лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Театр есть искусство отражать [Гранд Опера. 14.01.1977]


Театр есть искусство отражать [Гранд Опера. 14.01.1977]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Театр есть искусство отражать

Играй так, чтобы было не видно, что заучено

http://sd.uploads.ru/ERixY.gif http://sd.uploads.ru/Ju2sn.gif http://s7.uploads.ru/6wdNu.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

14 января 1977, Гранд Опера, Лондон

Walburga Black, Charlus Potter

Вот уже две недели, как наследник Древних и Благороднейших перестал являться таким, как гобеленовая гостиная стала кладовой одного из самых главных секретов дома на Гримо плэйс. Однако мадам не будет Блэк, если позволит себе пропустить начало гастрольного тура магичечкой оперы. Она всецело отдается светскому раскладу событий, и в этот раз подтверждая, что она в нём никакая не дама, а туз.

Отредактировано Walburga Black (11.12.2018 05:36:59)

+1

2

Как правило, такие места люди определённого статуса посещают не ради тривиальных развлечений. В толпе благородных дам и достопочтенных джентльменов каждый натянут, словно струна, и дышит через раз. А представление, что вот-вот должно начаться, лишь блеклая декорация: настоящая сцена сейчас здесь, в зале, и каждый из гостей безупречно играет свою роль.
Чарльз сдержанно приветствует каждого знакомого, что встречается на пути, уделяет требуемое в обществе внимание женщинам, парой слов описывая их очарование, и заводит короткий деловой разговор с мужчинами, - неотъемлемая часть светских раундов такого типа.
В петлице его классического фрака ярким алым пятном красуется скромная гвоздика, - супруга не приемлет выхода мужа  свет без бутоньерки, и, как правило, подбирает цветок под собственный наряд, прорабатывая каждую деталь. Супругу Чарльз видел около пятнадцати минут назад, когда та, отстав, принялась щебетать с подругами и дальними родственниками о жизни, домашнем быте и воспитании детей. Чарльз планировал провести это время с пользой, заводя разговоры с потенциальными клиентами. В самом деле, опера – лишь предлог и приятное дополнение этого вечера.
- Нам следовало взять с собой мальчиков, - раздался родной голос откуда-то справа, заставляя Чарльза обернуться. Дорея нагнала его практически у самого входа в большой зал, с едва заметным неврозом теребя нитку жемчуга на своей несколько истончившейся за годы жизни шею. Впрочем, это была лишь одна из немногих деталей, выдававших ее возраст. Она тщательно следила за собой.
- Ерунда, эти песнопения еще лет десять не будут вызывать у них никакого интереса, - Чарльз был вполне солидарен с этим, но не смел продемонстрировать свое неудовольствие находиться сегодня здесь, а не в собственном кабинете. Он просто стремился получить максимум пользы от выхода в свет и завести полезные связи.
- …Джеймсу это было бы полезно. Ты знаешь, его поведение оставляет желать лучшего, - причитала супруга. Чарльз же молча приобнял женщину за талию, проводя в зал, где гости уже занимали свои места. Эти разговоры могли продолжаться вечно, и Поттер предпочитал сводить их на нет при первой же возможности. Впрочем, Дореа каждый раз находила новые поводы завести любимую тему.
- Чарльз, - она сжала его запястье, едва они вышли на балкон. Тот, наученный опытом, лишь наклонился, постаравшись вслушаться в ее слова. – Посмотри… слева, на соседнем балконе. Вальбурга Блэк.
Смотреть Поттер никуда не собирался, в конце концов, это было бы дурным тоном. Но не верить жене у Чарльза повода не было.
- Хочешь поздороваться с родственницей? – уточнил мужчина. Дореа тихо хмыкнула, брезгливо скривив губы, и отошла назад, беспокойно поправляя прическу. Отчего-то Чарльз не сдержал усмешки. Он прекрасно знал, от чего так нервничает супруга, и нисколько не разделял ее переживаний. Напротив, он подошел к бортику балкона, кладя руку поверх расшитой парчи, что лежала на каменных перилах, и, обратив внимание миссис Блэк, приветливо кивнул, демонстрируя улыбку, едва она поймала на себе его взгляд. В зале все еще было слишком шумно от громкого шепота и перестукивания каблуков, чтобы пытаться заговорить на таком расстоянии, - вряд ли они услышали бы друг друга.

+3

3

Сегодня шествует премьера мюзикла, разговорного жанра для не умеющих петь и музыкального – для не умеющих говорить: выберите для себя свой и подчеркните. Так начинается каждый сезон для мадам Блэк. Премьера спектаклей нарядов, нравов и... её. Их небольшая выставка благородных экспонатов на высоких каблуках, так, развлечься за бокалом игристого и просто чтобы не забыть кто как выглядит и чьи косметические чары сильнее. На премьеры в магической Британии ходят, как в древнем Риме ходили в Колизей - смотреть на растерзание христиан и бои гладиаторов. Только вот в роли христиан выступает пьеса, а в боях молчаливо участвуют дамы высшего света, выбрав оружием старую-добрую сплетню и язык.
Язык.
Кто-то совершенно не умеет им пользоваться, и это лёгкая добыча для тонкого слуха; всего-то пара-тройка метров разделяло дальних родственниц на пути к своим местам, но жаждущий услышать всегда выцепит из гула голосов знакомые тембры. А может, это просто удача. Акустика... здесь она везде.

- Надо было взять с собой мальчиков.

Но забыть дома голову.
Вдруг слетит с плеч, обидно же.
Зато эффектно. Ведь все Блэки любят эффекты, даже если ты давно вросла в другое фамильное древо, словно гриб-паразит. Мальчиков, говоришь. Не помню, чтобы у тебя было больше одного.
Вальбурга ведет точеной бровью, и в её голове закрадывается идея. Шальная, впрочем, но тоже, возможно, эффектная. Миссис Блэк сегодня тоже далеко не одна, и пока ещё развлекаясь беседой со своим сопровождающим, не спеша следует к своему креслу. Всему своё время.
Сложное, витиеватое кружево цвета итальянского вина волей капризного Твилфитта рассыпано по точеным плечам мадам Блэк, заявляя главным сегодня себя, а не бриллианты в ушах. Она не скрывает, что тоже хочет замедлить течение времени, перестав появляться на публике с открытым декольте, но любое ограничение - это просто повод для нового начала. Тем более, что шея и ключицы - не единственные части тела, какие можно выгодно представить и сделать приятным мужскому взгляду.
Гости оперы чинно рассаживаются на свои места. Медленно осматривая партер и балконы, Вальбурга замечает чету Поттеров совсем рядом, тем самым убеждаясь, что слух её не подвел. Светская улыбка отвечает молчаливому приветствию Чарльза а ироничный излом фамильных бровей - неприветствию его жены. Надо же, казалось бы всего одна неосторожно брошенная фраза, одно нервное движение у прически и невыход на контакт - а так красноречиво, что позавидовал бы самый ворчливый портрет их общего предка.
Звонок знаменует начало первого Акта, и перед глазами зрителей появляется Луна, зимняя вьюга и замерзший студент. Судя по растерянности - не иначе как Хаффлпафа. И начинается действо.

He, ho, he,
He, wo sind Sie, Professor?
He, ho, he,
Wohin soll ich geh'n?

Ещё минимум две песни до появления главного героя, можно и пропустить тоскливое введение. Не жаль проглядеть то, что видела когда-то по юности лет, тем более, что самый апогей, который просто обязан узрить каждый, ожидается лишь в начале второго Акта. Мадам-дважды-Блэк встает со своего места и покидает его, скрывшись во тьме резного проема, и это знак следовать за ней. Кто из Поттеров соблаговолит составить ей компанию в отдалённом от престижных балконов месте, где обзор сцены лучше всего и...
- Намного чище звук. - вместо устного приветствия с улыбкой замечает мадам Блэк, плавно оборачиваясь на звук шагов.

+3

4

Глаза медленно привыкали к полутьме заполненного помещения. Сейчас количество драгоценных камней и металлов, сосредоточенных в стенах  роскошного зала, по своей стоимости вполне могли бы достигать цены театрального здания, а поднятое в воздух облако смешанных ароматов дорогих духов при определенной кондиции с большой вероятностью могло бы стать оружием массового поражения. Дамы эффектно прикладывали к глазам бинокли из слоновой кости, как очередной аксессуар, и невольно затаивали дыхание, наслаждаясь многообещающим вступлением.
Дореа ничем не выделялась из этой массы, полностью погрузившись в представление и, казалось, позабыв обо всем на свете. А вот Чарльзу сосредоточиться на опере никак не удавалось. Он буквально физически ощущал на себе взгляд со стороны, который будто иглами впивался в область шеи, заставляя мужчину пребывать в дискомфорте вот уже вторую партию.
Одно едва уловимое движение, замеченное краем глаза (или, скорее, шестым чувством), окончательно убедило его в необходимости действовать. Когда мужчина, наконец, обернулся, то заметил лишь ускользающий шелк платья скрывающейся в проеме женщины. У него было лишь мгновение на раздумье.
Короткое касание запястья супруги, шепот: «Сейчас вернусь». Та лишь отстраненно кивнула, не отрывая взгляда от сцены.
- Намного чище звук, - произнесла она прежде, чем обернуться, словно точно так же почувствовала взгляд, скользящий по ее спине. Как интересны вкусы женщин после сорока. Их тела худы, и кости чувственно выступают, натягивая прозрачную кожу, а аксессуары, что, вроде бы призваны скрывать проступившие всего пару лет назад, но, к сожалению, неизбежные недостатки, наоборот, практически пускают зрителя на порог интимности. Чарльз не мог понять, почему столь откровенные наряды на почтенных дамах не выглядят вульгарно. Дело привычки? Мода всегда нацелена на привыкание. И каждая колдунья в этот вечер немного вульгарна, немного более раскована, чем прежде. И абсолютно такая же часть толпы. Отец считал, что различать светских женщин одного возраста все равно, что различать породистых сук. Все равно цена на каждую будет одинаковой.
- Чудный вечер, миссис Блэк. И вы, определено, украшаете его своим присутствием, - выразив свое почтение, Чарльз прянул руку и, получив украшенную фамильным перстнем изящную кисть, поднес ее к губам, невесомо целуя.
А ведь Дора пользуется теми же духами. Схожесть характеров и вкусов Блэков порой производила пугающее впечатление.
Чарльз бросил взгляд на выставленные на укрывающей стол белой скатерти бокалы, наполненные шампанским. Пузырьки золотистого напитка все еще поднимались наверх, лопаясь на поверхностной пленке, свидетельствуя о том, что этот аперитив был разлит совсем недавно. Не долго размышляя, Поттер сделал шаг в сторону стола, забирая с него два бокала, и после протягивая один состоявшейся родственнице.
- Прошу простить мне мою самоуверенность, но мне кажется, сейчас это будет уместно, - произнес он мягко, но с ноткой настойчивости. Благо, в таком редком мужском капризе благовоспитанные дамы не могли отказать. - Я полагаю, мы собрались не ради того, чтобы поделиться впечатлениями.
Глупо было продолжать попытку вести светскую беседу, когда каждой частичкой своего тела чувствуешь тайную недоброжелательность, скрытую внешней благосклонностью.
- Что ж... - Чарльз позволил себе отвести взгляд в сторону на пару секунд, делая глоток шампанского. Сладко.
- Как семья?
«Намного чище звук», - сказала она. Настолько, что было слышно ее несколько сбитое дыхание и стучащий в его голове пульс.

