Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » В нужное время, в нужном месте


В нужное время, в нужном месте

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

В нужное время, в нужном месте

Случайная встреча — самая неслучайная вещь на свете.

https://a.radikal.ru/a20/1811/d6/e830ffb0fbf9.jpg

Дата и место эпизода

Действующие лица

сентябрь 1973 Вокзал Кингс-Кросс. Лондон

CHARLUS POTTER & SCARLETT SELWYN

Отредактировано Scarlett Selwyn (22.11.2018 13:25:13)

+1

2

В пору было бы закурить. Просто прислониться к стене, прикрыть рукой в кожаной перчатке с выдавленными на запястье собственными инициалами (какая пошлость) тусклый огонек на кончике волшебной палочки, втянуть в легкие ядовитый дым, на мгновение умирая от отравления. А он не смел. Потому что руку все в той же клейменной перчатке сжимали еще маленькие, но уже крепкие, как у камуфлори, пальцы.
- Джеймс, не виси на мне, - мирно, почти отстраненно произнес Чарльз, и мальчик ослабил хватку. Хоть и ненадолго. Поттер-старший прекрасно понимал его волнение, да еще и отсутствие рядом матери не лучшим образом сказывалось на поведении маленького непоседы. Джеймс с любопытством озирался по сторонам, Чарльз же глядел на стены вокзала без ностальгии, со снисхождением и некоторой брезгливостью. Хоть и старался не показывать свое нынешнее отношение к этому великому для всех юных волшебников событию.
Паровоз призывно дымил, в воздухе стоял тяжелый запах сгоревшего угля, щебневой пыли и чьих-то тяжелых духов с ароматом черноплодной рябины. Поттер-старший всегда резко реагировал на запахи, запоминал тысячи оттенков, а однажды услышанный мог выделить вновь из сотни незнакомых. Чарльз считал это больше профессиональной болезнью, чем талантом.
Поэтому, когда мимо пронесся аромат до боли знакомый, вызывающий какие-то спутанные воспоминания из прошлого, мужчина тут же отбросил лишние мысли, не став акцентировать на этом внимание.
Джеймс выхватил руку, едва впереди замаячили товарищи в похожей форме, еще пока свежей, идеально выглаженной, не штопанной чарами после  очередной попытки оседлать гремучую иву. Гриффиндорцы. Чарльз незаметно усмехнулся, потянулся было за подсигарником, но остановился. Не стал. С интересом пронаблюдал, как юный Поттер, будто взрослый, пожал руку однокурсникам, обнял какую-то рыжую девочку, и уже спустя пару минут, активно жестикулируя, вещал товарищам о своих летних приключениях.
Пожалуй, слишком активно.
Находясь в эпицентре столпотворения детей, которые расползались по вокзалу, как насекомые, время от времени прячась в плащах своих родителей, Джеймс, в очередной раз эмоционально взмахнув рукой, задел пробегавшую мимо юную мисс, что, судя по внешности, была его ровесницей. По крайней мере, до третьекурсницы она не дотягивала, но при этом уже была в форме Рейвенкло и не пряталась за маминой юбкой, по-деловому расхаживая по платформе. Отметив, что сын все-таки бросил какое никакое «извини» в ее адрес, Чарльз пробежался взглядом по верхам, выискивая ее сопровождающих, желая быть готовым к тому, что чопорные аристократы кинутся защищать свое дитя.
Он стянул с рук перчатки, задумчиво потирая пальцы рук, будто после мороза. До отправления поезда оставалось чуть меньше четверти часа, и он уже представлял, как после забредет в какой-нибудь паб и осчастливит себя чем-нибудь приятно горячительным, а может быть и не одним. Дом его пустовал вторую неделю, Дорея была вынуждена оставить страну на неопределенный срок. Блэковские корни не оставляли ей и шанса на спокойную семейную жизнь. Потому возвращаться в пустой дом Чарльзу не хотелось, а Джеймс так яро рвался в школу, что Поттер-старший просто не имел права даже на миг показать, насколько ему тоскливо в этот издевательски солнечный день.
Впрочем, сильно углубиться в свои угрюмые мысли Чарльз не успел, с удивлением замечая, что в импровизированной толпе второкурсников вот-вот завяжется самая настоящая драка. Каково же было разочарование мага, когда тот увидел, что в эпицентре того детсадовского беспредела оказался его сын.
То, что быть родителем – деятельность, рано или поздно приводящая либо к тотальному равнодушию, либо к неконтролируемому безумству, Чарльз понял уже к третьему дню рождения наследника. И с каждым годом ситуация принимала все более неожиданные обороты: опрокинутые тарелки с кашами постепенно сменялись мелким хулиганством, обыкновенной вредностью, выраженной принципиальным отказом надевать штаны или попыткой побрить собаку дорогой тетушки. И вот, наконец, Чарльз мог лицезреть новый этап созревания Джеймса. Только вот от дергания девочек за косички юный Поттер сразу перешел к атаке учебником по зельеварению.
Чарльз едва успел подставить руку, предотвращая удар и не позволяя затмить и без того нелестные высказывания в адрес гриффиндорцев более красноречивыми эпитетами. И тут же по его собственной руке хорошенько прилетело школьной кожаной сумкой. Поттер даже успел отметить, что металлические замки на  ее ремешках были достаточно увесисты для того, чтобы наверняка оставить пару синяков. Чарльз неодобрительно взглянул на молодую активную девчушку, что забавно сдула с глаз взъерошенные волосы.
- Прекращаем, - спокойно, но твердо произнес мужчина, и рукой буквально отодвинул сына подальше, стремясь предотвратить дальнейшие попытки продемонстрировать свой характер.

Отредактировано Charlus Potter (22.11.2018 22:32:42)

+3

3

Взгляд женщины скользил поверх разномастной толпы, снующей по платформе 9 и 3/4 вокзала Кингс-Кросс. Она медленно пробирается сквозь нее, держа за руку Элис. Скарлетт недовольно поджимает губы, стоит неуклюжему школьнику оставить отпечаток своих ботинок на ее дорогих туфлях. Стоило приехать пораньше, чтобы спокойно посадить дочь и сына на поезд, но они как всегда задержались. В последний момент прилетела сова и Селвину пришлось спешно вернуться в Министерство. Что ж, это не первый раз, когда он пропускает такой важный день. Возможно один из немногих, когда они были вместе, настоящей семьей. Теперь дети приедут только на Рождественские каникулы, а Итан так и вовсе может попросить остаться с друзьями.
- Иди ко мне, милая, осторожнее, - рука в шелковой перчатке прижимает к себе дочь, спасая от наглого старшекурсника несущегося вперед со своей тележкой. Но Элис это нисколько не пугает, кажется она видит кого-то из своих однокурсников и выжидательно смотрит на мать. Ей ничего не остается делать, как сдержанно кивнуть. В конце концов, она по ним соскучилась за время летних каникул и стремится как можно скорее присоединиться к своим друзьям. Улыбка. Давно ли она сама была такой? Кажется, что нет... вот совсем юная волшебница с восторгом взирает на Хогвартс-Экспресс, держа за руку матушку. Она не помнила с каким лицом пробиралась сквозь толпу Чариса, но вероятно с таким же, как и ее дочь сейчас. Скарлетт видела темную макушку Элис, но находилась от нее в нескольких метрах, едва успевая за нею. Именно эта заминка едва не стоила юной Селвин шишки на затылке. Парнишка с факультета гриффиндор уже собирался достать учебником девочку, когда в последний момент мужчина успел подставить руку. Но Скарлетт, все же успевшая к разбору полетов, заметила, что дочь и сама прекрасно справилась. Она хоть и была, милая домашняя девочка, в обиду себя не давала. Бить мужчин сумками это, безусловно, не поведение для юной леди, но и юных леди бить учебниками непозволительно. Мужчина уже закрыл собою сына, видимо опасаясь справедливых высказываний. И не напрасно. Скарлетт наклонилась к дочери, держа ее за плечи:
- Милая, все в порядке?
Кивок подтверждает, что все хорошо и она готова отправится в школу. Выпрямившись миссис Селвин окинула взглядом родителя сорванца. Но надменное выражение лица сменилось удивленным. Ну надо же... хотя что в этом удивительного. Правда его она видела здесь впервые. Возможно его сын единственный ребенок в семье. И судя по всему, довольно поздний.
- Чарльз? - она положила руку на плечо дочери, словно подтверждая свое родство, а заодно и принадлежность к славной фамилии Селвин. - Сколько лет. Я смотрю у гриффиндорцев все так же сложно с дисциплиной, - взгляд перемещается к его сыну. Надменный, оценивающий, ей безусловно не нравится эта ситуация, но Поттер все же принадлежит к чистокровному кругу, хотя фамилия и утратила былой вес. Она вновь обращается к мужчине:
- Надеюсь вы объясните юному джентльмену, что данное поведение недопустимо. И впредь не повторится.
Но сигнал к отправлению прервал их. На перроне началась суета и им тоже стоило начать прощаться. Скарлетт обняла сына, прижимаясь к его щеке своею. Итан отошел в сторону, дожидаясь сестру. Ее сын настоящая гордость и пример для многих. Она обняла дочь, задерживая ее в своих объятиях подольше:
- Я буду скучать, милая. Присылай мне письма и будь хорошей девочкой, - поцелуй и вот, ее дети уже заходят в вагон, готового к отправлению поезда. Она отходит в сторону, не мешая другим. Сейчас ей предстоит вернутся в дом, где она будет ждать мужа с работы, коротая время за книгой чашечкой чая. От этих мыслей становится немного грустно, но она улыбается, глядя на машущих ей детей и машет им в ответ.

+3

4

Вот так случайности, происходящие в потоке таких же рандомных событий, порой преподносят удивительные сюрпризы. Первое, что он уловил – тот самый до боли знакомый запах. Женщины не редко выбирают аромат духов однажды и на всю жизнь. И всю жизнь он следует за ними незримым шлейфом, оставляя, порой, не только приятные ассоциации, но и нежелательные улики.
- Мисс Крауч… - произнес он первое, что пришло на ум. И лишь спустя мгновение сообразил, что, при наличии двоих детей (родство с которыми она столь активно демонстрировала, словно львица в стремени защитить детенышей) Скарлетт с малой долей вероятности осталась «мисс» и уж тем более вряд ли «Крауч». Он придержал сына за плечо и, в отличие от женщины, что буквально прижала к себе дочь, отволок себе за спину.
- Не припоминаю, чтобы кто-то из гриффиндорцев прежде беспокоил тебя своим поведением, - он натянуто улыбнулся женщине. Разглядывать ее было невежливо, приходилось делать это украдкой. Куда делись те десять с лишним лет, которые они не виделись?
- Ты совсем не изменилась, - заметил Чарльз, и это не было комплиментом. Скорее констатацией факта. Корни Блэков дают о себе знать, Дорея по истечении стольких лет тоже практически не изменилась. Лишь появилась усталость во взгляде, выдавая истинный возраст, и пара едва заметных лучиков в уголках глаз. Но возраст же Скарлетт выдавала лишь одежда, более подходящая взрослой светской даме. И, пожалуй, речи…
- Право, позволь мне самому решать, как воспитывать сына, - мягко произнес он, не намереваясь идти на конфликт и, в то же время, не желая слушать поучения от ныне практически чужого человека. Впрочем, нельзя было сказать, что Чарльз посвящал все свое свободное время воспитанию сына. Эту непростую задачу он доверил супруге, которая, в свою очередь, баловала и то и дело подкупала мальчика. Слова Скарлетт заставили его задуматься о том, что пора бы уже заняться коррекцией поведения Джеймса. Благо, время еще есть.
Неожиданная встречая с несостоявшейся в прошлом невестой несколько выбила его из равновесия. Он едва не упустил момент, когда учащиеся стали спешно покидать платформу. Он обернулся к сыну, опускаясь перед ним и сжимая его плечи. С улыбкой заглянул в глаза.
- Веди себя прилично, Джеймс, - напутственно произнес мужчина. – Постарайся, чтобы совы больше не приносили мне гневных писем от учителей и других родителей. Ты же гриффиндорец.
Он любовно растрепал Джеймсу его непослушные волосы. Поттер-страший прекрасно понимал, что готов простить сыну все, даже если по его вине Хогвартс придется собирать по камушкам.
- … и, пожалуйста, оставь в покое того мальчика со Слизерина, - произнес он уже тихо, так, чтобы никто кроме Джеймса его не услышал. Юный Поттер недовольно насупился и уже хотел было что-то возразить, как послышался режущий слух гудок паровоза. Чарльз выдохнул и, коснувшись макушки сына губами, выпрямился, напоследок чуть сильнее сжав его плечо.
- Беги.
Сердце неприятно заныло, едва мальчик скрылся в вагоне. Чарльз сжал пальцами снятые перчатки, оценил погоду и положил их в карман пальто. Платформа заметно опустела, покинувший вокзал поезд оставил после себя тишину, - родители молча расходились. А Чарльз все стоял, глядя в след удаляющемуся составу.
Закурить. Немедленно. Он целенаправленно запустил руку во внутренний карман пальто, доставая подсигар. И в этот момент обратил внимание, что кое-кто, также, как и он, не спешил покидать платформу. Скарлетт, которая молча стояла в паре метров от него, опечалено смотрела на рельсы, явно о чем-то размышляя. Поттер невольно отметил, что что-то неуловимое в ней все же изменилось, куда-то пропал прежде столь заметный блеск в глазах, желание жить и поглощать их этой жизни все самое лучшее. Конечно, он не знал и не мог знать, как сложилась ее жизнь, чем заняты ее мысли, и почему она невольно сжимает тонкими пальцами, облаченными в шелк перчаток, ручку крохотной дамской сумочки, но несложно было догадаться, что перед ним – не представительница самого счастливого замужества. Женщины никогда не станут задерживаться где-либо, зная, что дома их ждет любящий муж.
-…как насчет кофе? – он произнес это легко, почти небрежно, не подходя к женщине, даже не поворачивая голову в ее сторону. Он прекрасно знал, что она слышит. И что ждала, пока тот начнет разговор.

Отредактировано Charlus Potter (25.11.2018 02:52:33)

+3

5

Вот и все. Теперь до самого Рождества тишина в их доме вновь станет лучшим другом. Через месяц они планировали отправится в отпуск в Италию, но у Скарлетт было такое чувство, что они вновь не поедут. Селвин не сможет оставить работу или перепоручить кому ни будь важное дело и вежливо извинившись выйдет в камин, оставив ее в гостиной посреди кучи чемоданов и коффов. Кажется, это была уже четвертая или пятая, а может и шестая сорванная поездка. Именно поэтому, в этот раз Скарлетт совершенно не торопилась выбирать платья и мантии для отдыха, а лишь согласно кивала, когда супруг в очередной раз заводил речь о том, как они прекрасно отдохнут вдвоем на побережье Римини. И чем больше Селвин говорил об этом, тем отчетливее понимала она, что он сам пытается себя убедить. А раз так, то можно спокойно принимать приглашения на приемы, даты которых были назначены на октябрь - они никуда не поедут.
Хвост поезда вильнул и скрылся из виду, увозя школьников к знаниям и новым впечатлениям. Родители потихоньку начали расходится. Кто-то из женщин еще всхлипывал, видимо отправляли первокурсников, а может просто особа была впечатлительная. Кто-то, заметив знакомых останавливался на пару слов, не обращая внимания на плывущий мимо поток людей.
-…как насчет кофе?
Голос Чарльза вернул ее из размышлений. Должно быть она и впрямь слишком долго здесь задержалась, не решаясь вернуться в тишину. А его предложение оказалось как нельзя кстати.
- Предпочту чай, - она поворачивается в пол оборота и с легкой улыбкой добавляет, - Но в вашей компании согласна и кофе.
Она оставляет выбор заведения за ним. Будь то маггловское кафе или уютный ресторанчик в магическом Лондоне - ей не принципиально. Не место красит человека, а человек место. Все же это его предложение и не следует брать инициативу в свои руки, уж лучше расслабиться и получать удовольствие от такого времяпрепровождения.
- Как ваши дела, Чарльз? Давно мы с вами не виделись, - Скарлетт немного нахмурилась, от чего морщинки на переносице стали более заметны, - Выходит около семнадцати лет. О, Мерлин, да это же целая вечность! - она почти смеется. Ровно столько, сколько было самой Скарлетт в момент их первого знакомства. К сожалению, само оно пришлись на крайне драматичное для самой девушки время. Первая влюбленность, болезненное расставание, а тут еще ей предлагают сватовство с человеком почти на десять лет ее старше. Для юной особы это была поистине трагедия. Но те события теперь кажутся довольно забавными и сейчас женщина искренне рада видеть его.
- Ах да, - вспомнив, что он упомянул ее девичью фамилию, женщина улыбнулась, - Миссис Селвин, - представилась она.
Именно ее сокурснику и одногодке в итоге выпала честь дать ей свою фамилию, а также двоим прекрасным детям. Учитывая, что Чарльз был один, а возраст мальчика довольно мал, Скарлетт предположила, что он или развелся, или овдовел, а ребенок, скорее всего, поздний. Так или иначе, будь у него дети постарше, они бы тоже сегодня присутствовали на платформе. Но задавать такие вопросы на прямую она конечно не стала. Ведь она так же была без мужа, а значит и супруга Поттера могла отсутствовать при любых других обстоятельствах, будучи живой и здоровой. Насколько помнила миссис Селвин, Чарльз уже тогда был женат, но брак трещал по швам, и его сторона требовала развода. Интересно, он предпочел остаться с ней или взял в жены новую девушку? Мысли подобного рода посещают любую девушку, стоит ей встретить своего бывшего или даже несостоявшегося ухажера. И ей не удалось стать исключением.

Отредактировано Scarlett Selwyn (27.11.2018 14:20:27)

+2

6

Чай. Разумеется, это должен быть чай. Непременно травяной, с мятой и долькой лимона. Почему-то такие вещи никогда не покидают антресоли памяти и срываются оттуда, из-под подкорки, в самый нужный и одновременно самый неподходящий момент. А следом это традиционное девичье кокетство. Женщины должны кокетничать. У них это заложено природой. Не столь важно, какова истинная цель этих нежных полуулыбок, влекущих кудряшек, обрамляющих аккуратный овал лица,  прищура глаз с ювелирно выведенными стрелками; и не страшно, если вдруг дождь, - в ее крохотной сумочке всегда найдется место зонту. Кокетство женщин неисключимо и выражается в каждой маленькой детали, в каждом жесте, очаровывая мужчин. И те, поддавшись такой примитивной магии, вдруг предлагают кофе. И женщина соглашается.
Это очаровательное колдовство довольно долго отсутствовало в его доме. Просто из-за нехватки времени, невозможности остановиться, обернуться, посмотреть на собственную жену. Обратить внимание, как изящно она держит книгу и как убирает ухоженными пальчикам прядку волос за ухо. И, в конце концов, предложить ей кофе. Увы. Когда небо над головой всегда ясное, перестаешь обращать на это внимание и думать о том, что могло быть иначе.
Здесь же все было по-другому.
- О делах, милая Скарлетт, как правило, рассказывать долго и нудно, особенно о мужских, - заметил с мягкой улыбкой Чарльз, пока они уже направлялись к выходу из вокзала. Открыв перед женщиной дверь, он дождался, пока та пройдет вперед, изящно ступая на каблуках подобно грациозной лани.
Погода несказанно радовала, хоть и была несколько прохладна для сентября.
- Верно, семнадцать. Я вижу, многое изменилось с тех пор, - он жестом указал направление, по которому им предстояло проследовать. Он не торопился. Шел не спеша, борясь с желанием закурить, что ему так и не удалось сделать на вокзале. Все же даме могло стать некомфортно.
- Селвин, значит, - произнес он задумчиво, словно пробуя это едва знакомое имя на вкус. Он слышал об этом роде, и слухи были не самые положительные. Впрочем, в прошлом несколько отделившись от аристократии, Чарльз вполне мог допустить предположение, что многое за пределами его стола с реагентами могло измениться.
- Полагаю, мы оба достигли своих целей, - предположил он, наконец, доходя до неприметного заведения, теряющегося в каменой кладке старого здания. Колокольчик на двери приветливо зазвенел. Пропустив женщину вперед, Чарльз плотно  закрыл дверь, которая даже спустя столько лет была несколько упрямой. Едва он зашел в помещение, как тут же столкнулся взглядом с немолодым мужчиной за барной стойкой, что сжимал в руках полотенце.
- …Поттер! – воскликнул он, рассмеявшись, и спешно покинул свое рабочее место, чтобы пожать гостю руку. – Сто лет тебя не видел! Ты совсем про нашу халупу забыл!
Чарльз усмехнулся, отвечая на приветсвие старому знакомому.
- Не выдумывай, Ридж, я был здесь с полгода назад.
Тот, впрочем, не акцентировал внимание на реплике Чарльза, уже присматриваясь к спутнице гостя.
- О…а Вы, я полагаю, миссис Поттер? ЧуднО, что Чарльз привел Вас сюда, он редко…
- Кхм, - Чарльз постарался тактично привлечь внимание мужчины, что явно начинал болтать лишнее. – Это миссис Селвин. Друг семьи.
В самом деле, из старого круга общения с его супругой мало кто был знаком напрямую. И это Чарльза более чем устраивало. К Блэкам сейчас относились с некоторым недоверием, а Поттер желал владеть всей доступной для него информацией, которую ему только могут преподнести. Предвзятость к его семье была Поттеру ни к чему.
- О, я прошу прощения, - мужчина виновато улыбнулся, разведя руками. – Прошу Вас, проходите.
Чарльз поспешил воспользоваться этим предложением, дабы не смущать даму, и провел ее вглубь заведения. В соседнем зале все было немного иначе. Если в помещении при входе гостей еще можно было принять за обычных прохожих, то в главном зале люди не чурались размешивать сахар при помощи чар и читать свежую прессу, на главной странице которой улыбалась и изящно махала рукой темноволосая женщина.
Одинокий столик в самом углу, как правило, был свободен. Там было недостаточно света для чтения, да и слишком далеко, чтобы лишний раз сходить к бару за очередной порцией чего-нибудь освежающего. Чарльз незамедлительно помог женщине снять пальто, размещая его на одной из рядом стоящих вешалок.
- Выглядишь, как всегда, прекрасно, - произнес Чарльз, зная, что для женщин комплимент, словно конфета для ребенка. Иногда стоит баловать. – Много лет я не получал от тебя писем. Признаться, я рад этому и огорчен одновременно. Последнее письмо было довольно… тревожным.

+3

7

Быть принятой за чужую жену? Возможно для кого-то это и стало бы неловким моментом, но в обществе мистера Поттера это не было чем-то постыдным. В конце концов, хозяин заведения не так уж и далеко ушёл от истины. Будь Чариса Крауч немного посговорчивее, Скарлетт бы сейчас носила совсем другую фамилию. Да… Но все случается так, как и должно и порой даже провидцы не знаю, что будет дальше и как было бы лучше. Конечно можно дать полет фантазии и представить, какова была бы ее жизнь в качестве миссис Поттер, но это излишне.
Женщина лишь вежливо улыбалась, позволяя ее спутнику разрешить маленькое недоумение. Только хабалки лезут вперёд, не оставляя мужчине возможности оставаться им. Она лишь проследовала за мужчиной в нужном направлении, оказываясь в глубине довольно уютного заведения. Нет, роскоши здесь не было, зато царила вполне дружеская атмосфера. То, что нужно для встречи двух старых знакомых.

Едва перед нею возникла чашечка с едва уловимым терпким запахом Скарлетт обняла ее ладонями, согреваясь после пусть и не долгой прогулки по прохладному сентябрьскому Лондону. Рядом располагались ее перчатки и маленький клатч, в котором могла поместиться, наверное, вся жизнь скучающей светской дамы. Место, в которое привел ее Чарльз она посещала впервые. Ее устраивало, что в зале полно народу, значит никому нет до них дела и тех разговоров, которые будут вестись за этим столиком. Любовь к этому месту возросла, едва Скарлетт пригубила обжигающий напиток. Надо отдать должное хозяину - чай здесь был прекрасный. Женщина питала особую слабость к добавкам в виде трав, цитрусовых и пряностей. И удивить ее удавалось далеко не всегда. Например, для домашней коллекции она покупала чаи только сама, предпочитая уже долгие году одну и ту же лавку в Косом переулке, торгующей поставками напрямую из Индии.
- Благодарю, - она улыбнулась мужчине. Достаточно сдержанно, но все же искренне - она и правда была рада видеть старого знакомого. Комплименты всегда смущают, но самую малость. Ведь это констатация факта - Скарлетт и правда выглядела прекрасно. И это был не праздничный выход в люди, когда домохозяйка накручивает бигуди метаясь по кухне между супом и сохнущим бельем, пытаясь влезть в парадную юбку, которую надевала лет пять назад и удивляясь, почему та не сходится на талии. Нет, Скарлетт всегда выглядела так, словно через пару минут прибудет на прием. Правда на приемы она приходила еще роскошнее. Но любая дама ее статуса и крови выглядела точно так же. По-другому они не могли, просто не умели. И все же комплименты — это слабость любой женщины, что ни говори. Приятно.
Она достаточно отогрелась, чтобы продолжить разговор, начатый на улице. Сейчас самое время завести светскую беседу вспоминая прошлое и посмеиваясь над какими-нибудь моментами. Ведь они всегда есть, эти самые моменты...
Скарлетт сделала маленький глоток и аккуратно опустила чашечку на блюдце. Встречая старых знакомых, ты невольно оказываешься в прошлом. Возможно в том, которое так хотелось забыть, возможно в том, о котором хотелось помнить до скончания времён. Не изменено лишь одно - сама суть прошлого, которое не изменить.
- О, Чарльз, - она опускает глаза невесело усмехаясь. - Я иногда думаю, как было бы здорово, умей мы все применять «Легилименсон». Может пора поднять вопрос об обязательном изучении в школе? Ведь так просто оказаться в голове у собеседника и все становится предельно ясно. При разговоре ещё возможно что-то изменить, дополнить, слова, слова… а вот в письмах, - салфетка в руках начинает складываться все больше и больше, превращаясь в маленький квадратик, - В письмах только то, что тебе позволяют узнать. Письма всегда были моей слабостью, ты же знаешь. Столько красивых фраз, на которыми раздумываешь часами. Жаль, что я сама разорвала эту нить между нами. Но я была так глупа, - ее глаза смеются. Да, так и есть. Скарлетт из прошлого совершила не мало ошибок и разорвать связь со своим лучшим другом было одним из таких упущений. А главное из-за чего? Из-за досадного: ах он не дал мне то, что я хотела! И правильно сделал, что не дал, кто знает, как бы на самом деле воспользовалась зельем Скарлетт. Пожалуй, даже она сама не могла точно ответить на этот вопрос. Но то было давно, почти двадцать лет назад. А сейчас перед ним сидела другая женщина. Которая сожалела о своём вспыльчивом характере и радикальных решениях. Вопрос оставался в том, почему она так и взяла в руки перо и написала ему новое письмо. Ведь старые прилежно хранила в секретаре своего стола.
Решив немного переключиться, ведь они все равно вернутся к этой теме, она отпила ещё чая:
- Мальчик твой единственный сын? Как его зовут?
Чарльзы был прав на счёт стандартных «как поживаешь», но миссис Селвин была не против узнать о его жизни как можно больше. Наверное, потому, что и свою теперь не скрывала. Очень сложно скрыть долгий брак и наличие двоих детей. Да и сейчас её больше не смущал этот факт перед Чарльзом, которой, как она думала (о, Мерлин) был в неё влюблён. Но какая женщина, хотящая любви, не обманывается вниманием и хорошим отношением?

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » В нужное время, в нужном месте