Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
нужные персонажи и акции
активисты
лучший игрок
постописцы
эпизод недели
лучший пост
Если хотите навестить Лютный, то лучше оденьтесь незаметно, приходите в вихре аппарации или же портключом на самое место, иначе ваша мантия будет испачкана лапищами нищих прохожих, туфли измазаны в помойной грязи, а нос осквернен уличными запахами дешевого табака и тухлыми ингредиентами для зелий. И припрячьте деньги туда, где их сможете достать только вы. Золотой галлеон - это наркотик, на который тут с младенчества подсажены все, и девяносто девять процентов пребывают в ломке. читать дальше

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Подарок на день рождения


Подарок на день рождения

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Подарок на день рождения

Все не всегда так, как кажется

http://funkyimg.com/i/2MVkS.gif   http://funkyimg.com/i/2N8te.gif
http://funkyimg.com/i/2MVkV.gif   http://funkyimg.com/i/2MWP4.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

Вечер 4 марта 1978, Хогвартс

Beth Fawley, Edward Fawley, Mark Greengrass

Иногда ошибки оборачиваются не печальными последствиями, а настоящим праздником

Отредактировано Mark Greengrass (28.11.2018 13:53:52)

+5

2

Бет из последних сил сохраняла спокойное выражение лица. Она медленным, размеренным шагом двигалась по коридорам школы, не замечая, насколько неестественно это выглядит для любого, кто был с ней знаком чуть ближе, чем нюхлер с идеей добровольно отдать украденное. 
Нарочитая невозмутимость была полным противовесом чувств, что в действительности обуревали волшебницу: её голову занимали горечь, разочарование и нарастающая паника. Бетс настолько погрузилась в свои тревоги, что не замечала, ни перешёптываний картин в старинных резных рамах, ни трепещущих от дуновений ветра волшебных факелов, что заставляли её тень гримасничать и скакать по каменным стенам замка. В точности, как бесновалось бы сама волшебница (но не столь безмолвно), если бы не все правила и нормы, приличиствующие леди из благородного дома.
В руках девушки виновато алела причина столь разительного контраста бытия.
- Это должен был быть пояс, балда!
О, пожалуй, это действительно был пояс. Если присмотреться, на мягкой ткани, что по цвету составляла живую конкуренцию лучшим болгарским винам, можно было даже разглядеть причудливые золотистые узоры сплетенных ветвей, а на внутренней стороне - крохотные рунические символы. Но присматриваться следовало изо всех сил: сам по себе пояс в длину был не больше половины фута!.. Вместо задуманных семи.

А всё из-за унции руты, что под действием алхимической Венеры, оказалась лучше любого Уменьшающего заклинания для деликатной пашмины. Как Бетс могла предусмотреть такое?
Вынимая своё творение из кипящего котла, младшая Фоули ошпарила руку, и теперь, сжимая в ладони пояс, едва способный обернуть запястье, с трудом сдерживала горькие слезы и болезненное шипение. День рождения Морны уже завтра! Но рута, материалы, котел нужного размера… Все карманные деньги оказались потрачены на создание этой злосчастной нитки. И вот теперь, вместо радостного предвкушения дня грядущего и доброй вечерней отработки по Астрономии (волшебница слишком увлеклась своим проектом, чтобы успеть подготовить небесные карты к уроку, но по субботам тишина наблюдательной башни нравилась ей даже больше, чем в учебные дни), Бетти ощущала тяжелый груз вины.

Девушка живо представила, как завтра виновато будет мямлить “Прости, я ничего не приготовила для тебя” своей ближайшей подруге, и краска стыда залила её щеки.
- Нет уж, лучше вовсе не попадаться Морне на глаза.
Но разве Морна не расстроится, не увидев её? Добродушная хаффлпаффка скажет, что это совсем не важно, что радости всегда приятнее делить с друзьями. А был ли у Морны кто-то ближе, чем Бет? И как она будет чувствовать себя в своё совершеннолетие, если Бетти будет бегать от подруги, как от чумы? Фоули живо представила, как померкнут веселые огоньки в прекрасных ореховых глазах и жесткая линия исказит губы Морны, и сердце её наполнилось печалью.

Влекомая тяжелыми думами, девушка не замечала тысячи вещей вокруг, и среди прочего - куда же несут её ноги. Не замечала, пока не столкнулась с тяжелым доспехом, с грохотом повалила его на пол. И совсем не грациозно свалилась поверх зачарованных железных пластин, насмерть перепуганная поднявшимся шумом.
Эхо гуляло до самого сердца замка, и, словно провожая его взглядами, притихли волшебники и волшебницы на древних холстах, да дрогнули факелы. Бетти узнала это место - через галерею отсюда начинался подъем в башню факультета Рейвенкло. Ну конечно! Сами того не понимая, ноги вели свою хозяйку к единственному человеку, который может решить любые проблемы сестры!.. Воодушевившись Бетти кое-как устроила фрагменты защитника на постамент и припустила в сторону спасения: за её спиной уже слышались шаги Смотрителя.

- - -

- Чему на свете нет: ни меры, ни веса, ни цены? - спросил бронзовый орел, когда Бетс робко постучала в дверь.
Грохот до сих пор стоял у неё в ушах, мешая сосредоточиться на вопросе. В который раз хаффлпаффка удивилась изобретательности Ровены: для самой Бет загадки относились к категории развлечений, чтобы скрасить досуг или время встречи с друзьями. Насколько быстро бы они наскучили, если нужно разгадывать их всякий раз, когда хочешь выспаться или посидеть у камина в гостиной?
По счастью, долго терзаться размышлением не пришлось: с лёгким стуком дверь раскрылась, и на пороге обнаружился невозмутимый Эдвард.

Мгновение назад Бетти была готова расплакаться, не находя выхода из сложившейся ситуации, а теперь её охватила внезапная робость. Под глазами у брата залегли темные тени: до ЖАБА оставалось ещё четыре месяца. Но если задуматься, то четыре месяца - это совсем не “ещё”, а вполне себе “всего лишь“. И на факультете умников, как и на других трёх, пятые и выпускные курсы лихорадило. Вглядываясь в будто бы заострившиеся черты лица, взъерошенные волосы и чернильное пятнышко на щеке, Бетти почувствовала себя ужасно виноватой: что подняла такой шум, что прибежала из-за сущей глупости и мелочи, что сама не может расколдовать свой дурацкий пояс. Но брат уже узнал её, застывшую в полумраке истуканом, и взгляд его потеплел.
- Эдди, - не то выдохнула, не то всхлипнула Бет, отчаянно злясь на себя за несдержанность. - Эдди, ты не мог бы, пожалуйста, расколдовать это?
На покрасневшей ладони лежал красный пятидюймовый шарф.

Расколдовать артефакт-самоделку оказалось невозможно. Вместо унции руты надо было добавить унцию ртути, тогда закаленный в растворе пояс стал бы устойчивым к повреждениям и мог бы не рваться хоть сто лет. Но рута… Если бы только Бет читала руководство внимательнее!.. Из-за руты пояс уменьшился необратимо. Ничего сделать нельзя - так сказали рейвенкловцы, качая головами и отпаивая девушку чаем. Необычная практическая задача привлекла внимание воронят, добавив приятное разнообразие в каждодневную зубрежку. А потому никто особенно не ругался на гостью, когда Эдди привел сестру в тепло синей гостиной после пары неудавшихся чар. У него всегда находилось время для своей непутевой сестры-с-хаффлпаффа.
- Что же мне делать, Эд? - с внутренней дрожью спросила девушка, стараясь не поддаваться иррациональному чувству, что теперь-то всё будет хорошо. - День рождения Морны уже через шесть часов и… у меня совсем не осталось денег, - хотела сказать Бет.
- Через три часа, - поправил рейвенкловец, что рассматривал поясок через увеличительные чары. Другие ребята уже вернулись к своим конспектам и фолиантам. - Сейчас уже девять, значит до завтра осталось три часа.
Бет посмотрела на часы и медленно-медленно перевела взгляд на брата. А потом будто пружина выбила волшебницу из удобного дивана, так резко Бет вскочила на ноги:
- Что же делать? Я опаздываю на Астрономию!.. - и взмолилась, оборачиваясь уже у двери: - Пожалуйста, придумай что-нибудь? Я буду тебе должна!

Отредактировано Beth Fawley (11.11.2018 23:46:31)

+4

3

[indent]Весна. Казалось бы, пора любви, вновь обретенной после тяжкой зимы лёгкости, символ начала новой жизни, так что же в ней плохого? Абсолютно ничего. Но не для Эда. Эд, как приличный ученик факультета Рейвенкло, успел начать готовиться к экзаменам «еще вчера», то бишь не отлынивал от учёбы с самого сентября. Ради трансфигурации — а ему хотелось сдать ее на «Превосходно» — пришлось бросить даже квиддич, потому времени не хватало. ЖАБа всего через четыре месяца, Эдвард изучил весь предмет профессора Макгонагалл вдоль и поперек, даже по диагонали, но все равно впереди он видел лишь свой неизбежный провал на экзамене без малейшего шанса на успех.
[indent]Как раз сейчас он шел за очередной книгой по этой самой трансфигурации, которой не нашлось даже среди длинных книжных полок факультета, в библиотеку школы. Найти хороший учебник для подготовки — та еще задача, а еще потом готовиться по нему… это слишком уж муторно и сложно для того, чтобы выбрать быстро. Эдвард как раз завершал один такой годовой курс для подготовки к ЖАБ, но одного было мало.  Голова шла кругом от недосыпа, тело уже толком не хотело разгибаться от постоянного сидения при подготовке по ночам у теплого камина, глаза каждую секунду мечтали закрыться и никогда больше не открываться, а внешний вид уж два месяца как оставлял желать лучшего. Ну что это такое? Волосы не расчесаны, воротник рубашки мятый, в мантии как будто спали… хотя почему как будто? Пока однокурсники отмечали наступление выходных в комнате, Эд присоединился к ним, а потом, когда все разошлись, пытался уже доделать свой задачник по трансфигурации, ведь «там еще немного осталось, страниц двадцать практических заданий». И уснул он там же ближе к утру, так и, к сожалению, не закончив.
[indent]Но на выходе и стояла Бет. Потерянная и будто замученная. На лице буквально застыло такое печальное выражение лица, что казалось, будто сестра сейчас расплачется. Эдди почувствовал, как растерянность парализует его, хаотично рассеивая мысли, и как неуверенность осторожно подбиралась к горлу, не давая сказать ни слова. Конечно, Бет больше, чем девушка — она его сестра, но всё-таки эта странная боязнь женских слёз решила проявиться и сейчас.
[indent]— Я? — глупо переспросил он, пытаясь сообразить, что он должен сделать и с чем помочь. Девушка заметно воодушевилась, увидев его за только что отворившейся дверью, хотя и не слишком обрадовалась тому, что он с полминуты стоял словно вкопанный, пытаясь разглядеть в полумраке свою визави. — Да, конечно…
[indent]Он принял из рук девушки какую-то небольшую красную полоску мягкой ткани, отметив, что и сама рука у нее такого же цвета. Что произошло и зачем это расколдовывать? Видимо, Бет опять решила заняться вязанием, но… каким-то уж слишком маленьким. Так в этом, может, и есть проблема?
[indent]— Энгоргио! — направив палочку на красную ленту, отчетливо произносит Эд, вовсе не замечая, что они до сих пор стоят на входе, и эхо тут же  понесло заклинание дальше по пустующему коридору. Маленькая полоска тотчас начинает увеличиваться в размерах, и как только в ней начинает узнаваться шарф — судя по проблеску надежды в глазах Бет, это как раз было то, что нужно, — Эд мысленно командует «Хватит!». Сперва Эд даже улыбнулся — так просто получилось решить проблемы любимой сестрёнки и вновь начертить на ее лице счастье!
[indent]Но в то же мгновение шарф сжался, вернув свой прежний облик, и улыбка стремительно померкла.
[indent]— Ничего не понимаю, — совсем растерявшись, пробормотал Эдвард, переведя взгляд с шарфа на сестру. Она снова поникла, будто сжавшись и изо всех сил пытаясь не разреветься, и старшему Фоули очень захотелось ее обнять, подбодрив. Но он хорошо знал, что только стоит ему это сделать, как она наверняка сразу же сорвется и расплачется, а этого он уж точно допустить не мог.
[indent]«Финита Инкантатем!», думает Эдвард, вспомнив ее слова о «расколдуй!», и ясно представляет себе, как от вылетевшей из палочки искры синим пламенем загораются руны, вышитые на шарфе, и тот стремительно возвращает себе настоящий облик. Но нет — искра вылетела, ударилась о шарф и разлеталась на сотни осколков, растаявших в воздухе, а маленькая красная ленточка так и осталась маленькой красной ленточкой. Не помогло.
[indent]— Пойдем, — Эдди взял сестрёнку за руку и потянул за собой, в проход, что прятался за все еще открытой дверью. Конечно, надо было сразу с этого начать, а не держать расстроенную Бет в холодном коридоре, но проблема ему виделась легко разрешимой. Но теперь дела приняли совершенно иной характер, а голова совершенно отказывалась думать столь быстро, чтобы расколдовать несчастную полосочку ткани и обрадовать Бет прямо сейчас. Но несмотря на это, тело, подогреваемое резко возникшим интересом к сложной задачке, стало отходить ото сна, так что, казалось, решение вот тут, вертится на кончике языка, только схвати его!
[indent]Но нет, решения, как оказалось, не было. Никакого. Не помогли зелья для разума, не помогли книги по противодействию волшебству, и энциклопедия по заклятиям тоже. Младшекурсники, которые сперва занудствовали по поводу того, что Бет не должна здесь находиться, чуть ли в очередь не выстраивались, предлагая варианты. Но Эдвард и другие старшекурсники видели, что все безнадежно. А все потому, что виновато здесь было зельеварение, а они с магией с самого рождения в особых отношениях. Только Джейсон, друг и однокурсник Эда, с помощью сложного заклинания по трансфигурации вернул шарфу истинную форму, но… на пять минут. После этого энтузиазм серьезно поутих, но никто не хотел сознаваться Бет, что все безнадежно. Абсолютно безнадежно.
[indent]И каждый решил, что его долгом является желание хоть как-то отвлечь Бет от грустных мыслей, но удачно получилось только напоить девушку чаем. Остальное, к несчастью, сработало не так уж удачно.
[indent]— Я… я что-нибудь придумаю, сестрёнка, — обнадеживающе улыбнулся он девушке, но звёзды на потолке-карте созвездий как-то недоверчиво подмигнули. Одно дело — быть внешне уверенным, будто мир был одной шахматной партией, в которой Эд просчитал все ходы наперед, и другое — действительно иметь какой-то план. Плана, разумеется, пока не было, но сестра об этом узнать не должна.
[indent]— Постой! — он вспомнил про ожог на ее руке, который так и забыл залечить, и потому вскочил вслед за ней и поспешил к волшебной двери. Однако за ней уже никого не было, и в коридоре тоже — Бет была слишком быстрой, и, видимо, очень уж желала исправить астрономию. Эдвард сперва было пошел назад — ведь в гостиной он забыл красный полфутовый шарф! — но потом подумал, что раз подарок уже не исправить, то нужно срочно искать новый.
[indent]«Итак, сам я подарок не найду, это точно. Может, стоит пойти к Маргарет, спросить у нее что-нибудь, что можно подарить девочке? Она должна помочь… — Эдвард тут же поморщился, вспомнив о том, что произошло на прошлое Рождество. Нет, определенно с таким вопросом не к ней. К тому же, она осталась в гостиной, а Эдвард не настроен был проходить через орла-смотрителя с его злополучными загадками. — Тогда Марк. Точно, Марк!».
[indent] Эдвард заметно приободрился, и ноги сами собою повели его к слизеринцу. Марк был сыном умелого артефактора, и в узких кругах Хогвартса уже был известен как хороший специалист по волшебным предметам. И, конечно, он был хорошо знаком тем, кому срочно нужно было что-нибудь достать, да еще так, чтобы об этом никто не узнал. Эдварду он точно не откажет. Оставался лишь один вопрос… если он в гостиной Слизерина, то каким образом его оттуда достать? Хм… наложить Конфундус на первокурсника и заставить его произнести пароль?..
[indent]Все оказалось куда проще и скучнее. Фоули шел к Большому залу, потому что помнил, что, кажется, один из входов в подземные тоннели есть неподалеку от него. Но применять Разогревающие чары не пришлось — как не пришлось даже искать лестницу, ведь Марк попался на глаза Эдварду совсем близко, в одном из коридоров у Большого зала. Это было даже странно, ведь время было достаточно позднее для праздных прогулок, но это было Фоули только на руку.
[indent]— Марк! Как хорошо, что я тебя встретил! — на редкость доброжелательно начал рейвенклонец, будто бы не видел друга уже, по меньшей мере, несколько лет. — Есть тут у меня есть одна просьба… поможешь?
[indent]Вопрос был, разумеется, риторический, ведь даже если бы Марк успел покачать головой и твердо сказать «нет», Эд все равно бы начал перекладывать свои проблемы с больной головы на здоровую. К сожалению, мистеру Гринграссу сегодня не повезло.
[indent]— В общем, одной девушке нужен... особый подарок, — чуть замявшись, проговорил Фоули. Он даже не представлял, что именно хочет от Марка, что уже представляло определённые трудности, поэтому имён решил не называть, чтобы еще сильнее не усложнять поток своих мыслей. — Я подумал, что у тебя часто что-нибудь заказывают, поэтому ты должен знать, что чаще выбирают девушки. Не мог бы ты мне помочь найти какой-нибудь… замечательное? — Слова выходили из него с какой-то длинной паузой, будто он спотыкался каждый раз, когда говорил. Но потом в голове что-то щелкнуло, и он едва ли не затараторил: — Что-нибудь, что покажет, как человек дорог Б… мне дорог. Понимаешь? Нужен какой-нибудь подарок, артефакт, показывающий мое внимание, желание находиться рядом каждую минуту, несмотря на столько лет, проведённых вместе. Чтобы вот поглядишь на него и сразу захотелось вспомнить меня, поговорить и что-нибудь в этом духе. Поможешь?
[indent] Конечно, Морна была очень дорога Бет, ведь они дружат уже очень давно. Отец как-то говорил, что даже они с отцом Маргарет были не так дружны, как две подружки из Хаффлпаффа. Наверное, то, что сейчас пришло в голову Эдварду, было очень правильным вариантом подарка. Оставалось только молиться, чтобы Марк его понял.
[indent]— Только мне надо очень быстро, желательно, успеть до двенадцати сегодня. Я подожду тебя у входа в нашу гостиную. — Он усмехнулся, но тут же поспешил уйти, пока Марк не успел отказаться. Отчего-то озадаченность на лице Марка сильно развеселила его.  — Я буду тебе должен!

Отредактировано Edward Fawley (15.11.2018 22:44:03)

+4

4

День складывался отвратительно с самого начала. Проблемы Марка с трансфигурацией усугублялись, казалось, с каждым новым занятием. Он не успевал усвоить одну тему, как МакГонагалл уже объясняла следующую, непонимание накапливалось снежным комом и стало выливаться в снятие баллов и отработки. Профессор почему-то упорно считала, что мистер Гринграсс саботирует ее занятия и специально ничего не делает. Конечно, Марк никогда не блистал в трансфигурации, но держаться наплаву получалось. Правда, выходило это благодаря помощи других ребят, которые были готовы еще раз объяснить слизеринцу пройденное. То, что Гринграсс сдал СОВ по трансфигурации на «Выше ожидаемого» было настоящим чудом, столько времени Марк не тратил ни на что другое. Даже его попытки разобраться в артефакторике, на чем усиленно настаивал отец, носили менее изматывающий характер. Юноша с удовольствием бы отказался от углубленного изучения трансфигурации на шестом и седьмом курсе, однако отец хотел видеть ЖАБА сына по основным предметам, считая их фундаментом всех остальных знаний. МакГонагалл изрядно удивилась, увидев кислую физиономию Марка на своих занятиях в сентябре, видимо, она до последнего думала, что это либо какая-то ошибка, либо слизеринец передумает и уйдет с курса углубленного изучения. Ни тем, ни другим посещение трансфигурации Гринграссом не оказалось, и это, похоже, раздражало и профессора, и студента. Отношения с МакГонагалл не сложились с первого курса, в дальнейшем только усугубляясь, а с этого сентября она стала считать Марка очень самоуверенным юношей, раз он выбрал ее предмет, не слишком успевая по нему. Сейчас же декан Гриффиндора была убеждена, что Гринграсс возомнил о себе еще больше и предполагает сдать годовые экзамены в конце шестого курса и ЖАБА по итогам обучения, ничего не делая. Если бы дела обстояли так, как их видела МакГонагалл, то Марк бы ненароком разрушил весь кабинет, осуществляя очередное превращение, но слизеринец действительно занимался трансфигурацией и занимался много, поэтому у него просто получалось все не так, как надо, но хотя бы без разрушений и травм.
Марка жутко раздражало то, что он не может выучить одну-единственную трансфигурацию. Что в ней такого невозможно сложного? Даже скучнейшую историю магии Марк успешно усвоил, а трансфигурация все не хотела даваться. Эту ужаснейшую науку он никак не мог понять без помощи кого-нибудь, кто считал ее легкой и доступной. К сожалению, с наступлением весны у всех таких людей появились свои неотложные дела, и это было понятно: близились ЖАБА, да и весна создана не для объяснения сложностей неуспевающему студенту. Но такие вполне логичные объяснения не делали задачу Марка проще, разбираться во всех хитросплетениях трансфигурации парню приходилось самому, а это занимало гораздо больше времени. Весь вечер пятницы слизеринец провел с учебником в попытках наверстать упущенное, чтобы понимать следующие темы. Получалось не очень хорошо, это выводило из себя еще больше, ведь времени уходило немерено, его можно потратить значительно успешнее на что-то другое, но трансфигурация не отпускала. В итоге Марк лег спать поздно и не выспался, но кошмарный курс профессора МакГонагалл твердо запланировал добить сегодня. В конце концов, целая свободная суббота, а значит, если напрячься, то можно все успеть. Марк весь день просидел в одном из неиспользуемых кабинетов с опостылевшим учебником и кучей дополнительной литературы, даже пропустил обед в надежде все окончательно для себя разъяснить и разложить по полочкам. Неожиданно, но к вечеру парню стало казаться, что он, наконец, во всем разобрался и следующую неделю с МакГонагалл пережить сможет, по крайней мере сегодняшние занятия можно точно прекращать. Сидеть в кабинете на третьем этаже уже не было надобности, поэтому Марк двинулся в сторону подземелий, рассчитывая по пути заглянуть на кухню, весь день без еды настроения не прибавлял.
Будучи все еще в мыслях о трансфигурации, Гринграсс не заметил, как рядом с Большим Залом на него налетел никто иной как Эдвард Фоули собственной персоной. Рейвенкловец не дал Марку даже нормально поздороваться, как сразу приступил к изложению своей просьбы. Может, Гринграсс был очень уставшим и измотанным продвинутой трансфигурацией, но суть просьбы Эда улавливалась с трудом, будто ощущалась недосказанность. Никакой конкретики, общие обтекаемые фразы, волнующийся Фоули – все было необычным, Марк даже насторожился. Особый подарок девушке, чтобы показать, как она дорога? Какой еще девушке? Когда ты перестал называть Маргарет по имени? И почему такие сжатые сроки? Куча вопросов крутилась у Марка в голове, но задать он их не успел: у Эдди была ужасная привычка не давать собеседнику шанс высказаться, вместо этого убегая в закат.
Марк был озадачен и слегка растерян. До полуночи осталось менее трех часов, за такое время придумать что-то по-настоящему необычное, интересное и достойное было сложно, а реализовать такую задумку – еще сложнее. Уставший от трансфигурации мозг слизеринца отказывался подавать хоть какие-то стоящие идеи, поэтому Марк обоснованно решил, что за кружкой горячего шоколада и с мясным пирогом, которые ему, наверняка, предложат эльфы на кухне, думаться точно будет легче.
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький. А еще у Эдварда была младшая сестренка Бет, милая, восторженная, мечтательная и очень добрая девочка, казалось, она может найти положительное в любом событии. Однако общение Марка с Бетти, несмотря на ее очень теплые отношения с братом, было довольно ограниченным, младшая сестра друга воспринималась именно как младшая, девочка, о которой нужно заботиться. Хаффлпаффка своим немножко наивным и добросердечным поведением вызывала у Марка улыбку, искреннюю, но слегка покровительственную. Бет училась всего на курс младше Гринграсса, но почему-то в сознании парня она всегда оставалась совсем маленькой. Всегда до этого января. В январе Марк неожиданно для себя обнаружил, что сестренка друга из милой девочки превратилась в симпатичную девушку. Слизеринец стал неосознанно искать ее глазами в Большом Зале, радоваться коротким встречам в коридорах между занятиями, а редкие и недлинные разговоры с Бет невольно вдохновляли Марка и поднимали настроение. Гринграсс долго не признавался себе, что ему хочется быть рядом с мисс Фоули чаще и дольше, чем позволяют их нынешние отношения. Он отнекивался, называл это простой заинтересованностью в человеке, в конце концов, Бет тоже разбиралась в рунах, хоть и немного в другом их воплощении. Но скрываться от самого себя – не лучшая затея, и Марку пришлось принять истинную природу таких перемен в его отношении к хаффлпаффке. Как его вообще так угораздило? Это же сестра друга. Возможная реакция Эдварда заранее пугала и расстраивала. А вдруг Бет уже и не свободна давно, вдруг она помолвлена с кем-нибудь? Марк буквально разрывался на части, ему хотелось быть ближе к девушке, но он смертельно боялся отказа, причин для которого была масса. Сейчас он вполне способен наслаждаться ее улыбками и мечтательным взглядом издалека, хоть они и не адресованы ему, но все изменится, если ему однозначно скажут, что он быть с Бет не может или не должен, а компрометировать небезразличного ему человека Гринграсс точно не станет. Наверное, стоило начать общаться с девушкой хотя бы просто как с другом, но Марку казалось, что такое на этом этапе у него уже не получится.
Надо, наконец, собраться и поговорить с Эдом, хватит изводить себя. Придумаю подарок для Маргарет, как он и просил, а потом все выясню насчет Бет.
Вряд ли Фоули действительно рассчитывал, что Марк ему придумает что-то грандиозное до полуночи, тем более давая такие неопределенные указания, да он и не хранил у себя кучу разных подарков на все случаи жизни. Поэтому слизеринец пошел по наиболее простому пути – от обратного. Что из имеющегося он мог преподнести Эду такого, чтобы тот с помощью подарка порадовал свою девушку? Идея возникла сразу, но для ее реализации понадобится не только сам презент, но еще и способности, и выдумка Фоули. Конечно, в планы Марка входило использовать будущий подарок по-другому, но чего не сделаешь ради друга.
Дойдя до гостиной Гринграсс поприветствовал знакомых, перекинулся парой слов со старостой девочек, напомнил Хью вернуть учебник по травологии и обнял родную сестренку, пообещав, что скоро вернется и они, наконец, по-человечески пообщаются. В связи с приближающимися ЖАБА Афина стала меньше спать, почти все время уходило на повторение уже пройденного, поэтому их частые до этого разговоры сократились до минимума.
Подарок довольно быстро обнаружился в сумке Марка, нужно было его красиво упаковать, так, чтобы его суть не раскрылась раньше времени и он стал каким-никаким сюрпризом. Здесь Гринграссу очень кстати помогла его любимая трансфигурация.
Около гостиной Рейвенкло Марку повезло: ему попался второкурсник сине-бронзовых, чему парень несказанно обрадовался, лезть в самое сердце чужого факультета не было никакого желания, а мальчишке точно будет несложно позвать своего семикурсника. Появившийся из проема Эдвард был слегка взволнован и задумчив.
– Эдди, как ты и просил – что-то особое, – Марк не стал терять время и сразу приступил к делу. – Только это не совсем простой подарок, понимаешь, нужно создать некоторую атмосферу для него, но вам будет даже полезно, а то вы из конспектов не вылезаете в последнее время. В общем, наслаждайтесь, надеюсь, вам понравится, – Гринграсс буквально впихнул подарок в руки и, решив действовать в стиле Эдварда, не давая ему вставить хоть слово в свой монолог, придвинулся чуть ближе к рейвенкловцу. – Ммм, Эд, мне очень надо поговорить с тобой о… Бет. Только выслушай до конца, пожалуйста.

+4

5

Над головой у Бет невозмутимо перемигивались звезды: созвездия Льва и Рыси отправили друг другу уже третий астероид, а Марс, точно вспомнив что-то, замер и двинулся на попятный. Волшебница пригрозила ему пальцем и принялась исправлять звездную карту, не замечая, что перепутала северное полушарие с южным. За высокой аркой, над острой крышей башни Гриффиндора, гулял ветер, тонким пересвистом увлекая в даль белый туман дыхания. Бет отвлеклась от пергамента и проследила за тем, как облачко медленно растаяло в морозном воздухе, особенно остро ощущая, как тепло греет шарф, как по венам струится теплая кровь, а в голову забредают теплые и уютные мечты.
Потому что завтра будет большой сюрприз. Морну ждет неожиданный подарок, а Бет и сама не знает, что это за подарок. Наверное, всем сюрпризам стоит быть такими, обоюдными, как дружба и преданность. О! А в следующем году можно будет сделать фанты или жребий. Выписать из каталога - у кого-то из однокурсниц наверняка есть выпуск Ведьмополитена, - все самые смешные или забавные вещи, а потом, выбрав случайно и не подглядывая, отправить сову с заказом. Это будет так здорово! Как бы только не забыть?..
Бет не любила писать, а с рисованием было и того хуже, поэтому, когда какая-то светлая мысль забредала в голову младшей Фоули, девушка тут же делилась своей находкой с Морной. А у Морны с рисунками было всё очень даже хорошо. Бет покопалась в сумке и извлекла под сияние звезд (и мягкого Люмоса, благо он получился с третьей попытки) маленькую записную книжку, куда Макмиллан шутя зарисовывала разные всякости.
Ошпаренная ладонь испытывала райское наслаждение, пребывая на холоде, тогда как вторая ладошка озябла и онемела. Стоит ли удивляться некоторой неуклюжести? (Которая, конечно, вызвана исключительно холодом, а не природными данными). Так или иначе, наспех вложенный в книжечку лист оказался на воле, но, прибитый сегодняшним дружелюбным к Бетс (но все-таки таким холодным!) ветром, не успел убежать далеко.
Бет подняла белеющий пергамент и долго вглядывалась в чернильные линии нарисованного наспех портрета. И, безошибочно угадав обладателя тонких черт, мечтательно заулыбалась под мерцающим светом звезд.

Если бы кому-то пришло в голову спросить у Бетс, на какие небесные светила похожи её близкие, хаффлпаффка бы (смутилась, само собой, удивилась и убежала прочь от таких чудных вопросов, но потом, в тайне, самой себе ответила бы) без раздумий, что солнце, это конечно, Эдди. Самое яркое, самое близкое, самое теплое и родное из всех звезд. Он бывает отчужденным и холодным, как зимнее солнце, которое тем не менее, проливает свет на тысячи крупиц и всё-всё-всё делает явным, раскладывает по полочкам и может объяснить. И никогда не оставит, каждый день возвращаясь на небосклон, даже случись им разлучиться. Милая Морна это Луна, которая делила с Бет самые темные ночи, своим нежным светом успокаивая самые страшные сны и тревоги. Может быть, Морна и не самая безупречная или самая популярная девушка в школе, но для Бет она затмевает всех остальных. А дальше… холодный и пугающе красивый, со своим затаенным порядком и внутренним хаосом (ведь хаос есть всегда, но коль его не видно, он должен быть где-то внутри, правильно?), многогранный и таинственный, раскинулся космос. Который, в последние дни всё чаще и чаще приходил Бетти на ум, и строго смотрел на девушку с пергамента, будто бы немо укоряя за непозволительные мысли. Всегда правильный и безукоризненный, каким и должен быть настоящий английский чистокровный волшебник. Тот, чье имя Бет старалась не произносить даже мысленно, боясь того урагана чувств, что мирно дремал сейчас в её груди.
- Марк Гринграсс, - произнес голос Эдди, и бездна обрушилась на голову хаффлпаффки. Девушка подскочила на месте, чувствуя, как румянец предательски заливает щёки, а сердце исполняет токкату.
- Ч-что ты сказал?

Отредактировано Beth Fawley (10.01.2019 22:21:33)

+4


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Подарок на день рождения