лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Альтернатива » Не доводи до предела


Не доводи до предела

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Не доводи до предела

Lauren Christy - The Color Of The Night

https://c.radikal.ru/c26/1812/e7/48d1e412aaf1.gif https://a.radikal.ru/a43/1812/53/bbce33490f34.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

январь 1979 года дом Поттеров

Чарльз Поттер & Скарлетт Селвин

Прошлое должно оставаться в прошлом. Но что делать, когда оно рушит твое настоящее?

+1

2

Слухи - то, чем полнится любое общество. Слухи могут привести к непредсказуемым последствиям и если бы те, кто их распространяют знали, к чему они приведут, то, возможно думали бы, прежде чем открывать рот. Слухи, сплетни, скандалы и интриги — это так интересно и забавно, когда в них не фигурируешь ты или члены твоей семьи. Когда не запятнана репутация, а тебе не приходится, сгорая от стыда и ужаса слушать то, что одна высокородная бездельница вкладывает в уши другой такой же. И как только, звучит фамилия твоей семьи, ты вступаешь в игру. Тебя невольно затягивают, даже не спросив, а хочешь ли ты? Ведь никто не спросит на прямую, но все будут коситься, стоит только войти на прием и внимательным взглядом провожать, как только повернешься к ним спиной. Скарлетт варилась в этом котле долгие годы, умело пряча свои скелеты в шкафу так долго, что начала сама о них забывать. К чему ворошить прошлое. Лучше оставить его там, в глубинах памяти и не вытаскивать на свет, рассматривая словно занятную вещицу. Но кажется настал и ее черед оказаться втянутой в водоворот событий, исход которых как всегда был непредсказуем.
Слышать подобное было не странно, было дико. Скарлетт ни за что бы не поверила, не услышь она все сама. Было ли это случайностью? Конечно нет. Умелые языки были острее лезвия и ранили в самое больное место. Это что-то из запредельного, что абсолютно не укладывается в голове. «Грязные слухи и не более того» - как хотелось в это верить! А собственно говоря, почему она не должна была в это верить? Почему повелась словно девочка на школьные сплетни? Потому что боялась, что это будет правдой. Слишком горькой для нее и столь близкой. правда об этом никто знать не мог. Только он и она. Но столько лет прошло.

Селвин осушила бокал до дна, сжимая его пальцами так сильно, что казалось хрупкое стекло сейчас треснет, раня ее нежную кожу. Губы распухли от частых прикусываний. История могла повториться. Что мешало им быть вместе? То, что он знал, чья дочь Элис Селвин. Знал кто ее мать. Знал ее мать. Пожалуй, даже ближе, чем того следовали приличия.
Хотелось рвать и метать, выпустить гнев наружу, не давая разрушить себя изнутри. Она проводит пальцами по переносице. Нужно отправься к нему и задать вопрос напрямую. Бесполезно предполагать, ведь покоя размышления не принесут. И если он лжёт, Скарлетт поймёт это. И тогда... тогда ему конец. Все равно, что будет с ней, но порочить свою семью женщина не позволит никому.

Тело собирается из миллионов частиц. Кажется, она немного перенервничала, да и была здесь довольно давно, поэтому оказалась далеко от его дома и теперь нужно было добираться пешком. Выпрямившись, она гордо вскинула подбородок и быстрым шагом направилась по гравийной дорожке ко входу.
Его могло не быть дома. Или же Скарлетт рисковала наткнуться на его супругу, но ее это не волновало. Она его из-под земли достанет, и горе тому, кто попытается её остановить. Сейчас она не видела перед собой препятствий, разве что мелкие камушки так больно врезались в ступни, стоило ей зачерпнуть их увязающими каблуками туфлями. Мелочи. Раздражающие и распаляющие еще больше, но такие незначительные.

Требовательный стук в дверь. К черту все приличия.
- Могу я..., - не дав эльфу договорить,   но женщина уже прошла вглубь дома, задев существо полами своей мантии.
- Чарльз дома? Скажи к нему...
Но звать никого не понадобилось - Чарльз был дома. У Скарлетт перехватило дыхание, едва она увидела его. Сколько же они не виделись... десять? Пятнадцать? Сколько лет прошло?.. И кажется он совершенно не изменился. Те же лукавые глаза и обворожительная улыбка. Нет ничего удивительного, что она потеряла от него голову, совершив ряд ошибок в молодости. Но разве это могло стать оправданием, для его адюльтера с ее дочерью.
Женщина приблизилась к нему.
- Ты был с моей дочерью? Да или нет, - ее ровный тон вряд ли мог кого обмануть. Скарлетт едва сдерживалась от клокотавшего внутри неё гнева. Ей не нужны подробности, только ответ на четко поставленный вопрос.

+3

3

Когда неожиданно узнаешь о таких вещах, в первое время срабатывает любая из доступных психологических защит. Сомнение, недоверие, категоричное отрицание, агрессивное отвержение реалий. Затем долгое обдумывание и, в конце концов, мучительное ожидание доказательств для окончательного принятия. Разум яростно сопротивлялся любым переменам в жизни, которые уже пожившему свое магу были совершенно ни к чему.
А ведь как хорошо начиналась зима…
Поттер-старший не сомневался, что, будь у юной мисс Селвин его адрес, она без сомнений направилась бы прямиком к нему домой. Чарльз не был знаком с дочерью Скарлетт столь близко, лишь единожды обе семьи оказались на званом обеде у одного из влиятельных волшебников, который всем делам, связанным с заработками и родовым статусом, предпочитал сохранение семейного очага. Он пришел вместе с супругой и сыном, она привела своих детей и мужа. С последним ему даже удалось перемолвиться на некоторые выгодные для него темы, а вот дети предпочитали общаться между собой. С Элисс они обменялись парой фраз во время представления семейств, точно так же, как и с ее старшим братом. И на этом все должно было закончиться. Но нет…
Стыдно вспомнить, как они встретились впервые наедине почти через два года после этого знакомства. Чарльз не считал себя алкоголиком, но, время от времени, любил «подлечить душу» в известном баре, где иногда можно завести весьма приятные для ночи и совершенно не запоминающиеся на утро знакомства. Нет, он не упивался до поросячьего визга и потреблял весьма культурно, так сказать, для поднятия настроения. Разум его оставался чист и пребывал лишь в чуть более бодром состоянии. Память сама стирала спустя сутки ненужные отрывки из жизни.
Иногда она стирала и нечто более значимое. Например, лица детей бывших любовниц. Она подсела к нему за стол, и, будь он абсолютно трезв, непременно заметил бы встревоженное выражение ее миловидного лица. Но внутренние инстинкты подвели, и он просто предложил незнакомке выпить вместе с ним. Она не отказалась. Слово за слово, банальная «подготовительная беседа», сдвинутые ближе стулья, и вот когда его рука зависла над привлекательной коленкой прелестного молодого создания, она представилась. Ощущение было таким, словно вместе с коньяком он проглотил здоровый кусок льда. Имя, быть может, и не внушило бы никаких сомнений, но вот фамилия отозвалась волной Круцио в теле, пробирая до самых костей. Мозг тут же весьма уместно упомянул и о возрасте юной немного сумасшедшей дамы, которая крайне ловко избегала вопросов по типу «о чем ты думала?».  Впрочем, в ее возрасте думать – последнее занятие. Кровь кипит, душа полна авантюризма. «Из дома сбежала», - беспечно заявила она. Чарльз не мог вспомнить момент, когда стал тащить в дом чужих детей, у которых наблюдались проблемы на почве недопонимания со стороны родни. Но не бросать же бедное дитя посреди Лондона среди ночи. Для трансгрессии мозг был слишком расфокусирован, и Поттер принял решение отвести Элисс домой завтра утром. Из дома он отправил миссис Селвин сову с извещением о том, что ее дочь в порядке, и, как ни странно, почти всю ночь он провел вместе с юной волшебницей за кофе и долгими разговорами о жизни. Чем больше они говорили, тем сильнее Чарльз различал в ней молодую Скарлетт. Хоть и не было в ней столь открытого безрассудства, как в дочери, все же общие черты угадывались на фоне рассуждений в части некоторых вопросах. Так известный в магической Британии предприниматель впервые за свою жизнь запомнил случайно появившуюся в его компании леди на долгие месяцы вперед. После того, как она покинула его дом, они вступили в переписку. Чарльз ощущал в этом занятии давно забытую теплоту и нежность, которую он испытывал, обмениваясь письмами с ее матерю много лет назад. Она просила совета, он оказывал эту столь необходимую молодой девушке помощь, основываясь на собственном жизненном опыте. Ей не хватало внимания, и она в очередной раз сбегала, чтобы Чарльз фактически тайком водил ее в театры и рестораны, где они могли просто беседовать, болтать, как друзья или, даже, как родитель и дитя. Со временем Чарльз стал чувствовать особую ответственность за юную мисс, практически ощущая себя в роли ее опекуна. Порой разговоры становились откровеннее: эмоциональная Элисс, подавшись порыву,  могла рассказать что-то, что, пожалуй, не должно было выходить за порог дома ее семьи. Чарльз старался принять это спокойно, не отчитывал девушку и не использовал полученную информацию во вред Селвинов. Постепенно, успокаиваясь, она принимала заверения Чарльза о том, как важно быть поддержкой и опорой собственной семье. Иной раз Поттер задумывался о том, что время, проведенное с Элисс, доставляет ему столько удовольствия от того, что собственный ребенок предпочитает держать непреодолимую дистанцию между ними. Ему просто хотелось быть родителем. Полезным родителем.
Все изменило последнее написанное Элисс письмо. Оно было отправлено в день их крайней встречи, на который Чарльз обратил внимание на чрезмерную встревоженность мисс Селвин. Она упорно уходила от ответа, нервничала, злилась, словно готовилась устроить подростковый бунт. Однако эту стену Поттеру пробить не удалось. Она сорвалась сама, вернувшись домой и взяв в руки перо.
Не верить словам Элисс у Чарльза причин не было, девушка всегда была достаточно откровенной. Пожалуй, даже через чур. И все же новость, выведенная аккуратным подчерком на листке бумаги, ввела его в оцепенение. Он сидел в гостиной, нервно потирая пальцами подбородок, снова и снова пробегаясь взглядом по строчкам. Раздавшийся внизу шум отвлек его, вытаскивая из этого ступора. Поттер поднял голову, стискивая в пальцах письмо вместе с конвертом, и прислушался. Незамедлительно проследовав в холл, Чарльз замер на лестнице, глядя на ту, которую никогда не ждал увидеть на пороге собственного дома.
Вопрос в лоб, озвученный стальным, почти физически пронзающим насквозь тоном матери, пребывающей в гневе.
Его губы искривились в усмешке. После того, что он прочитал… Как можно вообще всерьез воспринимать эту легкомысленную женщину? Довольно бесцеремонно оглядев ее с ног до головы (и отметив, что собиралась она явно впопыхах), Чарльз неспешно спустился, молча становясь перед ней, словно выжидая броска в свою сторону. Значит, слухи действительно ходят. Несколько обидно, учитывая, что он выступал лишь в качестве наставника.
- Довольно серьезное обвинение, не находишь? – спокойно поинтересовался он, однако не собирался так просто раскрывать карты. Если написанное в письме Элисс – правда, то Чарльз готов был еще некоторое время помучить миссис Селвин, оставляя ее с неугасающей тревогой, вызванной неизвестностью.
- Я отвечу на твой вопрос, если ты дашь ответ на мой, - Поттер поднял руку с зажатым в ней письмом, демонстрируя конверт с печатью рода Селвинов.
Если сейчас она ответит отрицательно, то жизнь рано или поздно вернется в привычную колею. Если же нет…
- Это правда, что Итан – мой сын? – произнес он, ославляя после ледяную тишину, пронизывающую пространство. Напряжение достигало своего предела.

Отредактировано Charlus Potter (20.01.2019 00:28:19)

+1

4

На мгновение Скарлетт показалось, что все звуки разом исчезли, погружая ее в гнетущую тишину. Остался лишь стук ее сердца, медленный, глухой, словно бой барабанов, зовущих на битву. она набрала в легкие побольше воздуха, делая глубокий вздох и медленно выдыхая.
- Что за вздор? - миссис Селвин старалась говорить спокойно, но голос дрогнул, выдавая ее. И совладать со своими чувствами она больше могла. Ее трясло лишь от одного взгляда Чарльза, спокойной стоящего перед ней. Одним лишь вопросом он уничтожил весь гнев, с которым Скарлетт появилась на пороге его дома, отправляя женщину в смятение и растерянность. Кто мог предать ее, если об этом никому не было известно? Аллен? Но он не знал, правду о происхождении Итана. Да и не стал бы супруг, которого она все же хорошо знала, делать подобного хода. Мистер Селвин вызвал бы ее на разговор, по итогу которого последовал бы развод. Тихий, мирный. И даже Итан бы не узнал правды, потому что отец (коим Аллен и являлся все эти годы для мальчика) любил его и не захотел бы навредить сыну. Так кто же? Сам сын? Но Скарлетт ни разу не дала ему повода усомниться в своем происхождении. Итан многое перенял от Аллена, поэтому поступил бы точно так же, как и он - поговорил бы напрямую с материю. Остается лишь дочь. Своенравная, неуправляемая, идущая против воли матери и поддерживаемая отцом Элис. Но ей откуда знать тайну о своем брате? И откуда у нее адрес Поттера? Этот вопрос был второстепенным, если постараться, можно найти адрес любого. Мысли путались, не давая Скарлетт ни малейшей возможности сосредоточится или вспомнить, где она совершила прокол. Столько лет тщательно охраняемая тайна была обнародована и не просто кому-то, а человеку, имеющего к этой тайне непосредственное отношение. Будь на месте Чарльза любой сторонний человек, она бы просто рассмеялась ему в лицо со словами о бреде и клевете. Ведь как можно заподозрить в подобном ее, имеющую безупречную репутацию. Но вот он стоит перед ней, держа в руке неопровержимое доказательство ее измены и лжи. Измены супругу и лжи самому Чарльзу. Могла ли она поступить по-другому двадцать лет назад? Хотела бы она что-то изменить? Вернуться в прошлое и рассказать все Чарльзу и Аллену, разрушая тем самым обе семьи? Конечно нет. Скарлетт поступила бы точно так же и сейчас не жалела о принятом решении. Роман с замужним мужчиной спровоцировал бы скандал, наносящий непоправимый удар репутации, как его, так и ее. Родив в браке с Алленом, Скарлетт не могла вызвать каких-либо подозрений. Да и мальчик удивительно был похож на супруга и в какой-то момент, она и сама не была уверена, а Чарльз ли отец? Может она сама все выдумала, показалось, неправильно рассчитала. Самообман был прекрасен и верить в него хотелось. Под влиянием прошедших лет, она выкинула из головы все, что было связано с Чарльзом. Но правда всегда оказывается на поверхности, как глубоко ты ее не прячь. Значит настало время вскрыть карты, заранее зная, что партия будет проиграна и новой уже не будет.
Чарльз стоял перед ней, сжимая в руке письмо, с разломленной печатью рода Селвин и спрашивал ответ на вопрос, который, кажется, уже знал. Он был спокоен и собран. Но Скарлетт чувствовала его напряжение.
- От кого это письмо? - она продолжала уходить от ответа, тянула время, не зная как поступить. Что он предпримет, как только получит от нее подтверждение на информацию в письме. Пойдет ли к Итану? Разрушив тем самым ее жизнь. Оставит все как есть? Ведь у него так же своя семья: жена и взрослый сын , кажется Джеймс был ровесником Элис.
А может это блеф? Может письмо и вовсе от Аллена и касается всего лишь рабочих моментов или связано с бизнесом Поттера? Но откуда тогда этот вопрос про Итана? Это уже не важно.
- Ответь мне на вопрос, который я знала и тогда я отвечу на твой.

+1

5

Он и не ожидал, что Скарлетт даст ему ответ немедленно. Его целью было лишь оповестить женщину о том, что он знает. Появление в его доме Селвин не позволило ему даже на миг задуматься о том, что делать с полученной информацией. Вряд ли он стал бы направлять ответное письмо. И, скорее всего, не стал бы спешить организовывать встречу с бывшей любовницей. Если это правда, то пусть останется тайной, портить чью-либо жизнь Чарльз не собирался. Тем более свою. Быть может когда-нибудь, при определенных обстоятельствах, он оповестил бы Скарлетт о том, что ему известно. Впрочем, эти обстоятельства уже возникли здесь и сейчас. Зачем тянуть?
Женщина довольно посредственно ушла от ответа, что вызвало у Поттера невольную улыбку. Пытается уточнить ранее интересующую ее информацию, однако Чарльз прекрасно знал, чем с этого момента будут забиты ее мысли. И уже судьба дочери волнует чуть меньше, чем собственная.
Положив письмо вместе с конвертом на столик около входной двери, он молча обошел женщину, практически вынуждая ее спросить с плеч накинутое наспех пальто и оставить его в руках мужчины.
- Что ж… Выходит, разговора нам не избежать, - картинно-обреченным тоном произнес Поттер, самостоятельно размещая верхнюю одежду гостьи в гардеробе. Эльфов они не держали, Дореа, как правило, не чуралась домашнего хозяйства, а Чарльз не видел смысла заводить еще одно животное.
- Проходи, чувствуй себя, как дома… Впрочем, помнится, однажды уже почувствовала. Настолько, что спустя 18 лет я вдруг узнаю, что, возможно, у Джеймса есть сводный брат.  Ну все… Успокойся.
Наблюдая, что нервозность женщины вот-вот достигнет своего предела, Чарльз без лишних слов сунул ей быстро организованный бокал с красным вином.
Если тебя волнует, Доры нет. Она вместе с Джеймом у своих родственников. Мне пришлось принести сына в жертву и отправить в лапы Блэкам, чтобы полноценно поработать этой ночью, но ты, как всегда, разрушила все мои планы.
Дождавшись, когда Скарлетт придет в себя и, наконец, займет место в кресле гостиной, Поттер обосновался напротив, выжидающе глядя на женщину.
- Ну? Что ты хочешь узнать? Что я старый извращенец, который пристает к твоей дочери? Уже одна только твоя мысль об этом глубоко меня оскорбляет, - он покачал головой и сделал первый глоток, с удовольствием смакуя напиток. – Мм… пятьдесят четвертый… Отличный урожай.
Он с улыбкой взглянул на бокал в его руке. Это вино, по его мнению, было наилучшим из его запасов. Всего две бутылки, приобретенные в пятьдесят девятом. Сегодня он открыл вторую. А первая была распита в начале шестидесятых. В этом же доме, на этом же самом месте. С тем же человеком. Какая ирония, он вспомнил об этом только сейчас, уже наблюдая, как уставшая измученная дорогой и переживаниями миссис Селвин делает попытку выпить и, наконец, успокоиться.
- Я не трогал твою дочь, слышишь? – на этот раз Чарльз говорил серьезно. – Она нашла меня в баре. Как с неба свалилась. Черт меня дернул вообще завести с ней разговор… Да и что-то твой материнский инстинкт не вопил, когда ты получила от меня письмо с известие м том, что Элисс останется у меня на ночь. Почему вдруг сейчас такие опасения? Неужели я правда похож на столь непорядочного человека?

+1

6

Раздраженно дёрнув плечом, показывая все своё отношение ко всей этой ситуации, Скарлетт проследовала в гостиную.
Мерлин тебя подери, Чарльз. Тебя и весь твой род! Следовало добавить, что во всем этом была и ее вина... и ещё какая. Но миссис Селвин была не из тех, кто признает свои ошибки, зато очень любит в них тыкать других, чтобы затем елейным голосом спросить: все хорошо? И вот сейчас Чарльз бил в самое больное - в правду.
Бокал, насильно вложенный в руку, первый глоток, за ним второй. Она не чувствовала ни вкуса, ни запаха напитка, хотя вряд ли Поттер стал бы ее поить дешевым пойлом. Или тратить. Он конечно мог, но зачем?
Выслушавших его, Скарлетт прикрыла глаза, проводя тонкими нервными пальцами по бровям. Тяжелый
вздох и вновь глоток вина. Бокал опустел.
- Я не знаю кому и во что верить, - чуть помедлив и усмехнувшись она поднимает на мужчину, сидящего напротив взгляд и с издевкой добавляет, - Чарльз.
Скарлетт чувствовала, как слишком быстро выпитое вино начало распространяться по крови, насыщая тело приятной лёгкостью. Она откинулась в кресле, отбивая пальцами какую-то мелодию по подлокотнику.
- Я не увидела параллели. Когда-то и я искала в тебе друга, оставаясь на ночь, - взгляд обводит гостиную и возвращается к нему, - в этом доме. Думаю, не стоит напоминать, чем все закончилось тогда?
А вот она сама и добралась до его вопроса. Мерлину одному известно, как ее неразумная дочь, очевидно не ведающая что, творит, узнала о тщательно оберегаемой тайне, но правда есть правда и утаить ее сложно. Чарльз не должен был знать, что именно он является отцом Итана. Аллен не должен был знать, что это не его родной сын. Никто ничего не должен был знать. Слишком давно это было, слишком многое поменялось, слишком разрушительные могут быть последствия. Скарлетт не знала, понимала ли это та, которая написала своему другу это письмо, да ещё и с печатью рода, словно плевок в него. Время пришло. Даже если она сейчас соврёт и уйдёт, удовлетворённая полученной информацией, что делать дальше?
Скарлетт сжала подлокотники, впиваясь в них пальцами, и закрыла глаза.
- Да, - ровный тон, словно она говорит о погоде, а не о том, что, - Итан твой сын.

+2

7

Тишина настилалась гнетущим полотном, тяжёлым давящим слоем ложась на плечи, сгущая вокруг себя воздух. Запах тлеющих в камине поленьев смешивался с ароматом благородного напитка и нежных цветочных духов, вызывающих легкий приступ дурмана. Он не чувствовал опьянения, голова была ясна, как никогда прежде. Чарльз невольно принял на себя груз ответственности за то, что происходит сейчас. И за то, что произойдёт позже. В чтении мыслей нет необходимости, когда темы для размышлений заключены в рамки, за пределы которых не выбраться. Сейчас жизнь каждого из них должна выполнить резкий поворот, съехать с привычной колеи. Скарлетт... Чарльз был искренне поражён, как хватило сил этой хрупкой ранимой женщине хранить столь жестокий секрет почти двадцать лет. Сжимая зубы, вцепившись мертвой хваткой в свой брачный союз, оберегать семью от распада, утопая при этом в самой страшной для супруга лжи. Поттер не мог понять, почему не испытывает злости: скрывать такое по меньшей мере подло. Но, с другой стороны, ей самой пришлось нести эту ношу бесконечно долгие годы. Одной.
Она сама себя наказала. Сурово и болезненно. Чарльз просто не имел права приправить эту боль новым ударом.
Рука опустилась на место рядом с собой, ощущая прохладу остывшей кожи софы.
- Иди ко мне, - произнёс он, глядя в глаза женщине, что так отчаянно пыталась отвести от него взгляд. Понадобилось пара минут на то, чтобы она решилась сесть ближе.
Невесомый шлейф ее парфюма образовал невидимое облако вокруг. Но теперь к этому аромату прибавился запах ее кожи. Такой знакомый, непохожий на другие. Вызывающий легкую истому. Было заметно, как тревога в ее глазах сменяется расслабленностью с долей растерянности.
«А ты все ещё готова рисковать, выпивая в моей компании» - подумал Чарльз, не решившись озвучить мысли вслух.
- Кажется, тогда возраст ещё позволял нам быть немного безрассудными, - выждав ещё немного, мужчина дотронулся пальцами до ладони своей гостьи, словно испытывая судьбу. А затем осторожно сжал ее руку в своей. Ему было любопытно, что можно ожидать от неё сейчас, спустя столько лет. Он мог поклясться, что она не изменилась, что перед ним - та самая Скарлетт, пылкая и открытая, не умеющая сдерживать свои эмоции, чувства... и желания.
Первый барьер преодолён, и Чарльз позволил себе коснуться губами прозрачной кожи на ее запястье.
- Несомненно, это только моя вина. Я не должен был позволять себе... Черт возьми...
Медленно выдохнув, он попытался собраться с мыслями. Если в прошлом все можно было списать на молодость, то сейчас он почти готов совершить ту же ошибку.
Ошибку ли?
- ...у твоего беспокойства был повод, но я знаю тебя достаточно хорошо для того, чтобы быть уверенным: ты ограничилась бы письмом. В том, что ты пришла сюда сама, был иной мотив. Не так ли?
Последние слова Чарльза были разбавленны хитрой улыбкой. Какая глупость, как сентиментальны женские сердца. Они открываются неожиданно, но позволяют практически любому проникнуть в самую глубь. В душу. Израненную, незащищенную, больную. Молящую об исцелении.
- Ты ведь не только за дочь переживала, - убедительно проговорил Поттер, осторожно поглаживая пальцами ладонь женщины. - Это была ревность. Самая неконтролируемая из эмоций, самая опасная, толкающая нас на глупости, последствия которых могут быть ужасными.
Ей больше не требовалось вино. Чарльз знал, что ей достаточно всего одного бокала. Он готов был наступить на своё благородство, воспользоваться этим. Совесть, однако, требовала держаться. Он лишь мягко подталкивал женщину к желанному для него решению.
- Нас никогда ничего не обязывало. Когда мы были вместе, то оба ощущали столь недоступную для нас свободу. От оков брака, семьи, родословной. Думаю, это то, что нам требуется. Прямо сейчас.
Чарльз не торопился. Он читал каждую ее реакцию по глазам, по тому, насколько напряжены ее руки. Этот вечер тревожил рассудок ностальгией, воспоминаниями о прошлом, когда все было слишком просто. Когда казалось, что любой из них сможет изменить мир. Необузданные порывы молодости выливались в необдуманные поступки, влекущие за собой не самые приятные последствия.
А сейчас казалось, что и терять уже нечего. Хотелось просто наслаждаться этой жизнью, что, к счастью, преподносила не только неприятные сюрпризы.
- Останешься на ночь? - спросил он, ощутив, как Скарлетт расслабляется в его объятиях.
Пусть сегодня они позволят себе выйти за рамки благоразумия.

+2

8

Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла? Или устроила скандал, по итогу которого оказалась бы в глупом положении? Она всего лишь спровоцировала бы новые слухи и своей семье. Но это: останешься на ночь? Уже прокатилось по ее сознанию, будоража то забытое чувство. По спине побежали мурашки. Женщина сдержанно выдохнула и отвела взгляд. Это было неправильно, слишком постыдно. Ведь они оба понимают, что будет дальше. Не пижамные посиделки с кружкой теплого молока и печеньем. Они окажутся в одной постели. А может и не в постели, чем плохо этот диван? Здесь нет никого, кто помешал бы им, а хранить свои секреты они умеют гораздо лучше собственных детей.
Они не изменят время, не вернуться в прошлое и не смогут исправить то, что было. А нужно ли это?
float:leftСкарлетт было так уютно, так тепло в его объятиях, что хотелось раствориться в нем без остатка. Исчезнуть от проблем и мыслей, что терзают. Она уже не сопротивлялась самой себе в желании поступить правильно. Ей хорошо. Всегда было хорошо с ним, так почему нужно идти против себя? Зачем? Ради правил и приличий, ради репутации, чтобы всю жизнь так и просидеть с постным лицом напротив мужа во время семейных ужинов. Все это есть и останется. Но не сегодня.
- Да, - тихо произнесла она, все еще не смотря на Чарльза. - Я останусь.
Она закрыла глаза, погружаясь в свои ощущения.
Тишина в гостиной. Темнота за окнами. И сводящий с ума, такой дразнящий аромат.
Его аромат.

+2


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Альтернатива » Не доводи до предела


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC