лучший пост от Скарлетт Селвин
Остаться?
Скарлетт подняла на него взгляд. Растерянность, неуверенность и где-то в глубине - желание. Да, остаться. Почему бы и нет. Если не считать всех «но», что окружали ее. Она замужем. Она идет на риск. Она может испортить свою репутацию. Она уже поставила себя под удар, придя к нему. Здесь могла быть его жена, его сын. А она? А что она. Не смогла бы выяснить то, что ее тревожило и просто развернувшись бы ушла?читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » В нужное время, в нужном месте [Вокзал Кингс-Кросс. Cентябрь 1973]


В нужное время, в нужном месте [Вокзал Кингс-Кросс. Cентябрь 1973]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

В нужное время, в нужном месте

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете.

https://a.radikal.ru/a20/1811/d6/e830ffb0fbf9.jpg

Дата и место эпизода

Действующие лица

сентябрь 1973 Вокзал Кингс-Кросс. Лондон

CHARLUS POTTER & SCARLETT SELWYN

Отредактировано Scarlett Selwyn (22.11.2018 13:25:13)

+2

2

В пору было бы закурить. Просто прислониться к стене, прикрыть рукой в кожаной перчатке с выдавленными на запястье собственными инициалами (какая пошлость) тусклый огонек на кончике волшебной палочки, втянуть в легкие ядовитый дым, на мгновение умирая от отравления. А он не смел. Потому что руку все в той же клейменной перчатке сжимали еще маленькие, но уже крепкие, как у камуфлори, пальцы.
- Джеймс, не виси на мне, - мирно, почти отстраненно произнес Чарльз, и мальчик ослабил хватку. Хоть и ненадолго. Поттер-старший прекрасно понимал его волнение, да еще и отсутствие рядом матери не лучшим образом сказывалось на поведении маленького непоседы. Джеймс с любопытством озирался по сторонам, Чарльз же глядел на стены вокзала без ностальгии, со снисхождением и некоторой брезгливостью. Хоть и старался не показывать свое нынешнее отношение к этому великому для всех юных волшебников событию.
Паровоз призывно дымил, в воздухе стоял тяжелый запах сгоревшего угля, щебневой пыли и чьих-то тяжелых духов с ароматом черноплодной рябины. Поттер-старший всегда резко реагировал на запахи, запоминал тысячи оттенков, а однажды услышанный мог выделить вновь из сотни незнакомых. Чарльз считал это больше профессиональной болезнью, чем талантом.
Поэтому, когда мимо пронесся аромат до боли знакомый, вызывающий какие-то спутанные воспоминания из прошлого, мужчина тут же отбросил лишние мысли, не став акцентировать на этом внимание.
Джеймс выхватил руку, едва впереди замаячили товарищи в похожей форме, еще пока свежей, идеально выглаженной, не штопанной чарами после  очередной попытки оседлать гремучую иву. Гриффиндорцы. Чарльз незаметно усмехнулся, потянулся было за подсигарником, но остановился. Не стал. С интересом пронаблюдал, как юный Поттер, будто взрослый, пожал руку однокурсникам, обнял какую-то рыжую девочку, и уже спустя пару минут, активно жестикулируя, вещал товарищам о своих летних приключениях.
Пожалуй, слишком активно.
Находясь в эпицентре столпотворения детей, которые расползались по вокзалу, как насекомые, время от времени прячась в плащах своих родителей, Джеймс, в очередной раз эмоционально взмахнув рукой, задел пробегавшую мимо юную мисс, что, судя по внешности, была его ровесницей. По крайней мере, до третьекурсницы она не дотягивала, но при этом уже была в форме Рейвенкло и не пряталась за маминой юбкой, по-деловому расхаживая по платформе. Отметив, что сын все-таки бросил какое никакое «извини» в ее адрес, Чарльз пробежался взглядом по верхам, выискивая ее сопровождающих, желая быть готовым к тому, что чопорные аристократы кинутся защищать свое дитя.
Он стянул с рук перчатки, задумчиво потирая пальцы рук, будто после мороза. До отправления поезда оставалось чуть меньше четверти часа, и он уже представлял, как после забредет в какой-нибудь паб и осчастливит себя чем-нибудь приятно горячительным, а может быть и не одним. Дом его пустовал вторую неделю, Дорея была вынуждена оставить страну на неопределенный срок. Блэковские корни не оставляли ей и шанса на спокойную семейную жизнь. Потому возвращаться в пустой дом Чарльзу не хотелось, а Джеймс так яро рвался в школу, что Поттер-старший просто не имел права даже на миг показать, насколько ему тоскливо в этот издевательски солнечный день.
Впрочем, сильно углубиться в свои угрюмые мысли Чарльз не успел, с удивлением замечая, что в импровизированной толпе второкурсников вот-вот завяжется самая настоящая драка. Каково же было разочарование мага, когда тот увидел, что в эпицентре того детсадовского беспредела оказался его сын.
То, что быть родителем – деятельность, рано или поздно приводящая либо к тотальному равнодушию, либо к неконтролируемому безумству, Чарльз понял уже к третьему дню рождения наследника. И с каждым годом ситуация принимала все более неожиданные обороты: опрокинутые тарелки с кашами постепенно сменялись мелким хулиганством, обыкновенной вредностью, выраженной принципиальным отказом надевать штаны или попыткой побрить собаку дорогой тетушки. И вот, наконец, Чарльз мог лицезреть новый этап созревания Джеймса. Только вот от дергания девочек за косички юный Поттер сразу перешел к атаке учебником по зельеварению.
Чарльз едва успел подставить руку, предотвращая удар и не позволяя затмить и без того нелестные высказывания в адрес гриффиндорцев более красноречивыми эпитетами. И тут же по его собственной руке хорошенько прилетело школьной кожаной сумкой. Поттер даже успел отметить, что металлические замки на  ее ремешках были достаточно увесисты для того, чтобы наверняка оставить пару синяков. Чарльз неодобрительно взглянул на молодую активную девчушку, что забавно сдула с глаз взъерошенные волосы.
- Прекращаем, - спокойно, но твердо произнес мужчина, и рукой буквально отодвинул сына подальше, стремясь предотвратить дальнейшие попытки продемонстрировать свой характер.

Отредактировано Charlus Potter (22.11.2018 22:32:42)

+3

3

Взгляд женщины скользил поверх разномастной толпы, снующей по платформе 9 и 3/4 вокзала Кингс-Кросс. Она медленно пробирается сквозь нее, держа за руку Элис. Скарлетт недовольно поджимает губы, стоит неуклюжему школьнику оставить отпечаток своих ботинок на ее дорогих туфлях. Стоило приехать пораньше, чтобы спокойно посадить дочь и сына на поезд, но они как всегда задержались. В последний момент прилетела сова и Селвину пришлось спешно вернуться в Министерство. Что ж, это не первый раз, когда он пропускает такой важный день. Возможно один из немногих, когда они были вместе, настоящей семьей. Теперь дети приедут только на Рождественские каникулы, а Итан так и вовсе может попросить остаться с друзьями.
- Иди ко мне, милая, осторожнее, - рука в шелковой перчатке прижимает к себе дочь, спасая от наглого старшекурсника несущегося вперед со своей тележкой. Но Элис это нисколько не пугает, кажется она видит кого-то из своих однокурсников и выжидательно смотрит на мать. Ей ничего не остается делать, как сдержанно кивнуть. В конце концов, она по ним соскучилась за время летних каникул и стремится как можно скорее присоединиться к своим друзьям. Улыбка. Давно ли она сама была такой? Кажется, что нет... вот совсем юная волшебница с восторгом взирает на Хогвартс-Экспресс, держа за руку матушку. Она не помнила с каким лицом пробиралась сквозь толпу Чариса, но вероятно с таким же, как и ее дочь сейчас. Скарлетт видела темную макушку Элис, но находилась от нее в нескольких метрах, едва успевая за нею. Именно эта заминка едва не стоила юной Селвин шишки на затылке. Парнишка с факультета гриффиндор уже собирался достать учебником девочку, когда в последний момент мужчина успел подставить руку. Но Скарлетт, все же успевшая к разбору полетов, заметила, что дочь и сама прекрасно справилась. Она хоть и была, милая домашняя девочка, в обиду себя не давала. Бить мужчин сумками это, безусловно, не поведение для юной леди, но и юных леди бить учебниками непозволительно. Мужчина уже закрыл собою сына, видимо опасаясь справедливых высказываний. И не напрасно. Скарлетт наклонилась к дочери, держа ее за плечи:
- Милая, все в порядке?
Кивок подтверждает, что все хорошо и она готова отправится в школу. Выпрямившись миссис Селвин окинула взглядом родителя сорванца. Но надменное выражение лица сменилось удивленным. Ну надо же... хотя что в этом удивительного. Правда его она видела здесь впервые. Возможно его сын единственный ребенок в семье. И судя по всему, довольно поздний.
- Чарльз? - она положила руку на плечо дочери, словно подтверждая свое родство, а заодно и принадлежность к славной фамилии Селвин. - Сколько лет. Я смотрю у гриффиндорцев все так же сложно с дисциплиной, - взгляд перемещается к его сыну. Надменный, оценивающий, ей безусловно не нравится эта ситуация, но Поттер все же принадлежит к чистокровному кругу, хотя фамилия и утратила былой вес. Она вновь обращается к мужчине:
- Надеюсь вы объясните юному джентльмену, что данное поведение недопустимо. И впредь не повторится.
Но сигнал к отправлению прервал их. На перроне началась суета и им тоже стоило начать прощаться. Скарлетт обняла сына, прижимаясь к его щеке своею. Итан отошел в сторону, дожидаясь сестру. Ее сын настоящая гордость и пример для многих. Она обняла дочь, задерживая ее в своих объятиях подольше:
- Я буду скучать, милая. Присылай мне письма и будь хорошей девочкой, - поцелуй и вот, ее дети уже заходят в вагон, готового к отправлению поезда. Она отходит в сторону, не мешая другим. Сейчас ей предстоит вернутся в дом, где она будет ждать мужа с работы, коротая время за книгой чашечкой чая. От этих мыслей становится немного грустно, но она улыбается, глядя на машущих ей детей и машет им в ответ.

+3

4

Вот так случайности, происходящие в потоке таких же рандомных событий, порой преподносят удивительные сюрпризы. Первое, что он уловил – тот самый до боли знакомый запах. Женщины не редко выбирают аромат духов однажды и на всю жизнь. И всю жизнь он следует за ними незримым шлейфом, оставляя, порой, не только приятные ассоциации, но и нежелательные улики.
- Мисс Крауч… - произнес он первое, что пришло на ум. И лишь спустя мгновение сообразил, что, при наличии двоих детей (родство с которыми она столь активно демонстрировала, словно львица в стремени защитить детенышей) Скарлетт с малой долей вероятности осталась «мисс» и уж тем более вряд ли «Крауч». Он придержал сына за плечо и, в отличие от женщины, что буквально прижала к себе дочь, отволок себе за спину.
- Не припоминаю, чтобы кто-то из гриффиндорцев прежде беспокоил тебя своим поведением, - он натянуто улыбнулся женщине. Разглядывать ее было невежливо, приходилось делать это украдкой. Куда делись те десять с лишним лет, которые они не виделись?
- Ты совсем не изменилась, - заметил Чарльз, и это не было комплиментом. Скорее констатацией факта. Корни Блэков дают о себе знать, Дорея по истечении стольких лет тоже практически не изменилась. Лишь появилась усталость во взгляде, выдавая истинный возраст, и пара едва заметных лучиков в уголках глаз. Но возраст же Скарлетт выдавала лишь одежда, более подходящая взрослой светской даме. И, пожалуй, речи…
- Право, позволь мне самому решать, как воспитывать сына, - мягко произнес он, не намереваясь идти на конфликт и, в то же время, не желая слушать поучения от ныне практически чужого человека. Впрочем, нельзя было сказать, что Чарльз посвящал все свое свободное время воспитанию сына. Эту непростую задачу он доверил супруге, которая, в свою очередь, баловала и то и дело подкупала мальчика. Слова Скарлетт заставили его задуматься о том, что пора бы уже заняться коррекцией поведения Джеймса. Благо, время еще есть.
Неожиданная встречая с несостоявшейся в прошлом невестой несколько выбила его из равновесия. Он едва не упустил момент, когда учащиеся стали спешно покидать платформу. Он обернулся к сыну, опускаясь перед ним и сжимая его плечи. С улыбкой заглянул в глаза.
- Веди себя прилично, Джеймс, - напутственно произнес мужчина. – Постарайся, чтобы совы больше не приносили мне гневных писем от учителей и других родителей. Ты же гриффиндорец.
Он любовно растрепал Джеймсу его непослушные волосы. Поттер-страший прекрасно понимал, что готов простить сыну все, даже если по его вине Хогвартс придется собирать по камушкам.
- … и, пожалуйста, оставь в покое того мальчика со Слизерина, - произнес он уже тихо, так, чтобы никто кроме Джеймса его не услышал. Юный Поттер недовольно насупился и уже хотел было что-то возразить, как послышался режущий слух гудок паровоза. Чарльз выдохнул и, коснувшись макушки сына губами, выпрямился, напоследок чуть сильнее сжав его плечо.
- Беги.
Сердце неприятно заныло, едва мальчик скрылся в вагоне. Чарльз сжал пальцами снятые перчатки, оценил погоду и положил их в карман пальто. Платформа заметно опустела, покинувший вокзал поезд оставил после себя тишину, - родители молча расходились. А Чарльз все стоял, глядя в след удаляющемуся составу.
Закурить. Немедленно. Он целенаправленно запустил руку во внутренний карман пальто, доставая подсигар. И в этот момент обратил внимание, что кое-кто, также, как и он, не спешил покидать платформу. Скарлетт, которая молча стояла в паре метров от него, опечалено смотрела на рельсы, явно о чем-то размышляя. Поттер невольно отметил, что что-то неуловимое в ней все же изменилось, куда-то пропал прежде столь заметный блеск в глазах, желание жить и поглощать их этой жизни все самое лучшее. Конечно, он не знал и не мог знать, как сложилась ее жизнь, чем заняты ее мысли, и почему она невольно сжимает тонкими пальцами, облаченными в шелк перчаток, ручку крохотной дамской сумочки, но несложно было догадаться, что перед ним – не представительница самого счастливого замужества. Женщины никогда не станут задерживаться где-либо, зная, что дома их ждет любящий муж.
-…как насчет кофе? – он произнес это легко, почти небрежно, не подходя к женщине, даже не поворачивая голову в ее сторону. Он прекрасно знал, что она слышит. И что ждала, пока тот начнет разговор.

Отредактировано Charlus Potter (25.11.2018 02:52:33)

+3

5

Вот и все. Теперь до самого Рождества тишина в их доме вновь станет лучшим другом. Через месяц они планировали отправится в отпуск в Италию, но у Скарлетт было такое чувство, что они вновь не поедут. Селвин не сможет оставить работу или перепоручить кому ни будь важное дело и вежливо извинившись выйдет в камин, оставив ее в гостиной посреди кучи чемоданов и коффов. Кажется, это была уже четвертая или пятая, а может и шестая сорванная поездка. Именно поэтому, в этот раз Скарлетт совершенно не торопилась выбирать платья и мантии для отдыха, а лишь согласно кивала, когда супруг в очередной раз заводил речь о том, как они прекрасно отдохнут вдвоем на побережье Римини. И чем больше Селвин говорил об этом, тем отчетливее понимала она, что он сам пытается себя убедить. А раз так, то можно спокойно принимать приглашения на приемы, даты которых были назначены на октябрь - они никуда не поедут.
Хвост поезда вильнул и скрылся из виду, увозя школьников к знаниям и новым впечатлениям. Родители потихоньку начали расходится. Кто-то из женщин еще всхлипывал, видимо отправляли первокурсников, а может просто особа была впечатлительная. Кто-то, заметив знакомых останавливался на пару слов, не обращая внимания на плывущий мимо поток людей.
-…как насчет кофе?
Голос Чарльза вернул ее из размышлений. Должно быть она и впрямь слишком долго здесь задержалась, не решаясь вернуться в тишину. А его предложение оказалось как нельзя кстати.
- Предпочту чай, - она поворачивается в пол оборота и с легкой улыбкой добавляет, - Но в вашей компании согласна и кофе.
Она оставляет выбор заведения за ним. Будь то маггловское кафе или уютный ресторанчик в магическом Лондоне - ей не принципиально. Не место красит человека, а человек место. Все же это его предложение и не следует брать инициативу в свои руки, уж лучше расслабиться и получать удовольствие от такого времяпрепровождения.
- Как ваши дела, Чарльз? Давно мы с вами не виделись, - Скарлетт немного нахмурилась, от чего морщинки на переносице стали более заметны, - Выходит около семнадцати лет. О, Мерлин, да это же целая вечность! - она почти смеется. Ровно столько, сколько было самой Скарлетт в момент их первого знакомства. К сожалению, само оно пришлись на крайне драматичное для самой девушки время. Первая влюбленность, болезненное расставание, а тут еще ей предлагают сватовство с человеком почти на десять лет ее старше. Для юной особы это была поистине трагедия. Но те события теперь кажутся довольно забавными и сейчас женщина искренне рада видеть его.
- Ах да, - вспомнив, что он упомянул ее девичью фамилию, женщина улыбнулась, - Миссис Селвин, - представилась она.
Именно ее сокурснику и одногодке в итоге выпала честь дать ей свою фамилию, а также двоим прекрасным детям. Учитывая, что Чарльз был один, а возраст мальчика довольно мал, Скарлетт предположила, что он или развелся, или овдовел, а ребенок, скорее всего, поздний. Так или иначе, будь у него дети постарше, они бы тоже сегодня присутствовали на платформе. Но задавать такие вопросы на прямую она конечно не стала. Ведь она так же была без мужа, а значит и супруга Поттера могла отсутствовать при любых других обстоятельствах, будучи живой и здоровой. Насколько помнила миссис Селвин, Чарльз уже тогда был женат, но брак трещал по швам, и его сторона требовала развода. Интересно, он предпочел остаться с ней или взял в жены новую девушку? Мысли подобного рода посещают любую девушку, стоит ей встретить своего бывшего или даже несостоявшегося ухажера. И ей не удалось стать исключением.

Отредактировано Scarlett Selwyn (27.11.2018 14:20:27)

+2

6

Чай. Разумеется, это должен быть чай. Непременно травяной, с мятой и долькой лимона. Почему-то такие вещи никогда не покидают антресоли памяти и срываются оттуда, из-под подкорки, в самый нужный и одновременно самый неподходящий момент. А следом это традиционное девичье кокетство. Женщины должны кокетничать. У них это заложено природой. Не столь важно, какова истинная цель этих нежных полуулыбок, влекущих кудряшек, обрамляющих аккуратный овал лица,  прищура глаз с ювелирно выведенными стрелками; и не страшно, если вдруг дождь, - в ее крохотной сумочке всегда найдется место зонту. Кокетство женщин неисключимо и выражается в каждой маленькой детали, в каждом жесте, очаровывая мужчин. И те, поддавшись такой примитивной магии, вдруг предлагают кофе. И женщина соглашается.
Это очаровательное колдовство довольно долго отсутствовало в его доме. Просто из-за нехватки времени, невозможности остановиться, обернуться, посмотреть на собственную жену. Обратить внимание, как изящно она держит книгу и как убирает ухоженными пальчикам прядку волос за ухо. И, в конце концов, предложить ей кофе. Увы. Когда небо над головой всегда ясное, перестаешь обращать на это внимание и думать о том, что могло быть иначе.
Здесь же все было по-другому.
- О делах, милая Скарлетт, как правило, рассказывать долго и нудно, особенно о мужских, - заметил с мягкой улыбкой Чарльз, пока они уже направлялись к выходу из вокзала. Открыв перед женщиной дверь, он дождался, пока та пройдет вперед, изящно ступая на каблуках подобно грациозной лани.
Погода несказанно радовала, хоть и была несколько прохладна для сентября.
- Верно, семнадцать. Я вижу, многое изменилось с тех пор, - он жестом указал направление, по которому им предстояло проследовать. Он не торопился. Шел не спеша, борясь с желанием закурить, что ему так и не удалось сделать на вокзале. Все же даме могло стать некомфортно.
- Селвин, значит, - произнес он задумчиво, словно пробуя это едва знакомое имя на вкус. Он слышал об этом роде, и слухи были не самые положительные. Впрочем, в прошлом несколько отделившись от аристократии, Чарльз вполне мог допустить предположение, что многое за пределами его стола с реагентами могло измениться.
- Полагаю, мы оба достигли своих целей, - предположил он, наконец, доходя до неприметного заведения, теряющегося в каменой кладке старого здания. Колокольчик на двери приветливо зазвенел. Пропустив женщину вперед, Чарльз плотно  закрыл дверь, которая даже спустя столько лет была несколько упрямой. Едва он зашел в помещение, как тут же столкнулся взглядом с немолодым мужчиной за барной стойкой, что сжимал в руках полотенце.
- …Поттер! – воскликнул он, рассмеявшись, и спешно покинул свое рабочее место, чтобы пожать гостю руку. – Сто лет тебя не видел! Ты совсем про нашу халупу забыл!
Чарльз усмехнулся, отвечая на приветсвие старому знакомому.
- Не выдумывай, Ридж, я был здесь с полгода назад.
Тот, впрочем, не акцентировал внимание на реплике Чарльза, уже присматриваясь к спутнице гостя.
- О…а Вы, я полагаю, миссис Поттер? ЧуднО, что Чарльз привел Вас сюда, он редко…
- Кхм, - Чарльз постарался тактично привлечь внимание мужчины, что явно начинал болтать лишнее. – Это миссис Селвин. Друг семьи.
В самом деле, из старого круга общения с его супругой мало кто был знаком напрямую. И это Чарльза более чем устраивало. К Блэкам сейчас относились с некоторым недоверием, а Поттер желал владеть всей доступной для него информацией, которую ему только могут преподнести. Предвзятость к его семье была Поттеру ни к чему.
- О, я прошу прощения, - мужчина виновато улыбнулся, разведя руками. – Прошу Вас, проходите.
Чарльз поспешил воспользоваться этим предложением, дабы не смущать даму, и провел ее вглубь заведения. В соседнем зале все было немного иначе. Если в помещении при входе гостей еще можно было принять за обычных прохожих, то в главном зале люди не чурались размешивать сахар при помощи чар и читать свежую прессу, на главной странице которой улыбалась и изящно махала рукой темноволосая женщина.
Одинокий столик в самом углу, как правило, был свободен. Там было недостаточно света для чтения, да и слишком далеко, чтобы лишний раз сходить к бару за очередной порцией чего-нибудь освежающего. Чарльз незамедлительно помог женщине снять пальто, размещая его на одной из рядом стоящих вешалок.
- Выглядишь, как всегда, прекрасно, - произнес Чарльз, зная, что для женщин комплимент, словно конфета для ребенка. Иногда стоит баловать. – Много лет я не получал от тебя писем. Признаться, я рад этому и огорчен одновременно. Последнее письмо было довольно… тревожным.

+3

7

Быть принятой за чужую жену? Возможно для кого-то это и стало бы неловким моментом, но в обществе мистера Поттера это не было чем-то постыдным. В конце концов, хозяин заведения не так уж и далеко ушёл от истины. Будь Чариса Крауч немного посговорчивее, Скарлетт бы сейчас носила совсем другую фамилию. Да… Но все случается так, как и должно и порой даже провидцы не знаю, что будет дальше и как было бы лучше. Конечно можно дать полет фантазии и представить, какова была бы ее жизнь в качестве миссис Поттер, но это излишне.
Женщина лишь вежливо улыбалась, позволяя ее спутнику разрешить маленькое недоумение. Только хабалки лезут вперёд, не оставляя мужчине возможности оставаться им. Она лишь проследовала за мужчиной в нужном направлении, оказываясь в глубине довольно уютного заведения. Нет, роскоши здесь не было, зато царила вполне дружеская атмосфера. То, что нужно для встречи двух старых знакомых.

Едва перед нею возникла чашечка с едва уловимым терпким запахом Скарлетт обняла ее ладонями, согреваясь после пусть и не долгой прогулки по прохладному сентябрьскому Лондону. Рядом располагались ее перчатки и маленький клатч, в котором могла поместиться, наверное, вся жизнь скучающей светской дамы. Место, в которое привел ее Чарльз она посещала впервые. Ее устраивало, что в зале полно народу, значит никому нет до них дела и тех разговоров, которые будут вестись за этим столиком. Любовь к этому месту возросла, едва Скарлетт пригубила обжигающий напиток. Надо отдать должное хозяину - чай здесь был прекрасный. Женщина питала особую слабость к добавкам в виде трав, цитрусовых и пряностей. И удивить ее удавалось далеко не всегда. Например, для домашней коллекции она покупала чаи только сама, предпочитая уже долгие году одну и ту же лавку в Косом переулке, торгующей поставками напрямую из Индии.
- Благодарю, - она улыбнулась мужчине. Достаточно сдержанно, но все же искренне - она и правда была рада видеть старого знакомого. Комплименты всегда смущают, но самую малость. Ведь это констатация факта - Скарлетт и правда выглядела прекрасно. И это был не праздничный выход в люди, когда домохозяйка накручивает бигуди метаясь по кухне между супом и сохнущим бельем, пытаясь влезть в парадную юбку, которую надевала лет пять назад и удивляясь, почему та не сходится на талии. Нет, Скарлетт всегда выглядела так, словно через пару минут прибудет на прием. Правда на приемы она приходила еще роскошнее. Но любая дама ее статуса и крови выглядела точно так же. По-другому они не могли, просто не умели. И все же комплименты — это слабость любой женщины, что ни говори. Приятно.
Она достаточно отогрелась, чтобы продолжить разговор, начатый на улице. Сейчас самое время завести светскую беседу вспоминая прошлое и посмеиваясь над какими-нибудь моментами. Ведь они всегда есть, эти самые моменты...
Скарлетт сделала маленький глоток и аккуратно опустила чашечку на блюдце. Встречая старых знакомых, ты невольно оказываешься в прошлом. Возможно в том, которое так хотелось забыть, возможно в том, о котором хотелось помнить до скончания времён. Не изменено лишь одно - сама суть прошлого, которое не изменить.
- О, Чарльз, - она опускает глаза невесело усмехаясь. - Я иногда думаю, как было бы здорово, умей мы все применять «Легилименсон». Может пора поднять вопрос об обязательном изучении в школе? Ведь так просто оказаться в голове у собеседника и все становится предельно ясно. При разговоре ещё возможно что-то изменить, дополнить, слова, слова… а вот в письмах, - салфетка в руках начинает складываться все больше и больше, превращаясь в маленький квадратик, - В письмах только то, что тебе позволяют узнать. Письма всегда были моей слабостью, ты же знаешь. Столько красивых фраз, на которыми раздумываешь часами. Жаль, что я сама разорвала эту нить между нами. Но я была так глупа, - ее глаза смеются. Да, так и есть. Скарлетт из прошлого совершила не мало ошибок и разорвать связь со своим лучшим другом было одним из таких упущений. А главное из-за чего? Из-за досадного: ах он не дал мне то, что я хотела! И правильно сделал, что не дал, кто знает, как бы на самом деле воспользовалась зельем Скарлетт. Пожалуй, даже она сама не могла точно ответить на этот вопрос. Но то было давно, почти двадцать лет назад. А сейчас перед ним сидела другая женщина. Которая сожалела о своём вспыльчивом характере и радикальных решениях. Вопрос оставался в том, почему она так и взяла в руки перо и написала ему новое письмо. Ведь старые прилежно хранила в секретаре своего стола.
Решив немного переключиться, ведь они все равно вернутся к этой теме, она отпила ещё чая:
- Мальчик твой единственный сын? Как его зовут?
Чарльзы был прав на счёт стандартных «как поживаешь», но миссис Селвин была не против узнать о его жизни как можно больше. Наверное, потому, что и свою теперь не скрывала. Очень сложно скрыть долгий брак и наличие двоих детей. Да и сейчас её больше не смущал этот факт перед Чарльзом, которой, как она думала (о, Мерлин) был в неё влюблён. Но какая женщина, хотящая любви, не обманывается вниманием и хорошим отношением?

+1

8

Он наблюдал. Его взгляд незаметно скользил по линии ее тонких чутких пальцев, огибая костяшки и замирая на кончиках аккуратных подпиленных ноготков. Они чуть подрагивали: то ли от напряжения, то ли от легкого сквозняка, что являлся неотъемлемой частью подобных видавших виды заведений, чьего истинного возраста не помнит уже ни один сотрудник. Мужчина подавил в себе нескромный и абсолютно неуместный порыв протянуть руку, накрыть ею ладонь своей случайной спутницы, прервать этот тревожный процесс. Пришлось отвести взгляд, попытаться заглянуть в глаза, которые Скарлетт незамедлительно прикрыла, а, открыв, уже смотрела совсем в другую сторону. Случайность ли это, пренебрежение или смущение, - судить пока было сложно. Пришлось набраться терпения.
Впрочем, к его удивлению, умело скрытому за читаемой в глазах заинтересованностью, женщина сдалась быстрее, чем он ожидал. Вылила все подчистую, настолько пылко, сглатывая горечь, будто эти мысли пытали ее подобно нестерпимой зубной боли на протяжении последних двенадцати лет.
Он надеялся, что этот критический момент, порожденный обостренным кризисом ее прошлого, спустя целую декаду окончательно сотрется из ее поврежденной и залатанной паутины памяти, как и тысячи иных не имеющих весомого смысла мелочей. Кто бы мог подумать…
Чарльз был почти уверен, что Скарлетт не до конца понимает истинный смысл сказанных ею слов, суть этого, по сути, необоснованного потока эмоций. Не понимает  и не может бороться с тревогой, вызванной этим непониманием. Так маленькие дети, касаясь открытого пламени в процессе изучения мира, не могут понять, как может нечто столь невесомое и нежное, дрожащее на ветру, причинить такую сильную боль.
Письма временами тоже могут ранить. И расплачиваться за это приходится обоим. Будучи молодым, полным амбиций и уверенности в себе мужчиной в прошлом, Чарльз верил, что исправить можно любую ошибку. И вот, спустя года, он начинает осознавать, что его попытка была не самой удачной.
- Легилименс – лишь безжалостный инструмент, с помощью которого можно проникнуть в самый уязвимый орган человека, этот нелепый сгусток, застрявший в нашей голове и именуемый сознанием. Это преступление – полагать, что, прочитав мысли человека, можно узнать, о чем он думает на самом деле, чего желает и ради чего живет. Не существует такого заклинания, которое способно проникнуть в самые потаенные уголки души. Именно там хранится истина, о которой, порой, не подозревает даже сама жертва.
Чай в самом деле был хорош. Что-то дурманящее присутствовало в его аромате, Поттер даже не был уверен в точном составе напитка. И ведь это он, опытный зельевар. Стоит позже расспросить об этом старого знакомого.
Оставалось понять одно: насколько сильно ее подозрение в собственном ложном, перекроенном прошлом. Он слушал внимательно, и так же внимательно подбирал собственные слова. Самое главное – не запутаться в двух видах собственных воспоминаний, один из которых он создал специально для нее.
- Знаю, - подтвердил он мягко, улыбаясь уголками губ. – Я до сих пор помню твой витиеватый подчерк и запах цветочных духов, которые источали твои письма. Мне тоже жаль, что мы разорвали эту связь. Впрочем, как теперь я могу видеть, все…наладилось? – он сжал пальцами ручку чашки, делая глоток, чтобы позволить себе сделать паузу и провести организацию мыслей. – Представь, какой неисправимой ошибкой могло обернуться твое желание? Стоило лишь немного переждать. Прерванные контакты – не самая большая жертва. По крайней мере, двое замечательных детей – самый лучший показатель благоприятности побочных событий.
Удалось. Она ухватилась за ниточку темы, что была куда менее болезненной для нее и безопаснее для него. Говорить о детях – как раз то, что требуется для приятной светской беседы между несостоявшимися в прошлом супругами. Была в этом какая-то доля абсурда, заставляющая размышлять о том, что было бы, если…
- Да, единственный, - взгляд его потеплел. – Джеймс. Его зовут Джеймс. К слову, я прошу прощения за его поведение. Каюсь, мы с супругой избаловали его. И продолжаем баловать. Никак не могу найти в себе силы взяться за его воспитание. Все боюсь переборщить…
«Довольно. Еще немного, и к чаю срочно понадобится лимон».
Чарльз тихо усмехнулся собственным приятным мыслям о сыне, делая очередной глоток. Чары не позволяли чаю остывать, поддерживая комфортную температуру.
- Ты оказалась куда более успешным родителем. Мальчик и девочка, совершенная партия. Они погодки? Судя по реакции Джеймса, с твоей дочерью они знакомы. И, кажется, находятся в весьма… устоявшихся отношениях.
Он вдруг тихо коротко рассмеялся, прикрывая глаза и качнув головой, словно осуждая собственные мысли.
- Самое время для помолвки, - с иронией в голосе произнес он.

+3

9

Ничто не может тронуть душу женщины сильнее, чем слова о том, что ее помнят. И не только ее, а мелочи, так или иначе связанные с ней, то как она пишет, какие духи предпочитает. Скарлетт была уверена, такие мужчины как Чарльз не упускают мелочей из виду. Ведь жизнь и состоит из этих самых мелочей. Что и говорить, его супруге очень повезло. Вряд ли мистер Поттер забывал важные даты их семейной жизни или иные памятные события. Думая об этом Скарлетт почувствовала укол совести, ведь Аллен тоже был к ней внимателен. Разве что отсутствовал слишком много в ее жизни, но это издержки. Работа в министерстве требовала огромной отдачи и постоянной занятости. Супруг делал это для них, для своей семьи и супруга не должна была его упрекать. Хотя и не за что было. Он знал, что любит его супруга, и разве не Селвин дарил ей эти самые духи с легким цветочным ароматом, капельку которых девушка оставляла на письмах для своего друга.
Дети... о, наверное, это и есть та самая отдушина, о которой любящие родители готовы говорить часами. И сейчас Скарлетт было проще начать разговор о них, нежели вспоминать о своей ошибке, которая едва не привела к трагическим последствиям.
- Что и говорить, твой сын определенно заставил меня понервничать, - спокойно произнесла женщина. Она уже успокоилась и не желала наказывать мальчика, как ещё полчаса назад. Это было нормально, дети дрались, выясняли отношения, мальчики так высказывали симпатию к девочкам, в ее годы все было точно так же. - Понимаю, - она отставлять чашечку с чаем и сцепляет пальцы в замок. - Аллен тоже балует их без меры, поэтому в роли строгого родителя должна выступать я. Не могу сказать, что это мне по душе, но по-другому нельзя. У них два года разницы. И, к счастью, они дружны, - ее же отношения с братом всегда оставляли желать лучшего.
- Ох, честно говоря, Элис никогда не рассказывала о твоём сыне! Но из того, что мы усидели сегодня на перроне, могу предположить, что да, - она притворно заказывает глаза, - Помолвки? Чарльз! Не стоит шутить с такими вещами, - Скарлетт звонко смеётся, - Ведь Элис и правда уже в том возрасте, когда стоит задумываться о таких вещах. Меня саму начали сватать немногим позже. Впрочем, эту историю ты и сам прекрасно знаешь.
Он мог стать ее мужем. И Джеймс мог бы быть братом Элис. Столько вероятностей, окружающих их каждое мгновение. Столько событий, которые произошли и произойдут. Кто знает, может это они, родители, шутят сейчас про свадьбу, а их дети сами все решат за себя и действительно решат обручится? Как знать... Во всяком случае, род Поттеров хоть и был исключён из списка, все же продолжал являться чистокровным. А для миссис Селвин это было очень немало важным фактом. Впрочем… бойтесь своих желаний. Ее желания чуть не погубили саму Скарлетт и если бы не решительность и отказ Чарльза, о, как знать, чем бы все обернулось? Смертью, заключением, трагедией и позор для двух семейств. А ведь это было лишь неразумное решение, принятое в одиночку. И заплатить за это пришлось отказом от такого верного и надежного друга.
Скарлетт вздохнула. Ей было неприятно вновь возвращаться в прошлое, но оно там и осталось. А они здесь, сидят в настоящем, как ни в чем не бывало пью чай и подшучивают друг над другом. Словно и не было их небольшой тайны, словно и не было пропасти, которую они сотворили сами.
- Я ведь так и не сказала тебе «спасибо», - серые глаза внимательно смотрят на улыбающегося мужчину. Да, казалось он всегда улыбался. – Спасибо, Чарльз. Ты не дал мне погубить себя и совершить непоправимое, а я этого не оценила.
Ее ладонь ложится поверх его, в знак искренней признательности и благодарности. Женщина чуть наклоняется вперед.
- Если бы не ты, то ничего бы уже не было. Ни семьи, ни детей, ни меня, - Скарлетт вновь выпрямляется и более беззаботным тоном добавляет, - Кажется пора попросить еще чаю. Как твой бизнес? Все хорошо?

+2

10

Некоторые вещи, которые для одних всегда были и останутся ничтожными, не стоящими внимания глупостями, не оказывающими масштабного влияния на жизнь, для других могут быть апофеозом итоговой судьбы, крохотным шагом, способным спасти миры или пустить все под откос. Браки… В детстве старые лживые книги провозглашали любовь, побуждая возноситься в ее честь на жертвенный алтарь и внушая юным читателям мысль о том, что любое страдание, любая пытка, которую доведется стерпеть во имя этого светлого неземного чувства, в итоге обернется наиценнейшим даром, - возможностью постичь высшую степень привязанности и душевной страсти. Принц влюбляется в принцессу, они живут долго и счастливо, совершенный финал истории, увы, доступной лишь в сказках. Истинных принцев становится все меньше, а принцессы лишатся права голоса, обученные с раннего детства сковывать собственное сердце на тысячи замков.
Элисс Селвин было двенадцать. Подростковый возраст, как и у Джеймса, уже начинал наступать на пятки и без того слишком короткого детства. Вероятно, Скарлетт уже не раз затрагивала при ней тему замужества, умело подводя ее мысли к необходимому итогу юношества. Девочка все еще ведет себя, как дитя, и это вполне объективно. Но Поттер не сомневался, что спустя пару дней в окно ее рейвенкловский спальни постучится семейная сова с письмом от ее матери, в котором та непременно упомянет о недопустимом поведении юной леди. Вежливость и тактичность Скарлетт, вероятно, просто не позволяла женщине высказать все, что она думает о юном Джеймсе, непосредственно в лицо его родителя. А ведь именно он, по ее мнению, был главным зачинщиком. Но кто теперь разберется, кто был прав, а кто виноват… Ругать сына Чарльз был не намерен. Затрагивать эту тему, пожалуй, тоже. Он верил, что Джеймс вполне способен избрать верный жизненный путь самостоятельно. То же самое казалось и выбора будущей супруги. Прими он сейчас решение сосватать Джеймса, тот, вероятно, просто не понял бы намерений отца, будучи неподготовленным к такому повороту событий.
- Боюсь, если сейчас мы поступим столь опрометчиво, один из них рискует не дождить по свадьбы, - Чарльз улыбнулся, старясь смягчить ситуацию и сгладить беспокойство женщины.
Однако Поттеру от чего-то казалось, что отнюдь не это вызывает у миссис Селвин тревогу. Она словно чувствовала себя неуютно наедине с ним. Такое состояние вполне можно было объяснить долгой разлукой и неловкими моментами прошлого, но… Ее ладонь вдруг опускается поверх его руки, уверенно и нежно, делясь теплом, которым также были исполнены ее слова. Такие мелочи, как правило, не принимаются настолько близко к сердцу, но Скарлетт явно не отпускала эту мысль долгие годы. Слишком продолжительное время… Чарльз даже начинал думать о том, что мог в чем-то ошибиться.
- Все в этом мире к лучшему, дорогая, - с тем же теплом произнес мужчина, переворачивая руку под ее ладонью и осторожно сжимая пальцы Скарлетт в ответ. Изнутри его терзало смутное чувство, будто эта встреча не должна была произойти и теперь доставит лишь неприятности.
«Спасибо»… если бы ты знала, милая Скарлетт, что я вовсе не достоин твоей благодарности. Что я собственными руками едва не погубил самое дорогое, что у тебя есть…».
Она пытается переключить тему, ей явно не комфортно…то ли от грустных воспоминаний, то ли в присутствии человека, виноватого в их существовании.
- Как насчет ужина? – Чарльз призадумался, размышляя, куда лучше отвести подругу, где ее мысли хотя бы на время обретут покой. Она явно терялась, будто переживая этот несуществующий эпизод своей жизни снова и снова, терзая саму себя ложными воспоминаниями.
- Скарлетт… - он сжал руку чуть сильнее, стремясь привлечь к себе все ее внимание. – Хорошо. Сейчас все хорошо. У тебя чудесная семья. Очаровательные дети. Со старшим сыном, я, увы не знаком, даже увидеть его не довелось… Но Элисс чудесная девочка, такая же красивая и одаренная, как ее мать. Помню, еще совсем малышкой она уже творила чудеса. Кажется, ей было около года…
Наученный опытом, полученным в браке, Чарльз знал, как разговоры о детях тешат матерей, заставляя их отречься от тяжелых дум. И сейчас это было самое действенное оружие.

+1

11

Кажется, тема помолвки оказалась чуть острее, чем рассчитывалась Скарлетт. Она тихо рассмеялась, убеждая Чарльза, что это всего лишь шутка и она не явится с дочерью в его дом, для заключения помолвки с юным Джеимсом. И пусть Скарлетт уже потихоньку присматривала партии для Элис, саму ее в эти тонкости устроения семейного счастья пока не посвящали. В первых рядах стояли довольно громкие фамилии магического мира и Поттеров в этом списке не было. Но говорить самом Чарльзу об этом, женщина конечно не стала.
- Полностью тебя поддерживаю. Вспомнить нас самих в их возрасте! Да разве мы думали о подобном? - женщина закатила глаза. Впрочем, ей самой хотелось навсегда забыть свою историю чуть не случившейся свадьбы. И влияние матери, вовремя образумившей дочь, как нельзя лучше устроило жизнь Скарлетт. Естественно и она, в свою очередь, не позволит дочери выйти абы за кого. Сами девушки крайне глупы и влюбчивы, а этот путь ведет только к разочарованию и слезам. Любовь проходит, объект воздыхания уходит в горизонт, а ты остаешься с разбитым сердцем и уверенностью, что больше никогда не полюбишь. Но время проходит, раны затягиваются и жизнь, о, неужели! продолжается. Но рассуждать на подобные темы с мужчиной глупо и недальновидно. Подобные разговоры навевают на них тоску и претят. Отцы семейств смотрят на такие вещи как брак более свободно и даже порой халатно. Но на то у них есть жены, которые из поколения в поколение берегут чистоту крови своих семей.
К сожалению само общество становится все более терпимо к грязнокровкам и они получают высокие посты в министерстве, занимаются прибыльным бизнесом и ведут активную общественную деятельность. Они практически ничем не отливаются от чистокровных, доказывая, что ничуть не хуже, а возможно даже превосходят в некоторых вещах. Это не могло не раздражать высшее магическое общество, все больше воспитывая неприязнь к выскочкам.

Тем временем, они плавно перешли к теме продолжения вечера и Скарлетт не видела препятствий, чтобы отказать Чарльзу в предложении.
- Ужин, это прекрасная идея. Куда предпочтешь отвести меня? Надеюсь не в «Дырявый котёл», на такое я пока не готова, даже в твоём обществе, прости, - она широко улыбнулась ему. Ее собеседник обладал удивительным качеством – в его присутствии всегда хотелось улыбаться. Чарльз был словно пропитан светом и теплом, даря его другим. А возможно только ей. Скарлетт не знала, была ли она права в своих убеждениях или заблуждалась, но для нее он был тем самым человеком, которому хотелось дарить свою улыбку. Да и все, что он говорил ей было приятно. Как любой женщине, да и вообще человеку. В какой-то момент она и правда ощутила себя донельзя счастливой. Разве на об этом мечтает каждая волшебница? Муж при должности, род из списка 28, двое прекрасных детей, дом и безбедная жизнь. Но когда Чарльз произнёс имя Элис в контексте воспоминания, Скарлетт невольно вздрогнула. Улыбка не успела сойти с ее губ, но глаза настороженно скользили по его лицу. Она медленно забрала свою ладонь из его, словно это была необходимость, но ей этого делать не хотелось.
- Ты не мог видеть ее.
Это была правда. Они прервали общение с Чарльзом, когда Скарлетт была в положении Итаном. А значит ни одного из ее детей в младенчестве он видеть не мог. Разве что где-то на улице или в гостях, но тогда Скарлетт запомнила бы их встречу. Но она не помнила. А вот то, что Чарльз так легко рассуждал об этом заставляло задуматься. Словно он был рядом в это время и не просто рядом, а был в хож в е дом и общался с детьми. Что-то здесь не сходится. Что-то здесь не так. Миссис Селвин нахмурилась.
- Я не припомню, чтобы мы виделись, когда родилась Элис, может ты что-то путаешь?
Все это настораживало ее. Память цеплялась за все их встречи в прошлом, но ничего подходящего найти не могла. От этого все запутывалось ещё больше. Но может Чарльз сейчас все пояснит ей? Может все не так, как вообразила себе она?
Скарлетт владела легименцией совсем чуть-чуть. Можно сказать, самыми азами. Еще в самом начале их совместной жизни, Аллен обучал ее этому ради забавы. Он считал, что если они будут читать мысли друг друга, то это поможет избежать ссор и научится доверять друг другу. Но вскоре им это надоело. И все же знания остались и сейчас, она собиралась их применить. Прямо здесь, без палочки, Скарлетт хотела увидеть, что такого помнить Чарльз, чего не помнит она. Облизав губы и пристально смотря на него, в ожидании ответа, Скарлетт приступила к задуманному. И чем больше обрывков ей удавалось уловить, тем сильнее раскрывались от удивления ее глаза.

+1

12

Перед красивой женщиной не грех потерять голову. Мощнейшее оружие, что существует на свете, опасное, неконтролируемое, - женская натура. Пребывая в здравом уме, не сомневаясь в собственном рассудке, вступая в контакт с человеком, который вызывает эмоции, повышающие температуру крови, начинаешь балансировать на тонкой грани, и в какой-то момент теряешь равновесие.
Эта встреча не должна была состояться. Чарльз должен был посадить сына в поезд, развернуться и уйти. Не вступать в диалог с этой женщиной, не приглашать ее на кофе. Оставить ее до конца жизни пребывать в неведении. Но судьба играет с людьми, как пожелает, подталкивает созидать и сжигать мосты, ведомая собственными капризами.
Не мог видеть. Разумеется, не мог. Согласно ее легенде, он ни разу не появлялся в ее доме. Такой обидный промах, но большая ошибка. Не уследил, отвлекся, поддался эмоциям, впитывая в себя переживания дорогого для него человека, в чьих глазах удивление постепенно сменялась настороженностью и враждебностью.
Чарльз молчал, не зная, как ответить на ее вопрос. Признаться, что и впрямь что-то перепутал? Скарлетт была слишком умна, чтобы  он смог обмануть ее во второй раз.
Продумать план действий, хотя бы пару слов, чтобы вывести ее из состояния напряжения, Поттер не успел. Как и не успел подготовиться к тому, что Скарлетт, избегая дальнейших вопросов, внедрилась в его голову. Вот так просто, даже не доставая палочки. Словно это было в порядке вещей.
«В тебе нет ничего святого, верно?» - успел подумать Чарльз прежде, чем его собственную память начали рвать на куски.
***
«…Чарльз. Пожалуйста. Я так больше не могу…». Ее последние письма были насквозь пропитаны отчаянием. Он не видел ее, не мог слышать, но догадаться было не сложно, - женщина сходит с ума. Ее терзали страхи, опасные эмоции, ее подчерк изменился, в нем появились не свойственные ему заострения при написании некоторых букв. А на качественной дорогой пахнущей парфюмом бумаге стали заметны следы от капель. Выведенное слово «пожалуйста» он слишком отчетливо слышал в своей голове.
***
Содержимое этого шкафа он всегда держал в идеальном порядке. Каждая склянка стояла в отдельной ячейке, с собственным ярлыком определенного цвета. Каждая была плотно закупорена заклинанием, снять которое было под силу только тому, кто его наложил. Чарльз протянул руку, вынимая совсем маленький пузырек, наполненный  прозрачный жидкостью, напоминающую дилетантам воду. Практически не дыша, он направил на нее кончик палочки, снимая заклинание и оставляя в своих руках вещество, способное всегда за несколько минут привести человека к смерти. Опасно, незаконно, у него не было разрешения хранить этот яд в доме. И уж тем более он не имел никакого морального права отдавать его в руки обезумевшей женщины. Женщины, которую он не хотел потерять.
***
Сова зажала в своих цепких когтях сверток вместе с письмом и, расправив крылья, спикировала из окна, постепенно набирая высоту. Чарльз еще некоторое время смотрел, как птица скрывается за  верхушками деревьев, растворяясь в ночи. Что-то болезненное кольнуло в груди, и он посмешил закрыть окно. Он поступал так, как должен. Так, как она этого хочет.
***
Сомнения сменялись страхами, страхи перерастали в расстройства, граничащие с навязчивым состоянием. Чарльз не находил себе места уже почти сутки, с каждой минутой осознавая, что поддался эмоциям, словно мальчишка. Он допустил, чтобы по его вине был убит человек. Его не беспокоило, что расследование может привести к нему, что он может лишиться слишком многого. Поттера волновала жизнь женщины, с которой они были даже не самыми близкими друзьями. Выдержит ли она то, что планировала сделать? Скарлетт и без того находилась на грани. А он только усугубил ситуацию, повинуясь собственному эгоизму.
***
Ему было наплевать, кого он застанет в ее доме. Сейчас в приоритете была необходимость успеть. Ругая себя, обвиняя в глупости, Поттер ступил за порог особняка Селвинов, незамедлительно атакуя домашних эльфов, чтобы те не смогли его остановить, а, главное, запомнить. На случай, если он все же не успел. На этот раз удача оказалась на его стороне, он застал Скарлетт в кабинете. Та, явно только что получившая письмо, сидела за своим столом, словно пребывая в бессознательном состоянии. Ее пальцы сжимали склянку, пустым взглядом она рассматривала ее содержимое. Скарлетт не слышала, как Чарльз вошел в кабинет. Казалось, даже не замечала, что в доме кто-то есть. Поттер обратил внимание, что прямо на ковре позади ее сидит ребенок. Маленькая девочка, примерно одного возраста с Джеймсом. В своих крохотных пальчиках она держала серебряную погремушку, упрямо облизывая ее со всех сторон. Чарльз прошел мимо и осторожно забрал и рук Селвин яд, тем самым будто пробуждая ее. Женщина испуганно дернулась, оборачиваясь и моментально поднимаясь на ноги.
***
Взмах волшебной палочки, и Чарльз упускает из руки то, что не должно было появиться в этом доме. Разочарованный взгляд Скарлетт, что все еще направляла на него палочку, пронзал насквозь мощнее любого заклинания. Он видел, как покраснели ее глаза, как шевелились губы в попытке прогнать его, выставить вон, не мешать.
«Ты сделал свое дело, оставь меня в покое!» - ее сорванный голос отразился от стен, заставляя и без того напуганного ребенка заливаться слезами, ненадолго поднимая крик. Она не обернулась, будто не слыша ничего вокруг.
***
Когда ребенок замолчал, стало уже поздно. Пребывая в тянущем напряжении, никто из них не обратил на это внимания сразу. Будучи молодыми родителями, и он, и она, знали, что маленьким детям свойственно тянуть в рот все, что попадется под руку. Они были слишком заняты препирательствами друг с другом, но материнский инстинкт сработал практически моментально. Она бросила взгляд на дочь и закричала, обнаружив лежащее на полу детское тело. Взгляд Чарльза скользнул по рукам ребенка, замечая в одной из них треснувшую от удара об пол склянку, по наружным стенкам которой стекали прозрачнее капли яда, смешанного со слюной.
***
Будучи зельеваром, работающим с опасными веществами, способными привести к летальному исходу, Чарльз всегда носил с собой мощнейшие противоядия, в том числе обычный, но действующий даже в самых тяжелых случаях безоар. Ребенка пришлось вырывать из рук матери буквально силой, - та мертвой хваткой вцепилась в родную дочь, будучи в состоянии глубокого шока, который не прошел даже после того, как девочка, получив порцию противоядия, открыла глаза.
***
«Это твоя вина», - произнесла она дрожащим голосом, прижимая к себе юную мисс, что все еще капризничала, цепляясь за одежду Скарлетт. Чарльз не спорил. Он принял это, как факт, и признал свою ошибку. Но исправить случившееся не мог, как бы ни хотел. Он прекрасно знал, что она будет ненавидеть его в течение многих последующих лет, а после – просто забудет, выбросит из памяти, как ненужный хлам.
Конечно, если он не сделает это сам. Мысль была столь же абсурдной, сколько единственной возможной в текущем потоке событий. Пока руки Скарлетт были заняты, а взгляд затуманен слезами, вызванными пережитым ужасом, мужчина забрал со стола распечатанное письмо, направляя палочку на написанный текст. Обещание сменилось холодным отказом, которое обязано было разбить одно из их сердец. Он не отвечал на ее вопросы, действуя наверняка, и, в конце концов, направился прочь. Уже на пороге, обернувшись, мужчина направил палочку на саму Скарлетт, делая глубокий вдох перед погружением в пучину лжи.
«Обливиэйт»…

***
Как отныне смотреть ей в глаза, он не знал. Не знал также как оправдать свои поступки. Он ни на миг не пытался переложить вину на плечи Скарлетт, считая, что причиной всего случившегося стала собственная эгоцентричность. Он мог поступить иначе с самого начала. Банально не хотел разрывать эту и без того тонкую связь. Как глупо… На старости лет нельзя поддаваться сантиентам, не положено по статусу и положению.
Она отказывалась смотреть в его сторону, переваривая новую для себя информацию. Чарльз не мешал, ждал, пока все это уложится в ее голове, займет свое место, и память, наконец, сложится в одно цельное полотно из вырезанных ранее кусочков.
Это моя вина, - наконец, заговорил он. Мягко, осторожно. – Я сожалею о том, что произошло. Мне жаль, что тебе пришлось узнать об этом, но я не последний подонок, Скарлетт.
Он попытался вновь коснуться ее руки, но та на уровне рефлексов спрятала ее под стол, все еще не глядя ему в глаза.
- Я просто хотел, чтобы ты была счастлива.

Отредактировано Charlus Potter (27.01.2019 16:32:08)

+1

13

- Не надо, -  она отводит взгляд, не в силах больше выдерживать его, - Прошу, больше ничего не говори.
Язык облизывает губы. Ей нечего сказать ему. Он тоже должен замолчать. Все слишком запутанно и неприятно, эта история не красит их обоих, но ее в большей степени. Ей словно девчонке, которой напомнили проступке, хочется провалиться на месте. Этот разговор не должен был состояться и уж точно не после того, как они встретились друзьями.
Дрожащие пальцы нервно перебирают складки юбки, пока невидящий взгляд уткнулся в белый фарфоровый чайник. Все словно оборвалось, осталось лишь гложущая пустота. Воспоминания непрошеными гостями ворвались в ее сознание. Зачем она полезла в его голову? Зачем захотела узнать больше, чем была должна? Сколько необдуманных поступков совершают люди, желая докопаться до правды, но порой лучше не знать ее и жить в счастливом неведении. Или все правильно? Лучше горькая правда, чем сладкая ложь. Но во лжи иногда бывает так приятно, что не хочется ничего менять. И все же, правда позволяет нам понять, кто перед тобой, друг или враг, или кто-то просто так. А также разобраться в себе, ведь здесь врать совершенно бессмысленно. Лучше отключить чувства и позволить разуму все решить за тебя, поступить так, как будет правильно.
Ей было нечего сказать мужчине, сидящему напротив нее. Любые слова, которые могла бы сейчас произнести Скарлетт звучали бы жалко и неискренне. Мотив его поступка был понятен - Чарльз поступил так, как поступил бы любой достойный мужчина на него месте. Он только предотвратил беду, спас саму Скарлетт от свершения чудовищной ошибки, но и пощадил ее, уничтожив из памяти все детали той встречи. Могла ли она винить его за это? Конечно нет. И все же поднять на него взгляд или протянуть руку сейчас было выше ее сил.
Скарлетт чувствовала себя прокаженной. Глупая, заносчивая, но в тот момент такая потерянная и несчастная эгоистка, девушка, решившаяся на такой отчаянный шаг, как устранение другого. Чтобы ждало ее? Холодные стены Азкабана, ссылка, которую Селвин не вынесла бы. Аллен не простил бы ее за убийство собственного брата. Краучи навсегда бы вычеркнули ее из жизни, стараясь смягчить позор, который она на них бы навлекла. Чарльз сделал все, чтобы уберечь ее. Она пожертвовал их общением, дружбой, он пожертвовал собою в ее жизни, чтобы спасти.
"Я просто хотел, чтобы ты была счастлива." - стучало в голове эхом. Почему он винит себя? От этого становилось лишь хуже.
- Я... прости, мне нужно на воздух, - пробормотала Скарлетт быстро поднимаясь со своего места и хватая сумочку. Она даже не попрощалась и не улыбнулась напоследок. Женщина проскользнула мимо, пряча взгляд и оставляя после себя шлейф духов.
На улице стало чуть легче, но лишь пройдя пару шагов, миссис Селвин поняла, что в спешке забыла пальто и теперь прохладный ветер задувает под юбку, заставляя кожу ног покрываться мурашками. Сейчас ей нужно сбежать. От него, от их прошлого, от разговоров, но она непременно вернется ко всему этому. Когда придет время.

+1

14

Неприятное физически ощущаемое чувство, когда взгляды нескольких пар глаз направлены прямо в спину. Не нужно быть гением, чтобы понять, о чем думали в этот момент случайные свидетели столь душещипательной сцены. Чарльз не спешил бежать следом за женщиной, он неторопливо достал бумажник, собираясь расплатиться с хозяином. Взгляд его меж тем упал на забытое Скарлетт пальто. Как же это выглядело со стороны? Ссора мужчины и женщины, с виду, должно быть, бытовая и не стоящая внимания, ведь никто из них даже на мгновение не повысил голос. Но женщина выбежала из-за стола, сосредоточенная на произошедшем настолько, что в прохладный сентябрьский день даже не вспомнила о верхней одежде, покидая своего компаньона.
А Чарльз не мог вспомнить, в какое платье была одета спутница. Вероятно, не достаточно теплое, чтобы пройти пешком несколько кварталов, открытых осеннему ветру.
Над Лондоном уже начинали сгущаться сумерки, когда Поттер покинул заведение. Тучи предупреждающе затягивали небо, обещая не самый приятный в части погоды вечер. Прохожие с недовольством поднимали взгляды наверх, сетуя на недружелюбный британский климат; кто-то ускорял шаг, а кто-то уже хватался яза ручку до сих пор покоящегося на локте зонта. Чарльзу тоже пришлось поспешить, впрочем, изящная походка дам на каблуках – занятия, лишенное практичности в условиях непогоды. Скарлетт он догнал быстро, однако не спешил поравняться с женщиной, что, обхватив себя руками, брела по улице, привлекая своим видом нежелательные взгляды прохожих.
Сняв с руки и расправив пальто, Чарльз, немного погодя, накинул его на плечи миссис Селвин, придерживая до тех пор, пока женщина рефлекторно не сожмет края ворота пальцами, удерживая их вместе.
Возможно, он выбрал самый легкий из доступных ему путей. И, скорее всего однажды ему снова придется сделать непростой выбор. Этот маленький эпизод жизни был прожит, словно сюжет, отраженный на киноленте, осталось просто отмотать назад. И в следующий раз не обернуться, не заговорить, развернуться и уйти, оставив все, как есть. Неразрушимую стену между двумя людьми, чья дружба однажды была прервана из-за чьего-то эгоизма, жалости, трусости.
Пальцы сжали рукоять палочки, кончик которой был направлен прямиком в спину женщины за мгновение до того, как она обернется.
«Обливиэйт», - произнес он практически одними губами. И на этом следовало опустить занавес.
Впрочем..
- Это было довольно самоуверенно, - мягко улыбаясь, произнес он, плотнее прижимая теплую ткань пальто к плечам женщины в легких дружеских объятиях. Скарлетт, наконец, повернула голову, глядя на мужчину с растерянной улыбкой.
- Извини, я немного задержался, нужно было перекинуться парой слов с хозяином заведения. Идем, здесь не далеко. Пообедаем и переждем дождь.
И, будто подгоняя двух волшебников, находящихся в центре огромного чужого для их природы города, первые капли упали на женское пальто, впитываясь в шерстяную ткань  и оставляя крохотные темные пятна.
Ни к чему выстраивать однажды разрушенную стену вновь.

Отредактировано Charlus Potter (23.03.2019 12:05:08)

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » В нужное время, в нужном месте [Вокзал Кингс-Кросс. Cентябрь 1973]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC