Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Несказанным осталось несказанное


Несказанным осталось несказанное

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Несказанным осталось несказанное

Глазами мне шептал: люблю тебя.
Душа сдавала главный свой экзамен.
Как горного звон тихий хрусталя,
НескАзанное было несказАнным

http://funkyimg.com/i/2Nfg2.gif
http://funkyimg.com/i/2NgUV.gif


Дата и место эпизода

Действующие лица

Зима 1976 г, Хогвартс

Эдвард Фоули и Маргарет Макмиллан

Отредактировано Margaret Macmillan (28.11.2018 16:07:17)

+3

2

Three Days Grace - I Hate Everything About You
[indent] Деталь к детали, кусочек стёклышка к другому. Омниноколь собирать было непросто, глаза уже слишком устали от увеличительного стекла и рассматривания мелких осколков, но Стоун сказал, что простым «Репаро» здесь ничего не сделаешь, нужно немного потрудиться, для начала склеив все так, как было. Но как склеить то, что разбито и утеряно безвозвратно? Сделанного не вернёшь.
[indent]Но на самом деле, ему было абсолютно плевать на омниноколь. На «Репаро», на палочку, на Стоуна, на однокурсников и на школу в целом. Руки время от времени начинали заметно дрожать, когда Эд в очередной раз вспоминал вчерашнее и закипал, но он старался держаться. Безразличие — добродетель. Плевать. Плевать. Плевать! Он повторял себе эти слова как заклинание, как священную мантру перед сном, мысленно посылал все к черту и старался не отвлекаться от работы. Не помогало. Злость замедляла починку омнинокля, ведь тут были нужны очень точные движения. И так с любым занятием: читать книги было невозможно из-за слезящихся глаз — от эмоций выделялось слишком много энергии, которая никуда не девалась и потому выходила в виде слёз, прогулки по замку заканчивались тем, что его все до ужаса раздражало, ведь на каждом шагу были его воспоминания о Мэджи, а какое бы то ни было общение, с друзьями или с кем-то ещё, его совсем не привлекало. Скука и раздражение — вот что правило бал в разуме Эда, ни за что не желая оттуда уходить.
[indent]В очередной раз частичка стёклышка не входит на свое место, и Эд бросает это дело. К черту. Парень прикрывает глаза и опрокидывается на спинку кресла, надеясь, что голова перестанет болеть хоть ненадолго. Но она даже и не думала прекращать, ударяя по вискам снова и снова. Даже собственное тело ненавидит Эда, так чего же было ждать от девушки?
[indent]Неокрепшую, не могущую сосредоточиться ни на чём толковом голову то и дело осаждали предательские мысли-воспоминания о вчерашнем, окрашивая всё в ужасные чёрные тона обиды, злости и непонимания. Эдвард не привык ошибаться. Он ясно видел в ее глазах то, что чувствовал сам, словно в зеркале. Она не пыталась его отталкивать, в ней не было желания это делать — более того, судя по дрожи её тела, он понимал, что ей приятно. Что же изменилось за время их «игры в гляделки»? Что же успело щелкнуть в ее голове такого, чтобы все перечеркнуть и уйти? Он не мог ошибиться, он видел и чувствовал все так явно, что понимал — кроме взаимности она ничем ответить не сможет. Он рискнул, все просчитав, он знал, что всё идёт к хорошей концовке. Но хорошие концовки остались только в сказках, где им самое место.
[indent]«Это недоразумение. Ошибка», — эхом отражались ее слова в его голове, не отпуская ни на секунду. Ошибка. Именно так, и никак иначе. Из-за этой ошибки Эдвард чувствовал себя на редкость паршиво, будто перебрал с огневиски. О, Мерлин всемогущий, лучше бы перебрал — огневиски тоже выворачивает тебя наизнанку, но после этого не чувствуешь себя опустошенным и отвергнутым. Эдвард раскрыл свою душу ей, показал самое важное, самое главное из того, что в ней было, и она ответила ему… вот так. Он ждал тогда всего — криков, пощечины, молчаливого ухода, но не того, что случилось. Маргарет сначала его обнадежила, заставила поверить в то, что эмоции и чувства способны приводить к хорошему, что они по-настоящему нужны. Что они не приносят лишь боль и разочарование. Эдвард осторожно прощупал ее, и, почувствовав искреннюю взаимность, скрыл кокон из презрительного равнодушия и саркастичных шуток, обнажив сердце, но получил в ответ ее кинжал из слов о том, что все это недоразумение и ошибка. Недоразумение и ошибка…
[indent]«Нет уж, мисс Макмиллан. Ты мне все скажешь».
[indent] Эдвард, превозмогая головную боль, взял палочку, поднялся и направился в сторону выхода, в очередной раз ловя сочувствующие взгляды друзей. Они поняли, что с ним что-то не так, но не знали, что именно. И все равно сочувствовали. Ему было плевать и на их жалость тоже — у них же не Хаффлпафф, где дружелюбие и любовь к ближнему решали всё, как-нибудь проживет и без их сочувствия. Дверь поддалась слишком легко, и Эдвард едва удержался от того, чтобы не хлопнуть ею со всей силы, да погромче — хоть на чем-то хотелось выместить свою злобу. Но однажды он уже дал волю своей вспыльчивости, и ни к чему хорошему это не привело. Впрочем, и сейчас не приведёт, но когда это его останавливало? Слишком он был разгорячен сегодня, чтобы полагаться на рациональность и ум.
[indent]Он бодрым шагом направился к спальне однокурсниц. Рейвенклонцы в гостиной поначалу не видели его, пока он едва не сшиб какую-то девочку по пути, которая пыталась его о чем-то предупредить, но он лишь отмахнулся, мысленно послав ее куда подальше. Еще мгновение — Эд кладет руку на дверь, но тут же раздается громкий хлопок, и юноша кувырком отлетает на несколько десятков футов назад. Вот о чем его предупреждали — треклятое защитное заклинание Ровены Рейвенкло.
[indent] Эдвард спешно поднимается, морщась от болезненности падения, и снова подходит ближе к спальне девочек. Его так просто не взять.
[indent]— Маргарет Макмиллан, если ты не выйдешь, я, клянусь бородой Мерлина, уничтожу эту дверь вместе со всеми защитными заклинаниями! — кричит юноша, привлекая к себе все больше взглядов. Не собираясь долго ждать, он сразу же вскидывает палочку и направляет на двери. Несколько учеников рядом тоже поднимают свои и нацеливают на него. Каковы шансы увернуться сразу от четырех или пяти заклятий?
[indent]К сожалению, угрозу в исполнение привести не удалось — раздаётся скрип двери, и из-за нее, явно ничего не понимая, высовывается Маргарет. Эд опускает палочку, из-за чего несколько человек рядом облегчённо выдохнули, резво подходит ближе и берет девушку за руку, косясь на учеников Рейвенкло рядом. Раньше ему было бы неловко находиться под взглядом стольких глаз сразу, но не сейчас — сейчас, как можно догадаться, ему было абсолютно плевать.
[indent]— Представления не состоялось, можете расходиться, — недовольно произносит он всем вокруг, и некоторые, что удивительно, действительно исполняют его просьбу, разочарованно вздыхая. Но другие, и, в особенности, старосты, продолжают смотреть на них. Им что, действительно настолько интересно?
[indent] Эдвард, не взирая на какие-то слова рейвенклонцев вокруг, резво уводит девушку подальше от глаз в сторону пустой кладовки. Туда, где хранились некоторые ингредиенты для зельеварения, если в них вдруг возникала нужда. Правда, судя по всему, быстро кончались они только у Фоули, остальные дальше основного курса продвигались редко. Они заходят внутрь, и Эд сразу же запирает дверь, после чего опирается на нее спиной. Маргарет остается место только напротив него, и уйти отсюда, как вчера, некуда.
[indent]— Разъясни-ка мне, Маргарет, — раздражённо начинает он тоном, не терпящим возражений. — Какого, хвосторога меня задери, чёрта ты ушла вчера, ничего мне не сказав?
[indent] Парень серьезно смотрит на неё, напрягая все свои ощущения. По его виду легко можно было понять, что увиливания от ответа или молчание он ни за что не примет. Ему хватило этого дня гаданий на кофейной гуще, хватило дня ненависти к себе и своему решению открыться девушке, так что больше хождений вокруг да около ему не надо. Маргарет вскоре должна уехать домой, а терзать себя две недели рождественских каникул он не готов. Он признался ей в любви, вложив весь тот сакральный смысл, что был необходим всем дамам, в свои неуверенные слова, а она просто ушла — так ли поступают истинные леди?
[indent] Но смотреть на Мэджи ему было больно. Слишком больно. Из глаз едва не полились слёзы, потому что память о чердаке и поцелуе была слишком свежа. Сердце подсказывало, что все должно быть не так, что пьеса должна идти по другому сценарию, а не так, как это произошло. Он уже начинал ненавидеть девушку, потому что принять ситуацию так просто было тяжело. И ненависть к ней сейчас граничила лишь с ненавистью к себе, ведь все случилось только из-за него. Не только из-за Маргарет.
[indent]— Ты знаешь, Макмиллан, что сбегать — плохо? Что ты увидела в моих глазах такого, что захотелось быстрее уйти и больше меня никогда не видеть? — А ведь она так и не подошла после этого. Молчала почти сутки, избегала его как только могла. Надо было использовать на себе «Забвение», как он и хотел, и не ломать сейчас тут комедию… но он действительно любил ее, поэтому оставить это все и просто плыть по течению он не мог.

Отредактировано Edward Fawley (20.11.2018 08:13:07)

+7

3

Есть такие люди, для которых одиночество как глоток свежего воздуха, а отношения - эмоциональная клетка. Сложно. Хотя хуже тем, кто рядом.
Маргарет никогда не относила себя к асоциальным личностям. Ей весьма легко удается заводить новые знакомства и поддерживать старые. Она не теряется в шумных компаниях и знает, как даже чаепитие у профессора Слизнорта превратить во что-то веселое, не напоминающее поминки, устроенные любимому карликовому пушистику. Макмиллан знает, что открытость и готовность всегда выслушать – это ключ к хорошим отношениям. Но дружба – это одно, а вот отношения, что возникают между конкретной девочкой и конкретным мальчиком – это совсем другое.
Любовь. Говорят, что это самое прекрасное чувство на земле. Говорят, как будто она способна дарить трусу храбрость, глупцу талант к пению, а мудрецу – превосходство сердца над разумом. Возможно, так оно и есть. Маргарет не вправе ставить под сомнение опыт стольких поколений. Но так же она знает, что порой любовь бывает жестокой, глупой, слепой, а еще любит менять свой облик, перерастая в обычную привязанность, ошибку или в ненависть. Она невечная, как и все в этом мире. Порой Маргарет кажется, что ее просто не существует. Люди ее придумали, чтобы оправдать телесное влечение. Но тогда почему так тошно сейчас ей? Макмиллан не могла это понять. Стоило ей уйти от Эдварда, как вместо ожидаемого чувства свободы и легкости ее обуздало раньше неизвестное чувство вины, отвращение к себе и маниакальная, граничащая с безумием мысль, что она поступила неправильно. И оправдание, что это просто глупости, а своим отказом она уберегла их дружбу от разрушения, что обязательно случится, когда их роман подойдет к логическому финалу, – совсем не помогает. Так что делать? Макмиллан предпочла абстрагироваться. Просто жить дальше, словно не было проклятого чердака, глупых слов Фоули, что она нравится ему не только в школьной форме, и поцелуя. То, что Эдвард в нее влюблен – его проблемы, но никак не ее, так пусть он и жует сопли. Маргарет никому ничего не должна.
- Эй, а ты что думаешь?
Из размышлений о вчерашнем дне обратно к проблемам насущным Макмиллан возвратил голос сокурсницы. Девчонка вопросительно смотрела на нее не так ожидая ответа, как готовясь поднять руки к небу и опять запеть, что Маргарет латает в облаках.
- Прости, - Макмиллан мотнула головой, пытаясь выбросить из нее Эдварда, мило улыбнулась, прищуривая глаза. – А о чем ты меня спрашивала?
- Энн, - удосужилась объяснить еще одна сокурсница, при этом, не забыв скривить лицо настолько, чтобы сразу было понятно, что шотландке здесь не особо рады. Оно и понятно, это ведь на них вчера свалилась елка. Маргарет после этого вообще бы с собой перестала говорить, но эти девочки, кажется, не поняли, кто именно вчера испортил им день. Либо они настолько хотели узнать, что произошло между ней и Фоули, что готовы наступить на глотку собственной гордости. Макмиллан ставила второе, но при этом не исключала первое. Умом эти три девицы особо никогда не блистали. – Говорит, что ей нравится новый вратарь Хаффлпаффа, но ведь встречается она с нашим Томми. Что ты ей посоветуешь?
Макмиллан еле удержалась, чтобы не закатить глаза. Мерлиновы подтяжки, да почему эти курицы так мастерски делают проблему всемирного масштаба на пустом месте, и что она забыла в их компании? Ответ на первый вопрос она никогда не найдет. Эта загадка сопоставима с такими вопросами, как в чем смысл жизни и что первым появилось на свет – курица или яйцо. Но вот со вторым все очень просто – Маргарет надо было себя чем-то занять, чтобы не думать о вчерашнем инциденте, но идти через гостиную, чтобы пообщаться с Афиной не хотелось. Маргарет боялась встретиться с Эдвардом. Глупо, особенно, если учесть, что им вместе еще полтора года учиться. Видимо, умение делать проблему из ничего – это врожденный талант всех девочек.
- Бросай Томми, - холодно и без лишний раздумий ответила Макмиллан. Девчонки недовольно скривились. Энн даже цокнула язычком. - С того момента, как ты решила, что новый вратарь Хаффлпаффа тебе нравится, ваши отношения навсегда потеряны. Понимаешь, хуже всего - это оказаться в ситуации, когда выбирают между тобой и кем-то другим. Плохо даже не то, что выбор может быть не в твою пользу, а то, что выбор существует вообще.
Девочки замолкли. По их лицам было понятно, что все, что сейчас наговорила Маргарет – это для них сравнимо с просьбой Слизнорта сварить «жидкую удачу». Макмиллан, впрочем, не спешила им объяснять сказанное. Пусть немного пошевелят мозгами, а то серое вещество скоро совсем в бетон превратится. К тому же, она устала от их компании. Лучше уже встретится взглядами с Фоули в гостиной Рейвекло, чем находится в этом курятнике.
Неспешно Маргарет спустилась к двери, что вела из спальни девочек в гостиную факультета. Сквозь тяжелую дверь как обычно не пробивался ни один звук. Это здорово. В гостиной всегда шумно и это порой очень мешает сну. Но сейчас шотландка все отдала, чтобы звукоизоляция была не столь хороша.
Поначалу Маргарет не поняла, что происходит. Она озадачено посматривала на студентов, что оторвались от своих дел и с интересом глядели на нее. Затем ее взгляд плавно перекачивал на главного виновника «торжества».
«Фоули».
Маргарет только и оставалось, что тяжело вздохнуть. Развернуться на носках и обратно уйти в спальню Макмиллан не позволяла гордость, а сделать шаг вперед – страх. И дело не в том, что все вокруг начнут шушукаться, ломая головы над вопросом, что за черная кошка пробежала между друзьями. Она боялась встретиться с Эдвардом взглядами. Маргарет прекрасно понимает, как глубоко ранила его чувства. Ему сейчас стоило побыть наедине, переключить свое внимание на что-то другое. Эти встречи, гляделки – это все делает только хуже, это как сыпать соль на открытую рану. Но видимо, Эдд придерживается другого мнения.
Он слишком резко схватил ее за локоть и потащил в сторону старой вонючей кладовки. Поначалу Макмиллан хотелось вырваться. Пусть Эдди катится в пекло со своей любовью к старым и пыльным помещением. Но затем смирилась. Устраивать представление на глазах всего факультета не очень благородное дело. А еще, видимо, Эдварду есть что сказать. Видимо, сделать вид, что никакой минутной слабости между ними вчера не было – это слишком сложно.
«И после этого Тесс говорит, что я порой излишне драматизирую», - фыркнула Макмиллан, когда Фоули закрыл за собой дверь.
Следующие несколько минут они провели в молчании. Эдд высказался и теперь глядел на девушку, желая получить ответы на все свои вопросы, но Маргарет было нечего ему ответить. Она, опустив взгляд, рассматривала свою обувь. Несколько раз набирала в легкие воздуха побольше, чтобы высказать, все что думает, но так и не смогла заговорить. Она не хотела ранить Эдварда еще больше. Он для нее все еще слишком ценный, а ее слова в порыве эмоций не приносят ничего хорошего кроме очередных рубцов на сердце.
«Почему ты все не принял за сон, Эдди?».
- Ничего, - все так же глядя в пол, ответила Маргарет. – Ничего я не увидела в твоих глазах. То, что вчера случилось между мной и тобой - это была минутная слабость. Недоразумение. Мы просто неправильно вся поняли, такое бывает.
Больше ей сказать было нечего, так что Маргарет предпочла молчать, все так же смотреть в пол и надеяться, что у Эдварда хватит сил простить ее.

+5

4

[indent]Взгляды порой могут сказать больше, чем слова. Жесты порой оказываются действительно значащими, а не как обычно кажется. Любое случайное движение не всегда случайно, хоть и зачастую незаметно для глаза. Все это нужно помнить, если хочется действительно узнать то, о чем человек думает.
[indent]И Эдди следил за Маргарет во все глаза. Впрочем, ей спрятаться все равно было некуда — в каморке едва находилось место для них двоих. Он смотрел на нее, она на него, но это было совсем не так, как вчера, совсем не так. Между ними не было искры, хотя напряжения хватало — взгляд Эдди наверняка был слишком тяжелым, холодным, почти равнодушным. Внутри же бушевал целый шторм эмоций, от пылающего гнева до противной печали, разъедающей глаза, как пар над кипящим котлом.
[indent] Наверное, он слишком драматизировал. Сейчас ведь не темные века Средневековья, сейчас ведь другое время, и много ли в нем значат поцелуи? Эдвард хочет сказать «нет», но не способен этого сделать. Он не может врать сам себе. Для него этот поцелуй едва не стал ключом к чему-то счастливому, к чему-то, способному изменить его жизнь, к чему-то… важному. Он всегда слишком тяжело переживал все, что было ему близко, и вот сейчас хваленная им рациональность дала сбой. На юношу разом нахлынуло слишком много, он не мог с этим справиться. Сейчас больше всего он желал вновь ощутить сухость, треклятое безразличие и равнодушие, желал относится к случившемуся между ними презрительно и наплевательски, но он не мог так просто забыть, и от этого ему становилось еще больнее. Эдвард был уязвлен, ранен ее словами, ему от них было больно. А выговориться он не мог — вряд ли у него получилось бы выразить хоть часть из того, что окружало его сердце.
[indent] Но в таком пожаре лучше сгореть, чем угаснуть, не так ли?
[indent] Главным из того, что он чувствовал, была надежда. Наверное, только из-за надежды он пошел за ней в комнату девочек, из-за этой надежды он решил выяснить отношения окончательно, не замыкаясь лишь в себе и своих мыслях. Надежды на что? На то, что она поторопилась с выводами, что ей нужно было немного времени для того, чтобы подумать, что он слишком сильно давил на нее, торопя события. Надежды на лучшее, которая, как известно, умирает последней.
[indent]И стоило ей увести свой взгляд вниз, перестать смотреть в его глаза, как он понял, каково это — чувствовать смерть этой надежды.
[indent]Он прикрыл глаза, с шумом выдохнув. Не нужно было обладать талантами к легилименции, не нужно было читать книжек о поведении и психологии людей, чтобы понять — если в ответ на серьезный вопрос отводят взгляд, будто собираясь с мыслями в последний раз, то стоит бояться ответа, потому что спросившему он вряд ли понравится.
[indent]А Эд уже не ждал этого ответа — все было легко, понятно и просто. Он уже знал его. Он догадывался о том, каков он будет, еще не заходя в комнату, и теперь это ее неловкое движение отбросило все сомнения. Язык тела не врёт, и правда дошла до сердца гораздо раньше, чем ее голос коснулся ушей.
[indent]— Ничего, — глупо повторяет он с горькой усмешкой, открывая глаза. И зря — смотреть на Макмиллан совершенно не хотелось, а больше ничего здесь не заслуживало внимания.
[indent]Это брошенное «ничего» в мгновение останавливает бурю эмоций. В мгновение рушит все надежды, если они еще и были живы. Всего лишь «ничего» для нее, и значимое «ничего» для него. Оно словно поставило точку тому, что случилось между ними вчера, воздвигнув непреодолимую каменную стену между тем, чего он так жаждал, и тем, что вышло в итоге.
[indent]— Минутная слабость… — снова повторяет он, скорее от нервов, нежели по своей глупейшей привычке. Если «ничего» было точкой, то это — жирным крестом на том, что свершилось. Она будто хотела сказать, что ничего ничего не было, что нужно поскорее забыть это, вычеркнуть из памяти и никогда нигде не упоминать. А что если он не хотел забывать?
[indent] Мысли спутывались в клубок, не желая идти ровно и понятно, и оттого было ещё тяжелее думать. Он задирает взгляд к потолку, будто надеясь, что оттуда придет ответ, но тот все медлил и не приходил. Никакого прозрения не будет, ровно как и Маргарет не крикнет: «Шутка! Видел бы ты сейчас свое лицо!».
[indent]— Что ж, наверное, ты права.
[indent]Пожар чувств, охвативший разум и сердце, завершился слишком стремительно, почти мгновенно. Остаётся лишь маленький, тлеющий огонёк злости. Злости на Маргарет, которая так легкомысленно все готова бросить, списать на непонимание и недоразумение, не желая даже взять немного времени, чтобы подумать и решить, действительно ли она ошибается в своих выводах. Наверное, он все время видел в ней ту, кем она не являлась, и от этой слепоты стало еще горче на душе.
[indent]— Я ошибся, сказав, что люблю тебя. Поторопился с выводами. — Он старался говорить как можно холоднее, даже с презрением, но слова давались с трудом. Одной фразы хватило, чтобы затушить его, заставить понять, какой же он всё-таки дурак и идиот, что стал доверять проклятым чувствам в обход ума. Больше он никогда не допустит такой же ошибки.
[indent]Не было никакого поцелуя на чердаке. Никогда не было и не будет.
[indent]И не было больше никакой Маргарет Макмиллан, лишь какая-то девочка, чем-то напоминающая ту, с которой он дружил и которую любил. А была ли вообще Маргарет, или он слишком много себе придумал? Дорожила ли она их дружбой или не видела в Фоули ничего больше учебника по зельеварению? Сейчас ему казалось, что совсем не дорожила, и они дружили лишь по инерции, в связи с тяжестью прожитых рядом лет. Правда это или нет, ему уже было безразлично.
[indent]— Никогда не будет больше таких недоразумений. — Он выровнялся и снова посмотрел ей в глаза, надеясь, что делает это в последний раз. В самый последний. — Знать тебя больше не хочу, Макмиллан.
[indent]Он выдохнул, развернулся к ней спиной, подавляя в себе любое сожаление к ней, к себе, ко всему. Наверное, слишком это грубо, но так всем будет лучше. Гораздо лучше, чем если бы они продолжили быть рядом, пытались дружить и забывать это, если эта дружба у них действительно была. Лучше сжечь мосты сразу, чем жалеть всю жизнь о том, что могло быть, находясь рядом с нею. Лучше так, чем терзать себя лишний раз проклятием воспоминанием. К чёрту, как сказало ему родное равнодушие. К чёрту.

Отредактировано Edward Fawley (27.11.2018 00:11:01)

+5

5

Маргарет было больно. Но не потому что она все-таки соврала. Дело в Эдварде. Она ведь не слепая. Она понимает, что он чувствует и как сейчас ему неприятно. Видимо, он до последнего надеялся на другой ответ, но этого не случилось. Маргарет предпочла оставить все как есть. Макмиллан испугалась, что новые чувства приведут к гибели их дружбы. Но в той же момент ей хотелось обнять его. Сказать, что он все еще для нее значит слишком много, взять за руку и попросить не грустить, ведь они могут все еще проводить время вместе. Они могут остаться друзьями. Маргарет все еще будет ему помогать с трансфигурацией, а он выслушивать ее бормотания о том насколько неидеальна их система обучения. Даже в Хогсмид смогут вместе ходить. А еще присылать друг другу подарки на всевозможные праздники. Маргарет хотела уверить Эдда, что ничего не поменяется. Что им не обязательно быть парочкой, чтобы наслаждаться компанией друг друга. Но она этого не сделала. Все на что у нее хватило смелости – только нанести очередной удар, оставить на сердце Эдварда еще один шрам своими недосказали и холодностью. Жестокая она и эгоцентричная тварь после этого, а таких любить не надо. Эдди хороший парень. Он заслуживает другую девочку. Такую что не будет ставить свои интересы выше его, в меру умненькую, но обязательно с идеальными манерами. А это все не о Маргарет. Она слишком ветреная для него, как он это не видит?! Или не хочет замечать? Поговаривают, что любовь слепа. Видимо, это так и есть. Как-то по-другому объяснить чувства Эдварда Маргарет не могла. А еще так она выглядит благородной. Не стала морочить Фоули голову, отнимая ценное время, нервы и деньги. Так почему ей все еще гадко на душе? Почему она не может даже смотреть на него? Почему вместо объяснения своей позиции предпочитает покорно молчать? Если бы только Маргарет знала. Она не понимает, почему ведет себя именно так. Наверное, потому что боится, что как только она встретится взглядами с Эдвардом – он все поймет. Родители часто ей говорили, что она лгать не умеет. Взгляд у нее «бегает». А, может, дело в том, что она не сможет тогда быть чёрствой дамой. Что как только она снова посмотрит на Эдварда, она тут же признается в истинной причине столь глупых действий. Расскажет, что любит его, но боится совершить ошибку и потерять.
«Но ведь уже потеряла».
Маргарет не ожидала от Эдварда таких слов. Они были слишком холодные. Ей приходилось видеть Фоули в гневе, но даже тогда он пытался сдержать себя, всегда думал что говорит. А здесь такое чувство, что он специально подбирает самые ужасные фразы. Как будто хотел, чтобы Маргарет было настолько больно, как ему. Может гордиться собой, ему это удалось.
Девушке пришлось приложить неимоверных усилий, чтобы не расплакаться. Почему он так с ней себя ведет? Зачем рушит все, что у них было? Маргарет хотела задать это вопросы, но ком в горле не давал произнести ни слова. Только спустя минуту после, когда Эдвард выговорился, к ней вернулся дар речи, но вместе с ним ненависть, которую девушка никогда раньше не испытывала. А еще гнев на Эдварда. Он признался ей в любви, перевернул ее мир с ног на голову, а стоило только ей не ответить взаимностью, как он тут же говорит, что никогда не любил ее. Не такой он уже благородный как она думала.
«Напыщенный индюк».
- Рада, что мы договорились, - все-таки Маргарет подняла взгляд на Эдди, пусть глаза все еще были красные. – И, знаешь, ты отвратительно целуешься.
Не желая больше находится один на один с Фоули ни секунды, Макмиллан открыла дверь кладовки, не забыв при этом задеть парня. Пусть себе обижается сколько угодно. Она не виновата, что он себе не понятно что нафантазировал.

Отредактировано Margaret Macmillan (01.12.2018 21:41:46)

+4


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Несказанным осталось несказанное