Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
нужные персонажи и акции
активисты
лучший игрок
постописцы
эпизод недели
лучший пост
Улисс всё же был рад своим близким, особенно бабуле Роз. Каждый его день рождения был возможностью для него получить от неё объятия, такие тёплые, что он даже подозревал, будто мачеха специально копила в себе всю доброту целый год для подобного момента. Улисс забывал все невзгоды, и даже терпел все обвинения в безнравственности и безответственности с её стороны, ведь чувствовал, что она его любит. читать дальше

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Как поживаешь?


Как поживаешь?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Как поживаешь?

Какое же это счастье – иметь человека, с которым можно поделиться горестями в трудную минуту!

http://s9.uploads.ru/t/Y1Dlu.gif

http://s8.uploads.ru/t/Zw7Yz.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

14 декабря 1974 год. Хогсмит. Паб "Три метлы"

Beatrice Tutley, Adrian Tutley

Вроде уже прошел месяц после злосчастного случая, забравшего у факультета "барсуков" 200 баллов. Вроде уже вернула четверть этих самых потерянных баллов, а на душе все еще паршиво. С кем же поделиться этой тяжестью? Как вернуть себе уверенность? Правильно, встретиться с человеком, который всегда сможет и развеселить и дать ценный совет из "своего" опыта обучения с лучшей школе в мире.

Отредактировано Beatrice Tutley (19.12.2018 22:09:43)

0

2

Солнце светило, однако привычного тепла от него уже не было, что неудивительно, середина декабря. Свет же его слепил, отраженный от белоснежного снега, от чего глаза идущей в сторону Хогсмита Хаффлпаффки иногда сужались и она протирала теплыми от постоянного нахождения в карманах пальцами, уставшие, так и стремящиеся закрыться глаза.
   В последнее время девушка спала крайне мало. Но, она и раньше пренебрегала режимом, однако делала это не постоянно и порой все же находила для себя время на подремать, да даже на тех же уроках по Истории магии. Все равно потом она спокойно и расслабленно читала тему, которую им надиктовывал порой прямо из учебника призрак преподавателя.
   Нет, учебой она не пренебрегала никогда. Просто ей всегда удавалось и замок исследовать и в запретный лес сбегать и уроки сделать. Беатрис всегда была и везде и нигде, умудряясь подцеплять необходимую информацию в огромном потоке и лишь случай в ноябре незадолго до ее дня рождения полностью сбил весь режим девушки и заодно ее эмоциональное состояние.
    В ноябре ее поймали, когда Беатрис собиралась в очередной раз выбраться в Запретный лес. Кто ее заметил и как доложил Филчу - осталось загадкой, Татли всегда была максимально осторожной и ей удавалось остаться не пойманной. Более того, она никогда и никому не говорила о своих приключениях. Исключение составляли ее подруги с гриффиндора Марлен и Лили. Лишь они знали о ее побегах. Знали от Бетти лично, так как она им рассказывала, ведь от друзей секретов быть не должно, однако, даже если Лили это и не поощряла, называя ребячеством и безответственностью по отношению к себе и своей безопасности, а также к чувствам своих родных, Татли четко знала - она не сдаст. Просто знала, ей не нужно было просить Эванс об этом, она просто знала, что эта девушка никогда не предаст, а сдать походы Беатрис из гостиной факультета, лично для нее, означало именно не уберечь ее от беды, а предать. Что до Марлен, в ней она точно так же была полностью уверена, Марлен на третьем курсе стала частой “соучастницей” прогулок Хаффпаффки. Нет, в Запретный она ее никогда не тащила и ни в коем случае бы не потащила. Все же, одно дело подвергать опасности только свою жизнь и совсем другое - чужую. На такое Татли бы не пошла никогда. Однако по школе они изрядно побродили, что в прошлом году, что в этом.
    Оставался лишь один вариант: Она потеряла бдительность в ту ночь и была менее осторожна, чем нужно было. На самом деле, она вспомнила, что спешила, а спешка никогда ни к чему хорошему не приводит, мама всегда ей говорила: “Тише едешь, дальше будешь!” Когда они с ней занимались садом, зельями или вышивкой. Лучше десять раз все перепроверить и лишь потом приниматься за дальнейшие действия. Цена этой спешки была слишком высока. Ее доставили к Декану, которую она еще ни разу не видела такой сердитой и разочарованной и потом, когда и она и директор ее выслушали было принято решение лишить факультет “барсуков” целых двухсот баллов и оставить Беатрис до конца года на отработках. Двести баллов!
    Девушке казалось, когда все узнали, причем не от нее, по какой причине утром следующего дня колба факультета в Большом зале оказалась почти пуста, как в начале семестра, причину обнуления стараний барсуков, что все они уничтожат ее прямо на месте, но нет. Они поругались, поорали и замолчали. Просто замолчали, сделав вид, что Татли перестала существовать в их жизни. Однако все равно, стоило ей зайти в гостиную, как она кожей ощущала напряжение, что возникало. По коже проходил словно электрический разряд, заставляя ее мигом сжаться и становилось невыносимо жалко, так что Бетти старалась как можно больше времени проводить вне спальни и гостиной.
   Она всегда слишком ярко ощущала обстановку вокруг себя. Это было необходимо в работе с животными, нужно уметь чувствовать их настрой и настроение и выработанная с жизнью в питомнике эмпатия сейчас играла с Татли злую шутку. Хотя тут больше орала совесть Беатрис, заставляя девушку из всех своих сил зарабатывать потраченные баллы, причем, ей это неплохо удавалось, за месяц она смогла из потраченных 200 вернуть 60, что было очень даже неплохо, но мало, стараться нужно было больше, работать нужно было больше и упорней. Это был единственный способ извиниться перед факультетом, слова значат мало, а вот дела - куда больше. Да, она извинилась перед всем факультетом, да призналась, что сожалеет и пообещала, что вернет эти 200 баллов. Просто потому что “извини” недостаточно.
   Весь факультет знал, да и не только факультет - если Татли пообещала,  значит обещание сдержит. Именно это заставило факультет замолчать и перестать словесно упрекать девушку, однако от злости это их не исцелило. От эмоции помогает лишь время, а прощение еще нужно заслужить и заслужит она его лишь вернув то, что потеряла.
    Поэтому девушка недосыпала еще больше, пропадая теперь в библиотеке, чтобы заработать баллы, нужно было работать и работать много, так что мадам Бингс уже гнала ее из хранилища знаний всея Хогвартса поганой метлой, когда девушка засыпала прямо за книгами, причитая, что отдыхать надо в другом месте.
Напряженная обстановка в гостиной и школе изматывали Беатрис и даже редкий отдых с Лили и Марлен не помогал ей хоть немного развеяться, так как даже там она умудрялась зубрить и работать, чем вызвала у них недовольство. Хотя, в основном у Марлен, Лили наоборот поощряла стремления Бетти.
   В итоге, перечитывая полученные гневные письма отца и матери. Громовещатели они не слали никогда. Вайрус и Вивьен прекрасно знали, что их дочь поймет настроение и ощутить все даже через сухие строчки, написанные чернилами. Она взяла в руки перо и написала тому человеку, который поможет ей. Татли необходимо было  развеяться, отдохнуть и раз в обществе друзей и зверей, за которыми она ухаживала помогая преподавателю по УЗМС , у нее это не получается. Значит нужно написать именно ему. Тому человеку, который всегда мог ее растормошить, в обществе которого ей было уютно и спокойно, как за каменной стеной, который всегда прикроет и защитить. Ее дядя - Адриан.
    Она написала ему предложение о встрече в Хогсмите, когда их в очередной раз туда пустят и через пару дней получила время, в которое он там будет. Эти строчки вызвали у нее улыбку, которая так редко появлялась у нее на лице за последний месяц. Ее дядя никогда не подведет. Это она еще с раннего детства усвоила.
   И вот теперь, в солнечный морозный день, накинув на неприкрытую голову капюшон, намотав на шею полосатый шарф, из-за которого часто сравнивала себя с пчелкой и спрятав руки в карманы, Беатрис шагала по направлению к Хогсмиту и “Трем метлам”, где ее должен был ждать дядя. Нет, перчатки и шапка у нее были, новые, присланные мамой на день ее рождения и связанные ее собственными руками, но девушка не одевала их. Просто потому что она не заслужила своим поступком подарков на день рождения. Так что и сладости были благополучно розданы факультету, а сама Беатрис их не попробовала. Опять же - не заслужила.
Вздох выпустил большое облако пара прямо на дверь, когда девушка ее открывала и снимала с головы капюшон. Тут всегда было тепло и сегодня, на удивление, не очень людно, хотя студенты в этот выходной скорее всего отправились в Хогсмит, но, очевидно, разбрелись по деревушке. Встряхнувшись и оглядевшись, Бетти вновь улыбнулась, за столом в углу зала сидел ее дядя и она радостная поспешила к нему. Стоило увидеть родное лицо, как забылись все проблемы и печали, хотя его серьезные глаза сбили улыбку с ее лица, сделав ее на порядок меньше, но радости у Татли меньше не стало:
Мерлин, как же я рада тебя видеть, дядя! - она даже не обратила внимание, что
холодная после улицы, что еще не сняла пальто, просто поспешила обнять родного человека и ощутить аромат его одеколона и.. Ох, ну, конечно, вина. Дядя был ценителем этого напитка, у него даже была особенность: он не пьянел, то есть пьянел, но очень-очень медленно и на мыслительную деятельность его даже пять бутылок огневиски не могли повлиять. Он говорил, что это наследственное, хотя Бетти не спешила проверять эту теорию и предпочитала к алкоголю не притрагиваться вообще, не доросла еще. Разжав объятья, девушка сняла наконец-то верхнюю одежду,
оставшись в синем свитере со скандинавским рисунком волка, который гнал оленей и брюках, повесила пальто на спинку стула и сказав:
- Я сейчас. - направилась к стойке, заказала там большую чашку мятного чая и с имбирем и медом. После уже вернулась к дяде и поставив кружку на стол села напротив Адриана, снова улыбнувшись и ощутив, что наконец-то чувствует спокойствие, которого ей так не хватало, будто она снова оказалась дома перед камином с кружкой любимого чая в руках.
- Давно ждешь?

+1

3

Адриан, в отличие от старшего брата, относился к проблемам молодого поколения с иронией. Кто они такие, чтобы судить, например, эту школьницу, коль скоро сами в её возрасте творили и более странные вещи? Одна анимагия на спор чего стоила, да и идея украсть невесту, осуществи её Вайрус, вместо опустошения факультетской копилки могла бы обернуться самым настоящим преследованием со стороны служителей правопорядка. В общем, братец был занудным типом, умудрившись, к сожалению, затянуть и Вивьен в своё болото. Как будто это их ребенок виноват в том, что в школе процветают доносительство и разгильдяйство. Как будто в силах Беатрис было перебороть фамильное шило в пятой точке. Как будто она не пыталась, в конце концов, исправить содеянное. Супружеская чета Татли вела себя временами хуже маленьких детишек, негодующих из-за шалостей домашнего любимца. Это постепенно начинало утомлять, поэтому Адриан старался уделять больше времени работе и реже влезать в семейные разборки, чтобы не было искушения врезать братцу по физиономии, ехидно напомнив, что чья бы корова мычала. И ведь надо же было такому случиться, что именно на работе у него тоже начались проблемы. Ну как проблемы - очередные разборки с очередным зловредным обладателем магического дара перешли в стихийную рукопашную потасовку, поскольку в маленькой каморке, где скрывался подлец, подозреваемый в преднамеренном убийстве - просто не было места для метания оглушающих и иных заклинаний. Неизвестно, что в своё время сподвигло этого человека на роковой поступок, но сейчас он накинулся на мракоборца с какой-то ржавой кочергой уже больше от отчаянья. И - получил отлично заточенным кинжалом в грудь, как-то нелепо обмякнув и испустив свой последний вздох прямо на глазах Адриана. Адриана, который, в сущности, и не хотел убивать подлеца, но рефлексы оказались сильнее. На тебя кидается тварь, а палочка бесполезна? Хватайся за кинжал, он всегда под рукой. Схватился. Сработал, чисто интуитивно, с первого удара наповал, повернув клинок в ране и пустив кровь течь по замызганной мантии беглеца. Его, понятное дело, оправдали, ведь ситуация была, в общем, безвыходной. Но осадочек остался. Одно дело наносить увечья преступникам, убивать чудищ и быть, в общем, обладателем "чистых" рук. Другое - этими самыми руками заколоть живого, разумного мага, пусть и загнанного в безвыходное положение. В общем, вчера Адриан вышел из здания Министерства в самых что ни на есть расстроенных чувствах, сегодня, заливая стресс вином, запоздало вспомнил о встрече с племянницей, наскоро привел себя в порядок, пройдясь одеколоном по себе чуть щедрее, чем обычно. Посмотрел в зеркало на собственную невеселую физиономию, попытался выдавить улыбку. Чуть перекошенное лицо явно не выглядело ободряюще, но отлеживаться и приводить себя в порядок времени уже не было. Он обещал быть на месте в определенное время, а раз уж Татли что-то обещает, Татли это выполнит, даже ценой проблем для себя и окружающих. Хлопок. Холодные тиски вновь пытаются выдавить воздух из легких, но быстро разжимаются, уступая место обычному, бодрящему морозцу. Теперь - быстрым шагом дойти до паба, опередив племянницу всего на каких-то две минуты с небольшим. Ему едва-едва хватило времени на то, чтобы выбрать себе столик, снять и повесить на вешалку теплое пальто из плотной ткани, да напустить на себя подобие беззаботного вида, как налетевший ураган "Беатрис" сходу заключил мужчину в крепкие объятия, даже не удосужившись избавиться от верхней одежды. В этом была вся его племянница - радость встречи в первую очередь, приличия - потом. Семья прежде всего. Настоящая, добрая Татли, какой и должна быть. От осознания того, что у него есть такие замечательные племянники, Адриан, наконец, смог слегка взбодриться. Ну заколол и заколол он этого мерзавца, и что дальше? Жизнь продолжается! Хотя в глазах мужчины, понятное дело, с весельем было туговато. Он неторопливо уселся на своё место, раздумывая, заказать ли себе огневиски, или ограничиться какими-нибудь нехитрыми сладостями... а то и взять себе здешней замечательной медовухи, совместив алкоголь и сладкое в одном. Пожалуй, нет, сперва нужно немного поговорить, а уже потом разбираться, какой напиток лучше подойдёт к ситуации. Беатрис, например, решила, что мятный чай будет весьма кстати - замерзла слегка, похоже.
- Опередил тебя на пару минут. Как поживаешь?
Вопрос был, в сущности, праздным, заданным из вежливости. И без того понятно, что не очень хорошо - родители дуются, школьные товарищи злятся, на душе погано, как после пьянки с маггловскими рабочими в одном из закутков лондонского речного порта. Но правила приличия обязывали, да и было бы совершенно нормальным дать ей выговориться, чтобы потом разобрать ситуацию уже вместе. Не давал покоя Адриану стукач рядом с племянницей, не любил он такого рода поганых людишек. Если получится вычислить, будет очень здорово.

+2

4

Улыбка немного поутихла и из груди вырвался тихий и тяжелый вздох. Беатрис поводила пальцами по поверхности чашки, смотря на плавающие на дне чашки чаинки, потом подув на поверхность напитка сделала небольшой глаток и блаженно прикрыла глаза, подержав напиток во рту, смакуя каждую нотку вкуса и опуская чашеу на стол глубоко вдохнула аромат меда и мяты.
Все переживания последнего месяца сразу как-то отошли на второй план. Даже звуки заведения притизли, будто они отгородились от окружающего мира, попав в свой, где был лишь Адриан и она, что не могло не радовать. Она любила дома посидеть с ним у камина или понаблюдать за его тренировками. Что греха таить, сама принимала в них активное участие, несмотря на то, что они были тяжелыми, а дядя был очень жестким и требовательным наставником. Вспомнив, как она летом, почти каждый день, после пятидесяти отжиманий, сто пресса, а потом пробежки в три километра и плюс практики рукопашки заваливалась, еле дыша домой, принимала душ, отключалась прямо в кресле, а через пару часов они садились за разбор трансфиругации и анимагии, Беатрис снова широко улыбнулась. Даже в школе она если чем-то и пренебрегала, то лишь пробежками и плевать ей было, как девчонки, что делят с ней спальню, едва продрав глаза, крутят пальцем у виска, смотря, как она повторяет материал, при этом отжимаясь или пускает заклинания в специально нарисованную мишень во время того, как делает пресс, так ее научили, так она поддерживает свою форму. Почему она не ушла в другое помещение? А с чего вдруг? Комната пренадлежит ей точно так же как и ее соседкам. Они могут делать в ней, что хотят и она тоже может в ней делать то, что хочет! Тем более, что она их не будит, ставя вокруг себя заглушающие чары. Так что пускай крутят, сколько хотят.
Девушка наконец-то присмотрелась внимательней к дяде. Глаза уставшие и печальные, улыбка все же немного натянутая... Да и не стал бы он перед встречей с ней заливаться вином. У него тоже не все в порядке и ее так и тянуло выяснить, что творится на душе родного человека.
Мешало воплотить в жизнь  это желание лишь осознание, что это будет выглядеть, словно она хотела перевести разговор на другую тему, недоговаривала и не доверяла ему. Что было абсолютно противоположно действительности. Хотя и не хотелось наваливать на него еще и свои проблемы, но, рассказав о себе, она неприменно выяснит, что с ним такое.  Так что, в принципе, все честно.
Посмотрев в глаза дяди, такие же карие, как чай в ее кружке, она снова вздохнула, наконец-то отвечая на его вопрос:
- Ужасно... Весь месяц как один сплошной кошмар... Чувствую себя в десять раз более выжатой, чем после наших с тобой тренировок... - снова отпив чая, девушка поглядела в стол:
- Я за этот месяц лишь 60 баллов смогла заработать. Нужно больше, иначе я не смогу выполнить обещание! А я должна, уж ты-то понимаешь! - снова подняла она на него печальные глаза - Не сплю толком, все книги-книги, практика-практика... Я с ума так скоро сойду! Причем понимаю, что сама виновата... - Снова из груди вырвался вздох, однако уже тяжелый, будто на нее снова навалмлась свя эта ноша, которую она сама себе обеспечила. Впрочем, стоило глотнуть чаю и приглядеться к дяде, как ее стали занимать другие заботы:
- У тебя как дела? Выглядишь, если честно, ужасно... Будто по тебе катком проехались...

Отредактировано Beatrice Tutley (26.11.2018 10:42:08)

+1

5

Адриан прекрасно понимал, что, не будучи гением конспирации, довольно заметно беспокоился, более того - беспокойство это явно не имело ничего общего с проблемами племянницы. Эти самые проблемы, конечно же, неприятны, но... она Татли, в конце концов. Глупо было забывать об этом, как глупо и не верить в то, что Беатрис рано или поздно свои заветные баллы заработает. Признаться, её дядюшка вообще не слишком жаловал эту систему, поощряющую, в том числе, и нечестную конкуренцию. Кому, как не слизеринцу, знать, что можно изящно подставить оппонента и подгадить его факультету одновременно с испорченным настроением у этого болвана? Вот именно что - можно подставить. Сдать "кому надо", чтобы в нужное время в нужном месте... тьфу, опять мысли скатываются на "крысу".
- Похоже, ты давненько не тренировалась по-настоящему, если школьные невзгоды кажутся такой уж большой проблемой. Не желаешь немного прогуляться?
Его понемногу охватывал привычный азарт - а ну как племянница согласится на небольшую товарищескую потасовку? Повод, в общем, был, да и возможность проверить её состояние тоже не следовало игнорировать. Чем сидеть и заливать своё горе, вином ли, чаем ли с мятой, лучше как следует встряхнуться, чтобы трассеры заклинаний, чтобы искры от щитов! Да и потом, есть вещи, о которых не стоило разговаривать здесь, где у стен есть уши, а у заведения - вездесущие домовики. Конечно, здешняя хозяйка весьма благопристойна, в разного рода непотребствах не замечена, да и вообще у него паранойя разыгралась, но лучше уж лишний раз подстраховаться.
- Заодно и о моих делах поговорим между делом.
"Между делом" это уворачиваясь от магии и - в случае Беатрис - пытаясь выцелить гадкого дядюшку, который не стеснялся использовать аппарацию в боевых целях. Нет, конечно же, сближаться и бить её никто не станет, как-никак - родственница, дочь брата-балбеса, да и вообще неплохая девчонка. Но подёргаться ей явно придётся, ведь игру в поддавки Адриан не любил, справедливо считая будущих противников теми, кто шутить точно не будет. А что без противников жизнь не обходится, так это он знал по своему опыту, богатому на приключения. Не тварь какая-нибудь, так волшебник бестолковый, а то и маггл выскочит пьяный с арматурным прутом и желанием ограбить чудаковатого мужика в смешном наряде. И такое, между прочим, бывало тоже, недаром же мужчина так любил слоняться по "простому" Лондону, а ещё пуще - по городам поменьше, где жизнь бьёт ключом, причём подчас гаечным и по голове. Таким нехитрым образом можно было лучше понять жизнь магглов, заодно размявшись и, если повезет, отловив какую-нибудь тварюшку из тех, что предпочитали селиться поближе к людским жилищам. Или поговорить по душам с привидением в заброшенном доме. Или понаблюдать в полнолуние за оборотнями, стараясь не столько на глаза не угодить, сколько не быть унюханным. Вайрус подобного авантюризма не разделял, он был простым и скучным семьянином, которому место где-нибудь в небольшой конторке, за письменным столом. Ну или в лаборатории зельевара, на худой конец. Никак не в стремительно меняющемся мире периода великого противостояния магглов друг с другом. Они называли это "холодной войной" и старательно пакостили друг другу, заодно выдумывая всяческие полезные диковинки - в перерывах между созданием оружия, способного залить весь мир огнём. И вот даже немного интересно было, до чего дойдёт, будет ли война наподобие той, что они благополучно пропустили, будучи совсем уж малыми детьми? Полетят ли на Лондон снова бомбы, взовьются ли ракеты в небеса? Да уж. Это явно не та тема, о которой стоило думать в уютном волшебном пабе, но так уж получалось, что одни мрачные мысли здорово помогали отвлечься от других. Заколотый преступник постепенно отходил на второй план, а война... нет, Вряд ли. Не настолько же они, в конце концов, глупы. Настроение слегка улучшилось, хотя идея выбить из племянницы немного школьной пыли, казалась всё такой же привлекательной. Жаль, у неё аллергия на магические переносы, можно было бы и вовсе самым наглым образом, в нарушение всех режимов, выкрасть на время отсюда, дать подышать настоящим воздухом свободы, без этого скучного распорядка, правил, бесчисленных "нельзя"...

Отредактировано Adrian Tutley (30.01.2019 16:40:46)

+2

6

Серые глаза слегка сузились и улыбка медленно возникла на лице девушки, а руки крепче сжали чашку, сдерживая дрожь, вызванную вопросом дяди. За свою короткую, по сравнению с тем же Адрианом жизнь и небольшой опыт общения с людьми, она давно уже усвоила, особенно в общении с родственником: нужно читать между словами и следить за языком глаз и жестов. Адриан редко в присутствии чужих говорил прямо, потому это правило с ним было основным и благодаря ему Беатрис с легкостью научилась, как говорится, читать между строк. Потому и возникла на ее лице улыбка, а руки против воли так и стремились мелко задрожать. Кому как не старшему Татли знать, как взбодрить ее, заставить забыть о пустяках и снова задышать полной грудью сбросив с ее оковы рутины и серости дней.
- С удовольствием. Только нам нельзя уходить из Хогсмита. - она сказала это, уже поднявшись со стула и оставив на столе паба недопитый чай. Спокойно накинув пальто и направившись к выходу, девушка из последних сил сдерживалась, дабы не рвануть со всех ног в выходу и не напугать посетителей бара и не подставить дядю под подозрения в чем-то ужасном, о чем и думать не хотелось. Внутри будто натянулась пружина, а сама Трис напоминала себе пулю в магловском пистолете, которую эта пружина вот-вот толкнет в стремительный полет к цели.
Ветер, ударивший в лицо немного ее успокоил и заставил задуматься, каким образом дядя сможет незаметно увести ее из деревушки, чтобы никто не заметил, но все сомнения в один миг испарились от одной мысли: "Это же Адриан Татли, Бетти! Уж если кто это и может сделать, то только он!" Эта уверенность взбудоражила ее еще больше, вернув на лицо довольную улыбку. Как она соскучилась по этой горячке боя: мозг лихорадочно в доли секунды выбирает одно из изученных и отработанных заклятий, играя в угадайку в попытках понять траекторию движения противника, глаза из последних сил стараются уследить за ним и не потерять из виду, а руки сами совершают выпад, стремясь бросить заклятье на опережение. При всем этом ноги и тело старается сохранить целость и уйти от летящих уже в саму Беатрис заклятий.
Размышляя над всем этим Татли уже не видела жителей и однокурсников, не обращала внимание на летящие в лицо снежинки, хотя порой если не поймает хоть одну - день прожит зря, она видела лишь тропу, ведущую к лесу, ведущую к свободе, которой ей так не хватает…
Так хотелось спросить, что же случилось, но пока они не пересекут черту, дядя не заговорит. Пришлось потерпеть и лишь когда первые деревья скрыли от них деревушку, она слегка нахмурилась, вглядываясь в довольное лицо дяди и сложив руки у груди, готовясь вытащить палочку в миг, когда он совершит свой любимый финт, часто используемый в бою. Татли называла его Блинк или скачок и по сути он являлся обычной трангрессией.
Глаза скользнули по местности, множество деревьев, что ее очень радовало, так как можно было быстро спрятаться за одним из них, избежав необходимости выставлять протего, но впереди маячила поляна и дядя мог вполне направляться туда, что ее наоборот не радовало. Открытая местность вынудит больше двигаться, что приведет к более быстрой трате сил и неизбежному поражению.
Конечно, Трис еще ни разу не могла одолеть дядю в поединке, что приводило ее в свое время с отвратительное настроение. Порой даже слезы наворачивались на глаза после очередного поражения. Просто потому что она ежедневно тратила огромное количество сил и времени, порой даже не давая себе передышки и отдыха, работала до изнеможения, когда уже и встать не можешь и руки ноги отказывают и все равно дядя был лучше. Каждый раз всегда на шаг впереди, каждый раз умней, сильней и быстрей.
Хотя такая реакция была скорее от стыда перед родственником. Ведь если она его не одолела, значит не стала лучше и пусть о ее успокаивал и говорил, что в чем-то она уже преуспевает и уже улучшила результаты, сама Трис оставалась недовольна своими успехами и сейчас в этом густом лесу, она сглотнула образовавшийся в горле комок страха, страха огорчить его, что он будет недоволен ею.
Адриан Татли был для нее примером и, своего рода, кумиром. Девушка всегда стремилась впечатлить его, чтобы он был ей доволен, чтобы мог похвалить и чтобы ему всегда было о чем с ней поговорить. Ей нравилось проводить с ним время, учиться новому и она всегда очень переживала, что расстроит его. Поэтому и работала над собой. Не только для себя, но и для него. Вот и сейчас видеть его загруженные и, где-то глубоко, печальные глаза ей было тоскливо, хотелось понять в чем дело и хоть немного его поддержать:
- Так что же случилось дядя? С отцом или мамой что-то случилось? - у всех Татли была сильна привязанность к семье и к друзьям, которых они принимают, как ее часть. Это было для них чем-то святым, тем, что трогать было запрещено, если, конечно, не хочешь получить по своей слабо думающей, если решил к ним лезть, тыкве. Они будут рвать обидчика, как мантикоры, всю душу высосут, подобно дементорам. Даже в школе идиоты, что смели называли Лилс мерзким словом "грязнокровка" незамедлительно получали от Беатрис по своему, слишком высоко задравшемуся носу. Сразу и незамедлительно и плевать, что она могла получить сдачи, девушка была ней готова, так как дядя еще с ранних лет приучил ее: "Лезешь в драку - будь готова, что тебе будут отвечать. Умей постоять за себя". Нет, она конечно после выскажет что-то обидно, но физическая "ответка" всегда работала куда эффективней для зазнавшихся придурков. Причем больше всего их, к сожалению, набралось на факультете ее дяди, что очень девушку огорчало, хотя  было вполне предсказуемо, ведь большинство особо чистокровных и помешанных на своем "статусе" идиотов шляпа отсылала именно туда.
Именно по причине, что родные и близкие были для ее семьи самым важным в жизни, она и предположила, что с родителями что-то случилось и это стало причиной загруженности Адриана. Стоило ей самой произнести это страшное предположение, как сердце на миг, пока она ждала его ответа замерло, в груди все похолодело, а пальцы затряслись неконтролируемой судорогой. Которую впрочем ей удалось взять под контроль, как и перехватившее на тот же миг дыхание.

+1

7

Адриан, что характерно, не строил грандиозных планов по похищению племянницы из деревушки. В этом он, пожалуй, превосходил Вайруса, умея решать проблемы наиболее простым и наименее трудоемким способом. В данном случае речь шла о наглом использовании своего служебного положения - задавать вопросы мракоборцу, который кого-то зачем-то куда-то повел? Фи, это же просто неприлично! Простое решение, по-настоящему простое - не делать ничего сверх обычного, не менять прогулочного шага, не рассуждать пространно о делах. Но сперва - одеться, нарочито неторопливо, будто впереди у них целая вечность. Импульсивный обычно, сейчас Адриан воплощал вселенское спокойствие, достойное статуи, да и не было у него ни одной причины вести себя как-то иначе, ведь даже старательно загоняемая поглубже проблема никуда не денется, если начать бегать кругами и вопить, вытаращив глаза. Нет. Он одевался неторопливо, двигался размеренно, говорил спокойно.
- Будем считать, что я не слышал слова "нельзя". Это мои заботы.
Легкая улыбка. Он знает, что делать, куда идти и, наверное, даже - что говорить. Оставалось выйти на улицу, привычно чуть поежившись от царящего там морозца - и двинуться к цели, которая была вне поля зрения здешних обитателей. Едва ли им понравится магическая битва посреди тихой, скучноватой улочки самой мирной деревушки на свете. Им пришлось идти довольно долго, наслаждаясь этой спонтанной прогулкой и, в случае Адриана, отдыхая душевно. Когда вокруг тебя снег, щеки треплет морозец, рядом близкий человек - зачем думать о плохом? Даже если у этого близкого человека проблем по горло, включая размолвку с собственным семейством и теми, кто делит с ней тягучие школьные дни. Мелочи это всё. Пройдёт. Наказание окончится, родители сменят гнев на милость, баллы эти дурацкие - и те в копилку вернутся, она ведь тоже Татли и слишком упряма, чтобы допустить иное. Мелочи. Вот воистину - мелочи. Нужно будет написать записку, кстати, или лично в школу сходить, чтобы там не озадачились этой прогулкой и не задавали дурных вопросов. Как уже было сказано, это - заботы Адриана, но такие заботы, которыми не стоило пренебрегать. Наконец, они удалились достаточно далеко, уверенно протаптывая себе путь по снежной целине. Это не ровный школьный паркет, здесь маневрировать будет гораздо сложнее, но тем лучше. Чем сильнее Беатрис сейчас выложится, тем меньше будет думать о всяких глупостях. Типа вот этого вот "что-то с отцом?", брр. Да что ему будет-то, остолопу занудному?
- С твоим отцом случился внезапный припадок ишачьего упрямства, помноженного на дурость, достойную пьяной пикси. Но, кажется, ты и без того в курсе.
Он выбрал для боя именно поляну, рассудив, что давненько не отрабатывал серии быстрых переносов с места на место, да и укрытия могли одинаково сослужить им обоим. Такое себе преимущество, особенно в случае с человеком, который всё равно будет навязывать ближний бой. Со временем.
- Что с матерью - сама догадаешься, его состояние явно заразно. Ничего, не век же им дураками быть, образумятся и успокоятся. Ну а мы тем временем...
Он извлек на свет палочку неторопливо, легким движением кисти взмахнул, как будто впервые примеряясь к ней. Оглядел цепким взглядом округу, выбирая место поудобнее, чтобы не сводить начало поединка к банальной потасовке, где у крепкого мужчины шансов всяко больше, а потому воспитательный эффект будет нулевой. Ну да, воспитательный, как же ещё? Даже невзирая на хорошую оплеуху от окружающего пространства, нужно быть бойцом. Вот этот вот урок им стоило разобрать на практике.
- ...мы тем временем немного разомнемся, если ты не возражаешь. В качестве дополнительной сложности - будем вести светскую беседу о твоих проблемах, чтобы воспитать умение сосредотачиваться на своей цели в любой обстановке. Пожалуй, я займу исходную позицию и оставлю за собой первый удар, ну а ты начинай рассказывать, как вляпалась в эту неприятнейшую историю и, разумеется, не забывай следить за мной.
Он говорил столь буднично, будто предлагая племяннице принять участие в пикнике на природе, посидеть у уютно потрескивающего костра и пожарить нанизанные на тонкие веточки колбаски. Впрчоем, был в исходных условиях боя и изрядный подвох - светская беседа плохо совместима с аппарацией и теми чарами, которые лучше набрасывать мысленно. Это даст ей небольшую фору, просто чтобы было интереснее биться. Шутливо полупоклонившись племяннице, мужчина с легким хлопком переместился на десяток шагов прочь, оказавшись чуть правее. В какой-то мере, это было данью привычки - когда находишься правее оппонента, ему придется доворачивать корпус вслед за тобой, если перемещаться в том же направлении. Конечно, это лучше работает с магглами и их оружием,, и привычка шла именно оттуда, от общения с теми, кто любил пострелять. В любом случае, хуже ему не будет. Остается тихо выдохнуть, уже по-настоящему взять палочку наизготовку и подготовить первый удар. Простенько и со вкусом.
- Confundo!
Первый удар нанесен, он будет отражен без особого труда, в этом можно не сомневаться. Как не сомневается он и в том, что в этом бою лучше не ставить на быстроту ног, а положиться на глухую оборону и изматывание. Снег сковывает движения, пусть не сильно, но кто ж его знает, а вдруг там, под белым покровом, чья-нибудь нора или ещё какая коряга?

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Как поживаешь?