Отредактировано Charlus Potter (23.12.2018 16:41:51)

+2

5

- Моё почтение, мистер Поттер. - великосветским жестом мадам Блэк принимает бокал игристого. Её слух ласкают слова комплимента - и так должно быть. Развивайте, развивайте свою мысль, Чарльз, она сродни подстеленной соломки на место, куда знаешь, что упадешь. Женщины любят ушами, и этот факт есть пожизненный козырь в ваших руках.
Вальбурга ровно держит свой бокал, но ещё не пьёт. По правде сказать, она никогда не любила шампанское, навек оставшись верной вермутам, но реверансы светскости никто не отменял и приходится довольствоваться этой шипучей иллюзией праздника. Лёгким разворотом бедра волшебница поправляет геометрию шлейфа своего платья; оно, коварное, всегда должно быть сродни колючей проволоке: делать свое дело, не портя пейзаж. С пейзажем же всегда сложнее, ибо он меняется в зависимости от угла обзора. Замерев для беседы идеальной вертикалью, Вальбурга, вновь иронично поведя бровью, не спеша отвечает.
- Верно. Спектакль только начался, и впечатления накоплены только у тех, кто уже его видел.
До слуха доносится развеселая мелодия про простолюдинов и чеснок, а шутка персонажей про груди отражается сдержанным хохотом из зрительского зала. Преимущественно мужским. Что и следовало доказать.
- Сейчас же остаётся только оценить, - мадам Блэк продолжает вести параллель, однако в смысловом плане она медленно, но верно отдаляется от темы театра, как раз отвечая на вопрос собеседника. Его намек ей тоже понятен с первого раза, - своё состояние, игру до и после... Достигнуты ли цели, не свержены ли надежды, не слишком ли яростным был апогей обоюдных признаний и обвинений? Но будет ли теперь толк в этом?
Мадам Блэк - таки делает глоток игристого, и её театральная речь обращается в такую же паузу. Лучшие её слова - интонации, раз уж сейчас даже духи могут рассказать больше, чем речь, наряд и манера вести себя. Примесь цитрусовых цедр, - сушеный апельсин, лимон и лайм, - в жаркой крепости красного вина в дождливый день. Да, именно запах дождя - самый лучший на свете парфюм, в нём есть свежесть моря и туман океана, ароматы цветов на заповедных полянах. Да, он любим и вечен, как это бренный мир, но при этом бессовестно юн. Это её духи, но нет на свете точно таких же, ведь эти составлены самой мадам Блэк. У остальных же любителей благоухать в арсенале найдутся лишь похожие полумеры - Pure poison, which witch, Walburga nightmare... да много какие. Дорого, престижно, но скучно и стандартно. Многие и их путают. Мужчинам от природы очень легко ошибиться в обонянии, и это им почти простительно. Особенно тем, кто работает с большими оборотами зелий для массового потребителя. Принюхиваются, пресытятся и... теряют тонкость восприятия. К тому же, эту разницу можно заметить лишь в флейфе, спустя три-четыре часа. Немного кому из английских волшебников доводилось выносить осаду древнейшей и благороднейшей крепости так долго. Поэтому пусть остальные и дальше пребывают в счастливом неведении об уникальности представителей Старшей ветви древнего рода.
Целее будут.
- Наши мосты горели ярко. - Вальбурга медленно смаргивает острое лезвие своего взгляда. Она не видела старшего сына с середины августа, практически с самого отъезда в Хогвартс. Вещи он бросил, на Рождество не явился, на письма не отвечал. Не выходил на контакт, неблагодарный гадёныш. Но письмам от учителей не ведомы интриги и скандалы дома Блэк, поэтому никто из старших не стал обращаться в Министерство. А следовало бы. «Похолостует и придет» - говорили Мелания и Арктурус, так славно звучали в унисон, прямо любо-дорого было смотреть. И Вальбурга познала, что такое поистине ангелькое терпение, но... увы, не дождалась. Не дождалась и весточки от дражайшей родственницы, хотя бы с припиской, что чужой ребёнок, к слову тогда ещё несовершеннолетний, вдруг оказался у неё дома.
- Но полагаю, вас надобно поздравить с пополнением?

Отредактировано Walburga Black (07.01.2019 12:25:21)

+2

6

За свою достаточно продолжительную жизнь Чарльзу приходилось иметь дело с десятками женщин. Миловидные, скромные, обольстительницы и кокетки, деловые дамы преклонных лет, молодящиеся одеждой и словом, юные нимфетки с откровенно выраженным дефицитом сурового воспитания, верные супруги, утоненные леди, полные шарма и долгоиграющих планов. Без ложной скромности, Чарльз мог заверить, что найдет общий язык с каждой. Это была своего рода игра: от скромного чаепития, затеянного для реализации деловых сделок, до жестоких ошибок бурной неуправляемой молодости. Идеально исполненных ошибок, оставивших терпкое, но такое приятное послевкусие на всю оставшуюся жизнь.
Пожалуй, все изменилось с появлением в его жизни этой почтенной дамы. Вальбурга Блэк была требовательна к себе и не менее требовательна к окружающим. Не было необходимости поддерживать с этой женщиной долгие контакты, чтобы понять, - она никогда не станет подстраиваться под окружение. Она играючи подстроит его по себя. Чарльз не имел в запасе такого оружия, которое было бы способно пробить эту умело возведенную стену.
- Не я принимал решение. Уж Вам-то должно быть это известно, - ответил Поттер, заметно снижая требуемую планку в момент, когда женщина четко дала понять, - темы о ненастной погоде и тревожных заголовках «Ежедневного пророка» сегодня затронуты не будут. Сейчас перед ним не светская леди, не представительница аристократического рода. А член огромной семьи, в которой Чарльзу, так уж вышло, было уготовлено место. И, безусловно, мать. Пожалуй, эта роль в настоящий момент была преобладающей.
Где-то глубоко в душе текущее положение вещей вызывало горькое чувство вины. В такие моменты невольно начинаешь ставить себя на место другого человека, размышлять о том, как сам поступил бы в такой ситуации, как реагировал бы на слова и какие решения по итогу оказались приняты. Будучи ребенком, Чарльз, начиная с момента формирования сознательной жизни, ощущал на себе неимоверное непрекращающееся давление, полное требований и пресечений любых попыток отклониться от заданного родителем маршрута. Он прекрасно знал на собственном опыте, что подобные действия со стороны семьи, которая должна быть самой прочной опорой, не принесут положительных результатов и, рано или поздно, станут причиной бунтарства или, напротив, удушающего непонимания и непринятия окружающими покалеченной личности, стоящей в шаге от петли.
Он не был филантропом и не утруждал себя размышлениями о том, как живут другие, насколько губительно для них веское слово самых дорогих и близких людей. Он запер в коконе собственную семью, пускаясь в крайности в своем отчаянном стремлении не допустить того, чтобы его собственное чадо оказалось сломленным случайным словом или требованием, в котором, по сути, не было необходимости. Джеймс не рос тепличным растением, позволял себе отклоняться от нормы, получал короткие неодобрительные комментарии, воспринимая их в той или иной степени (в силу определенного возраста) и самостоятельно делал выводы и принимал решения.
Одним из таких решений однажды стал появившийся на пороге его дома неожиданный гость, находящийся на самой границе между простым непринятием семейных ценностей и отчаянным нежеланием оставаться носителем собственной благородной фамилии, видневшейся ныне ему лишь в одноименных оттенках.
В какой-то момент в Поттере-старшем разразилась настоящая война между моральным долгом и душевным сопереживанием, требующим защитить ребенка согласно собственным убеждениям. Этот вопрос находился в подвешенном состоянии. До этого дня.
- Если Вы хотя бы на время удержите свой яд при себе, я готов к разговору, - сообщил он, окончательно разбивая фундамент светской беседы.

Отредактировано Charlus Potter (23.12.2018 20:43:37)

+2

7

- Что такое яд зельевару? Так, - она иронично дергает уголком губ, соглашаясь пройти с мистером Поттером ряд далеко не светских поворотов на пути поиска истины, что неизменно находится где-то рядом, да вот только не здесь, - субстанция для работы...
Вальбурга умеет слушать и умеет услышать интонации речи, о, это лучшие слова - правдивые, наполненные смыслом. Тут не солжешь. Она готова принести премьеру на алтарь беседы с дальним родственником, только вот холл пестрит то одной, то другой парой - некоторые тоже не прочь освежиться.
- Но я вижу, это место снова становится слишком людным. Позвольте предложить Вам другое.
Протянутая ладонь, рывок аппарации, и никто не расщепляется - немаленькие уже. Вальбурга не интересуется комфортно ли перенесла, не резко ли, ибо аппарация вещь неизбежно неприятная, но необходимая в жизни каждого мага.
Они на самой вершине. Это Центральный Купол, самый пик магической оперы, последний круговой балкон. История их закрытого мира искусно вылита в цветном стекле витража и над головой и зимняя Луна пронизывает их своим особым призрачным светом. Здесь прекрасная акустика, но уже неважно видны силуэты на сцене. Место для критиков и гурманов от музыки - для тех, кто предпочитает слушать, а не смотреть.
Вальбурга далеко не первый раз здесь и, отбросив дополнительные прелюдии, - право, они уже прозвучали, - переходит к основной части.
- Чарльз, неужели вы хотите сказать, что Сириус сам принял решение? Мой ведомый, вечноскучаюший и недовольный всем вокруг Сириус, в жизни не принявший ни одного серьезного решения, сделал выбор покинуть Дом без... подсказки со стороны?
О, не смешите.
Но мадам навеки Блэк даже под Сывороткой правды не признается, как она сильно привязана к старшему сыну - за эту осень, когда он родился, за игольчато-колючие дни его капризов, истерик, скандалов и медленные, воспалённые ночи его детских болезней, когда дом на Гриммо мог бы поспорить накопившимся бредом с самым грустным отделением больницы Святого мунго. Блэки - это странная привязанность, и Вальбурга не могла себе и помыслить, насколько больно будет её оборвать.
- Никогда в это не поверю.
Хотя если её ощущения верны, то, даже расставшись навсегда, они всё равно останусь друг друга. Одинаково гневные, вспыльчивые и амбициозные. Одинаково Блэки.
Как все и говорили.
- Ваша фамилия, воспитание, статус главы рода, и... ваша солидарность, как родителя - где были они, когда вышли часы вежливого визита и пришло время оправить беглеца домой?
Вальбурга уверена, что если бы не компания Сириуса, он бы не стал и наполовину таким дерзким и ершистым. Энергия, амбиции к самостоятельности и зависть, - да, именно зависть к свободе Джеймса Поттера стала фундаментом с неприятию Сириуса всего, к чему направляла его семья! Поттеры на взгляд многих из круга общения Блэков воспитали своего сына одними пряниками, не применяя кнута. Может поэтому пошли слухи, что Джеймс привел в дом магглорожденную?
- А после? Почему я не получила ни совы, ни одного разговора по камину? Почему между нами случилось это молчаливое ничего, Чарльз? Я не помню, чтобы договаривалась с вашей семьей о том, что мой сын погостит у вас с месяц-другой.

Отредактировано Walburga Black (29.01.2019 02:00:40)

+3

8

В последнее время женщины становились все более раскрепощенными. Не сдерживались в речах, экономили на количестве тканей в одежде, открывая плечи и ноги. И не чурались взять чужого мужчину за руку, какова бы ни была цель этой выходки. К аппартации лучше бы быть готовым, неожиданный рывок – все равно, что внезапно столкнуть человека с высоты, превышающей допустимые нормы безопасности, но оставляющие высокий шанс приземлиться в целости и сохранности. Сколько бы раз ни приходилось человеку прыгать и успешно приземляться, при насильственном столкновении он наверняка переломает пару конечностей, а то и шею. Отчитывать Вальбургу за самовольство Чарльз смысла не видел, в конце концов, не девочка. Впрочем, и на то, что его компаньон  поймет, что поступает не совсем рационально, Поттер не рассчитывал. Мадам Блэк слишком сильно привыкла к тому, что все, вплоть до законов природы, подчиняется ее типично женскому «хочу». В конце концов, именно отклонение от ее собственно заданного сценария и привело к текущей трудноразрешимой ситуации.  Как же так: родной сын, да поступающий против воли матери? Неразумный супруг родственницы, не посчитавший нужным (или не догадавшийся) решить вопрос в пользу старшего поколения семейства Блэк? Вопиющее безобразие.
Чарльз выпрямился, на миг прикрывая глаза и медленно выдыхая. Колотящееся, как после пробежки, сердце неспешно восстанавливало ритм. Оставалось лишь надеяться, что дело вовсе не в возрасте.
Прежде ему не доводилось бывать в этой части здания. Но и сейчас было не до обзорных экскурсий.  Первую очередь по причине того, что от него нетерпеливо ожидали ответов. А собственное терпение начинало подводить.
- Вот каким Вы видите собственного сына? – он не сумел сдержать горькой нотки иронии в собственном голосе. – Ведомый и скучающий… Не кажется ли Вам, что первое качество возникло как присвоенная насильно черта? И как в последствии из этого вытекает второе? Недовольство… о, Мерлин, Вальбурга,  я никогда не позавидую Вашему сыну. Быть Вашим названным родственником та еще головная боль, боюсь представить, каково жить с вами под одной крышей!
Пришлось остановиться. Взять себя в руки и сдержать рвущиеся наружу эмоции. Он не отрицал своей вины и прекрасно понимал чувство матери. Но чего он понять не мог, так это столь скверное отношение к собственному отпрыску.
- Вы ведь так же, как я и, пережили мучительно долгие годы в ожидании первенца, - произнес мужчина уже совершенно иным тоном. Мягким, но убедительным. – Когда физически ощущаешь, что время утекает безвозвратно, отнимая самое дорогое. Вспомните, как держали младенца на руках. Неужели вы не клялись, что будете любить и заботиться о нем, что готовы поставить на кон свою жизнь, чтобы вырастить его хорошим человеком?  Чтобы ни творил Ваш ребенок, шел наперекор воле родителей, выбирал не тех друзей, допустил злодеяние, карающееся смертью,… мир вокруг должен знать лишь одно: он любим Вами. И он должен знать об этом в первую очередь.
В обществе дам Чарльз предпочитал не курить. Но ситуация накалилась достаточно, чтобы мозг начла требовать разряди. Достав сигарету и палочку, он неспешно  затянулся, выпуская дым в сторону приоткрытого окна. Кажется, сегодня ночью кто-то навестит «Котел».
- Моя солидарность, как родителя, и стала причиной того, что Сириус остался в моем доме. Он нуждался в родительской любви и положительном внимании, и мы с супругой не смогли ему отказать. Хотите знать, почему я с Вами не связался? – Чарльз показал головой, словно осуждая такое рвение получить ответ на столь очевидные вещи. – Потому что в жизни Сириуса появилось бы еще одно глубокое разочарование. А сейчас… я прошу, послушайте меня. Не как волшебника, родственника, мужчину, нет… Как родителя ровесника вашего сына. Такого же неуправляемого парня, едва переступившего подростковый возраст, который дом мой переворачивает вверх дном, не слушается, пропадает, разочаровывает меня своим выбором в части будущего. Да, у нас случаются конфликты. Но я посвятил своему ребенку жизнь. И я знаю, что рано или поздно он сам вернется ко мне. Потому что знает, что его любят и ждут.
Он затушил сигарету, сожалея, что выкурить еще одну будет по меньшей мере признаком отчаяния и состояния неуравновешенности. Сейчас это было ни к чему.
- Покажите ему настоящую себя. Не тирана в юбке, не главу семьи Блэк и уж точно не аристократку, помешанную на чистоте крови.
Он протянул женщине руку, позволив себе так же, без предупреждения, взять ее запястье.
- Он должен увидеть любящую мать и не более. Окажите мне великую услугу, леди Блэк. Я хочу, чтобы Сириус покинул мой дом по собственному желанию. Я хочу избежать ненависти со стороны собственного ребенка за то, что принял это решение, они с Сириусом очень близки. Не дайте мне пожалеть об этом.
Шум от аппартации заглушили раздавшиеся в зале аплодисменты.

+3

9

Интуиция никогда не играла злых шуток с мадам Блэк, обманывая случаем или подманивая эфемерной надеждой. И даже в этой ситуации она нашептывала, что истинное раскрепощение приходит только после перехода на уровень так называемого «полного доверия» между собеседниками, но вот только когда оно произошло? Быть может, Вальбурга Блэк упустила тот момент, когда между ней и мистером Чарльзом Поттером вспыхнула жаркая искра дружбы, позволяющая вслух рассуждать с кем приятно жить под одной крышей, а с кем вовсе нет? Интуиция - это всецело духовная сущность, она никогда ничего не объясняет, а попросту указывает дорогу, какой бы кривой и гористой она не была, какими выбоинами не была покрыта, через сколько сожженных мостов бы не вела и сколько бы забытых людей не висели бы вдоль неё.
- На что это вы намекаете?! - мадам Блэк без прелюдий отзывается резким порывом на порыв. Смысл выстраивать оборону, возмущенно отводить взгляд и фыркать, если твоя пожизненная тактика - нападение?
Однако порыв собеседника тормозит его традиционная сигара. Как всегда. Сколько навеки-Блэк себя помнила, в её присутствии не курили разве что два человека - её собственный муж и её первый староста Том Марволо Риддл. Другие же представители сильного пола, с которыми довелось иметь дружеские и не очень отношения смолили одну за другой - Рэйнард, Альфард, Сигнус, Абраксакс... Что двигало ими в тот момент, какая никотиновая жажда и театральный жест, какие эмоции они пытались спрятать в клубах сизого дыма? Или же просто успокаивались, твердя себе с каждой затяжкой, что перед ними просто чрезмерно громкая на ор дама, но дама их круга, а швыряться в даму Непростительными - непозволительная в их мире роскошь. В тот момент они в наверняка сожалели о том, что Вальбурга Блэк не родилась мужчиной.
C'est la vie.
Будь пред ней кровный родственник, в ход пошли бы более резкие слова, когда как тут звучит фундаментальное -
- Вы глубоко заблуждаетесь. - парирует она, возмущено изломив фамильные брови, - Годы моего терпеливого ожидания не были мучительными. Ни в первый раз, - да, возможно, волшебница говорит не очень искренне, но в этом ведь и состоят их различия, то, что для Чарльза Поттера вполне допустимо к правде и диалогу, для Вальбурги Блэк неразрешимое табу для обсуждения,- и во второй.
Акцент ли это на своей стойкости или попытка уколоть, уже не столь важно, когда позиции расставлены, роли раздарены, а зоны ответственности распределены, а не вот эта сентиментальщина. И только родственный фактор смягчал произошедшее, ведь для мира Сириус Блэк не прибился к магглолюбцам, а просто... гостил у родственников. На том и спасибо. Всё же стоит признаться, что уж лучше Поттеры, нежели Люпины или те, четвертые... Вальбурга всегда забывала их фамилию.
- Сириус не личность Разочарования, Чарльз, он личность Борьбы. Право, ему вовсе не важно, что отстаивать. Под огнем своих эмоций и стремлений он не чувствует никакой вины. Еще расскажите мне, как бывает сложно с всего-то одним ребёнком, - хмыкает мадам Блэк, в сердцах посмеиваясь над несравнимостью их психологической нагрузки и растраты родительских ресурсов, - и почему вседозволенность и социальная расхлябанность вдруг стали синонимом любви.
Мадам Блэк была уже готова махнуть рукой, - ах, если бы невзначай по лицу собеседника, - и уйти обратно в зал, однако её жест был расценен иначе. Ладонь поймана, решительный взгляд на привязи держит другой, и в следующую минуту вся её сущность окована магическими кандалами аппарации.
Да, тут не поспоришь.
Главное в жизни - это желание.

Отредактировано Walburga Black (27.03.2019 10:49:51)

+3


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Театр есть искусство отражать [Гранд Опера. 14.01.1977]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC