и там стайки ветерков, не давая воздуху нагреться до неприличных температур. Сюда из сада доносились трели вечерних пташек и запахи розария, взрощенного твёрдой рукой Mama.

- Прошу, - Барти проводил кузину к небольшому столику, выполненному из красного дерева, галантно отодвинул стул, приглашая присесть.

- Домовики сейчас позаботятся о нашем чаепитии. А нам полагается завести светский разговор? Погода, болонка тёти Ирмы, и прочее? Право, я не силён в подобных упражнениях. С куда большим удовольствием я бы услышал от тебя что-нибудь об Итане. Или о моей невесте. Увы, ныне покойной. - Барти занял место напротив своей гостьи, невозмутимо оправляя рукава рубашки.

Ступая на такой тонкий лёд немудрено провалиться и нахлебаться ледяной воды по самые гланды. Впрочем, Барти ничуть не волновался по этому поводу. Барахтаться в полыньях он привык и считал это делом хоть и неприятным, но порой весьма продуктивным.

Конечно, будь тут отец, мать, и прочая родня, он не позволил бы себе таких прямых и бестактных вопросов. Но они были одни, а кузина видела в нём беззащитного ребёнка. Глупо было не попытаться воспользоваться случаем.

Отредактировано Barty Crouch (01.03.2019 01:33:41)

0

7

Элис едва поспевала за Барти, который то и дело наращивал темп как в шаге, так и в их неуклюжем диалоге. Мысль его скакала с одного на другое, но винить его она не могла. Мальчик изрядно нахлебался за последнее время: учеба, переход на последний, решающий курс, завал работы у отца, нездоровье матери… И горе, конечно же. Нельзя забывать о том, что Эмилия умерла не так давно. Сама Элис не была слишком уж близко знакома со своим будущим Блэком, а безвременную его кончину восприняла бы как манну небесную и долгожданное освобождение от навязанной партии, но Барти мог испытывать совсем иные чувства.

― Отсутствие родителей? Пожалуй, ― согласилась она, потирая лоб ладонью. ― Матушка никогда бы не позволила мне ввалиться без предупреждения в гости к родне и вести себя… вот так. ― Элис пожала плечами, не считая нужным уточнять, как именно. Неудач для пятиминутного визита уже хватало: и ее приземление, запачкавшее юбку, и их разговор, и ее подпрыгивающий то и дело шаг. ― Ее хватил бы удар, узнай она, что я вышла из дома без прически и подобающего туалета в гости к молодому человеку. Даже к кузену, что уж говорить про посторонних.

Скарлетт пока пребывала в блаженном неведении относительно того, в каком виде ее дочь выходила на несколько иные свидания, и иногда Элис подмывало рассказать ей об этом. Как-то мать отреагировала бы, узнай она о том, что ее маленькая девочка перестала носить белье со зверюшками? Пожалуй, и правда не обошлось бы без нервного срыва. Может, оно и к лучшему – хоть отстала бы от дочери на пару недель постельного режима… Но Барти, конечно, знать об этих мыслях и мечтах кузины не полагалось.

― Ей бы больше понравилось, если бы у нее родилась кукла. Сразу красивая, всегда при параде, и, что самое главное, немая. Так не пришлось бы вечно закрывать мне рот, напоминая, что прилично, а что неприлично говорить или думать, ― продолжила Элис, раз уж Барти сам решился открыть эту тему. ― Твоя мать не такая. Даже не пытайся убедить меня, что она тоже заставляет тебя ломать ноги на каблуках, чтобы понравиться какому-то жалкому существу.

Неизящно плюхнувшись в предложенный стул, Элис сразу же оценила выбор места для посиделок. Ветерок, шевелящий тонкие занавеси на окнах, приятно охлаждал помещение, большие окна позволяли вдоволь полюбоваться пейзажем, но не пропускали, благодаря навесу, солнечных лучей, которые напекли бы кожу и нагрели все вокруг.

― Ты же слышал, что она выдумала? Моя мать, ― спросила она, игнорируя предложенный чай. ― Вместо старшего Блэка пихает мне младшего, вынуждая улыбаться и вертеться, как дурочку, перед каким-то хилым и мелким Блэком. Твой однокурсник, кажется…

Она вовсе не собиралась разводить сопли на эту тему, жаловаться и плакаться, тем паче, Барти вовсе на роль жилетки не годился, но выговориться хотелось. Выплюнув эту ядовитую тираду, Элис раскинулась на стуле, устало вздыхая. Домовики суетились, накрывая чай со льдом и какими-то летними нехитрыми угощениями, на улице пели птички. Ей было искренне жаль, что вскоре придется возвращаться в дом и снова примерять роль послушной девочки.

― Итан? А что о нем скажешь… С тех пор, как он съехал, я мало о нем слышу. ― Элис сделала долгий глоток чая, обдумывая ответ. ― Честно говоря, я о нем почти ничего не знаю с того самого дня, как он впервые уехал в школу.

Их разговор начинал напоминать какое-то одностороннее нытье. Почувствовав вину за то, что нагружает Барти своими проблемами, Элис выпрямила спину и приготовилась выслушать что угодно с его стороны. Напоминание о почившей подруге стало маячком, что и ему хочется о чем-то поговорить.

― Она была славной. Вы хорошо успели познакомиться? ― Тема была тяжелой, но с тех пор, как не стало Эмилии, у Элис не с кем было толком поговорить об этом или поделиться чувствами.

Они дружили не слишком близко. Не могли, к примеру, сбежать из дома на неделю, не ночевали вместе в лесу, не обменивались девчачьими глупостями, вроде фенечек или кулончиков. Но Эмилию Элис считала своей лучшей подружкой, и даже поделилась с той кое-какой общей информацией о своем романе. Кому могла помешать девушка – безобидная, слегка наивная и даже в чем-то глупая?

― Если тебе неприятно говорить о ней, я пойму, ― уверила она, не желая бередить рану мальчика. ―  Не хочу делать тебе больно. А болонка оказалась наполовину крупом. То-то мы все удивлялись, что неволшебное животное живет уже тридцатый год и до сих пор носится, как ветер…

Элис неловко улыбнулась, погладив Барти по плечу через стол. И зачем только она подняла все эти темы? Лучше было и впрямь поболтать о его успехах в учебе. Вместо того, чтобы отвлечь ребенка, она погрузила его в неприятные воспоминания.

― Из меня никудышный собеседник, да? ― Элис заправила тоненькую прядь его коротких светлых волос за чуть торчащее ухо, как заботливая тетушка, и вздохнула. ― Ну вот. Теперь еще и тебе грустно.

+1

8

Кузина, его милая кузина, была такой милой, хорошей девочкой. И, честно говоря, её отношения с матерью, о которых она, видимо находясь совсем в расстроенных чувствах, не побоялась поделиться, делали её глубоко несчастной.

Барти сочувственно кивал в нужное время и иногда даже вставлял многозначительные:
- О, да.

Когда на изящном столике, цвета слоновой кости появился чайный сервиз и комнату окутал аромат свежего, чуть сладковатого чая, Барти, позволил себе опустить на стул рядом с кузиной.

- Угощайся, пожалуйста, моя Mama обожает этот букет. И да, ты права, моя дорогая, кузина, на каблуки меня никто не заставляет вставать, - он улыбнулся, пусть шутка и была лишена утончённости.

Хрупкий лёд, как и предполагал Барти с треском хрустнул, только трещинки весело побежали в его сторону, совершенно не следуя его планам:
- Ты думаешь, старший Блэк был бы лучше? Реджи хотя бы умный мальчик и послушен воле семьи, он никогда не станет причиной позора рода. Разве этого мало, кузина? - обсуждать такие тонкие темы не хотелось совершенно.

Барти не думал, что его кузина и друг - плохая пара, но он считал, что такая девочка, как Элис и такой мальчик, как Реджи могу натворить дел. Особенно в приступе самоволия. Лёд опасно трещал. Барти решительно шагнул к берегу.

- Мисс Шафики? Она была прекрасной девушкой и, как бы я не делал вид, что всячески против брака с ней, но сейчас я расстроен куда больше. Её смерть действительно… - Барти замолчал. Он не скорбил о погибшей как о личности, но её кровь была чиста, как представитель магического общества, она была безупречная. Но вряд ли такие слова ожидала услышать от него милая кузина.

Странный выходил визит. Отсутствие взрослых и посторонних позволяло говорить если не совсем правду, то хотя бы не плести кружева ничего незначащих намёков как приходилось в любом приличном обществе.

- Как тебе чай? - Барти аккуратно подвинул к себе нетронутую фарфоровую чашку, чью стенку были столь тонки, что узор лилий просвечивал даже на внутренней стороне, превращаясь в иллюзорное кружево в солнечном мареве чая.

- Не переживай, родная. - Барти впервые сказал то, что само рвалось из него, как оказалось всё это время. Осторожно прикоснувшись кончиками пальцев к запястью кузины, он заглянул её прямо в глаза:
- Ты прекрасная, солнечная, волшебная. Тебя полюбит твой будущий муж, и власть матери перестанет так давить на тебя. Ты ещё сможешь жить так, чтобы быть счастливой. Просто не отчаивайся. Это разбивает мне сердце.
Это было слишком. Слишком сентиментально. Слишком. Слишком для Барти. Поэтому он срочно сменил дислокацию, отойдя к открытому окну. Лёгкие прозрачные занавеси едва доставали до его волос, ероша затылок, солнце последними лучами мягко лизало лицо. Это был приятный вечер.

- Если хочешь, мы позовём домовуху Mama, и она придаст тебе тот вид, в котором ты сможешь вернуться домой, не вызвав гнева леди Скарлетт. Я вовсе не гоню тебя, дорогая, - Барти даже головой помотал, что, пусть и не соответствовало этикету, но говорило об искренности намерениях. - Просто не хочу, чтобы у тебя были проблемы.

Барти обернулся внимательно рассматривая кузину. Может ли он чем-то помочь ей? Сейчас она была всё тем же маленьким воробушком, каким видел её Барти, а вовсе не той взрослой умудрённой леди, которую она так пыталась играть. Или которую ожидали увидеть от неё другие? Например её матушка? Кто? Ради кого она так старалась стать такой ...взрослой?

Отредактировано Barty Crouch (20.06.2019 16:17:30)

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Stop and stare [Дом Краучей. 18.08.1978]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC