лучший пост от Сириуса Блэка
"Что за чёрт? Мои зеркальные чары должны были отвадить отсюда всех любопытных магглов!"
Да. Сириус учёл тот факт, что магглы могли спокойно появиться на поляне, а потому наложил заклинание на это место. Вот только кое-чего он всё же не мог предугадать. Волшебник без каких-либо проблем мог пройти сквозь них, а человек, который появился перед ними спустя всего лишь минуту, являлся волшебником. Очень. Мать его. Знакомым Блэку волшебником. читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Family Bonds [Квартира Афины. 31.08.1978]


Family Bonds [Квартира Афины. 31.08.1978]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Family Bonds

Не важно, как часто вы видитесь - важно, что эти встречи значат для вас

http://funkyimg.com/i/2SrTc.gifhttp://funkyimg.com/i/2MJM8.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

31 августа 1978, квартира Афины

Athena Greengrass, Mark Greengrass

C кем делиться самым важным, если не с близким человеком?

Отредактировано Mark Greengrass (02.11.2018 14:18:48)

+3

2

Пробегая очередной круг по идеально убранной квартире, Афина была близка к тому, чтобы сойти за городскую сумасшедшую. Поправлять фоторамку, которая уже и так стояла идеально и уже пятый раз взбивать идеально разложенные подушки – это точно какое-то навязчивое состояние.
Девушка очень волновалась, она переехала в эту квартиру всего несколько дней назад и не успела толком обжиться, даже с помощью Маргарет работы оставалось слишком много. Тесс всё ещё раздражалась на неприятно скрипящую дверь на кухне, и обивку дивана в гостиной уже давно бы стоило сменить. Но ей нравилось вдыхать аромат своих вещей и своего парфюма, на подоконнике стояли живые цветы, пусть мебели в комнате было совсем немного, но отсутствие журнального столика – это меньшее из зол.
Всё-таки странствия Афины по плесневелым и тёмным комнатушкам теперь были в прошлом, и она нашла жильё, которое она могла действительно назвать своим домом. Квартира была небольшой,  но светлой и уютной, окна выходили на небольшой городской сквер. Конечно, место было не самым близким к работе, но это ей и нравилось больше всего. Она не хотела пересекаться с некоторыми навязчивыми коллегами и тем более жить с ними в одном районе. Если ещё раз Дора Хорнвуд пригласит Эффи на чаепитие и будет показывать колдографии всех её одиннадцати кошек, то юная и впечатлительная мисс Гринграсс просто не выдержит и точно свихнётся. Мерлин упаси! Вспомнив о своей бывшей надоедливой коллеге, Афина невольно поморщилась, до того эта дама была неприятная. И ещё раз, мысленно выдохнув от облегчения и обрадовавшись тому, что Тесс теперь работает с Дорой на разных этажах. Ну и конечно, она не могла не рассказать об этой новости Марку, поэтому Эффи и не могла присесть и отдохнуть уже несколько часов подряд, смахивая несуществующие пылинки с комода.
Тесс подпрыгивала от нетерпения и уже не могла дождаться, когда же придёт Марк. Последняя их встреча была месяц назад, они отправляли друг другу сов, интересовались здоровьем и настроением друг друга. Обычно это было что-то отвлечённое и не очень важное. Афина рассказывала Марку о каких-то смешных происшествиях в Министерстве, а он ей говорил о том, что он нашёл какую-то новую бесконечно полезную штуку для своей метлы и о том, что в этом году Слизерин уж точно всех обойдёт.
Но в последнее время в жизни Эффи произошли перемены, о которых она просто не могла написать в письме. А в особняк возвращаться она пока не хотела, пусть они с Изабель и помирились, но пока Тесс не готова была вернуться, ей нужно было ещё немного времени, чтобы встать на ноги и разобраться со всеми этими бесконечными бытовыми проблемами. Так что она не могла себе позволить чаёвничать с Марком в поместье, как бы ей этого не хотелось. Да и новости были слишком волнующими, чтобы излагать их на пергаменте. Афине хотелось увидеть глаза Марка, когда она ему будет всё рассказывать. Она хочет его обнять и порадоваться вместе с ним, ведь это может показаться незначительным, но своё жильё и перевод в Министерстве – очень много значит для Тесс.
Она видела новый виток своей самостоятельной жизни, Эффи чувствовала твёрдую почву под ногами. Это чувство уверенности в завтрашнем дне было приятным, Афина ходила по квартире, оглядывая чистые, аккуратно убранные комнаты. Пусть они пока не выглядели так уютно, как бы хотелось Эффи, но она всё равно продолжала наводить порядок и перекладывать вещи с одного места на другое, надеясь добиться недостижимого идеала.
Бытовая магия давалась Афине уже намного лучше, но всё же иногда тряпки, на которых были наложены чары для смахивания пыли, начинали беситься и раскидывать вещи по всей комнате. Да, жизнь в доме, который всегда был убран и чист при помощи домовика, не прибавила очков к умению Тесс пользоваться бытовыми заклинаниями, это точно. И вот опять тряпка решила жить своей жизнью, начав раскидывать всю почту Афины по комнате.
- Фините Инкантатем! – Ещё мгновение и тряпка оказалась бы в чернильнице, тогда бы уборка заняла бы точно не один час.
Обречённо вздохнув, Тесс опустилась на колени и начала собирать разбросанные письма и другую корреспонденцию. Она не хотела использовать магию, в голове было слишком много мыслей, а руки дрожали от волнения. Афина слишком нервничала и уже не могла дождаться прихода Марка, чтобы, наконец, обнять его и рассказать про свою новую работу.
Её пальцы ловко перебирали письма, складывая их в ровные стопки. Вот все письма от Марка, вот пара открыток от Маргарет и ещё одно письмо от Эда, в котором он в своей привычной манере решил поздравить Эффи с переводом в его отдел, не забыв съязвить, что кто-то ведь должен носить булочки и наливать кофе? Тесс улыбнулась, вспоминая шутки Эда.
Но вот следующее письмо навеяло на Афину воспоминания иного толка, она дрожащей рукой подняла сложенный в несколько раз плотный пергамент. Письмо было всё измято, было заметно, что его читали не один и даже не два раза. Девушка развернула пергамент и бегло пробежала глазами по каллиграфически ровным строчкам. Её взгляд задержался на последней строчке письма и пусть незнающий человек не понял бы, что это значит и от кого письмо, но Тесс знала.

С уважением, А.

А – это не аноним, А – это Антонин, Антонин Долохов. Она бросила письмо, словно то обратилось в скорпиона и намеревалось её ужалить. Эффи понимала, что это глупо и нерационально бояться письма, но она боялась не куска затёртой бумаги, а того, кто её отправил.
Сначала их общения, Долохов даже нравился Афине, казалось, что он действительно знает что делает, он не был бездумным фанатиком, да и при том было очевидно, что Антонин опытный дуэлянт и весьма умелый волшебник. А Тесс всегда находила талантливых людей особенно  интересными и волнующими. Их знакомство произошло абсолютно случайно на одном из многочисленных вечеров, устраиваемых чистокровной знатью. Афина находила такие вечера бесконечно скучными, потому что единственная их цель – похвастаться ценными знакомствами и дорогими вещами.  Тогда она и встретилась впервые с Долоховым. Тесс понимала, что её семья может неоднозначно отреагировать на такие знакомства, поэтому решила скрыть от них факт переписки с Антонином.
Сначала это было просто интересно и познавательно, ей нравилось получать его письма, он отправлял их, даже когда она была в школе, Долохов присылал свою сову к Эффи на голубятню в определённый день, который они оговаривали заранее в письмах. Затем после окончания Хогвартса она на некоторое время потеряла Антонина из своего поля зрения, но Тесс решила, что возможно, так даже будет лучше. Потому что иногда он её пугал. Его напор и чрезмерная заинтересованность в личной жизни Афины смущала девушку. И она решила отдохнуть от длинных писем, которые вроде были наполнены абсолютно пустой болтовнёй на первый взгляд, но Тесс видела тонкие параллели и сравнения. Она понимала, что всё это не просто ловкие метафоры и на самом деле, за всеми этими красивыми и на первый взгляд, ничего незначащими фразами прячутся опасные революционные идеи.
Но страх Афины достиг своего пика, когда она продолжила получать письма от Антонина на адрес, который она никому не сообщала, тем более Долохову.
От этих мыслей по спине пробежали мурашки, она достала ещё два письма от Антонина, удивляясь, как она их ещё не сожгла. Ведь именно такая участь ожидала письма, которые она от него получала.
Но, конечно, это всего лишь меры для успокоения Эффи, она понимала, что это не решит главной проблемы. Она совсем заигралась, но у неё не хватало духа написать ему ответ, написать ему, что она больше не хочет иметь с ним никаких связей. Что такие знакомства могут сказаться на её будущей карьере в Министерстве, что она не планирует больше связывать свою жизнь с Пожирателями Смерти.
Афина достала последнее письмо Долохова, на пергаменте не было указано ничего, кроме адреса и времени. И одно слово в конце: «Жду»
Тяжёлый камень лежал на груди Афины и словно мешал ей дышать, больше всего на свете она хотела избавиться от этого груза. Ей нужно было выговориться кому-то, её слишком долго мучил страх и она устала оглядываться на улицах, пытаясь разглядеть Антонина в толпе незнакомцев.
Глухой стук в дверь потревожил её и так разбережённое сознание. Тесс вздрогнула, она слишком глубоко погрузилась в свои тёмные мысли. Наспех сложив все письма в стопку, она положила письма Антонина снизу, обещая разобраться с этим позже.
Она быстрым шагом подошла к входной двери, ей не терпелось уже увидеть родное лицо.
-Марк! – Он стоял перед ней немного растерянный, что понятно, он ведь совсем не знал этот район. Афина завела брата в холл квартиры и крепко обняла, ей очень этого не хватало. Письма никогда не заменят живого общения. – Мне столько нужно тебе рассказать!

+3

3

Лето перед седьмым курсом пролетело для Марка слишком стремительно. Конечно, многие скажут, что такое происходит у всех школьников, часы безделья всегда короче часов учебы, но для Марка все объяснялось огромным количеством важных и волнительных событий. Последние полгода были ими перенасыщены, вспоминая самого себя весной, Марк с удивлением понимал, что с того времени прошло всего шесть месяцев, а не пара лет.
Решение Афины покинуть отчий дом практически сразу после окончания Хогвартса долго вызывало у Марка отторжение. Как бы он ни старался принять такую позицию сестры, получалось плохо. Да, возможно, Марк вел себя как ребенок, пытающийся сохранить то, что у него уже было и не приемлющий никаких изменений, может быть, он даже завидовал сестре, которая позволила себе выбрать свой собственный путь и начала его тоже самостоятельно. Отец и мать предпочли сделать вид, что такое решение Афина приняла совместно с ними, по крайней мере, с Марком тема ее побега из поместья не обсуждалась. Хотя он мог бы поспорить на что угодно, что за закрытыми дверьми отцовского кабинета проходили довольно эмоциональные разговоры между родителями.
Ощутимое напряжение в доме заставляло Марка опасаться, что родителям надоест поведение сестры и они вернут ее домой силой или применят какие-то другие средства, чтобы убедить Афину вести себя, как положено. Что бы ни чувствовал сам Марк по поводу решения Афины, сестру он очень любил и совершенно не хотел, чтобы вся ситуация обернулась против нее.
На какое-то время Афина пропала из видимости, она не писала письма, не пыталась иным образом связаться с Марком. Он понимал, что у сестры сейчас слишком много дел, она наверняка смертельно устает на работе, да и отсутствие привычки жить одной, без домовиков и постоянной незримой помощи тоже давало о себе знать. Но нехватка хоть какой-то информации о сестре заставляла Марка постоянно обдумывать произошедшее, с каждым разом он все больше раздражался на Афину, а потом и на себя.
Их встреча в конце июля многое расставила по своим местам. Марк окончательно понял, что поступок Афины – не просто подростковый бунт и желание показать всему миру свою независимость. Сестра была и остается Гринграсс и по крови, и по духу, она не отделяется от семьи и в скором времени свяжется с матерью. Более того, Афина собирается сменить отдел Министерства и подыскать приличное жилье. Марк прекрасно понимал, что отец наверняка контролировал жизнь Афины все это время, но делал это на расстоянии, так, чтобы дочь не чувствовала опеку и давление. Глупо было бы питать надежду, что сейчас даже самый либеральный родитель даст полную свободу своему чаду, что уж говорить о Фрэнсисе Гринграссе. Время было не то, чтобы позволить детям делать исключительно то, что они хотят, и именно так, как хотят.
Атмосфера дома тоже стала потихоньку налаживаться, что лишний раз подтверждало осведомленность отца о событиях в жизни дочери. Афина все также не обсуждалась, но Марк однажды видел конверт с почерком сестры в руках матери, значит, общение она все-таки наладила, и мама не против этого, иначе конверт был бы уже давно сожжен. Размышления привели Марка к выводу, что теперь имя сестры не упоминается не потому, что родители все еще злы на нее и ждут каких-то ее поступков, чтобы окончательно решить судьбу Афины, а потому, что она стала писать не только ему, но и отцу с матерью, они знают, что у нее все хорошо, и не поднимают разговоров, чтобы не было лишних споров, которые наверняка бы возникли. Да и отец, скорее всего, периодически видит Эффи в Министерстве, вряд ли они молчат и игнорируют друг друга.
Переписка самого Марка с сестрой стала тоже более активной, Афина делилась с ним очень многим, но, конечно, нельзя передать абсолютно все с помощью чернил и бумаги. Марк очень скучал по Эффи, он не привык к таким долгим и серьезным разлукам с ней, а ведь ему столько нужно было рассказать, может, даже попросить совет. В конце их встречи в маггловском кафе Афина предложила вновь увидеться на выходных, но, к сожалению, задумку в жизнь воплотить так и не получилось. Однако пять дней назад Изольда принесла в клюве не обычное подробное письмо от сестры, а коротенькую весточку с фотографией улицы для трансгрессии, адресом, временем и приглашением посетить ее новую квартиру. Сказать, что Марк был рад, это не сказать ничего. Он безумно соскучился по сестре, хотелось прижать ее к себе и воочию убедиться, что все действительно хорошо, что в письмах она не преувеличивала, пытаясь не расстраивать Марка.
Приходить на встречу с пустыми руками Марк не собирался, ведь еще неизвестно, когда они увидятся вновь. Буквально на следующий день, 1 сентября, он уедет в Хогвартс и вернется только на рождественские праздники. Конечно, Марк сможет увидеться с Эффи в Хогсмиде, но мало ли какие непредвиденные события могли произойти на стажировке в Министерстве. Хотелось оставить Афине что-то, что напоминало бы о нем осенними вечерами. Что-то, кроме родового кольца, это все-таки семейный артефакт, а не памятная вещь. Придумывать подарки разного рода Марк не слишком умел, а приближающаяся дата встречи не позволяла преподнести нечто масштабное, поэтому он решил собрать имеющиеся у него колдографии его самого, Афины, отца и матери. В результате вышел не слишком объемный, но весьма душевный альбом, который, как Марк надеялся, понравится сестре.
Утром 31 августа Марк трансгрессировал в Косой переулок, чтобы купить любимые ананасовые конфеты Афине. Марк до сих пор испытывал неосознанную радость, когда свободно пользовался магией, вспоминая, что никаких ограничений больше нет. Это действительно упрощало жизнь, раньше пришлось бы камином добираться до Косого переулка, очищать себя от сажи и топать до магазина, а потом таким же способом путешествовать до дома. И к Афине самостоятельно было бы не попасть, возникала необходимость просить сестру где-нибудь его забрать. Но с совершеннолетием жизнь упрощалась, а со сданным экзаменом по трансгрессии упрощалась вдвойне.
В магазине Марк пробыл гораздо больше, чем рассчитывал, будучи сладкоежкой не меньше, чем сестра. В такие минуты он чувствовал себя маленьким мальчиком, которому хочется все, но родители ограничивают выбор в лучшем случае парой конфет. Теперь же приходилось ограничивать себя самому, это было сложнее, но, конечно, не так обидно. Решив, что приходить с килограммами сладкого к сестре по меньшей мере странно, Марк покинул магазин только с конфетами для Эффи, подумав заглянуть сюда еще раз вечером и купить чего-нибудь в Хогвартс. Счастье и нетерпение из-за предстоящей встречи буквально распирали Марка, хотелось со всеми поделиться своим прекрасным настроением, улыбка не сходила с лица, он еле сдерживался, чтобы не прыгать от радости. Наверное, именно поэтому трансгрессия вышла не очень точной, он, конечно, попал в нужный район, но с улицей явно промахнулся. Пришлось еще побродить, пока первый встречный прохожий не подсказал, куда именно стоит направиться Марку, чтобы, наконец, достичь нужный ему дом. Район был милым, явно неопасным, тут наверняка обитали люди со средним достатком, которые предпочли жизнь в квартирах, а не собственных домиках. Невысокие здания и небольшие палисадники создавали уют и спокойствие, не нарушая при этом английскую сдержанность и любовь к порядку. Марк действительно был рад за сестру, да, здесь вряд ли были те шикарные условия, которыми могло похвастаться семейное поместье, но для совсем юной сотрудницы Министерства Магии такой район был более чем хорошим вариантом, а сам Марк мог не волноваться, что в соседи Афине попадутся мелкие преступники или кто-то еще хуже.
Слегка пригладив растрепавшиеся от ветра волосы, Марк остановился перед входной дверью. Сестра уже точно ждет его, они не виделись всего чуть больше месяца, а казалось, что год. Почему-то Марка охватило легкое волнение, где-то глубоко в душе он все это время боялся, что больше не увидит свою Эффи, ту, которую знал всю жизнь. В конце концов, у нее столько всего произошло и изменилось, что она и сама могла бы здорово измениться.
Стук вышел немного неуверенным, а Афина распахнула дверь практически сразу, затягивая его в квартиру и обнимая. Марк с радостью прижал сестренку к себе в ответ, вдыхая запах до боли знакомых духов.
- Привет, Эффи, я тоже по тебе очень сильно скучал, - Марк слегка отстранился и вытащил из сумки альбом и конфеты. – Это тебе, я подумал, что колдографии лишними не будут, вдруг ты решишь поскучать, пока я буду в школе. А конфеты твои любимые.
Марк так соскучился по Афине, он даже не представлял, насколько сильно скучал в действительности, пока не увидел ее. Хотелось обнять сестренку и больше никогда ее не отпускать, но им и правда нужно было многое обсудить, поэтому Марк протянул альбом и коробку Афине, а сам наклонился и поцеловал ее в лоб.
- Мне так тебя не хватало. Так жаль, что завтра я уеду в Хогвартс и мы еще долго не увидимся. Надеюсь, ты сегодня никуда не спешишь?

Отредактировано Mark Greengrass (11.02.2019 14:18:30)

+2


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Family Bonds [Квартира Афины. 31.08.1978]