Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Альтернатива » Sigillum septima, NC 21


Sigillum septima, NC 21

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Sigillum septima

http://s8.uploads.ru/t/9156n.jpg

Дата и время эпизода

Действующие лица

Начало января 1978г. Лондон

Kain Azazel König & Morrigan König

Земля обетованная для грешников ждет тебя за этим порогом. Шагай смело, но знай, обратной дороги нет.

[nick]Morrigan König[/nick][status]не надо слов[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2KK24.jpg[/icon][lz]Между Каином и Авелем[/lz][sign]Молчание - золото[/sign]

Отредактировано Evelyn Scott (08.11.2018 01:29:35)

0

2

Мягкий свет уличных фонарей резанул по привычным к густому сумраку четырех обветшалых стен глазам точно нож. Морриган недовольно сощурилась. Аппарировать в центре Лондона в обычных обстоятельствах было не слишком умно, но владельцы «Седьмой печати» славились беспрецедентной щепетильностью  в плане мер безопасности, а потому в радиусе мили вокруг изящного двухэтажного дома викторианской эпохи был наложен магический маскирующий купол. Этим вечером сюда вообще мало кто сунулся бы без приглашения, но и при наличии оного, чары незамедлительно оповещали охрану о каждом вновь прибывшем, и гостя встречали уже на подходе к дому.
Поправив слетевший капюшон, женщина двинулась на противоположную сторону улицы, где её уже ждали двое. Для неё, завсегдатая этого места, проверка была скорее формальностью, но правила заведения были неукоснительны. Когда она принялась разматывать забинтованную руку, один из охранников жадно и шумно втянул воздух. Оборотень. Он всегда узнавал Морриган по запаху, так что не было нужды снимать капюшон. Не нужно было быть легилиментом, чтобы прочесть в его взгляде жажду крови и чужой жизни.  Именно поэтому он здесь и работал. А ещё потому, что не смотря на эту жажду умел держать себя в руках. Но сегодня, запах, исходивший от ещё свежей раны на руке женщины, явно ударил вурдалаку в голову. Он облизнул пересохшие губы и потянулся было к запястью Морриган, когда она прошипела:

- Знай свое место, пёс! – и подала руку второму охраннику, раскрывая изрезанную ладонь.

Мужчина достал палочку, едва он коснулся ею ладони Морриган, как на искромсанной плоти снова вспыхнули слова приглашения, подтверждая право обладателя метки войти – особо стойкая магия этого заклинания, позволяла увидеть печать даже тогда, когда физический носитель её был полностью уничтожен. С тем же успехом Лилит могла отрубить себе руку, но в указанное время, магическая печать оставалась бы на ней, исчезнув лишь после истечения отведенного заклинанию срока. Отпустив руку женщины, маг пробубнил себе под нос сложную формулу магического обыска, этакий аналог акцио, но куда более мощный и тонко действующий. Это заклинание выявляло у гостя присутствие запрещенных в клубе артефактов и предметов. Закончив проверку, он молча отошел в сторону, открывая перед гостьей дверь.
Стоило Моргане переступить порог, как зрачки её расширились, превратив глаза в два черных омута, а сердце застучало как бешеное. Капюшон снова упал с головы, а в лицо ударила волна жара. Выждав пару секунд, чтобы перевести дыхание, Моргана двинулась вглубь заведения, на ходу касаясь верхней пуговицы своей черной, атласной мантии, надетой на голое тело. Серебряная змея, свернувшаяся кольцом, кусающая себя за хвост, что удерживала края мантии вместе, развернулась на пару мгновений, чтобы позволить гладкой ткани стечь с отведенного ей ранее места, обнажая шею и плечи женщины.

Говорят, что музыка в этом клубе зачарована на манер амортенции. Каждый слышит то, что милее всего его уху. А потому Моргана слышала лишь тишину, обрамленную звуками живущей на полную катушку обители воплощенных людских желаний, тайных и непростительных: приглушённые стоны наслаждения, надрывные крики страдания и боли, разнообразный хруст, срежет, шелест и стук, доносящиеся из комнат для уединения, гул беснующейся толпы из глубины причудливого лабиринта лестниц и коридоров. Это место не раз пытался «накрыть» аврорат, по большей части посетителей уже многие годы плакал Азкабан – «Седьмая печать» был не просто клубом, где спускали с поводка буйную фантазию перепившие огневиски маги-извращенцы. Это было место, где не действовали общепринятые нормы права, а единственный закон – правила самого заведения, единые для всех. Рай для любого у кого хватит смелости или глупости поставить себя вне закона ради возможности переступить этот порог. А ключи от него были у Пьетро Дисцеполо XII. Династия Discepolo обосновалась в Лондоне полтора столетия назад. О них мало что было известно, кроме того, что отец-основатель – магглорожденный волшебник родом с Сицилии.  К управлению «Седьмой печатью» допускались исключительно маги-полукровки. И хотя право правления передавалось в рамках клана, но одним из  критериев была обязательная примесь крови маггла или сквиба.  Вступая на должность управляющего клубом, мужчина из рода Дисцеполо нарекался именем Пьетро. Интересы и влияние клана простирались далеко за пределы клуба, и потому владельцы без труда могли обеспечить неукоснительное соблюдение правил заведения. Для всех и каждого, вне зависимости от достатка, положения, чистокровности, репутации. Исключений не было ни для кого.
Шелестя черным шёлком, Моргана чуть слышно продвигалась в глубь искаженного пространственными чарами дома.

Пурпурная гостиная. Для обычного уха здесь царила звенящая тишина. В центре комнаты небольшой круглый столик. Сегодня за ним сидели трое: бледный, темноволосый юноша; экзальтированная  брюнетка «без возраста» с лихорадочно блистающими глазами и коренастый гоблин. Перед каждым стояли 2 золотых кубка с красным вином. По периметру комнаты замерли в ожидании не меньше двух дюжин человек. В этой оглушительной тишине даже Моргане удавалось услышать лишь редкие обрывки мыслей троих, сидевших в центре. Все смотрели, затаив дыхание, все превратившись в предвкушение. Из глубины комнаты раздался звук гонга. Юноша, женщина и гоблин молча взяли по кубку. Моргана не стала задерживаться здесь, она прекрасно знала, кто эти люди и  что сейчас произойдет. Через мгновение каждый из них сделает глоток. Алчущие бессмертия, они согласились сыграть в смертельную игру. В одном из предложенных им кубков эликсир, созданный при помощи философского камня, дарующий долгую жизнь и молодость. Во втором – экстракт из яда василиска, несущий быструю мучительную смерть. Даже виночерпий, наполнявший кубки не знает, что в каком сосуде. Лишь слепая удача, а может грозный рок. Она уже спускалась по лестнице, когда до слуха долетел короткий женский крик, звук падающих тел, а следом взрыв десятков негодующих голосов, сделавших высокие ставки на чужую удачливость или смерть и проигравших.

Короткий лестничный пролет и вот женщина идет вдоль красного коридора. Стеклянные комнаты-витрины, в одних посетители укрылись от лишних взглядов за тяжелыми бархатными шторами, в других, напротив, любители публичности выставляли на суд других посетителей свои затеи. Здесь для Морганы, как правило, не бывает ничего интересного – сочащаяся со всех сторон похоть и обрывки стыда. Разве что … как это называется, когда лицемерный человек пытается оправдаться сам перед собой, доставляя себе боль, которую он ранее причинял другим? Моргана поворачивает голову в сторону подсвеченной мягким светом «витрины»:
- Как ты смеешь поднимать на меня глаза, ничтожная тварь?! -  домовичиха-эльф с шипастой кожаной плеткой в руках, заносит её, чтобы обрушить на голую спину стоящего перед ней на коленях чистокровного до мозга костей и жутко родовитого волшебника. Тот взвизгивает и кидается лизать эльфийке ноги.
- Моргана, дорогая! – невысокий мужчина, на вид лет сорока, вырастает словно из-под земли и трясущимися руками принимается теребить полу мантии Морриган, - Я так ждал. ..Ты примешь меня сегодня? Мне очень нужно.
Она улыбается, глядя на этого нервного до предела и настолько же гениального человека. Знаменитый в волшебном мире скульптор, его работами восхищаются тысячи и лишь единицы знают, где и как он черпает свое вдохновение, а вернее, с кем.
- Хорошо, Найджел, я найду тебя позже, - скупая улыбка, снисходительная подача руки для поцелуя, настолько краткого, что мужчина едва успевает коснуться губами её кожи. Моргана уже «читает» его и знает, что сегодня Найджелу нужна твердая рука и ювелирная работа тончайшими лезвиями из драконьей чешуи.

Она движется дальше. Впереди Клетка – просторная комната с мягкими диванами и креслами, обитыми черным велюром, сотня свечей парит в воздухе, а в центре большая клеть. В неё без труда мог бы поместиться и средних размеров дракон, но сегодня там девушка. В изорванном платье, с растрепанными волосами, вся в кровоподтеках, она корчится на грубом дощатому полу, терзаемая очередным круцио. Моргане не видно, кто сегодня пытает полукровку, но стоит ей едва «коснуться» девушки, как она понимает – та не выдержит. Сознание почти потухло, а значит скоро конец.

Свернуть за угол и вот её слух уже улавливает шум неистовствующей толпы. Она совсем близко от центра здания и сердца заведения – Ямы. Бойцовская арена, где мастера магической дуэли решаются выйти на бой без правил. Стоя на верхнем ряду амфитеатра, с минуту женщина смотрит как двое мужчин внизу «танцуют», уклоняясь от ярко-зеленого луча авады. То вспыхивает пламя, то вздымается клубы пыли, а часть заклинаний Моргане даже не удается успеть считать – так быстро они колдуют.

- Голиаф сегодня тоже выступает, - скрипучий голос Пьетро Дисцеполо XII-го раздается у нее за плечом, - Ты ведь понимаешь, если он победит, выберет желание, а не деньги. Тогда он  скорее всего захочет взять реванш. И я не смогу ему отказать.

Эдвард Голиаф один из лучших бойцов Ямы и редкостная мразь, даже по мнению Морриган. Победитель финального боя имеет право выбора – куча денег или одно желание. Голиаф каждый раз выбирал желание. Однажды после победы он пожелал изнасиловать жену Пьетро прямо у того на глазах. Правила «Седьмой печати» нерушимы и обязательны к исполнению всеми.
Когда после следующей победы Голиаф пожелал ночь в Клетке с Морганой, известной своей стойкостью к круцио, Пьетро, единственный здесь знавший о способности Лилит, нашептал ей:
- Если сможешь унизить его, я буду у тебя в долгу.
Та ночь была одной из очень немногих, когда Морриган произнесла больше, чем пару фраз. Пьетро пришлось разгибать ей руки и ноги – сильные судороги после пытки скрутили её так, что сама этого сделать не могла. Но Голиаф уже через час вышел из клетки, сломав через колено собственную палочку.
- Я буду готова, - Моргана по кошачьи сощурила глаза,-   А пока, вели принести мне выпить.
Не прошло и минуты, как женщина продолжила наблюдать за зрелищем в компании изящного, серебряного, зачарованного кубка, который никогда не пустеет и меняет свое содержимое по желанию держащего его в руках.

[nick]Morrigan König[/nick][status]не надо слов[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2KK24.jpg[/icon][sign]Молчание - золото[/sign][lz]Между Каином и Авелем[/lz]

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Альтернатива » Sigillum septima, NC 21