Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q#2. E#3. Инициация


Q#2. E#3. Инициация

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Инициация

Не смей поворачиваться ко мне спиной. Я хочу видеть, как померкнет свет в твоих глазах (c)

http://funkyimg.com/i/2MG8i.jpg

Дата и место эпизода

Действующие лица

20 сентября 1978 г., заброшенная квартира в Лютном переулке

Antonin Dolohov, Mark Greengrass

Все приказы Темного Лорда должны неукоснительно выполняться, какими невозможными они бы ни были

+1

2

Долохов сидел, развалившись в старом кресле. На мебель была накинута белая плотная ткань, но это не особо помогало сохранить внешний вид, явочная квартира была уже давно заброшена своим прежним жильцом. Это был какой-то скользкий контрабандист, который перешёл дорогу более серьёзному «бизнесмену». Так всегда бывает в этой жизни: более крупные хищники пожирают мелких. Антонин достал карманные часы, очередной раз, проверяя время, его гость опаздывал, но Долохов решил подождать, ему уж точно некуда было спешить.
Он достал сигарету и закурил, пытаясь расслабиться и растянуть время, ожидание его нервировало, Тони был в предвкушении развязки этой крайне удивительной истории с мистером Гринграссом, Долохов хотел услышать рассказ из первых уст, поэтому с таким нетерпением ждал парнишку. Ну и конечно вербовка новых пожирателей – это всегда маленький праздник. Эти мысли заставили Антонина улыбнуться, он решил, что после дела было бы неплохо зайти в бар и пропустить пару стаканов огневиски.
Эта неделя выдалась довольно продуктивной, если не сказать загруженной. Началась она со слежки за одной любопытной дамой, которая в своё время наделала немало шума в Ежедневном Пророке. Тёмный Лорд уже давно приказал Антонину следить за ней, а Долохов, в свою очередь, как послушный подчинённый выведал об объекте всё – где она живёт, что ест на завтрак, какой кофе предпочитает, и с кем водит шашни, конечно. Особенно любопытным ему показались её связи с авроратом с одной стороны и пожирателями с другой. Эта девочка хотела усидеть сразу на двух стульях, но не вышло, она быстро наскучила аврорам и оказалась неудобной для Тёмного Лорда. Она задавала слишком много вопросов, может, она понимала, что играет с огнём, а может она не могла дойти своим скромным умом, что писать обличающие статейки бывает опасно для здоровья. Она любила прикрываться своими чистокровными родственниками и связями в Министерстве Магии, но она не могла даже предположить, что ей это ничем не поможет. Из-за её длинного носа и большой любви лезть, куда не просят, Долохов и получил задание найти её, узнать, что ей известно о Пожирателях и уничтожить. Задание было непростым, так как она всё же была не рядовым сотрудником газеты, но Антонину не привыкать, он ловил рыбку и покрупнее.

Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание. Но на счастье Долохова, на него никто так не пялился, он умело сливался с неровными рядами местных выпивох. Он подсел к ней и первым начал беседу, в какой-то момент Антонина даже немного удивил её напор, он не ожидал от неё такой прыткости. Но Долохов был не против такого развития событий, задание проще, когда птичка сама летит в клетку, пусть это и не так интересно. Всё-таки охота ему всегда нравилась больше, отчего победа бывала особенно сладкой, Антонин уже забыл, когда он встречал достойного соперника для  дуэли, а эта девочка точно не походила на умелую волшебницу. Она была из тех, кто довольствовался громким именем родни, при этом имея свои довольно скромные достижения. И это раздражало его больше всего, он всегда завидовал чистокровным волшебникам, которые впустую растрачивали свой потенциал. Если бы он имел безукоризненную чистоту крови, если бы фамилия его отца была на слуху в Англии, то он бы уже добился высот, но судьба сыграла с ним в злую шутку. Антонин был вынужден общаться с чистокровными волшебниками, и некоторых он считал недостойными такого высокого положения. Так что когда Волан-де-Морт давал ему задание убить кого-то, кто, по мнению Тони, был недостоин называться волшебником, то он чувствовал какой-то особый прилив сил, он любил такую разрядку. Ему представлялось, что он как волк – санитар леса, убивает слабых и ненужных, тем самым взращивая следующее поколение сильных и достойных магов. А может, ему просто нравилось убивать? Некоторые мотивы навсегда останутся скрытыми.
К концу вечера беседа вроде бы двух незнакомых людей переросла из вежливой будничной болтовни о погоде в откровенный флирт. Долохова это очень веселило, было смешно наблюдать, как она вешается на него, даже не предполагая, что ждёт её дальше.  Может, это его харизма, хотя не стоит обманываться, леди осушила уже четвёртый бокал.
Девушка заливисто смеялась над его шутками, хоть и сам Долохов не назвал бы их смешными, она положила руку ему на колено, видимо, она уже была готова идти.
Он наклонился к ней, прошептав на ухо.
- Иди сначала ты, я выйду за тобой. Жди за углом здания, слева.
Он расплатился и вышел из бара, Антонин остановился у выхода и закурил, его отвратительная привычка, от которой он никак не мог отделаться, да он и не хотел с ней расставаться. Ему нравился запах табачного дыма и то, как тёплый дым опускается по горлу. Это было приятно особенно сейчас, в холодный и влажный лондонский вечер. Он ждал. Антонин хотел дать ей фору, может, прохладный ветерок приведёт её в чувства, и девчонка осознает, как глупо уходить из бара с незнакомцем? Ну и ещё он выжидал время, он не хотел, чтобы ниточки расследования её смерти привели к нему, ему нужно было алиби, он пошёл в другую сторону, а затем трансгрессировал на место, где они договорились встретиться. Долохов увидел там её, она немного качалась от выпитого алкоголя, и в какой-то момент ему даже стало её жаль, необычное для Антонина чувство. Он думал, что она развернётся и убежит, одумается, наконец, но она стояла там и ждала его, как верная собачка, улыбаясь глупой, пьяной улыбкой. Она притянула его за воротник пальто, прильнув к нему своим пропахшим перегаром телом, пусть Антонин не был слишком искушённым в выборе женщин, но обжиматься у мусорных баков он не планировал, тем более он никогда не смешивал работу и личные интересы. Он улыбнулся ей, и направив на неё волшебную палочку, которую он уже достал из кармана, бросил проклятие. Её рука крепко сжалась на его воротнике, он расцепил бледные пальцы девушки, и она упала на холодное покрытие тротуара. Глухой звук удара её упавшего тела означал, что она уже мертва, а на её лице всё ещё была та самая кривая пьяная ухмылка. Бедняжка даже не успела понять, что произошло. Долохов стоял над ней недолго, он просто смотрел, как вяло текла кровь по её белокурым волосам, она, видимо, разбила голову о гранитную брусчатку, когда упала, в любом случае теперь ей было всё равно.

Он слишком погрузился в свои мысли, стряхнув пепел с сигареты, Антонин сделал ещё затяжку. Юный Гринграсс всё ещё где-то ходил, видимо, он воспринял фразу «не притащи хвост» слишком серьёзно. Долохов был против вербовки школьников, он не верил в то, что эти дети могут разделить его идеалы и действительно понять смысл деятельности их организации, их юношеский максимализм застилает им глаза, и они не видят ничего кроме блестящей обёртки. И всех их ждёт разочарование, никто не будет носить их на руках и сдувать пылинки, они идут служить. И если их генерал скажет убить, то его приказ должен быть незамедлительно исполнен. А убивать – это не так просто. За долгие годы службы Тёмному Лорду Долохов смог отточить это умение до безразличного автоматизма. Но даже для него первые задания давались с трудом, смотреть в пустые, стеклянные глаза и думать о том,  сколько у этого парня было детей? Как звали его жену? Почему он?
Так что в его работе нет никакой романтики, только холодный расчёт.
А теперь школьники убивают друг друга в Хогвартсе, конечно, можно было бы понять, кто наложил империус на ту девчонку, но Тёмный Лорд подключил все свои связи в Министерстве, чтобы замять это дело, спрятав его под другими папками и назвав это нелепое происшествие несчастным случаем.
- Какие вы все там тупые в вашем Министерстве. – Он говорил словно в пустоту, сделав ещё одну затяжку, на этот раз последнюю, и продолжил. – Как будто по объявлению набрали, честное слово.
Откуда-то со стороны старого покосившего дивана донеслось невнятное мычание. Антонин повернулся на звук  недовольства, где на грязном, затянутом слоем пыли полу лежал человек, на которого Долохов наложил заклинание пут. И теперь мужчина корчился, пытаясь выплюнуть грязный кляп, его одежда была местами разорванной, испачканной в пыли и крови.
- Бертран, ну хватит. Ты же знаешь, как меня нервирует нытьё. – Антонин прищурил один глаз и метко стрельнул дотлевающей сигаретой в человека. В ответ Долохов получил ещё порцию мычания, Тони это явно забавляло, он рассмеялся скрипучим, прокуренным голосом.
- Ну что, ты больше не такой деловой? Больше не командуешь в Министерстве? – Долохов достал ещё одну сигарету. – Вот так обычно бывает: чем выше взлетаешь, тем больнее падать.
Наконец, послышались шаги в коридоре, пусть Антонин и ожидал своего гостя уже достаточно долго, но он всё же не забывал про осторожность. Он достал палочку, направив её на дверь, но увидев знакомое лицо, он убрал её обратно под пальто.
- А я уже заждался, мистер Гринграсс. Не стесняйтесь, проходите. Мы с моим другом, – он кивнул на Бертрана. – Уже заждались. Знакомьтесь, Бертран Мозес, полукровка, один из начальников второго уровня Министерства Магии. По совместительству бывший агент Тёмного Лорда.

+5

3

Предполагал ли Марк, что ему придется убивать людей? До этого августа он не задумывался ни о чем подобном. Конечно, акции Темного Лорда пугали и ярко намекали, что скоро всем придется сделать тот или иной выбор, но Марк наивно полагал, что до школьников и недавних выпускников дело уж точно не дойдет. Они же толком ничего не умеют, зачем Волан-де-Морту обуза? Некоторые слизеринцы мечтали принять метки, вместе бороться за права чистокровных, быть рядом с Темным Лордом. Им это представлялось чем-то романтичным и приключенческим, как в старых книгах о любви, рыцарстве и подвигах. На деле же все было гораздо более ужасным. В войне, кроме победы и поражения сторон, есть множество личных трагедий. И эти трагедии не делят людей на побежденных и победивших, это объединяющее горе людей, потерявших своих близких. Формальным объявлением мира война никогда не заканчивается. Долгие годы люди продолжают мстить друг другу, умножая жертвы, неся еще больше разрушения и несправедливости. Проигравшие вынуждены покориться, вынуждены вытерпеть унижения от победивших, затаить обиду и ненависть, чтобы потом через много поколений вспомнить их и восстать снова. Замкнутый круг, из которого нет выхода. Марк не хотел ввязываться в происходящее, его взгляды на мир не включали планы уничтожения магглорожденных, ему было индифферентно их существование, как и существование полукровок. Марк всего лишь хотел жить в том мире магии, в каком он родился и вырос, традиции которого он знал, чтил и любил. Новички их мира его раздражали только тем, что пытались изменить все под себя, считали, что их принижают и не дают тех же прав, что и давнишним жителям магического мира, постоянно сравнивали все со своей старой немагической действительностью. Марк не понимал, что именно хотят эти люди. Почему им должны были что-то предоставлять просто за сам факт их прибытия в мир магии, если они не готовы принять его обычаи и традиции как свои? Но только из-за этого раздражения и нелюбви Марк не готов был убивать всех без разбора, он ни за что не агитировал, не планировал искать Тайную комнату и выпускать легендарное чудовище Салазара Слизерина, которое должно было бы очистить кровь магов, не собирался каким-то иным образом избавляться от всех нечистокровных.
Обстоятельства сложились иначе, не спрашивая мнения и дозволения Гринграсса. Один августовский вечер поставил Марка перед выбором: метка на его руке или разрушенная жизнь сестры. Обнаружив письма Долохова, адресованные Афине и призывающие подумать о будущем, о своем месте в мире, о жизни и лояльности чистокровным, Марк долго не мог начать соображать рационально, паника и страх захлестнули его с головой, мысли путались, проанализировать ситуацию никак не удавалось. Почему сестра ничего не рассказала, что она собиралась делать дальше? И самое главное: неужели она хотела принять метку? Если да, то как она планировала это объяснить Маргарет и тому парню, о котором она рассказывала и который ей вроде бы очень понравился? Или он тоже Пожиратель? Столько вопросов, правдивые ответы на которые не найти. Марк не мог поверить, что Афина сама кладет свою голову на плаху, да и письма казались скорее угрожающими, а не дружескими и поощряющими. Наверное, стоило бы поговорить с сестрой, обсудить все нормально, совместно решить, что делать дальше, но Марк слишком хорошо знал Афину, она не будет разговаривать с ним на тему Долохова и вступления в круг Пожирателей, когда эта угроза над ней нависла непосредственно. Сестра захочет все решить самостоятельно, ведь она взрослая и умная, зачем волновать родных такими глупостями, как угрозы Пожирателей смерти.
Марк ходил потерянным дня два и вне своей комнаты практически не появлялся. Все его мысли занимал поиск правильного решения. На самом деле вариантов было не так много и единственно верный был на поверхности, но признаваться в этом Марк упорно не хотел. Он не был героем романтических историй, кидаться навстречу возможной смерти было по-настоящему страшно. С другой стороны, что ему оставалось делать? Заказывать Долохова? Пожалуй, это было бы слишком глупо: заказывать одного из самых опасных убийц, каламбур. Марк пытался перебрать все возможные варианты, думал о том, что, вероятно, стоит насильно заставить Афину уехать из страны, но при детальном рассмотрении все казалось несостоятельным и недейственным. Кроме того, любое промедление все больше усугубляло ситуацию, ведь неизвестно, какое следующее действие предпримет Пожиратель. Сестра значила для Марка слишком многое, чтобы позволить ей так просто ввязаться в опасную историю с наиболее вероятным плачевным концом. Афина была для юноши самым близким и самым родным человеком, настоящим другом, той, которая всегда поможет и выслушает, поддержит и успокоит. Она терпела его подростковые причуды, практически никогда не злилась и не обижалась, сводила все их конфликты к мирному обсуждению разногласий. Афина была рядом в самых непростых жизненных ситуациях, ее слова и объятия давали Марку столько сил, энергии, веры в себя, что он готов был свернуть горы. Марк не представлял свое существование без сестры, не хотел видеть ее грустной, нервной и расстроенной, он не смог бы смотреть, как жизнь Афины рушится из-за того, что Темному Лорду понадобилась еще одна чистокровная фамилия в списке своих соратников. Кто-то скажет, что такая привязанность к сестре глупа и не приведет ни к чему хорошему, но в таком случае Марк не понимал, в чем смысл жизни, если отталкивать и не любить единственного человека, который видит в тебе только хорошее и по-настоящему искренне заботится о тебе. Наверное, Слизерин победил в Марке не до конца, но быть исключительно расчетливым и хитрым в отношениях с сестрой он не мог и не пытался.
Мысли об Афине плавно перетекали к мыслям о другой девушке, которая занимала всего его существование в последние месяцы. Марк ярко видел, как Бет отреагирует, узнав о метке на его предплечье. Такая милая, мечтательная, непосредственная, потрясающая и чуть-чуть наивная Бет никогда не простит ему выбор темной стороны. Ее совесть, воспитание, вера в справедливость воспротивятся и не позволят встречаться с Пожирателем. Думая о девушке, Марк терял так тщательно собираемую решимость, только мысль о возможном расставании что-то рвала в его груди, а дыхание перехватывало. А ведь он раньше не верил в истории о влюбленности, ради которой можно совершить буквально все в мире. Обманывать Бет нехорошо, но ведь не будет ложью, если он просто не расскажет о некоторых событиях? Наверное, это эгоистично, но она не должна ничего узнать, так будет спокойнее и безопаснее и ей, и Марку. Он не мог потерять Бет, но и другой выход из ситуации с Пожирателями найти не получалось.
Связаться с Долоховым напрямую оказалось не так уж и сложно. Простая сова и простое письмо. Затем встреча, страшная и непредсказуемая. Марк уже не раз отказывался от мечтаний и надежд ради будущего семьи, это было непросто и даже обидно, но отказывать от своего будущего ему еще не приходилось. Предлагая Долохову свою кандидатуру в Пожиратели вместо кандидатуры сестры, Марк понимал, что ступает на дорогу полной неизвестности. Каждый его вздох, каждый день, час и минута могут оказаться последними. Приняв метку, он примет власть Темного Лорда над собой, он больше не будет принадлежать только себе, он будет служить. Конечно, Волан-де-Морт многое обещал взамен, но лишь ради обещанного Марк никогда бы метку не принял. Долохов все понял тогда, да и нельзя было не понять. Единственная мотивация – спокойная жизнь сестры, которая ничего не должна знать о произошедшем. Наверное, зря он показал эту свою слабость Долохову, но как-то скрыть свои эмоции он тогда был просто не способен. Можно быть уверенным, что Антонин использует полученные сведения для давления, случись что-то не по плану. Все-таки Долохов был фантастической тварью, поэтому и ценился среди Пожирателей очень высоко. Они условились о средствах связи на время пребывания Гринграсса в Хогвартсе и регулярно поддерживали контакт. Когда в школе произошла трагедия, связанная со смертью Морны Макмиллан, Марка спешно забрали домой, хотя он и был против. Беспокоящейся матери не объяснишь, что все самое страшное с ним уже произошло.
Долохов активизировался практически сразу, как узнал, что Марк находится вне Хогвартса, и сообщил, что скоро ему будет поручено задание. Хотя Гринграсс постоянно мысленно готовил себя к этим словам, они стали для него неожиданностью. Пришлось брать себя в руки и рассуждать в стиле наследника Гринграсса, то есть максимально холодно и безэмоционально. Подготовить себя к убийству человека невозможно, но и отступать тоже нельзя, он принял решение и должен следовать ему. В конце концов, что такое убийство незнакомого, безликого человека в обмен на счастливую жизнь сестры? К тому же, это убийство – лишь начало, Долохов писал, что оно не случайное и жертва выбрана по определенным причинам, о которых он сообщит лично. А вот дальше Марка ждут смерти, которые объяснять ему никто не будет, да и толковых объяснений может не быть, просто человек оказался не в том месте не в тот час. В общем, его ожидает жизнь типичного чистокровного мага, по мнению некоторых невероятно осведомленных особ.
Письмо от Долохова, а вернее, короткая записка на клочке бумаги с требованием явиться в заранее обозначенную квартиру в Лютном переулке появилась в стиле Антонина – неожиданно. Приказ не привести за собой хвост Марка слегка обеспокоил: какой у него может быть хвост? Их уже кто-то вычислил и следит за ними? В любом случае быстро и незаметно покинуть поместье у него не получилось, матушка в последнее время была слишком обеспокоена происходящим в стране, и поэтому безустанно контролировала единственного сына. Это порядком раздражало и надоедало. На ходу придуманная отговорка о необходимости купить подарок другу мать явно не успокоила, но объясняться с ней еще дольше не было никакой возможности, Долохов мог бы не так понять слишком продолжительную задержку. Поэтому Марк буквально вылетел из поместья и трансгрессировал, не особо задумываясь над выбором места. Первой точкой оказалось морское побережье, где они частенько бывали с отцом, затем Марк появился в паре милей от жилища Фоули, а потом трансгрессировал в переулок рядом с Дырявым Котлом. Накинув капюшон мантии на голову, он незаметно проскользнул через зал бара и вскоре шел по Косому переулку в сторону Лютного. Следуя приказу Долохова, Марк несколько раз проверил, не идет ли кто-нибудь целенаправленно за ним, и, конечно, при подходе к условленному зданию выявилось опоздание на 10 минут. Все строения в Лютном делились на две категории: обитаемые, поддерживаемые теми, кто в них жил и держал лавки, и заброшенные, покинутые людьми, разоренные очередным аврорским рейдом. Здание, где Долохов ждал Марка, относилось ко второму типу. Стоя перед полуразрушенной постройкой с частично отсутствовавшей крышей, Гринграсс осознавал, что сейчас, возможно, сделает решающий шаг в своей жизни. Очень скоро он станет убийцей, и появление метки на левом предплечье будет лишь вопросом времени.
Дом действительно был полностью заброшенным, Долохов позаботился об отсутствии необходимости разбираться со свидетелями. Перед лестницей Марк остановился и взмахнул палочкой, накладывая чары, чтобы его присутствие не было обнаружено заранее из-за не в меру скрипучих ступеней. Кончики пальцев рук начали слегка холодеть то ли из-за того, что Марк слишком сильно сжимал палочку, то ли из-за нервозности и страха. Дверь в квартиру противно заныла на давно заржавевших петлях, когда Гринграсс вступил в коридор. Долохов обнаружился с направленной на Марка палочкой в просторной, но темноватой комнате с мебелью, заботливо укрытой белой тканью. Палочку Пожиратель опустил почти сразу и поприветствовал Гринграсса в своей обычной смешливо-издевательской манере. Почему-то это неожиданно сняло напряжение, Марк выдохнул и полностью собрался с мыслями, стараясь не смотреть в сторону дивана, рядом с которым на полу лежал человек.
- Моя задержка вполне укладывается в рамки допустимого опоздания на свидание, мистер Долохов. Но я рад, что Вы так трепетно меня ждали… совместно с мистером Мозесом. Ваше требование я выполнил: хвоста за мной не было.

+5

4

Марк выглядел напряжённым и сосредоточенным, этот образ молодого человека навеял на Долохова воспоминания о его собственной молодости. Парень выглядел младше своих лет, даже не смотря на высокий рост и серьёзный взгляд, Антонина было не обмануть. Марк был школьником, слишком молодым и неопытным, чтобы вступать в ряды Пожирателей Смерти. Но приказ Тёмного Лорда был для Долохова законом, если хозяин решил привлечь на свою сторону детей, то так тому и быть. Может, в этом есть план, понятный только Господину? Возможно, он просто не посчитал нужным поделиться с Антонином такими существенными деталями. Но справедливости ради, такое задание  немного задевало достоинство Долохова, он считал себя слишком опытным Пожирателем и куда более умелым волшебником, чтобы играть няньку. Но, конечно, он не мог отказаться, да и у него давно чесались руки, чтобы указать Мозесу на его законное место.
- Моя задержка вполне укладывается в рамки допустимого опоздания на свидание, мистер Долохов. Но я рад, что Вы так трепетно меня ждали… совместно с мистером Мозесом. Ваше требование я выполнил: хвоста за мной не было.
Долохов всё ещё сидел вразвалку в кресле, внимательно изучая своего гостя. Им некуда было спешить, да и вообще Тони никогда не любил браться за дела впопыхах. Он, наконец, встал и стряхнул с мантии осевшую пыль и пепел, теперь ему нужно было разъяснить юному Гринграссу его роль в этом глупом представлении. Долохов помимо того, что никогда никуда не спешил, так он ещё и не любил дешёвые пафосные речи и напыщенные представления. Он просто хотел хорошо сделать своё дело и пойти в бар, чтобы наконец выпить и отдохнуть от последних заданий, которых как назло было слишком много.
Бертран вжался в пол, сейчас он был готов полностью слиться с окружающей обстановкой, да и вообще сделать всё возможное, лишь бы сохранить свою никчёмную жизнь. Антонин будто чуял его страх через всю комнату, от Мозеса несло запахом пыли, спёкшейся крови и пота.
Это мерзкое зрелище хныкающего и грязного мужчины уже успело наскучить Долохову.
- Ну что же начнём. Я не думаю, что нам стоит затягивать с... – Он повернулся к лежащему на полу мужчине и подмигнул ему. Тот, понимая, что расправа над ним совсем близка, пытался выпутаться из наложенных на него пут. Издавая приглушённые хныкающие звуки, Бертан пытался сказать что-то похожее на; «Пожалуйста», «не надо» и «умоляю». Долохов не обратил особого внимания на стенания мужчины, его внимание было устремлено на Марка. Тони было любопытно, как парень отреагирует на человека, буквально умоляющего о пощаде.
Стоит отдать должное, Марк выглядел подобающе молодому чистокровному волшебнику. Всё-таки муштра в чистокровных семьях очень строга и почти всегда самое главное правило – это держать лицо. Увы, таким джентльменским воспитанием Антонин не обладал.
- Задание простое, мистер Гринграсс. – Долохов обошёл молодого человека и встал за его спиной, тем самым открывая ему обзор на Бертрана Мозеса. – Вам нужно убить этого человека.
Антонин навёл на Мозеса свою палочку, из пыльного угла был слышен тихий скулёж. Пусть Марк выглядел уверенным и решительным, но Долохов прекрасно знал, что прячется там, в его голове. Как миллион мыслей роется в голове, буквально причиняя физическую боль, как взбешённое страхом и гонимое адреналином сердце ломает грудную клетку. Тони знал, что нет никакой глупой и напыщенной романтики убийц, он знал это по себе.
Однажды перейдя эту черту, когда ты холодной рукой забираешь человеческую жизнь, то обратной дороги больше нет.
Антонин сам того не желая, вспомнил своё первое убийство, стоит ему закрыть глаза и оно ему видится, преследует его. Словно какое-то видение из прошлой жизни, которое никак нельзя забыть. А бывает такое, что перед сном вспоминаются самые яркие моменты жизни, так если бы Долохов мог приказать себе никогда не спать и не закрывать глаза, чтобы не видеть ту ужасную сцену снова и снова, то он бы это сделал. Но банальная человеческая анатомия не давала ему возможности забыть, пожалуй, самый большой позор его жизни. Антонина уже долгие годы преследует видение его дрожащих рук, испачканных чужой, ещё тёплой кровью, и сердце, словно бившееся где-то высоко в глотке, отдавай тупой болью и мешая дышать. Мерзкое ощущение паники, которая сковывает тяжёлыми путами, и ты ничего не можешь сделать. Просто стоишь и смотришь на обмякшее тело противника, который пытается сделать свой последний вздох.
Антонин опустил палочку и отошёл от парня, эти постоянные вылазки и встречи с потенциальными Пожирателями Смерти утомляли мужчину. Как же хорошо было раньше, когда он мог просто получить список имён и медленно, но чётко и без погрешностей вычёркивать строчки с пергамента. Ему нравилось то, что ему не нужно гадать, что же спрятано там, в черепушке у этого человека? Он просто поднимал палочку, решая тем самым будущее своей жертвы. Тони делал это уже много раз, он привык, давно смирился со своей не самой лёгкой работой. Его совесть уже давно замолчала, и Долохов встречал свою очередную добычу, как рутинную работу, не более. Но это была болезненная трансформация, занявшая у него не один и не два года. Да, может, кошмары его уже давно не мучают, и мужчина научился видеть плюсы даже в своей грязной работе, но ему всё также было неприятно смотреть, как дети буквально идут на смерть. При том на смерть абсолютно бессмысленную, если бы только эти наивные школьники действительно имели цель, кроме как «быть крутым парнем» или пойти по стопам своих родителей, что было ещё более мерзко. Будь у Долохова дети, он бы отправил их так далеко от войны, как только бы смог, но не стал бы тащить их в самое пекло. Революционные мысли? Возможно. Антонин мысленно поблагодарил провидение за отсутствие потомства, которое бы точно усложнило ему жизнь.
Мужчина с тяжестью всего мира на плечах упал в уже такое облюбованное им кресло. Он ещё раз оглядел Марка с ног до головы, мальчик был интересен ему и не похож на других молодых Пожирателей, у него была цель, и это давало надежду Антонину. Возможно, наследник Гринграссов проживёт чуть дольше других наивных, молодых мальчиков, которые буквально бросались под ноги Тёмному Лорду, чтобы заслужить его благосклонность. А может, они так надеялись сохранить свою жизнь? Наивные маленькие дети. 
- Если тебе сложно собраться с духом, то я тебе могу помочь. Это человек – предатель. Он не стоит даже твоего мизинца. – Тони поднял на парня глаза. - Давай же, Гринграсс. Удиви меня!
Эта обстановка навевала на Долохова тяжёлые мысли и от пыли противно свербело в носу, он хотел разделаться с Мозесом скорее, но он не мог торопить Марка. Пусть он вёл себя весьма сдержанно и холодно, но Антонин прекрасно знал, что могло скрываться за этим напускным спокойствием.

+4

5

Удиви меня…
Марка никогда не просили удивлять. Его просили слушаться, выполнять указания родителей, учиться, быть верным семье. Даже просили быть добрым и понимающим, просили любить и уважать. Но удивлять не просили даже в простом понимании, а удивить убийством и подавно. Эти слова Долохова будто пробили всю так тщательно выстраиваемую Марком стену холода и безразличия, эмоции потекли рекой, парню показалось, что сейчас он задрожит от ужаса, вызываемого происходящим. Истерика ни к чему не приведет, он уже не маленький мальчик, он должен быть взрослым мужчиной и делать то, что необходимо. Куда мы влезли, как так вышло? Теперь я понимаю, почему Темный Лорд дает именно такое задание перед принятием метки. Никто не будет убивать просто так, у всех есть причина. По спине побежали мурашки, накатывала паника, убить беззащитного человека, лежащего связанным перед ним, казалось невозможным. Слизеринец сжал руку в кулак, ногтями раздирая ладонь и ощущая появляющуюся под пальцами теплую тягучую влагу даже с некоторой радостью: боль отрезвляла, напоминала, что мыслить нужно рационально, на все, что сейчас последует, Марк решился уже давно.
Долохов хотел увидеть не просто убийство, обычной Авады ему не хватит, он доложит Темному Лорду все, а Марк не хотел испытать на себе недовольство своего будущего Господина так рано. Гринграсс знал все слухи, гуляющие о Долохове, но не верил, что тот может быть действительно таким… маньяком? Ведь Афина переписывалась с ним, значит, он ее чем-то привлек, неужели такой человек может быть достаточно милым, чтобы понравиться сестре? Наверное, если все сложится хорошо (как странно звучит это слово в подобных обстоятельствах), Марку захочется узнать Долохова получше, он явно не так прост, как хочет казаться. Может ли быть такое, что и Гринграсс через какое-то время станет также безразлично относиться к убийствам?
Марк смотрел на пол рядом с диваном, где лежал, издавая непонятные звуки, Мозес. Министерский служащий и шпион Темного Лорда, который не смог выполнить свою работу. Может быть, и Марк скоро будет также валяться в какой-нибудь халупе, ожидая расправы над собой? Темный Лорд не прощает ошибок, а в Гринграссе ощущаются сомнения, их даже Долохов почувствовал и решил по-своему подбодрить парня. Наверное, сейчас не время заглядывать в будущее, и вообще, теперь лучше жить только настоящим.
Гринграсс не планировал делать из убийства представление, не хотел смотреть в глаза жертве, вообще, не собирался думать о том, как живое тело покидает жизнь. Возможно, Марк – трус, он не будет это отрицать, но, если бы не слова Долохова и вероятные последствия неисполнения завуалированного приказа, парень просто бросил бы в Бертрана Аваду и все. Авада – оружие трусов? Хорошо, но показывать храбрость в убийстве? В этом есть неуловимое лицемерие и подмена понятий.
Гринграссу казалось, что, зная причину, по которой Мозес должен умереть, ему будет легче все закончить и выполнить свое задание. В реальности вышло иначе. Перед ним был не просто какой-то абстрактный человек, перед ним лежал министерский служащий со своей историей, абсолютно живое существо, у него, наверняка, есть семья, может, даже дети, жена и родители. И все эти люди станут несчастными всего через пару минут, они будут проклинать убийцу родного человека, будут стараться найти правду, им понадобится много сил и времени, чтобы прийти в себя, если они вообще это сделать смогут. Марк принесет горе в семью, такое же горе, какое сейчас было у Макмилланов. Имеет ли он теперь право им сочувствовать, продолжать с ними дружить, встречаться с сестрой молодого человека Маргарет, когда он ничем не лучше убийцы Морны? Как смотреть им в глаза? Как держать Бет за руку?
Слишком много чувств. Наверное, если было бы какое-нибудь пособие для начинающих убийц, первым там бы значился пункт полного равнодушия к осуществляемым действиям. Марк вспомнил, как умница-сестренка когда-то учила его избавляться от лишних и ненужных эмоций. Эффи знала, что ее непутевый братец гораздо более эмоциональный, чем хочет казаться, также она знала, что Марку часто надо быть выше своих чувств, чтобы делать то, что должно, а не то, что хочется. Что бы он делал в своей жизни без Афины? Правильно, ничего, жизнь была бы совсем иной, не будь Эффи всегда рядом. Поэтому он сейчас и стоит в полуразрушенном домике в Лютном, собираясь убить человека. Кто как не сестра заслуживает счастья и отсутствия на левой руке метки?
Буря эмоций и чувство вины начали отступать, если бы сейчас Марк задумался над своим состоянием, ему бы, наверняка, стало противно от самого себя. Он же не убийца, не бездушная машина. Ему всего семнадцать, он даже Хогвартс еще не окончил, впереди целая жизнь. У него есть все, чтобы быть абсолютно счастливым: друзья, семья, любимая девушка. Но сейчас нужно забыть обо всем, отбросить все свои чувства, остаться равнодушным, холодным, грубым.
Марк выдохнул и приблизился к Бертрану. Тот уже устал мычать и извиваться, кажется, понял, что его судьба решена в любом случае. Просто лежал и смотрел испуганными глазами на Марка.
- Ты давал Лорду обещания, - Марк боялся, что голос дрогнет, но этого, к счастью, не случилось. – И не выполнил их. Предателей нигде не любят. Твоя смерть – не стечение обстоятельств, ты сам себя к ней привел.
Зачем он начал разговаривать с Бертраном? Марк не знал, но это было точно не для попытки очистить собственную совесть объяснениями, что виновата здесь сама жертва, а не убийца. Сейчас ему это уже не нужно, а через некоторое время, когда эмоции и чувства вернутся, он все равно не будет себя оправдывать, это же глупо, в конце концов.
Парень качнул головой, будто прогоняя видение. Все это только отсрочка от повода, по которому они здесь все сегодня собрались. Значит, простого убийства мало? Хорошо. В таком случае Марк должен видеть Антонина, когда все произойдет. Ты хотел удивиться, а я хочу видеть твои глаза, неужели ты испытываешь при виде смерти радость или наслаждение?
Марк провозился не так уж и долго, пытаясь поставить Мозеса на колени, тот уже почти не сопротивлялся. Или просто устал и окончательно принял свою судьбу, Марк не знал. Парень присел за спину Мозеса, схватил его за волосы, поднимая опущенную голову, нагнулся к самому уху Бертрана и прошептал:
- Прости, но у всего есть цена. Я не хотел этого, так вышло. Я тоже отвечу и заплачу свою цену рано или поздно.
Марк поднял глаза на Антонина, прижал палочку к шее предателя и четко, хотя и негромко, произнес:
- Диффиндо!
Кровь хлынула сильнее, чем ожидал парень, рукав быстро пропитался ей и стал противно мокрым. Мозес начал обмякать, держать его за волосы уже было невозможно. Марк встал с колен, доставая чистой рукой из кармана белый накрахмаленный платок. Палочка тоже была в крови. Гринграсс отвел взгляд от Мозеса и протер волшебную палочку, в голове не было ни мыслишки, пустота. И захлебывающийся в собственной крови у его ног служащий Министерства, посмевший предать Темного Лорда.
Марк не спеша закончил свое дело, очистил магией платок, убрал его обратно в карман и нагнулся к уже затихшему Мозесу. Вероятно, просто труп с перерезанным горлом выглядит странно. Тем более труп сотрудника Министерства, найденный в Лютном. Марк полез в карманы Бертрана, доставая мешочек с галеонами, и снял недорогие часы с руки.
- Пусть хотя бы на первый взгляд будет напоминать ограбление, - Марк повернулся к Долохову, объясняя свои действия. А то вдруг подумает, что Гринграсс совсем свихнулся и решил заняться мародерством. Но нет, парень еще не настолько больной. – Так что, я удивил тебя?

Отредактировано Mark Greengrass (05.12.2018 19:33:01)

+7


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q#2. E#3. Инициация