Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
нужные персонажи и акции
активисты
лучший игрок
постописцы
эпизод недели
лучший пост
Если хотите навестить Лютный, то лучше оденьтесь незаметно, приходите в вихре аппарации или же портключом на самое место, иначе ваша мантия будет испачкана лапищами нищих прохожих, туфли измазаны в помойной грязи, а нос осквернен уличными запахами дешевого табака и тухлыми ингредиентами для зелий. И припрячьте деньги туда, где их сможете достать только вы. Золотой галлеон - это наркотик, на который тут с младенчества подсажены все, и девяносто девять процентов пребывают в ломке. читать дальше

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Hold On

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Hold On

Да, сердце рвется все сильней к тебе
И оттого оно все дальше
И в голосе моем все больше фальши
Но ты её сочти за долг судьбе

https://c.radikal.ru/c05/1811/ed/69cfe372c04d.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

2 сентября 1978 Лондон. Парк-Гайд

Scarlett Selwyn & Magnus Farley

+1

2

Она не знала, что скажет ему, как объяснит свой порыв взять пергамент и чернила, чтобы испачкать его своим округлым почерком. Скомкать. Бросить в камин. Взять вновь. И еще. Но на желтой бумаге появлялась лишь одна строчка - место встречи. И ни слова больше. Ни объяснения, ни просьбы. С подписью «Р.К.» Он поймет, ведь именно эти вензеля стояли на письмах, получаемые им от Розы Крауч больше двадцати лет назад.
Сова давно скрылась из виду, а женщина еще долго стояла у открытого окна, ежась от прохладного ночного воздуха, обнимая себя за плечи. Она просто хочет его увидеть. И больше ничего.

Ладони лежали на парапете моста, перекинутого через озеро Серпентайр, чувствуя тепло нагретого солнцем камня. Скарлетт стояла, наблюдая за белоснежными лебедями, грациозно скользящими по глади воды. Возможно следовало назначить встречу у одного из знаменитых фонтанов, но в тот момент ей вспомнилось это место. Вода успокаивала, позволяя собраться с мыслями. Но сейчас у нее не было мыслей. Не с чем собираться. С момента побега Элис прошло две недели. И ничего. Она смогла найти в Лютом переулке нужного человека, который теперь искал Элис, а все что оставалось женщине – ждать. Неизвестность убивала словно укус змеи, пустивший яд, медленно распространяющийся по телу. И не было иного лекарства для лечения, кроме её дочери – живой и невредимой. Здесь. Дома. Но шли дни, информатор молчал. Люди, искавшие Элис по заданию Селвина - молчали. Итан молчал. За две недели их и так не слишком шумный дом погрузился в гнетущую тишину. Они ненавидели друг друга. Скарлетт по-прежнему спускалась на завтрак по утрам. По-прежнему встречала супруга за ужином. Чтобы после пяти дней тишины услышать, что неприлично хорошо выглядит для ее положения. Мерный стук ложечки о чашку замер. Скарлетт подняла на него взгляд и вновь опустила. Наверное, он прав. Оказываясь рядом с ним, она старалась молчать. Чтобы не высказать ему все, что так долго хранила в себе, откладывая обиду за обидой. Чтобы не рассказать об истинной пропаже дочери, ведь Селвину было бы вдвойне больно узнать о такой причине, а не глупой ссоре из-за собаки. Лучше бы они ругались. Перебили всю посуду в столовой, сожгли к чертям мебель и шторы, разрушили все вокруг, но только не себя внутри. Расплакаться и найти утешение в его объятиях, почувствовать хоть что-то, кроме бесконечного холода. Но тарелки из сервиза по-прежнему были целы, в отличии от супругов, сжигающих себя в огне ненависти и упреков. Каждый винил себя, каждый винил другого, забывая о том, что это никак не вернёт их девочку в дом.
Женщина похудела, под глазами залегли тени. Демоны, таящиеся во тьме души нашли путь наружу, теперь разрывая её на части. Ей некому было все рассказать. Ей не с кем было этим поделиться. Впервые за всю свою жизнь, она поняла насколько одинока. Кто окружает женщин всю их жизнь? Родители, супруг, дети, подруги… ты просто не можешь быть одинока. Выходит можешь. Каспера и Чарисы уже нет в живых. А если бы Скарлетт в бреду вдруг решила прийти к матери и рассказать о побеге её внучки после помолвки с Блэком и своей измене, о, Мерлин, с полукровкой, то, вероятнее всего, Чариса тут же отправилась бы к предкам. Предварительно прокляв дочь и назвав предателем крови. Женщине даже не нужно было говорить с материю, все её фразы и так сидели в голове. Миссис Малфой? Да, Аделаида бы выслушала, возможно даже дала бы дельный совет, но все равно, смотрела с осуждением. Как смотрела сама Скарлетт на женщин совершивших подобную ошибку. Миссис Блэк? Говорить будущей родственнице, что твоя дочь сбежала фактически из-под венца – просто верх глупости. Нет, ей было не к кому пойти.
Сидя перед открытой книгой, перечитывая одну и ту же строчку уже в пятый раз, она поняла, что хочет увидеть его. И тут же отогнала эти мысли. Не зачем. Ни к чему хорошему это не приведет. Скарлетт закрыла книгу, оставляя ее на столике рядом с так и не тронутой чашкой остывшего чая. Осознание, что сейчас он единственный человек, который сможет ее хотя бы выслушать, было удушающим. Так не должно было быть. Ведь и ему это не нужно. Зачем слушать о жизни, к которой не имеешь никакого отношения? Зачем ему проблемы женщины, о существовании которой он давно забыл, если бы не случай, вскрывший рану былых воспоминаний. Скарлетт понимала, что для них обоих будет лучше оставить друг друга в покое, позволив времени все сделать за них в очередной раз. Но сознание отчаянно цеплялось за любого, кто смог бы ее вытащить из плена бессилия и отчаяния.

В вечернее время парк ещё был полон людьми. Веселые компании шумной молодёжи, трогательные влюблённые парочки, выбирающие местом свидания многочисленные парковые фонтаны, пожилые люди, медленно бредущие по своим делам. Скарлетт не редко здесь бывала. Оставаясь на виду, продолжая быть в тени. Здесь было место каждому и никому нет дела до одинокой женщины средних лет, мирно читающей книгу или кормящей хлебом лебедей возле озера.
Заметив движение справа, она слегка поворачивает голову. Тлеющий уголек надежды начинает гореть чуть сильнее, освещая душу теплом. Скарлетт отворачивается, продолжая следить за белыми птицами, проплывающими мимо.
- Думала ты не придёшь.

+3

3

Всю ночь дождь в графстве Уэст-Мидлендс лил не переставая. Осень уже наступила, и сырость шла с ней рука об руку, как и всегда в Англии. Магнус сидел в своем кресле возле камина, разглядывая красивый почерк в письме, что было доставлено совой. Сначала он не поверил, что снова видит эту короткую аббревиатуру в подписи. Это было слишком давно… настолько, что письмо показалось мужчине пощечиной его самолюбию. Ни один разумный человек не станет возвращать прошлое, но это ведь ему не снится? К сожалению нет. Он внимательно посмотрел на адрес, указанный в письме. Впрочем, это было единственное, что в нем было написано. Может быть это не Скарлетт? Такая мысль могла иметь под собой основание. Но в любом случае мужчине было интересно, что же замышляет автор данного послания, а значит… встреча состоится.
Он испытал почти такое же чувство, интереса и заинтригованности, даже некоторого трепета от неизвестности, как в 1962 году, когда Великобритания принимала Чемпионат Мира по Квиддичу, и отцу удалось выбить для семьи лучшие места. Фарли хорошо помнил тот Чемпионат. Куча людей, толпами снующих туда и обратно, гомон, веселье. Все лопаются, как воздушные шары, от счастья. Ополоумели, мать их!
Тогда ему было всего 23, он был молод и наивен и легко подвергался всеобщему настроению. Сейчас его верными спутниками были скептицизм, недоверие и равнодушие практически ко всему, что не вызывает эмоции на порядок хуже. Годы работы в отделе мракоборцев наложили свой отпечаток.

Дневное солнце пригревало, и в Лондонском Гайд-парке совсем не было следов дождя, видимо так и не добравшегося сюда. Магнус аппарировал в подземку рядом с парком и теперь был здесь, в огромном парке. Складывалось впечатление, как будто перед архитекторами стояла задача сохранить все деревья до единого и подогнать свои проекты под очертания полян и всех открытых безлесных участков земли. В некоторых местах огромные буки и дубы составляли своего рода остов парка, а башенки и маленькие фонтаны по замыслу строителей располагались как гнезда среди окружающей зелени и неприметных дорожек. Казалось, что они сами собой выросли здесь, потому что, подобно диким зверям, прятались в тени рощ.
Магнус шел не спеша, приближаясь к мосту, на котором уже увидел знакомую фигуру с белокурыми волосами, переливающимися на солнце золотом. Полы его длинного черного пальто развевались на ходу. И когда маг приблизился достаточно, сокращая расстояние до 3-4 метров, не стремясь подходить ближе к женщине, с которой они давно должны были забыть друг друга и более не вспоминать, он остановился.
Если бы она обладала леглименцией и в этот миг проникла в его разум, он бы мог лишь поприветствовать ее «Добро пожаловать внутрь твоей головы. Что-то там как-то пусто.», ведь в этот миг, когда Скарлетт обратила на него свой взор, он и правда не знал, что думать. Молодость не знает боли, и если им снова придется забывать друг друга сейчас, это может оказаться намного больнее.
Магнус кусает губы изнутри, от чего его лицо выглядит еще более серьезным, возможно даже раздраженным, хотя это не так.
- Что ты хотела, Скарлетт? – спрашивает он. Ему хочется побыстрее перейти к сути. Какое дело могло ее заставить снова написать ему? И почему именно Р.К.?
После того что случилось в «Дырявом котле» они почти не общались, он лишь проводил ее к Бёрдвистлу, и все. Он сделал все, что смог.
- Ты нашла свою дочь? – спросил мужчина, вспомнив о причине их прошлого общения. А это ли была причина? Магнус сам не знал какой ответ удовлетворил бы его. Может быть лучше чтобы все было просто… Но какое-то внутреннее ощущение давало подсказку, что как обычно просто не будет.
Он все еще не приближался к ней, выдерживая расстояние. И сейчас ему хотелось научиться леглименции как никогда. Он знал лишь основы и попытался проникнуть в ее сознание, даже не думая выйдет или нет…

Отредактировано Magnus Farley (17.11.2018 13:34:29)

+2

4

Что ты хотела?.. Она перевела взгляд на него. И правда, что? Ничего. Что ответить, когда не знаешь зачем ты здесь сама. Скарлетт лишь неопределенно покачала головой:
- Я не знаю, - лучше так. Он может развернуться и уйти. Ему нечего здесь делать. Ему нет места рядом с ней. И это уже ничья вина. Бесполезно копаться в прошлом, ища ответы на вопросы, которые не были заданы. Что ты хотела - она ответила настолько честно, насколько могла.
- Нет, - все такой же короткий ответ на простой логичный вопрос. Не нашла. И не знаю, что с ней. Женщина потупила взгляд, возвращая его к воде. Губы едва заметно дрогнули, словно она старалась не расплакаться. Мимо подходили люди, занятые своими разговорами, что-то планируя, о чем-то мечтая. А они просто стояли, не знаю, что сказать. Ночью это казалось это простым. Стоит увидеть его и слова сами найдутся, сложатся в предложения и будут произнесены, все словно по взмаху волшебной палочки. Но она по-прежнему молчала. В какой-то момент, Скарлетт неуверенно обернулась, чтобы убедиться, что он не ушёл. Но Магнус так же спокойно стоял. Лицо мужчины не выражало ровным счетом никаких эмоций, которые могли бы выдать его отношение ко всему происходящему. Разве может усталость и даже раздражение. Почему ты здесь? Интерес? Беспокойство? Что ты ждешь от него? Ты хотела видеть – вот он, а дальше что? Скарлетт почувствовала себя окончательно разбитой. Не было бы шага, при котором она не оступилась. Эта встреча изначально была ненужной и в каком-то роде опасной затеей. Их ничего не связывает. Ты хотела поделиться с ним своими тревогами, а нужно ли ему это? Конечно нет. Она вела свой собственный монолог. Любимая забава с детства. Чтобы просчитать действия родных или друзей, она ставила себя на их место, задавая вопросы, на которые хотела получить ответы. Раньше она не могла проделать такого с ним. Он был слишком непредсказуем.
- Р.К., - нарушила она молчание. Нужно было сказать хоть что-то. - Маленькая слабость. И потом, так будет понятно, от кого оно.
Скарлетт чувствовала, что он колеблется. Вероятнее всего, ему хотелось уйти прямо сейчас, но, возможно элементарная вежливость ему этого не позволяла. А может и не она. Черт его разберёт. Ей никогда не удавалось разгадать, что творится у него в голове. Он не любил демонстрировать ей своих эмоций, и она не знала, что ждать от него. Так было раньше. Сейчас это был совершенно другой человек, которого она и вовсе не знала. Скарлетт понимала в чем изменилась сама, кем была и кем стала. А кем стал он? Кем был он? Понимая, что начинает задыхаться под лавиной гнетущих вопросов она продолжила:
- Я просто надеюсь, что не увижу ее имени в списках, пропавших или найденных убитыми. Их так много в последнее время. Тогда все, что мне останется, это ступить на парапет, - ладонь легко погладила тёплый камень. Продолжать не стоило. На что ты давишь, на жалость? Как низко. - Не здесь, конечно. Здесь слишком большой соблазн побороться за свою жизнь, - она равнодушно смотрела на воду, - Только какой в ней смысл, если я сама толкнула дочь в пропасть?
Она говорила спокойным ровным тоном. Казалось даже не ему, а в пустоту, не требуя ответа. Что она ждала от него? Сентиментальных слов? Сопливых признаний что нужна ему? Добиться к себе хоть каких-то эмоций и плевать от кого? Это была лишь оболочка, не заслуживающая ни любви, ни жалости, ни помощи. Даже той ночью она лишь использовала его, стараясь заглушить собственные чувства тревоги и отчаяния. Не думая о том, насколько тяжело может быть ему. А это важно? Всего за сутки до этого на чаше весов стояла безопасность её дочери и паршивая дворняга. И стрелка качнулась не туда. Все что она делала, она делала своими руками и думала о последствиях своей головой. Зачастую понимая, как лучше, но делала исключительно так, как того требовало общество, правила и устои.
Скарлетт боялась сказать ему простые слова, оказаться неправильно понятой. Можно было честно сказать: останься, мне больше не к кому пойти. Просто выслушай и уходи, но только дай высказаться.
Но сказать этого Селвин не могла. Чувство вины и стыда по-прежнему жгло её. А втягивать его в свою семейную драму хотелось ещё меньше, но она уже сделала это.

+3

5

«Легилименс…» - проговорил про себя Магнус, неотрывно смотря на Скарлетт. В его руке не было волшебной палочки, что еще более усложняло задачу. Хотя в его возрасте он уже мог кое-что осуществлять и посредством беспалочковой магии. Работа в аврорате предполагает хорошую магическую подготовку. Обычно он применял подобное заклятье лишь к воришкам и прочим преступным элементам. Но на этот случай у них в штате имелся специалист по легилименции.
Сейчас с подачи старшего брата Скарлетт, Барти Крауча, процедуры следствия и привлечения к ответственности упростились. После Круцио подозреваемые выдавали свои воспоминания без каких либо проблем и признавались во всем. Кстати, стоило сказать по этому поводу отдельное спасибо. Но, помнится, еще со школьных лет Скарлетт не очень любила разговаривать о своем брате.
Ее отрывочные мысли не так уж ему помогли, пожалуй, он и сам мог бы догадаться, что творится в ее душе. Поэтому Магнус сократил расстояние между ними, не спеша сделав еще несколько мерных шагов, оказываясь на расстоянии вытянутой руки, возможно даже ближе.
- Какие… нелепые мысли приходят тебе в голову… - произнес мракоборец и тоже поглядел на воду с этого места моста. – Никогда бы не подумал, что прекрасная жизнь Скарлетт Селвин может вызвать желание спрыгнуть с моста… - его голос звучал спокойно и рационально. – Оказывается не все так идеально в этой светской жизни? – подняв на нее взгляд, Магнус смотрел даже как-то жестко.
Но он знал, что она все еще думает о той ночи.
Его руки лежали на толстых каменных перилах, впитавших солнечное тепло, но внутри, там, в глубине все еще был холодный камень.
Магнус явно был не из тех людей, кто способен проявить сочувствие и пожалеть. Еще в школе если у кого-то что-то не получалось на квиддичном поле, он привык давать тумаков. Как-то раз после игры разъяренный Фарли жестко приземлился в паре метров от собравшейся на краю поля команды, в два шага преодолел отделявшее его от игроков расстояние и с размаху ударил вратаря кулаком в нос. Не пропустивший за всю игру ни одного мяча вратарь смолчал, просто капитан не мог ударить глупого второкурсника-ловца, слишком мелкий.
Порой нужно пнуть, чтобы полетело, так что возможно Скарлетт выбрала не лучшую жилетку в его лице.
- Если бы она хотела чтобы ее нашли, ты бы нашла ее… Так что не переживай. Все будет в порядке. – только и смог проговорить в утешение Магнус.
Он еще не видел такой магии, которая не привела бы мать к пропавшему ребенку. Значит, все объясняется другим.
Но сейчас он знал, что дело совсем не в девочке, или не только в ней. Но как начать разговор об этом?
- Ты хотела увидеть меня не для этого, верно? – сдержанно произносит аврор, едва поворачиваясь корпусом к собеседнице. – Расскажи, о чем ты думаешь… - его взгляд дрогнул, но остался прикованным к ее лицу.
- Если та ночь должна остаться в прошлом, так и будет. Для чего эта встреча? – нет, в его сердце все еще теплился огонек, всякий раз пробуждающийся из пепла, когда он видел ее. Но Магнус не тешил себя надеждами на то, что они снова могут быть вместе. Расплата за надежду порой бывает слишком жестока.

+2

6

Скарлетт нервно потерла переносицу. Она даже не стала возражать на его резкое: «Если бы она хотела, чтобы ее нашли, ты бы нашла ее». Конечно, остальные пропавшие ведь тоже не хотели, чтобы их находили. Ну или просто кто-то слишком плохо ищет. Пустые слова, человека не чувствующего и толику того, что может испытывать родитель, находящийся в отчаянии. Впрочем, это было ожидаемо слышать от сотрудника Министерства. Похищения и убийства ожидаемо вызывали недовольство и волнения среди народа. А репутация министра была подорвана его жесткой политикой. Супруг не делился с ней подобными высказываниями и рассуждениями, но Скарлетт жила не в изоляции и прекрасно знала, что творится. Вместе с этим, она была неприятно удивлена, столь отстраненным участием мистера Селвина в пропаже дочери. Только если он сам не помог ей скрыться, решив тем самым проучить супругу. И хотя это было не в его стиле, сбрасывать со счетов эту версию не следовало.
- Ты хотела увидеть меня не для этого, верно? Если та ночь должна остаться в прошлом, так и будет. Для чего эта встреча?
Его прямые вопросы порядком смутили её. Следовало в очередной раз выдать: «Я не знаю. Я правда не знаю зачем позвала тебя и правда не знаю, что сказать. Извини, если нарушила твои планы. Хорошего вечера.» Но её начала брать злость на саму себя. Зачем все это нужно было начинать, если ты не способна взять себя в руки? Нет, все верно, Фарли не привык к вежливым светским разговорам, когда собеседники ходят вокруг да около, избегая острых тем и сглаживая углы. Люди дела, берегущие своё время, действуют иначе. Магнус лучше неё понимал, зачем она его позвала. И теперь хотел получить вполне конкретные ответы. И все же ей было неловко, некомфортно. А все ведь все очень просто: хочешь уйти - уходи, хочешь забыть - давай забудем и больше никогда не вернёмся к этой теме. От такой прямоты она невольно растерялась. Нельзя сказать, что Скарлетт ждала от него чего-то большего, но видимо ждала, раз в душе вновь поселились смятение и неуверенность.
Она отвернулась. Взгляд скользил по набережной левого берега, словно стараясь увидеть кого-то.
- Да, ты прав, - сдержанно кивнула женщина, - То, что произошло было ошибкой. Я допустила её, а этого не следовало делать. Надеюсь это все останется между нами.
Что и так было очевидно. Скарлетт не обвиняла его. У неё было достаточно времени, проведённого в одиночестве для того, чтобы разобраться во всем, а скорее запутаться ещё больше. Слишком много свободного времени, слишком много мыслей и обвинений, которые были справедливы и души своею правотой. И хуже того, слишком много недосказанности и призрачной надежды. Женщина прикрыла глаза. На пять вздох, на десять выдох. Ещё раз. У неё слишком много свободы. Больше не сдерживает мать, одним своим молчаливым укором способная подавить любое желание, нет рядом супруга, чьё внимание пусть и было отстранённым и холодным, но все же было ей необходимо. А теперь она сама по себе, без какого-либо ориентира. Корабль несло на скалы и выхода только два: бороться со стихией или подчиниться ей, позволив поглотить себя. Всю жизнь живя за чьей-то спиной, умело направляемая туда, куда нужно семье, она уже не знала кем является на самом деле, на что способна. Давая волю чувствам, она не была готова нести ответственность за свои действия. Но в чем была его вина? В том, что так же потянулся к ней? Что вспомнил? Что пришёл? Обманываясь сама, она обманывала и его, хотя до конца не была уверена, в искренности его намерений.
- Прогуляемся? - они стояли как статуи, не нарушая границ личного пространства друг друга. Теплота, появившаяся при его присутствии, вновь была погребена под холодом недоверия и сомнений. Скарлетт убрала руки с парапета и поравнялась с мужчиной, не поднимая на него взгляда. Каждый играет свою роль, поэтому не стоит натягивать чужие маски и лезть из кожи. Она не может говорить так же прямо, не может бросать в лицо фактами и признаниями. Очень просто играть на своей территории, особенно с игроками, принимающими правила игры. Селвин и Крауч приняли продиктованные правила и жили по ним. Счастливо или нет, это не важно. Они не выходили за рамки, каждый отыгрывая свою роль блестяще. Фарли же было плевать, к чему она привыкла и как она жила. Раз ты сделала первый ход, будь добра держи удар. В конце концов, они не школьники, подверженные обстоятельствам и чужому влиянию.
Не дожидаясь его ответа, она прошла мимо, медленным шагом спускаясь с моста. Боковым зрением увидев, что мужчина поравнялся с ней, Скарлетт продолжила разговор, заходя издалека.
- В светской жизни, как и в любой другой не все идеально. У любого человека есть свои проблемы и свои скелеты в темной комнате, которых он страшится и которые оберегает от чужих. Счастливы разве что безумцы, лишенные рассудка, - кривая усмешка, так не идущая ей, - Мои проблемы кажутся ничтожными, в сравнении с проблемами многих. И я даже не решилась бы их озвучивать, рискуя быть неправильно понятой. Но сейчас меня волнует лишь моя дочь. А знаешь, что самое странное? Мне просто некому больше об этом рассказать. Любой, кто узнает, что происходит в моей семье, вцепится в это и побежит обнародовать. А с утра «Пророк» выдаст потрясающую по своей лжи статью, о том, что происходит в семье высокопоставленного чиновника. И конечно они не забудут пройтись по Министерству в целом, - она хмурится. Все, что было произнесено и так очевидно. Скарлетт шла вдоль правого берега озера, углубляясь в парк. Большинство людей сейчас спешат на встречу или просто прогуливаются в центре, ближе к фонтанам или у озера, а в глубине будет спокойнее.
- Я попросила тебя прийти, потому что мне не с кем больше этим поделится, а ты не раз умел промолчать, там где мог бы использовать информацию в свою пользу. Во всяком случае так было раньше, - она сдержанно выдохнула, - Потому что мне нужно, чтобы меня выслушали. Но ты не обязан этого делать. Если ты уйдешь – я пойму.

+2

7

Слишком много лет прошло с того времени когда он чувствовал свое сердце. В последнее время чувства и тактичность не были его сильной стороной.
Фарли оперся на массивные каменные перила моста, также поглядев куда-то вдаль чуть щурясь. Словно они стояли здесь случайно и совсем не были знакомы.
- Если ты считаешь, что для тебя это ошибка, то для меня нет. Я понимаю, что у тебя семья и муж… - проговорил Магнус спокойно.
Селвин предложила пройтись и, проследив за ней взглядом, мужчина развернулся, следуя за ней, идя мерным шагом с боку, но не слишком близко, не так как раньше, когда они могли гулять рука об руку по лесу.
Он был поражен ее такту. Все же эта жизнь в высокородном магическом обществе оставила на Скарлетт неизгладимый отпечаток – как она держалась, как вела себя, какие слова и тон подбирала. Любое ее движение было отточено годами.
Поглощенные собственными переживаниями, привыкшие механически отделять «нас» от «них», чистокровные семейства порой даже не могли поделиться с кем-то тем, что их беспокоит на самом деле.
Магнус молчал, шагая рядом, тщательно взвешивая каждое слово, которое возникало в его голове. Но все это было не то… Что он действительно хочет сказать? Когда же, наконец, начнет говорить его душа, а не холодный трезвый разум, лишенный чувств?
Они остановились у дерева, и Магнус посмотрел на Скарлетт. Ведь все почти как тогда, под деревом в запретном лесу, разве что тех их и нынешних разделяет пропасть в более чем двадцать лет…
- Но как же Селвин? – спрашивает он, не понимая почему Скарлетт обратилась именно к нему. – У тебя ведь есть супруг, с которым можно делиться подобными печалями… - его голос звучит отстраненно, но за ним явно что-то скрывается. Магнус не хочет говорить о мужчине, за которого вышла замуж Скарлетт. Хотя к нему изначально не было никакой неприязни, сам этот факт делает их соперниками. Хотя стоит ли сейчас говорить такие громкие слова? Наверно уже нет. Выбор давно сделан и ничего не изменить. Но какое-то чувство неприязни невольно закрадывалось в подсознание мракоборца, хотя он был уверен, что Селвин достойный человек, занимающий достойное положение в обществе и Министерстве. И возможно он тоже явился всего лишь жертвой обстоятельств, а вернее собственных родителей, стремящихся к выгодной партии для своего сына.
Родители Магнуса никогда не страдали подобной болезнью, его не сватали ни с кем из знакомых. Возможно все дело в том, что его чистокровность была запятнана, и это давало свободу выбрать в жены ту, которую он полюбит. Но он больше не полюбил…
Скарлетт так и осталась единственной к кому он что-то испытывал.
Магнус заглядывал в ее глаза, стоя напротив, но понял, что это не то, о чем хотелось бы упоминать женщине. Затаив дыхание и не отрывая от нее взгляда, он мог бы поклясться, что смог прочитать ее мысли об этом и без легилименции.
- Что я могу сделать для тебя, просто скажи… Скарлетт… - мужчина взял ее руку, осторожно коснувшись ее. Интересно, чувствует ли она еще что-то к нему?
- Что я могу…? – его взгляд неотрывно вглядывался в черты ее лица. Есть ли такое лекарство, такое волшебство, которое может дать человеку то, чего он заслужил, то чего он желает всей душой? Тогда он бы пожелал быть с ней. Еще раз поцеловать… только теперь это осознание в полной мере сформировалось в его голове. Но даже мысль об этом казалась неправильной.
- Если хочешь знать, то это прекрасное место, где никто нас не узнает и не увидит вместе. Оно создает впечатление, что все хорошо. Но это лишь то, к чему ты привыкла. - мракоборец прищурился и шрам на его глазу дрогнул:
- Да, чистокровные маги действительно нередко бывают глупы и мелочны. Неужели понадобилось двадцать пять лет, чтобы понять это? И ты пришла только теперь. – он отпустил ее руку, даже несколько разочаровано потупив голову.
Повернувшись в молчании, он подставил ей локоть.
- Я бы угостил тебя чаем, а может и чем-то покрепче, но понимаю насколько это может показаться двусмысленным теперь… - поэтому им остается лишь прогулка по парку. Они словно старые друзья, которым уже не стоит что-либо скрывать друг от друга.

+1

8

Lana Del Rey - High By The Beach Clean

Обнажить тело оказалось намного проще, нежели душу. Платье можно с легкостью скинуть, а после, как ни в чем не бывало, надеть обратно. Но вывернув себя наизнанку, обратно уже не залезешь.
Скарлетт отвернулась, растерянно смотря по сторонам, словно ища кого-то на полупустых дорожках лондонского парка. День медленно клонился в закат. Тени становились длиннее, а прохожие все реже.
- Я не должна была встретить тебя, - она никак не ожидала такого ответа на ее сожаления о произошедшем, - Не должна была позволить остаться. Как, наверное, и не должна была когда-то отказаться, - слова находились гораздо проще, зная, что им движет не праздный интерес, а нечто большее. Всегда сложно сделать первый шаг, боясь быть не понятой или отвергнутой.
- Что я могу...
Все. Кажется, сердце пропустило удар, стоило ему осторожно прикоснуться к ее руке. В этом жесте было намного больше чувств, чем от всех его прикосновений ночью в «Дырявом котле». Наверное, потому, что тогда ими двигала смесь вожделения, отчаяния и боли от несбывшихся надежд и разочарования настоящим. Сейчас он сумел затронуть куда более глубокие чувства внутри нее.
- Что я могу..?
Второй вопрос прозвучал иначе. Это было не предложение помощи, а скорее сожаление. Магнус не хуже неё понимал, что они уже давно связаны по рукам и ногам обстоятельствами и никто из них эту связь не разорвёт. Или же она вновь ошибается, и он готов пойти ради неё на все. Но готова ли она сама? Как много и одновременно ничтожно мало возможностей.
Он смотрел на неё, бережно держа её ладонь, но Скарлетт не осмеливалась поднять на него взгляд.
- Только теперь, - повторила она сдержанно кивая. Он был прав. Чертовски прав, как и всегда. Читая ее как открытую книгу, уже наперёд зная, о чем будет следующая глава. Это и злило, и забавляло, и даже радовало. Она со всей горечью осознавала, что родись в другой семье могла бы быть окружена большей заботой и любовью. С ней обязательно бы были друзья. Да, не такие родовитые и статные, но возможно те, к кому можно было вломиться ночью и сидя на кухне рассказывать о проблемах. Даже о побеге дочери. И ей бы помогли, не оставили один на один со своими мыслями. И ей не пришлось бы искать поддержки фактически у первого встречного. Но у всего есть своя цена. Её комфортная жизнь была оценена выше счастья и простых отношений. - Я смотрю, за эти годы любви к чистокровным семействам у тебя не прибавилось.
Говорить становилось проще и не важно, о чем. Она была готова даже поспорить с ним на любую тему. Молчание становилось невыносимым, ей нужно вырваться из этой клетки, чтобы не сожрать себя изнутри. Ей нужно бежать от самой себя. Хотя бы ненадолго.
Скарлетт бережно взяла его под локоть, продолжая прогулку. У неё возникла мысль, что они вполне могли бы посетить один из ее любимых маггловских ресторанов, где точно не встретят никого из знакомых. И женщина почти предложила эту идею, как вовремя спохватилась. Это у неё в сумочке лежат деньги магглов, её спутник, скорее всего их при себе не имел. И что-то ей подсказывало, что он не позволит ей оплатить счёт, даже если там будут только две чашечки чая. Не желая уязвлять его гордость и самолюбие, Скарлетт промолчала, продолжая идти рядом.
- Чаем так чаем, - спокойно произнесла она, - В среду вам подойдёт, мистер Фарли?
Скарлетт назначала ему новую встречу. А за ней будет и следующая. Да, в этом можно было не сомневаться. Но это сейчас не главное.
- За все время, что я бываю здесь, ни разу не встречала знакомых. Конечно у тебя круг шире... но что дурного в том, что мы просто гуляем, верно? - она даже не утверждала или уговаривала себя. Просто делилась мыслями. - Ты натолкнул меня на забавные размышления, что, если дамы моего круга оказались бы гря... не чистокровными, - она вовремя осеклась, - Собирались бы не в гостиной на гриммо, а к примеру, на маленькой тесной кухне, где трое уже перебор. Бесформенные платья пыльного цвета и вино стоимостью пару галлеонов или того дешевле. Это даже немного жутко, - она сдержанно улыбнулась, представляя Аделаиду в домашних тапочках, а не на привычной шпильке, - Зато можно было бы обсудить некоторые вещи намного ближе... да, - Скарлетт вздохнула, в миг растеряв веселье, - Конфликт с Элис длился не один день, просто я упорно его игнорировала. Мне казалось, что дочь, как и я слепо подчинится, боясь быть отвергнутой семьёй и стать позором для нашего общества. Но я ошибалась. Мне было дико, что моя тихая девочка может позволить себе дерзить. За день до побега она спросила, можно ли притащить домой пса, который живёт на площади. Она донимала меня с этим псом всю неделю. И я в очередной раз ответила - нет. Мне казалось, что от животного будет много шума и грязи. А она назвала меня ледяной мумией. Оказывается, в ее глазах я была не мать, не подруга, а бесчувственная мумия. Я не хотела её слышать, не собиралась принимать во внимание её увлечения и желания. Я гнула её, пока не сломала. А точнее не разорвала связь между нами окончательно.
Она замолчала, давая себе возможность успокоится.
- Вот ты. Ты бы разрешил привести домой пса? Уверена, что да. Хоть весь зверинец тащите, - криво усмехнулась Скарлетт. - А вечером пришёл Итан сказал, что потерял с ней связь и что она сбежала с парнем. Будь я хоть немного внимательнее к ней, этого бы не произошло. В то утро Элис сказалась больной и осталась лежать в постели. Я заглядывала к ней в спальню пару раз, поручив все остальные заботы эльфу.
Она судорожно вздохнула. Отчаяние вновь начинало сжимать ее горло, стоило подойти к самой важной части исповеди – сожалению и раскаянию.
- Я не сидела с ней. Не держала ее за руку, не прикладывала ладонь ко лбу, чтобы проверить, не появился ли жар. Я не готовила ей завтрак и не кипятила молоко на ночь, уговаривая выпить хоть немного. Я была не внимательна к ней, так могу ли винить её в таком отношении ко мне? Я ужасная мать.
Она резко вздохнула, подавляя накатившую истерику и прикрыла пальцами глаза.
- Не найдя любви дома, она нашла ее в ком-то другом. И это уже не важно. Важно лишь, чтобы она была жива и здорова и вернулась домой.
Сейчас ей было не важно, что могла совершить ее дочь или с кем связалась. Жизнь Элис была превыше всего. Превыше любых предрассудков и осуждений, с которыми может столкнутся семья.
- А что до моего дорогого супруга, то признаться я иногда думала, что это его рук дело. Что он помог ей и прячет где-нибудь. Чтобы проучить меня за столь сильное желание выдать её замуж. Но конечно это не так, - она покачала головой, - Он тоже страдает. Мы и до этого редко общались. Работа занимает большую часть его жизни, особенно сейчас. Наверное, так он спасается от всего, что с нами происходит. Понимаю его. Как бы странно это не звучало, но мы встречаемся только за завтраком и ужином. И то не всегда. Наверное, если бы я пропускала эти моменты, то, вероятнее всего, мы бы и вовсе не встречались месяцами. Он справедливо обвиняет меня. Хотя нет, - Скарлетт устало закатила глаза, - Для этого он слишком хорошо воспитан. Вместо этого Аллен молчит. Сначала он пытался выяснить что произошло, потом мы обменивались мнениями, куда могла отправится Элис и вот, пять дней молчания. И вчера за завтраком: Ты слишком хорошо выглядишь. И все. Все эти годы я только и занималась тем, что хорошо выглядела. Возможно закрывшись в комнате с вином и опустившись до непотребного состояния, я бы сумела пробудить в нем хоть что-то кроме презрения. Хоть какие-нибудь чувства. Я согласна даже на ненависть. Но нет.
Скарлетт была опустошена. Вопреки ее ожиданиям легче не стало. Она просто поделилась с ним тем, что все же нужно было сохранить в себе. Получается она предала свою семью не только физически, но и морально. Не хватало еще и от него справедливых упреков слышать, а после всего сказанного, на слова утешения рассчитывать особо не приходилось. Она чуть сильнее сжала руку Магнуса, ожидая реакции, как никогда остро ощущая, насколько ей сейчас важна именно его поддержка.

+2

9

Они вполне могли бы сойти за пару, мерно прогуливающуюся по парку.
- С чего бы? У них тоже не прибавилось любви ко мне… - спокойно и безмятежно проговорил Магнус. И это у них с чистокровными было взаимным. Хотя все это лишь пена, которую пускают чистокровные маги, зная, что самыми сильными магами в истории всегда были полукровки.
- В среду? – он чуть повернул голову в сторону своей спутницы, - Да, будет отлично, миссис Селвин. – маг едва заметно поджал губы. Не нравилось ему произносить эту фамилию, ох как не нравилось. – Где именно? У вас или у меня? Или вы знаете кофейню, достойную внимания?
Пока они шествовали по небольшой аллее, Магнус не прерывал Скарлетт, давая ей высказать все, что накипело, все те мысли, что роились у нее в голове, требуя выхода, облекающего их в слова теперь, когда они были наедине.
«Но девочка оказалась смелее…» - подумал мужчина про себя, отмечая, что времена, как бы того не хотелось старшему поколению, меняются.
Фарли слегка усмехнулся на предположение Скарлетт, что он, безусловно, разрешил бы своему чаду завести живность дома. Да, он и правда не видел в этом ничего предосудительного. Но ему не представилась возможность изведать это на личном опыте. У него не было детей, и в целом, есть люди, которым суждено провести жизнь не заводя семью. Причем в этом не было совершенно ничего такого. Альбус Дамблдор, к примеру, никогда не был женат, и разве это делает его менее достойным человеком?
Почувствовав по тону ее голоса, что Скарлетт стало явно тяжело говорить, Магнус остановился как раз когда она закрыла глаза рукой, сдерживая чувства.
- Не говори так, я уверен ты была прекрасной матерью… просто тебе нужно поменять свои взгляды. Ты - не твоя мать… и ты можешь сделать выбор, как правильно воспитать свою дочь. Может быть ты сможешь дать ей то, чего не получила сама
«Например, счастье любить и быть любимой…»
- Я на самом деле не очень хороший советчик. – проговорил Магнус, выдыхая. Ему редко приходилось выслушивать нечто подобное. Его коллеги порой жаловались на домашних, на быт и прочие неурядицы, но все это было не так серьезно и мужчины всегда знали как решить подобные проблемы – накатить.
- Особенно в тех вопросах, что касаются семьи… - он всегда жил один с момента своего взросления и ему было комфортно. Это входит в привычку. Когда тебе никто не нужен и ты не нужен никому. Хорошие отношения у тебя только с коллегами по работе, где проводишь большую часть времени, называя некоторых из них друзьями, но на праздники все они, как обычно, отправляются к своим семьям… У Магнуса были еще живы родители и он проводил праздники либо с ними и семьей брата, либо в питейных заведениях, напиваясь до такого состояния, когда приходилось эльфа домовика просить доставить его домой. И это было неплохо. Во всяком случае, у него не было этих проблем со сбегающими из дома детьми и с ощущением, что любовь к супруге прошла, а то и вовсе не начиналась.
- Я постараюсь отслеживать рапорта аврората, и если в них будет что-то о твоей дочери, или о какой-то молодой девушке, я тебе сразу сообщу. Не переживай… Она найдется. Она явно не такая уж глупая, и не пропадет, если пошла в мать. - попытался утешить он. Но звучало это, по его мнению, так, как если бы его вдруг вызвали в Св. Мунго и сказали, что ему нужно провести срочную операцию на тяжело больном. В таких вещах он совершенно не разбирался.
На ум сразу пришли картины из прошлого. Пышные, светлые волосы, собранные в хвост, чтобы не мешали. Рукава закатаны по локоть, а кисти аккуратно разминали бордового цвета жижу. Идет смежный урок у Гриффиндора и Слизерина, и Магнус бросает взгляды на Скарлетт Крауч. Их профессор по зельеварению проходится между партами, делая замечания каждому. Но проходя мимо нее, он бросает лишь короткий взгляд, уходя дальше, вглубь кабинета. Тогда все просили помощи у нее, он и сам часто списывал домашнее задание у Скарлетт, она никогда не нуждалась в чьей-то подсказке. Но только не теперь.
А может быть ей и не нужны его слова? Только чтобы он был рядом и выслушал? Но для Магнуса этого казалось не достаточно. Почему-то даже спустя столько лет ему хотелось, чтобы у Скарлетт все было хорошо, пусть даже без него. Хотя на седьмом курсе он явно думал иначе. Но время идет и былые раны зарастают… Со временем он понял, что все произошло именно так как должно было.

Отредактировано Magnus Farley (01.12.2018 17:54:26)

+2

10

Joe Cocker - You Are So Beautiful
Она неуверенно улыбнулась, пальцами смахивая набежавшие слезы. В этот момент женщина была сама собой. Настоящей, со своими страхами и слабостями, присущими всем без исключения людям. Со своими печалями и неуверенностью, со своими тайнами, которых между ними двумя становилось все больше. Не было в ее виде привычного холода и отстраненности, которыми она ограждала саму себя от слишком близкого общения. Не было в голосе надменности и презрения. Скарлетт ощущала себя донельзя странно и даже немного стыдно, словно она была нагая. Ей было неловко за свою слабость.
- Спасибо, - голубые осколки неба с благодарностью смотрели на него. Длинные ресницы вновь дрогнули, не выдержав пристального взгляда, да и ответить ему было нечем. Её знакомый был серьезным, но весь его вид разительно отличался от тона и ноток сдержанной заботы, звучащих в голосе. Было видно, как ему все это чуждо, все эти длинные разговоры, и как тяжело даются слова поддержки, которую он видимо оказывал не часто. Но мужчина и не представлял, насколько она были важны для неё, насколько помогли прийти в себя.
Чем больше времени она проводила с Магнусом, тем яснее становилось природа её эмоциональных качелей. Она сама выбила себе почву из-под ног, размышлениями о том, что сейчас между ними. Слишком много всего происходило в ее жизни, меняя не только привычный уклад, устоявшийся годами, но и саму Скарлетт.
Она накрывает его ладонь своею, чуть сжимая плацами ещё влажными от слез. Женщина аккуратно подбирает слова, стараясь подобрать максимально правильные и уместные. Это тогда ей было крайне просто признаться ему в любви. А сейчас? Вряд ли все что между ними происходит можно назвать любовью. Слишком громкое слово для двоих взрослых людей, даже непозволительно роскошное. Она могла бы сказать, что ждала его всю жизнь. Но нет, не ждала. Она могла бы сказать, что любила его все это время. Но только в том случае, если бы прожила с ним эту жизнь. «Ты нужен мне.» «Ты мне необходим.» Скарлетт отдавала себе отчёт в том, что это он ей нужен, что это она эгоистично пытается привязать его к себе, не дав ничего взамен. А он и не просил, понимая, ну что она может ему предложить? Редкие встречи полные неловкости, ненужных бесед и откровений? Прогулки за ручку под луной? Но только на таком общении они долго не продержатся. И не потому что он откажет ей, нет. Магнус вряд ли хоть раз проигнорирует её просьбу. Дело было в обоюдном желании, которое рано или поздно вновь возьмёт верх над ними. И это подвергает Скарлетт огромному риску.
- Я не имею права удерживать тебя рядом. Потому что я и правда вычеркнула тебя из своей жизни, - она с сожалением качает головой, словно раскаиваясь, хотя это было лишним. Сожалениями ничего не исправить и не повернуть время вспять. - Вычеркнула все что было связано с тобой, все что было между нами и прекрасно обходилась без тебя все эти годы, не буду врать. Но когда мой мир разлетелся на кусочки, ты появился вновь. Когда мне больше всего была нужна поддержка - ты дал мне ее. Не знаю, что ты сейчас думаешь обо всем этом.
На парк медленно опускались сумерки. В той части, где они медленно прогуливались под ручку вдвоём, уже почти не встречались люди. Только несколько таких же пар, наслаждающиеся природой и обществом друг друга.
Скарлетт замедлила шаг, останавливаясь и поворачиваясь к нему, бережно беря его ладони в свои.
- Мы не можем быть вместе. Точно не сейчас... все это, все, что происходит в моей жизни не позволит сделать этот шаг. Обстоятельства разделяют нас и мне сложно это принять, хотя так было всегда. Но я хочу, чтобы ты знал, как мне важно, что ты сейчас рядом, что ты вновь в моей жизни, - она говорила, чувствуя, что эти слова должны быть произнесены и будь что будет. - Я ничего тебе не могу дать тебе. Но хочу, чтобы ты был рядом. - и сильнее этого было лишь желание вновь обрести Элис. – Понимаю, что это невозможно и все равно не могу отпустить тебя из своих мыслей, - она смотрела в его темные глаза, ожидая ответа на вопросы, которые только собиралась задать, - Так что мне делать, Магнус? Как мне правильно поступить?

+1

11

Я хочу совершить такой поступок, чтобы ты поняла – мне не всё равно
Но так холодно, и я не знаю,
Куда приносил тебе прекрасно обёрнутые нарциссы,
А они не зацветут так же, как прошлой весной. (с)

Магнус выслушал все, что сказала Скарлетт, ощущая прилив необъяснимой печали в своем сердце, потому что он понимал, о чем она говорит. Теперь она имела ввиду их отношения, что когда-то были весной в их жизни. Но затем настала осень, и пришла зима, умертвив чувства, которым просто пришлось оказаться погребенными под толщей снега. Реальность была именно такой – холодной и безжизненной. Им нужно было расстаться, потому что дети взрослеют, а настоящая жизнь совсем не такая как им представляется в детских фантазиях. Не бывает, как в сказках – «долго и счастливо»…
Их чувства больше не будут такими как тогда, и именно от этого было так скорбно на душе и на сердце мужчины. Зачем она затеяла этот разговор? Больше всего он не любил, когда в нем будят какие-то чувства, помимо тех, которые он сам хочет. Но теперь это выходило из-под его контроля.
Нет, он все еще мог чувствовать… и ведь под снегом они не умерли, а лишь остались ждать следующей весны, возможно спустя много лет. Это была долгая зима… Но Магнус не хотел, чтобы снег оттаивал, возвращая что-либо к жизни, потому что это может оказаться слишком больно. Лучше бы это был просто секс… одна ночь и все.
Хреновый из него романтик.
Скарлетт остановилась перед ним, смотря в глаза мужчине.
- Ты хочешь, чтобы я был рядом, после того как сама же и оставила меня ради другого? – Да, он понимал, что это была не ее идея, ей велели родители выходить замуж именно за этого Селвина, - Мне больно от того, что все произошло именно так
Тогда, на шестом курсе тоже было больно, но теперь, когда он все понимает – это еще больнее. Ведь это было даже не предательство, им просто не дали быть вместе чьи-то чистокровные идеи.
- Неужели ты хочешь сделать мне еще больнее…? – Фарли постарался выглядеть мужественно, и нацепить выражение простого любопытства. Ему нужно просто набрать в грудь побольше воздуха, чтобы вернуть себе прежнее самообладание. Именно это маг и сделал. А затем наклонился и поцеловал Скарлетт, касаясь ее губ и прикрывая глаза. Они стояли совсем близко, так что можно было почувствовать исходящее от женщины тепло.
Медленно отстранившись и подняв взгляд к ее глазам, Магнус размеренно выдохнул и произнес:
- Я не должен отказываться от того, что уже однажды потерял… Иначе буду жалеть об этом всю жизнь.
Нет, он не сможет жить дальше, проводя однообразные дни, занимаясь работой и напиваясь в баре, как прежде, зная, что у него был шанс изменить свою жизнь и видеть ее хоть изредка. Она была светом, к которому хотелось потянуться. Он не станет захлопывать ставни, не останется в темноте и сырости…
Когда-то его отец одевался в Лондоне, на знаменитой портновской улице Сэвил Роу, он тоже был богат и чистокровен. Наверно Магнус слишком погряз в работе, пора проснуться и вспомнить о том, что он не только мракоборец. У него есть не только обязанности, но и свои желания…
Магнус снова потянулся к полным сладким губам Скарлетт. В какой-то момент он осознал, что прижимается к ней всем телом, мягко приобнимая за талию. И больше всего в этот момент он мечтал вернуться назад, на берег Черного озера, у Запретного леса…

+2

12

Наверное, именно этого она и хотела. Но сама боялась признаться в этом. Даже после проведенной вместе ночи, когда казалось все и так стало очевидно. Хотя нет, не так. Особенно после проведенной вместе ночи. Ведь он не стался с ней, чем и поселил такую неуверенность в ее душе. После всего произошедшего женщина хотела, чтобы именно он сделал первый шаг. И он его сделал. От этого становилось чуть легче. Нет, груз лежавший на душе он не снимал, но сейчас она была не одна.
Скарлетт немного отстранилась, разлепляя поцелуй, смотря ему в глаза. Ей не нужно было больше слов – в роде его чувств к ней можно было не сомневаться. Оставалось разобраться со своими и решить, что делать дальше. Но завтра, она будет думать об этом завтра. Слишком много ненужных мыслей, которые лишь путаю и сбивают с толку. Она хочет, чтобы было проще. Но у них так не было, но все меняется. И не смотря на все обстоятельства, Судьба вновь свела их вместе.
Руки скользят по его спине, обнимая и вновь прижимая к себе. Она прячет лицо в его плече, чувствуя запах огневиски. Пусть это мгновение не кончается. пожалуйста. Пусть все замрет хотя бы на минуту, и они останутся вдвоем. Почему она его так любит, почему вновь должна скрываться, не давая себе возможности быть счастливой с ним? Да, это не нужно было произносить в слух, но статус «любовники» к ним теперь вполне применим. Все что им позволено это редкие встречи, каждая из которых будут ценнее другой. Это будет маленькая, скрытая от чужих глаз жизнь двоих людей, которым просто не повезло оказаться по разные стороны.
И вновь они должны расстаться. И вновь это расставание могло стать последним. Нет, не потому что ее может заподозрить муж. Даже если так и случится, она просто соберет вещи и переедет к Магнусу, подав на развод. И пусть все летит в бездну, все приемы, мнения чистокровных семейств, удар по репутации, да неужели она даже согласна не прятаться?.. Нет, пока не согласна, еще не готова. Теперь в ней поселился страх - потерять его. Потерять навсегда. Его работа была связана с риском и это теперь был ее страх, о котором она не будет говорить ему. Магнус добровольно выбрал этот путь и шел по нему всю жизнь и менять свою жизнь, даже ради любимой женщины не станет. Возможно в этом и было его особое очарование, так нравившееся ей, его упрямство и настойчивость. Женщины всегда чего-то страшатся и боятся потерять. Особенно тех, кто им дорог. Поэтому Скарлетт не могла ответить ему взаимностью прямо сейчас. Пока Элис не дома, она не найдет себе место и не успокоится. И он понимает это, собираясь помогать по мере своих сил и ждать, сколько потребуется.

Парк опустел. С приходом темноты, а здесь это ощущалось раньше, люди старались разойтись по более освещенным и оживленным местам. Они остались вдвоем. Ласково погладив его по небритой щеке, она с нежностью смотрела ему в глаза, не понимая, как могла забыть его, как могла жить без него все это время.
- Любимый мой, все будет хорошо, - Скарлетт касается его губ коротким поцелуем, - Теперь все будет хорошо, мы вместе.

+3