лучший пост от Сириуса Блэка
"Что за чёрт? Мои зеркальные чары должны были отвадить отсюда всех любопытных магглов!"
Да. Сириус учёл тот факт, что магглы могли спокойно появиться на поляне, а потому наложил заклинание на это место. Вот только кое-чего он всё же не мог предугадать. Волшебник без каких-либо проблем мог пройти сквозь них, а человек, который появился перед ними спустя всего лишь минуту, являлся волшебником. Очень. Мать его. Знакомым Блэку волшебником. читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q2. E6. Первый ход [Лондон. 21.10.1978]


Q2. E6. Первый ход [Лондон. 21.10.1978]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Первый ход

À la guerre comme à la guerre

http://funkyimg.com/i/2Rkmd.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

21.10.1978, крыша одного из жилых зданий на окраине Лондона

Alastor Moody, NPС (Mulciber I), позже - Vivien Reed

Отчаянные времена требуют отчаянных мер

0

2

Под вечер набежали тучи, стало душно. Над Темзой поднялся плотный липкий туман, накрыв город около двух часов ночи. Стоя на краю крыши, в своем тяжелом массивном кожаном пальто, Аластор, полностью сконцентрированный и напряженный, из-под полузакрытых век наблюдал за улицами, которые словно бы вымерли. Изредка в свете блеклых фонарей можно было разглядеть какую-то человеческую фигуру, куда-то спешащую в столь поздний час, бывало, попадалась рыбка и крупнее – целые компании подростков, разодетые в цветастые одежды, со странными причёсками, они голосили песни, тревожа мирно спящих жителей округи. Лишь в редких квартирах соседних зданий можно было увидеть горящий свет, ведь в большинстве своем люди предпочитали в подобное время именно отдыхать и набираться сил перед следующим трудовым рутинным днём. Но не Аластор. Подобным, как он, покой лишь только снился. Особенно в такой важный день. Горизонт озарился сполохом молний.
Грюм как всегда прибыл на встречу заранее. Предварительно проверил её на наличие ловушек и заклятий слежения, после чего наложил антимаггловскую защиту, ведь будет очень неудачно, если на тайную встречу заявится какой-то несчастный англичанин, решивший именно сегодня и именно сейчас покончить свою жизнь отчаянным прыжком с крыши пятиэтажного жилого здания.
По небу прокатился далёкий гром.
Аврор спустился с края крыши, а затем направился прямо в центр образованного маггловскими архитекторами прямоугольника. Потрепанные карманные часы с буквой «A» на корпусе, висящие на серебряной цепочке, показывали, что до назначенного времени еще тринадцать минут. Все шло по плану. Пока что. Аластор прикрыл налитые свинцом веки, незаметным движением выпуская палочку из специального приспособления в рукаве прямо в кисть, после чего устремил взгляд в заволоченные тучами небеса. Усталость после долгого рабочего дня очень явно чувствовалась, поэтому мужчина хотел позволить себе хоть немного расслабиться, дать организму мобилизовать ресурсы, которые могут потребоваться во время встречи, что организовалась крайне спонтанным образом.
Около трёх часов по полудню Грюм получил от одного из своих информаторов, по совместительству являющегося старым другом, письмо, в котором тот просил старшего аврора о встречи на заранее установленном месте. В том, что запись не подделана и не является ловушкой, Аластор убедился благодаря сразу нескольким скучным приметам, которые были уговорены двумя волшебниками ещё давным-давно. Бенджамин Маккейн, аврор-информатор под прикрытием, был настолько эффективен, что шотландец подозревал, что в случае военного конфликта он бы мог возглавить как минимум отряд разведки или шпионажа. Грюм временно прервал встречи с Беном после того, как полтора месяца назад нашли мертвым Джима Адлера, занимающегося аналогичной деятельностью, но, видимо, Маккейну не понравилось долго прятаться в кустах.
Буря была все ближе. Горизонт все ярче горел молниями.
Громкий хлопок отвлёк Аластора от его размышлений. Палочка взмывает вверх, в сторону источника звука. Перед ним стоял худощавый мужчина с растрепанными кучерявыми волосами, явно несколько дней не брившийся, который направлял свое оружие на Грюма. На пару секунд в воздухе повисло молчание, которое первым прервал именно аврор:
Ревелио, - «специалис ревелио» добавляется невербально, для проверки, действительно ли это мистер Маккейн. Тот провел аналогичную операцию. Затем оба волшебника кивнули друг другу.
Бен, что за срочность? Ты что-то узнал? – хриплым голосом начинает шотландец, но вторая фраза теряется из-за громкого раската грома. Еще через пару мгновений небеса разверзлись, выпуская накопившуюся в тучах жидкость вниз.
Аластор, кажется, я наткнулся на их след. Пожирателей. Точнее, одного из них, - Бенджамин, как всегда, говорил быстро, словно куда-то спешил, - Я следил за ним последнюю неделю. И один раз он встретился с какими-то подозрительными мужчинами, имена которых я не знаю, но это было в Лютном, Грюм. С учётом, что этот человек, по рассказам, дорожит репутацией, я совершенно не понял, зачем он там оказался, поэтому...
Вспышка молнии и шум от мириад капель, летящих на землю, помешали аврору заметить, как от тёмного горизонта стремительно отделилась чёрная дымка, уже приближающаяся к крыше.
Сзади! – кричит Аластор, делая взмах палочкой и создавая щитовые чары ровно в тот момент, как из дымки вылетает два белых шара, которые и врезаются в «Протего».
«Раскрыли», - констатирует мозг перед тем, как полностью посвятить себя бою. Когда из палочки Бена вылетел длинный всполох красного света, Грюм понял, что противник с двух сторон. Бушующая буря мешала четко его разглядеть, но этого и не требовалось, ведь обо всем говорил чёрный балахон и маска на лице. Все происходящее дальше происходило очень быстро. Аластор не думал ни о чем, кроме своего противника, о заклятиях, вылетающих из его палочки. Озаряемое раскатами молнии небо теперь еще отражало разноцветные вспышки с крыши маггловского жилого дома, на котором сейчас происходило сражение четырех волшебников. Серебристые крутящиеся сферы, в полете преобразующиеся в огненные шары, меняющие траекторию и создающие огненные волны, вспышки света, врезающиеся в невидимые щиты и преломляющиеся, хлопки, грохот, свист заклинаний и произнесения магических формул – настоящая битва. Во время сражения время меняло свой ход, отходя на задний план, зато весь фокус внимания шел на другие ощущения: например, маг отчетливо чувствовал, что его правая нога рассечена, а из длинной борозды, вдоль голени, стекает горячая кровь. Ребра болели от еще одного заклинания, ударившего прямо в грудину. Благо, периодический обмен заклинаниями был взаимным – маска на лице визави треснула, левая рука соперника как-то неестественно висела, но тот продолжал стойко вычерчивать в воздухе магические формулы. Рационально Аластор понимал, что он куда выносливее своего противника, если вымотать его, то можно будет подловить момент слабости для мощного удара и завершения... Главное держаться. Но в один момент все пошло не по плану у обоих. Неожиданно за спиной Грюма раздается столь громкий взрыв, что у него закладывает уши, а ударной волной мужчину отталкивает на землю. Падая, шотландец восстанавливает координацию, чтобы, оказавшись на земле, моментально поставить щитовые чары, позволяя себе оглянуться назад, чтобы увидеть следующую картину: край крыши, на котором только недавно стоял Аластор, сейчас просто отсутствовал. Взрыв, созданный, видимо, Беном, просто снес к чертям часть каменной конструкции, заодно пробив пол вниз, прямо на чердак. Сам волшебник стоял неровно, словно заклинание потребовало слишком много сил, но, самое главное, противника Маккейна не было видно. И тут, столь же неожиданно, воздух рассекает зеленая молния, влетающая в спину мага. Тот лишь едва заметно качнулся, а затем безжизненное тело, словно мешок с костями, рухнуло на полуразрушенную крышу.
В висках застучало. Грюм резко оборачивается, видя единственного противника. Рука с палочкой того была направлена вперед, в сторону Бена, поэтому у Аластора было буквально одно мгновение перед тем, как тот вернется к своей первоначальной цели... Но мужчина не мог позволить себе упустить момент. Оглушающее заклятье ударяет в корпус Пожирателя смерти, но не сбивает того с ног. «Крепкий сукин сын». Но аврор и не собирался останавливаться. Поднимаясь на ноги, не обращая на гул в ушах, он начинает яростное наступление, обрушивая на противника весь свой магический арсенал. Палочка в руках Грюма танцевала, как у дирижера симфонического оркестра, выдавая чёткие движения, необходимые для сотворения максимально правильного и эффективного волшебства, ведь любая ошибка могла стоить ему жизнь. Благо, инициатива была за шотландцем, и сейчас мужчина не позволял Пожирателю перейти в контратаку. Еще одна заклятье – щит противника падает, тот отчаянно выпускает светящуюся сферу, размером с бейсбольный мяч, который, видимо, скосив, врезается в и так раненую ногу, но после следующего взмаха палочка вылетает из рук противника и, крутясь, падает на залитую водой крышу. Угроза от врага сразу стала минимальной, но это лишь поспособствовало нарастанию ярости Грюма. Перед глазами стояло бездыханное тело Бена, поэтому Ал выпускает оглушающее заклятье прямо в лицо противника, заставляя того рухнуть на землю. Затем аврор использует связывающие чары, создавая веревки, что туго стягивают оппонента по рукам и ногам. Сильно хромая и стискивая зубы после каждого шага, шотландец направляется к обезоруженному и ослабленному волшебнику. Напоследок брюнет накладывает на того чары помех, чтобы уменьшить потенциальное сопротивление на ближайшие минут пять точно. «Надо валить отсюда. Мы привлекли слишком много внимания. Тем более к нему может прийти подмога», - рационально решает Аластор, доковыляв до валяющегося ублюдка. Вариантов было мало. Не оглядываясь на тело Маккейна, аврор невербально использует «Акцио» на палочку Пожирателя смерти, хватая ее свободной ладонью, а затем касается тёмной мантии левой рукой, после чего две мужские фигуры с хлопком исчезают с крыши.
***
Аластор и связанный Пожиратель смерти появляются прямо на пороге дома Грюма. В Кентерберри тоже была буря, со шквальным ветром и мерзким проливным дождём, из-за которого длинные волосы аврора сейчас липли к коже, а также лезли в глаза, чем вызывали у волшебника только большее раздражение. Шотландец не хотел думать о своем эмоциональном состоянии, поскольку сейчас в его руках находился невероятно ценный пленник... Который только что убил его хорошего друга и боевого товарища. Нельзя допускать гнев до управления телом, иначе для тёмного волшебника все точно кончится не лучшим образом. Недавний противник сейчас был в неадекватном состоянии, пошатываясь, поддерживаемый рукой Грюма, который одновременно снимал все защитные заклинания со своего дома. Когда дверь наконец отворилась, Аластор мощным толчком затолкнул врага (а иначе его никак не назвать) внутрь, закрывая дом на волшебные ставни. То, что каждый шаг сопровождался вспышкой боли в ноге, а заодно и неприятным хлюпающим звуком из-за крови в сапоге, явно не поднимало магу настроение. Пару раз моргнув для мобилизации сил и возвращения концентрации, мужчина изображает в воздухе магическую формулу, создавая стул, на который, не без усилия, сажает достаточно крупного, но невысокого, Пожирателя Смерти. Второе связывающее заклинание привязывает противника к появившемуся из ниоткуда предмету мебели, после чего Грюм поковылял в сторону гостиной. Если ее, конечно, можно так назвать, до этого дня в съемном доме шотландца не было гостей. В голове крутился вихрь мыслей, а ситуация несколько осложнялась болью в ноге, в грудине и общей слабостью, вызванной, видимо, активным магическим сражением и некоторой потерей крови. Было много дел. Целая куча. Надо все структурировать и отринуть к чертям эмоции. Этот ублюдок еще получит свое, но попозже.
Шаг первый – решить проблему актуального состояния. На ходу Грюм скидывает с себя тяжелое пальто, терновой палочкой вызывая из-под стола небольшую сундучок с зельями собственного производства. Не выпуская палочку из правой руки, мужчина левой поднимает маленькую склянку, вырывает зубами пробку, а затем залпом опрокидывает в себя горький напиток, стянувший спазмом горло, словно удавкой. Сморщившись, Аластор неподвижно стоит около пяти секунд, выдержав приступ побочного эффекта лекарства, которое, во-первых, ослабит кровотечение, во-вторых, восполнит недавние потери.
Шаг второй – информирование. Можно было через камин связаться с Министерством, призвать подмогу, спокойно задержать Пожирателя, а затем уже допросить его... Так Грюм и хотел сделать, но что-то его останавливало. Он гонялся за этими сволочами уже много месяцев, причем абсолютно безрезультатно. И сейчас за стеной сидит человек, который может дать ответы на множество вопросов, кои крутились в голове Аластора, казалось бы, целую тысячу лет. Аврор отказывается от идеи информирования Министерства. Рано. Скорее всего, они уже отправились на место сражения, поэтому слишком долго беседовать с ряженым клоуном нельзя, ибо чревато это все. Но и никому не сообщить о происходящем нельзя. Особенно с учетом состояния Грюма... Ответ находился мгновенно, причем имя крутилось в голове уже давно, но просто он наконец решился признаться себе в том, что это единственный и лучший вариант. Закрыв глаза, мужчина актуализирует одно из приятнейших детских воспоминаний, носом чувствуя запах яблочного пирога, имбирного пряника и, казалось бы, слышит в голове глубокий и хриплый отцовский голос.
Экспекто патронум, - из кончика палочки сначала вырывается поток серебряного пар, за пару секунд принявший форму крупного волка, который, оказавшись на полу, поднимает голову на Аластора. – Вивьен, срочно ко мне. Возьми с собой ту шкатулку с зельями, которую я выдал и требовал открыть только в крайнем случае. На крышке с внутренней стороны адрес моего дома. Я сниму защитное заклинание с камина, но лишь на десять минут. Торопись.
Еще один взмах терновым магическим орудием и Патронус, являющийся инновационной идеей Альбуса Дамблдора для связи между членами Ордена Феникса, исчезает. Мисс Рид должна будет скоро прибыть. Шотландец активирует свой камин, снимая блокирующее заклинание, после чего, прихрамывая, возвращается в коридор, где на стуле сидел пораженный оглушающим (а заодно и чарами помех) заклинанием противник.
Снимая собственные чары контрзаклинанием, Грюм приставляет кончик палочки к шее Пожирателя. Свободной рукой он срывает с его лица треснувшую маску, видя крупную морду, изо лба которого течет вниз струйка крови.
Имя. Род деятельности. И имя твоего напарника. Живее, - Аластор говорил твёрдо. У него не было никакого желания на лишние разглагольствования.

+1

3

У каждого человека есть свои слабости, и у каждого волшебника они, соответственно, тоже имеются. По крайней мере, так считали даже чистокровные, любящие спорить с идеей о том, что не так уж маги далеко отошли в развитии от своих обделенных колдовским даром собратьев. Не беря в расчет креационистов, стоит отметить, что с такой же силой люди оспаривали близость родства с обезьянами, мол, где они и где мы. Так что маленькие слабости были не единственным, что объединяло волшебников и магглов, были ещё как минимум гордыня и высокомерие. Впрочем, сейчас речь совсем не об этом.
Господин Фергус Родерик Мальсибер имел свои слабости, которые не очень-то скрывал, но которые кто-то мог счесть чем-то недостойным чистокровного волшебника. Обычно такие выпады господин Мальсибер встречал улыбкой, больше похожей на надменную саркастичную усмешку, и насмешливым взглядом прищуренных глаз с замечанием о том, что лучше прочищать дуло маггловского револьвера, чем чужой дымоход. А после повисшей паузы, означавшей, что не сразу дошла высокопарная метафора, пояснял, что он-де никого конкретного не имел в виду, а просто озвучил первое, что пришло в его голову. В конце концов, его семья не относилась к священным двадцати восьми, а посему не требовалось настолько щепетильно относиться к репутации и трястись над внешним моральным обликом перед окружающими. По правде говоря, Фергус Мальсибер в принципе не особо любил заниматься чем-то подобным, ему было гораздо больше по душе то, как кто-то лебезит перед ним и пытается выставить себя в лучшем свете. И так уже повелось, что подобные представления были практически каждый будний день, напоминая мужчине, что быть чистокровным это не только привилегия, но и большое удовольствие. Ненавидел ли Фергус грязнокровок и полукровок? Отнюдь, ибо разве можно ненавидеть грязь на ботинках после прогулки? К тому же некоторая грязь и целебной может быть, да и не всю работу можно спихнуть на домовиков.  Поэтому когда мистеру Мальсиберу сделали щедрое предложение примкнуть к новому бунтарскому кружку бывших слизеринцев и позволили проявить себя, он делал это больше из тщеславия и амбиций. Позже ум, талант, красивые глаза и скромность позволили выделиться настолько, что на предплечье появились едва заметные очертания черепа, которые и не заметишь, сочтя, что какой-то колдмедик нахалтурил с заживлением кожи, отчего остались вот такие вот шрамы. С момента нанесения метки и включения в узкий круг избранных Фергус начал чувствовать себя действительно особенным. Если священные двадцать восемь были сливками общества, граничащих со значимостью коровы в Индии, то Пожиратели стояли на ступень выше, они будут той самой священной коровой в новом мире, который будет скоро построен… Или с грохотом упадут с пьедестала, на который так старательно забирались. Такого мистер Мальсибер тоже не исключал, потому что кровь затерявшегося в родословной ирландского предка добавляла к шотландской независимости деловую хватку, с помощью которой любую сделку можно было сделать выгодной. Но это будет позже. Если вообще будет. Пока Министерство позорно проигрывало и не могло со всей своей бюрократской армией противопоставить ничего горстке энтузиастов, и даже хваленые ищейки Скримджера всё время оставались на шаг, а то и два позади. Фергуса это всегда веселило, даже если он просто слушал очередную историю о том, как сели в лужу министерские чины, из чужих уст. Большим удовольствием для него было разве что самому облапошить авроров и выпить стаканчик виски 30-летней выдержки. Но госпожа Удача обладала скверным чувством юмора и сволочным характером, не желая, чтобы хоть кто-то не лицезрел её филейные части. К несчастью, мистер Мальсибер в тот вечер оказался одним из первых в списке, кому капризная дама показала свою задницу, совершенно бесплатно и безвозмездно. Но разозлиться на это Фергус, увы, не успел.
Когда появилась информация о том, что всё-таки кто-то из общества, обитавшего в Лютном, подобрался поближе к последователям Темного Лорда, имея при этом жажду не взять автограф или завести от них детей, а отправить их всех в отпуск на чудный маленький островок среди моря под названием Азкабан, Мальсибер воспринял это как очередную игру в кошки-мышки, где ищейкам предстояло вновь остаться с носом. Волшебник даже вызвался помочь, что и сделал через свои обширные знакомства с различным жульем, от которого он не воротил нос подобно прочим аристократам. Когда выяснилось, что ниточки могут привести прямиком к одному из Пожирателей, Фергус предложил не обрывать нить одним заклятьем и зигзагообразным движением руки, а потянуть за ниточку в ответ, чтобы узнать больше оппонента и загнать его в угол. Что если это был самый настоящий аврор под прикрытием? Такая удача и такой простор для деятельности.
Человек, которого формально схватили за руку за копанием в чужом белье, действительно оказался аврором, и Темный лорд приказал его поймать, коль скоро такой лакомый кусочек бегает один и без охраны. А раз уж господин Мальсибер успел отметиться в этом деле, то пусть и продолжает радовать всех своими достижениями. Фергус на это лишь елейно улыбнулся и отвесил небрежный поклон, умудрившись сделать это так, что янтарная жидкость в стакане не выплеснулась на пол или, что ещё хуже, на черный костюм. Если бы кто-то захотел приглядеться в этот момент к колдуну, то заметил бы, что не только во взгляде было недовольство, оно пронизывало в миг преобразившуюся мимику и манеру. Но разглядеть этого никто не пожелал, потому что Фергус позаботился об этом заранее, создав репутацию воодушевленного и трудолюбивого Пожирателя, такого, что хоть создавай и вешай на доску колдографию с пометкой «лучший работник месяца». Словом, уже тогда Мальсиберу не особо понравилась эта затея. И он оказался чертовски прав.
«Два аврора лучше, чем один!» - это последнее, что услышал от Нотта Фергус, а дальше хлопок, и черная дымка замаячила на крыше, где встречались две министерские ищейки. Первой мыслью было отступить, положа руку на сердце, вещая о том, что расклад был слишком уж не в их пользу. Но Фергус понимал, что если Нотт останется в живых, то либо разбрехает всё аврорам, либо расскажет Темному лорду, что Мальсибер бросил его одного, и ни один из вариантов не был выгоден волшебнику. Поэтому уже через секунду, не успев даже подумать «Побери тебя Мерлин и сожри тебя дракон», без лишнего воодушевления, а действуя исключительно расчетливо и самолюбиво, Пожиратель переместился за спину второй фигуры, которая, предположительно, принадлежала другому аврору. Всё было практически на автоматизме, даже когда в своем противнике Фергус узнал того самого Аластора Грюма, которого осведомители называли главной занозой в заднице любого темного волшебника.
Какое-то заклятье поразило левую руку острой болью, и Мальсибер понял, что малейшее движение заставляет кривить тонкие губы, только на этот драматизм совершенно не было времени. Единственное, что грело душу – аврор и сам пропускал какие-то заклятия Фергуса, а тот не полевыми цветочками кидался в министерскую ищейку. Но вдруг дуэль прерывает взрыв, на который отвлекается Мальсибер, только что присевший, чтоб не получить заклятье в свою светлую голову. Это помогло устоять пожирателю, тогда как аврор был буквально отшвырнут от места взрыва. Нотт пропал из виду, остался лишь информатор, и Фергус не особо надеялся, что его вынужденному напарнику светит сегодня вкусный ужин. Да и не сегодня, а в целом. Фергус понимал, что два аврора лучше, чем один. Но также здраво оценивал свои шансы. Поэтому без колебаний пустил зеленый луч из своей волшебной палочки, лишая министерских количественного преимущества. За это Мальсибер поплатился оглушающим прямо в корпус, пошатнулся, но всё же устоял. В голове зашумело, стало сложно парировать заклятья очухавшегося Грюма, всё было как в тумане, и осознать то, что получил ещё одно оглушающее прямо в лицо Фергус не успел.

Очнулся Мальсибер уже в чьей-то квартире. Или доме. Понять он не успел, но наметанный глаз, привыкший к интерьеру более богатому, отметил, что живет тут кто-то из бюджетной сферы. На данный момент не просто живет, но и грубо тыкает своей палочкой в шею, по всей видимости, желая запугать. Фергус чувствует, как по лбу течет кровь, левая рука всё также ужасно болела. Мысли прояснились, и волшебник понимает, что всё должно быть несколько не так. Преступников не ведут в какую-то (свою ли?) квартиру, их ведут на суд или сразу в тюрьму. А ещё мужчина понимает, что он всё ещё на шаг впереди – в отличие от аврора Мальсибер не был в информационном вакууме и своего визави знал. Уголки губ пожирателя дрогнули, он едва сдержал ухмылку.
- Даже не зачитаете мне права? Вам не кажется грубым тыкать в меня своей волшебной палочкой на первом свидании, мистер Грюм? И скажите… Давно ли Министерство поощряет предварительные походы в гости? – Он обвел глазами помещение, которое было, по всей видимости, прихожей. – Уютненько у Вас, ничего не скажешь…
Фергус понимал, что дергает за хвост хвосторогу, потому что аврор, обошедший законы, едва ли будет церемониться. Но зато Мальсибер знал, что сыворотку правды ему в глотку не залили, и это было определенным плюсом. Сейчас оставалось тянуть время, пока ирландская кровь, отвечающая за выгодные сделки, не придумает план получше.

[nick]Fergus Mulciber[/nick][status]Очаровашка[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2S95D.gif[/icon][lz]
[lz]Фергус Мальсибер, 45  </a><br> Пожиратель Смерти<br>[/lz][icon]http://s8.uploads.ru/t/4VGwo.jpg[/icon]

Отредактировано Vivien Reed (08.03.2019 13:17:58)

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q2. E6. Первый ход [Лондон. 21.10.1978]