Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » We will be remembered


We will be remembered

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

W E   W I  L L   B E   R E M E M B E R E D

http://s7.uploads.ru/ZiktT.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

Лето-осень 1973г.

James Potter, Sirius Black

Отредактировано Sirius Black (28.10.2018 02:24:29)

0

2

Мантия-невидимка была у отца, сколько Джеймс себя помнил. Когда он был маленький, Флимонт иногда с ее помощью устраивал для сына небольшие «театральные» постановки, и мальчик заливисто хохотал. А по вечерам наступало время Историй. Обычно сказки на ночь читала мама. И то были самые обычные детские сказки: про зайчиху-шутиху, про колдуна и прыгливый горшок, про мохнатое сердце чародея и другие. Папа же укладывал сына спать редко, но такие вечера тот особенно любил. А сказку папа рассказывал одну и ту же - сказку о трёх братьях, которые хотели обмануть смерть. Джеймс обожал эту сказку. То ли дело в том, что именно отец ее рассказывал, то ли дело в его мантии, которая будто сошла со страниц этой истории. Но чем старше мальчик становился, тем больше ему хотелось обладать папиной волшебной вещью. Но мистер Поттер упорно качал головой и говорил, что рано. Вот подрастёт - тогда непременно.
Джеймсу уже было тринадцать лет. Джеймс вполне считал себя взрослым. Он дружит с оборотнем, тренируется стать анимагом, чтобы помочь своему другу. Вполне взрослые поступки. А уж мантия-невидимка была бы им таким подспорьем! Мародеры частенько выходили ночью из спальни - им нужно было тренироваться в анимагии. Ну, и шалить - куда же без этого. Но Филч со своей драной кошкой путали им все карты. Конечно, они нашли несколько тайных ходов и успешно ими пользовались, но некоторые из них явно были известны и школьному завхозу. Как иначе объяснить то, что периодически их ловили, мальчишки не знали.
Этим летом его лучшему другу Сириусу удалось вырваться от своей ненормальной семейки, чтобы хоть какое-то время погостить у Поттеров, чему Джеймс был очень рад. А ещё сегодня родители должны были вернуться только утром - они гостили у каких-то школьных друзей. Так что Поттер и Блэк с чистой душой не спали допоздна, колдовали (спасибо слабому Надзору!) и придумывали невероятные розыгрыши, на которых, кстати, можно было сделать деньги. Например, съешь конфетку и покроешься перьями, классный же розыгрыш! Именно идея возможного бизнеса поглотила умы двух юных проказников, пока они не уснули буквально на середине слова.
Джеймс вдруг проснулся посреди ночи. Он не знал, что его разбудило - он просто вдруг открыл глаза и уставился в потолок, на котором магией были приклеены светящиеся звездочки. Поглазев немного на них, он прислушался к мирному сопению Сириуса, а затем встал и тихонько вышел. Он крался к родительской спальне, чтобы убедиться, что они ещё не вернулись. Нет, никого. Вытерев вдруг вспотевшие ладони о пижамные штаны, Поттер поправил сползающие с носа очки и тихонько пошёл в сторону кабинета отца. Почему он продолжал красться, хотя в доме были только он сам и Сириус, Джеймс не знал. Должно быть, дело в том, что он затеял. Он легко успокоил свою совесть тем, что он вовсе не крадет у собственного отца. Он просто возьмёт посмотреть. Ну, и другу покажет. А потом вернёт на место - папа ничего не заметит даже. И все равно сердце колотилось как бешеное, ладони потели. Но мальчик упорно крался. Мародёр он или не мародёр?! А мародеры не пасуют перед трудностями.
Дверь в кабинет тихонько скрипнула, и Джеймс тенью скользнул внутрь. Свет он зажигать не стал, с обстановкой в кабинете он был отлично знаком, а света полной луны вполне хватало. На миг он остановился у окна, глядя на луну и думая о Ремусе. Как он там? Он волновался за друга. Быстрее бы овладеть анимагией и разделить с ним такие ночи. Страшно представить, как он там один.
Поттер тряхнул головой, отгоняя наваждение. Толку грустить нет, Люпину это не поможет. Лучше вернуться к цели своего визита. И он повернулся к папиному столу и спиной к окну. Рука дрожала, когда он открывал ящик. Сердце колотилось, когда пальцы коснулись струящейся ткани - будто он держал в руках воду. Джеймс почему-то задержал дыхание, набрасывая на себя мантию. Теперь он невидим! Самое время для небольшой шалости. Улыбнувшись, он пошёл обратно в спальню. Конечно, можно было спокойно дойти дотуда и лишь затем надеть мантию, но мальчику хотелось подольше пробыть в ней.
Сириус по-прежнему спал, и Поттер тихонько на цыпочках подобрался к нему. Проверив, что мантия надёжно скрывает его с головы до ног, он громко зашептал:
- Сириус! Сириус! Эй, Блэк, проснись! - постепенно он говорил все громче. Дождавшись, когда друг проснётся и станет подслеповато пялиться в полумрак спальни в поисках своего очкастого будидьника, Джеймс резко сбросил капюшон с головы и крикнул:
- Бу! - после чего с громким хохотом рухнул на кровать Блэка. Точнее рухнула его голова, ведь остальное тело было скрыто мантией. -Видел бы ты своё лицо! - отсмеявшись, Поттер встал с кровати, стягивая с себя серебристую струящуюся ткань. - Крутая вещь? Отцова… - его глаза аж блестели от восторга.

+3

3

Этим летом удалось отпроситься на погостить у Поттеров. Конечно, «отпроситься» - это громкое слово. По факту, Сириус просто поехал к Джеймсу и уже оттуда послал сову родителям с уведомлением, что эти каникулы проведет у друга. Конечно, мадам Блэк отправила письмо с извинениями и предложением немедля забрать самовольно напросившегося первенца. Но, храни Мерлин миссис и мистера Поттера, тут же получила ответное письмо, в котором родители Джеймса написали, что ничего страшного в том, что мальчики проведут лето вместе нет. Если, конечно, родители Сириуса не запланировали ничего заранее. Словом, вместо Сириуса домой вернулся только табель учета успеваемости, а в добавление к письмам о том, что мальчик очень часто пренебрегает правилами школы, письмо от процессора Макгонагалл, где та отметила, что несмотря на дисциплинарные нарушения, Сириус – отнюдь не глуп и за итоговые экзамены получил оценки «хорошо» и по некоторым предметам даже «превосходно».
А потому сегодня Блэк был в очень хорошем расположении духа. И, пообещав родителям друга, что вернувшись домой они застанут мальчишек уже спящими, Сириус как мог старался быть идеальным ребенком. Естественно, стоило только мистеру и миссис Поттер покинуть дом – два мародера не заставили себя долго ждать, тут же нарушив первый запрет – никакого сладкого в постелях. Утащив в комнату Джеймса пакет со сладостями, ребята начали живо обсуждать новые шалости и концепцию будущего мини магазина розыгрышей, выдвигая самые безумные идеи, в числе которых были даже сложно реализуемые (пока что).
Блэк не помнит как провалился в сон, а когда до него донесся голос друга даже попытался отмахнуться, мол, давай уже спать, я устал. Но приятель не унимался и Сириус сонно разлепил глаза, оглядывая комнату. В кровати Джеймса не было и до юного гриффиндорца не сразу дошло что вообще произошло – обладателя голоса нигде не было видно. Мальчишка собирался было уже подняться, как голова Поттера вдруг возникла перед ним буквально из неоткуда.
Лицо удивленно вытягивается – он ведь уже не спит, да? Мотнув головой под хохот второго мародера, первенец Блэков пытается сообразить как такое возможно. Пока сонный мозг, наконец, не вырывает из недр памяти что-то подходящее по свойствам. Но теорию все еще следовало проверить.
- Ух ты! – Воскликнул он, в миг проснувшись и протягивая руку туда где должна была быть шея лучшего друга. Ощутив под пальцами струящую ткань, Сириус заливается смехом.
- Мантия-невидимка! Я видел, как похожие продавали в «Косом переулке». Мама говорила самые хорошие из них служат около года без обновления чар! – Живо отзывается Блэк и уже, казалось бы, готов вскочить с кровати – так ему интересна новая игрушка Джеймса. Мама говорила, что такие мантии не стоят своих денег – найти хорошую достаточно сложно и чары ослабевают слишком быстро. При всем при этом цены на мантии иногда могут казаться баснословными. Но то, что видел Сириус, по его скромному мнению, стоило всех денег мира. Перед ним все еще висела летающая голова его приятеля.
- Твой папа не разозлится? Мне бы не хотелось огорчать твоих родителей… - Опомнившись, с неким сомнением произносит мальчишка и с интересом снова касается мантии. С ума сойти, настоящая мантия-невидимка. Вот он запускает руку под ткань и ладонь исчезает.

+2

4

Конечно, Сириус оценил мантию-невидимку. Мгновенно с него слетели остатки сна, и вот уже глаза горят задорным огнём. Джеймс несколько покровительственно усмехнулся и стянул с себя отцову вещь, давая другу ее изучить. Пока тот наблюдал за исчезновением собственной руки, Поттер зажег ночник у кровати.
- В том-то и дело, Сириус! - возбуждённо проговорил он. Сначала мальчик было сел на кровать, но тут снова подскочил, не в силах совладать с собственными эмоциями. - Мантия была у отца, сколько я себя помню! А до этого она принадлежала его отцу. Она передаётся в нашей семье из поколения в поколение, потом достанется и мне. Она вечная, понимаешь? - Джеймс перешёл на громкий взволнованный шёпот, будто кто-то мог их услышать. Но ведь это Тайна! Прям вот секретная Тайна с большой буквы. Кстати о секретности. Опомнившись, Поттер посерьёзнел. - Только ни-ко-му, Сириус, - по слогам произнёс он.
В своём друге юный гриффиндорец ни на йоту не сомневался, он бы доверил ему не только какую-то там тайну, а свою жизнь. Но озвучить предупреждение стоило. Про мантии-невидимки с временным эффектом он слышал. Их продавали в Косом переулке и, вроде бы, в Хогсмиде. В волшебную деревню разрешено ходить только с третьего курса, так что в этом году узнают. Разумеется, мародеры уже побывали там тайком, ведь хижина, в которой Ремус проводит полнолуния, ведёт как раз в Хогсмид. Бывали они там вне полнолуний, конечно - во всяком случае, пока. Но и вне часы работы магазинов, увы, тоже.
Сириус обеспокоился запретом, на что Джеймс лишь махнул рукой. Если в друге и отключался внутренний мародёр, то именно по отношению к семейству Поттеров. Джеймс не понимал почему, ведь родители приняли лучшего друга сына как родного, но тот все продолжал стараться им понравиться.
- Они вернутся не раньше утра, мы успеем вернуть все на место, - легкомысленно ответил мальчик. - Ну что думаете, господин мародёр? Какую бы шалость нам придумать, как вы считаете? - по губам Поттера скользнула озорная улыбка, а в глазах зажегся тот самый огонёк, после которого Ремус обычно тяжело вздыхал и начинал бубнить про школьные правила - без особой надежды, правда. - Быть может, попугаем соседей? В доме напротив живет Мередит, противная такая девица, в детстве дразнила меня очкариком. Она учится в Шармбатоне.
Поттеры жили в Годриковой впадине - деревушке, сплошь состоявшей из волшебников. Здесь не было места маглам, так что обвинить их в нарушении статуса секретности было бы нельзя. Конечно, ученикам нельзя колдовать вне Хогвартса, но кто узнает, если кругом сплошные волшебники?
- Прикинь, как круто было бы иметь эту мантию в школе? - шепотом проговорил Джеймс, когда они, накрывшись мантией, вышли на улицу. Стояли по-летнему теплые ночи, поэтому мальчики даже не стали одеваться, оставшись в пижамах. Все равно их никто не увидит. - Мы бы куда реже попадались этому Филчу с его драной подружкой.
Но отец упрямо считал, что он еще слишком мал для такого артефакта. Хотя, может тому виной многочисленные письма от профессора МакГонагалл с перечислением сомнительных с точки зрения дисциплины заслуг мародеров в целом и Джеймса Поттера в частности? Но, с другой стороны, декан не могла не отмечать их успехи в учебе. Они схватывали буквально на лету, а уж в трансфигурации и вовсе были лучшими на потоке. Спасибо тайным тренировкам анимагии. Что ж, рано или поздно, мантия достанется и Поттеру. А пока они и без нее могут дел наворотить.

+3

5

У Сириуса мгновенно загорелись глаза - вечная мантия-невидимка. Такое вообще возможно? А вот на просьбу друга никому не рассказывать о столь занятной вещи Блэк реагирует молча вытягивая руку словно ради рукопожатия и, едва Джеймс коснулся ладони мародера, тот начал бормотать заклинание - очередная выдумка компании. Вот теперь Поттер мог быть спокоен за свой секрет. Мальчишка хитро улыбается - разыграть кого-то вне школы? Да это лучшие каникулы в его жизни!
Также несказанно радовала и мысль о том, что их небольшая шалость останется незамеченной. Все таки, мистер и миссис Поттер были очень добры и совершенно отличались от матушки. Если бы он пригласил друга к себе домой на лето - тот бы непременно сбежал через неделю из-за строгой обстановки, которая царила в доме. Мама, даже выражая любовь, предпочитала следовать сухому этикету и этому же старалась научить детей.
В этом же доме все настолько...живо? Тяжело подобрать нужное слово, но "живо" - это именно то, что приходит на ум. И меньше всего Сириусу хотелось, чтобы это была его первый и последний визит в гости к приятелю. А что если ему все таки запретят?
Мысль о неминуемом наказании исчезла так же внезапно, как и пришла, стоило Джеймсу только предложить разыграть соседку напротив.
- Спрашиваешь? Конечно, я в деле! - С готовностью отвечает Блэк и вот мальчишки уже спешат на улицу в пижамах, надежно укутавшись в мантию. Если об этом узнает мама - она будет в бешенстве. Подумать только ее неправильный первенец снова нарушает покой мирного населения. Сейчас ему даже захотелось, чтобы она узнала - просто, чтобы в очередной раз позлить мадам Блэк. Он ведь не такой хороший сын как Регулус и никогда им не станет - так зачем стараться? Тем более, что в отличие от нее, Поттеры к примеру, реагируют на все дисциплинарные нарушения чада реагируют гораздо спокойнее. Интересно, что Джеймс должен сделать, чтобы услышать от родителей "как же ты меня подвел, сын" или "я так разочарована"? И к этому непременно должно добавить холодной взгляд и сжатые от гнева губы. Вот тогда получится прямо-таки матушка.
- А твой папа не разрешит нам взять ее с собой, если мы очень, - он сделал акцент на этом слове. - Хорошо попросим?
Ох, сколько всего можно было бы сделать с мантией! Во-первых, какое это было бы подспорье в их тренировках. Во-вторых, подумать только, без страха покидать башню Гриффиндор и возвращаться. А то этот Филч со своей кошкой словно бы всегда знают где они. Хотелось бы посмотреть на его лицо, когда он в очередной раз вынырнет из-за угла, намереваясь схватить нарушителей спокойствия и останется ни с чем.
Сириус поднимает на друга хитрый взгляд и оба пробираются к дому вышеназванной соседки. Начать можно было с чего-нибудь не слишком серьезного - просто проверить, не подведет ли мантия. Подобравшись к окну из которого струился свет, Блэк улыбаясь прижимает палец к губам, всем своим видом демонстрируя, мол, давай-ка приятель потише, у меня есть гениальная идея.
- Алохомора. - Шепчет юный волшебник, взмахнув палочкой и, когда щеколда оконной рамы открылась, хитро усмехнулся. Дальше оставалось только резко распахнуть окно и, пригнувшись перейти к соседнему окну. Повторить несколько рад, дабы довести всех живущих до икоты постоянно раскрывающимися окнами. И самое главное - не хохотать, иначе их совершенно точно поймают. Хотя, вот сразу за этой мыслью в голову Сириуса пришла идея и, едва только очередное окно распахнулось, Блэк издает вой, старательно подражая Пивзу с его мерзким голоском. Интересно, насколько хорошо у него это выходит?

+2

6

Сириус поспешил принести обет. Не Непреложный, конечно, а их собственный, Мародерский. Они выдумали его специально, чтобы никто не разболтал их секреты. Не то, чтобы кто-то из них не доверял другому. Просто… так же веселее, правда? Джеймс, улыбнувшись, пожал протянутую руку и подождал, пока друг произнесёт формулу. Все же МакГонагалл грех жаловаться, они весьма одаренные для своего возраста волшебники. За их успехи можно было бы и закрыть глаза на их поведение. Они ведь творческие личности, им тесно в оковах правил! Говорят, Мерлин был далеко не образцом хороших манер, а помнят его сейчас как великого мага. Декану Гриффиндора явно следует мыслить шире.
Мальчики выбежали из дома, в чем были, разве что быстро влезли ногами в обувь. Убедившись, что надёжно скрыты мантией-невидимкой, и нигде не свисает чья-то нога или рука, они заспешили по садовой дорожке. Вытащив руку из укрытия невидимости, Поттер тихонько открыл калитку, затем также тихо закрыл ее за ними. Быстро бросив взгляд по сторонам, они направились к дому напротив.
- Нет, я просил, - мотнул головой Джеймс расстроенно. - Он говорит, что я ещё недостаточно взрослый. И что ему самому мантия досталась только после смерти дедушки, - гриффиндорец скривился и обиженно дернул плечами.
Он, конечно, просил. И не один раз, и не два, и не двадцать два. На самом деле, стоило ему только открыть рот, а отец мотал головой, приговаривая: «Нет, Джеймс, докажи мне, что ты взрослый и можешь нести ответственность». Мерлиновы подштанники, ему уже тринадцать! Что ж ему, до самой старости, лет до тридцати, ждать теперь?
Деревенька была небольшой, так что они быстро пересекли улицу, останавливаясь у соседнего дома. Судя по улыбке, у Сириуса явно была Идея, так что Джеймсу оставалось только следовать за ним и старательно зажимать собственный рот рукой в попытках сдержать смех. Одно за другим все окна дома распахивались, без сомнения, будя всех обитателей дома. А вишенкой на торте стал вопль мистера Блэка. Поттер хохотнул, не сдержавшись, но за чьим-то визгом этого было не слышно.
- Тебе стоит взять пару уроков у Пивза, - прошептал он. - Уверен, он не откажется раскрыть твой талант. За несколько навозных бомб. Идём, я знаю, где окно Мередит.
Разумеется, Поттеры бывали у соседей. Да и все жители деревни ходили друг к другу в гости. Все знали каждого. Так что, отойдя от страха, семья Мередит может заподозрить юного сорванца Поттеров, склонного к шалостям чуть ли не с рождения. Но попробуй что-то доказать. Вон мистер Эддисон выглядывает уже из окна, подсвечивая себе палочкой, но ничего же не видит, хотя смотрит прямо на них! Джеймс, конечно, дёрнулся поначалу, инстинктивно желая скрыться, но мантия надежно сковывала его от посторонних глаз.
Конечно, спальня Мередит была на втором этаже, но когда это останавливало истинного мародера? Вообще девушка вряд ли была у себя. Скорее всего, разбуженная шумом, она поспешила под родительское крылышко. Но ее присутствие для задумки Джеймса и не нужно. Оглядев двор при свете луны, он высмотрел подходящую лужицу с грязью - как раз недавно шёл дождь. Достав палочку, он принялся левитировать комки грязи в окно Мередит, художественно размазывая их по стеклу. В идеале запачкать все окно, затемняя комнату, но там как повезёт. Можно рожицу ещё пририсовать.
Закончив с сомнительными малярными работами, мародеры, едва сдерживая смех, покинули гостеприимный двор Эддисонов, напоследок заставив грабли и садовую лейку полетать перед окнами. Конечно, они не пошли сразу в дом. Какой там, когда знакомый азарт бежит по венам. Они ещё пробежались по деревне, оставляя сюрпризы соседям. То фигурки садовых гномов расставить так, будто у тех зреет коварный замысел, то грабли положить на садовую дорожку. В общем, мелко пошалили, но больше никого не будили. Но небо потихоньку начало светлеть, и друзья заспешили домой. В доме Эддисонов все стихло, однако свет ещё горел. Покосившись на их окна, мародеры стянули с себя мантию и, рассмеявшись, стукнулись кулаками.
- Шалость удалась, господин Блэк, - произнёс Джеймс, поворачиваясь ко входной двери в свой дом, но замирая столбом.
- Вы полагаете, господин Поттер? - в тон ему ответил Флимонт Поттер, встречавший сорванцов с весьма суровым выражением лица и скрещёнными на груди руками. Правда, руку он все же протянул сыну раскрытой ладонью наверх. Джеймс же опустил голову, плечи поникли. С трудом сделав последние два шага, словно его ноги вдруг налились свинцом, он вложил мантию-невидимку в протянутую руку отца. - В мой кабинет, живо. Оба, - он посмотрел и на Сириуса поверх стёкол своих очков.
- Отец, Сириус не виноват, - Поттер-младший все же поднял голову, чтобы взглянуть на нависавшего над ним мужчину. - Я забрался в твой кабинет и взял мантию. Сириус не участвовал в этом, - он смотрел прямо в глаза отца. Он побаивался, конечно. Обычно за проделки его журила мать. Она никогда не кричала, могла лишь немного повысить голос. Но все ее проявления родительского воспитания были добрыми и безобидными. Достаточно было увернуться от кухонного полотенца и чмокнуть маму в щеку. Миссис Поттер всегда вздыхала, что сын вьёт из неё веревки. Мистер же Поттер за наказания брался редко, но метко. Он не кричал, не ругался и уж, конечно, не бил сына. Но его строгий спокойный голос и внимательный взгляд поверх очков действовал магически. Джеймс всегда сам признавал вину, объяснял, почему был не прав, и даже сам назначал себе наказание. Вот такаоетродительское волшебство мистера Поттера. -Извини меня. Я больше не возьму ее без спроса.
- Я принимаю твои извинения, но, думаю, мистер Эддисон не согласится с тобой относительно отсутствия вины Сириуса. И, наверное, к нему присоединятся другие наши соседи? - Джеймс мог поклясться, что уголок рта его отца чуть приподнялся на долю секунды в усмешке. - Но не будем же мы стоять на улице. В кабинет. Оба, - Флимонт убрал мантию за пазуху и посторонился, давая мальчикам пройти.
Озорное настроение как ветром сдуло. Вновь поникнув, Джеймс первым вошёл в дом. Конечно, ему было стыдно. Взял вещь отца, ещё и друга втянул. За последнее особенно не по себе. Блэк не причём, но расплачиваться в итоге обоим. Как всегда. Мародеры вместе. Но Поттер все равно ощущал всепоглощающую вину.
Проходя мимо кухни, Джеймс заметил маму, как-то недвусмысленно, держащую в руках сковороду. Видать, на сей раз его провинность на полотенца ее тянет уже. Он ещё сильнее вжал голову в плечи, сворачивая по коридору к отцову кабинету. Ладно, с мамой они с Сириусом легко совладают. Сейчас главное поговорить с отцом.

+3

7

Сколько мальчишки носились от дома к дому, то тут, то там устраивая небольшие подлянки, но теперь уже не пытаясь разбудить соседей, сам Сириус не сказал бы. А вот сон как рукой сняло. И, если сначала он еще зевал и боролся с соблазном вернуться в постель, то сейчас он вовсю веселился. Впрочем, время, как бы не хотелось, не остановилось и, когда небо уже начало светлеть пора было возвращаться.
Ответить другу, что шалость и впрямь удалась, Блэк не успел, застав мистера Поттера дома. Удивительно, что они не бросились на поиски. Хотя, быть может, только собирались и тут же наткнулись на детей. Ох, это нехорошо. Меньше всего ему хотелось ссориться с родителями лучшего друга - они всегда были очень добры.
Но вот мистер Поттер заявил непреклонное - марш в мой кабинет и мальчишки, склонив голову, поплелись по лестнице. О, он знал что делать в таких ситуациях. Дома матушка не скупилась на все вот эти "я так разочарована" и холодный взгляд. Можно даже, пожалуй, сказать, что у старшего сына почти выработался иммунитет. А потом, едва только мистер Поттер отстал, Сириус легко толкает друга плечом.
- Эй, я с тобой. - Едва слышно шепчет он, входя в кабинет и надеясь, что отец приятеля этого не слышал. А вот теперь начинается представление.
Стоило только хозяину дома войти в кабинет, как Блэк напускает на себя максимально серьезный вид, на который только способен тринадцатилетка и, как ему кажется, со всей серьезностью решает таки начать еще до того, как мистер Поттер займет место за столом.
- Сэр, если вы позволите, я сначала хочу кое-что сказать. - Не дожидаясь согласия, Сириус продолжает. - Идти разыгрывать соседей было моей идеей. Кроме того, мы совершенно не подумали о том, что вернувшись, и не застав нас вы, должно быть, забеспокоились.
Блэк поджимает губы, меняя выражением лица на "я очень-очень виноват, простите меня, пожалуйста". Строить раскаивающуюся гримасу он научился давно, спасибо частым тренировкам с мамой. А уж ее не так легко грустной гримасой не проймешь. Стоило бы попытаться с родителями Джеймса.
- Нам очень жаль, что мы заставили вас волноваться. И очень жаль, что не подумав, доставили массу неудобств соседям. Утром мы извинимся и предложим свою помощь. - Медленно произносит Сириус, глядя на мистера Поттера снизу вверх и внимательно следя за его реакцией.
- Но я не могу не отметить, что ваша мантия - крайне уникальна и... - Блэк зажимает рот рукой и пытается прочистить горло, с опозданием понимая, что "никому" относилось, в том числе и к обладателю мантии. Но вот голос неизбежно становится как у мультяшки из маггловских мультиков и наверное язык уже зеленеет. Ох, ну здорово. Теперь ему сутки ходить вот с таким вот голосом и зеленым языком? Надо бы придумать контрчары к их небольшому обету.
- Я хотел сказать, что никому не расскажу о вашей мантии. И сказать, что...удивлен, что такие вещи...существуют. - К концу предложения даже сам Сириус едва не начал хихикать от звука собственного голоса.
Он бросает на друга умоляющий взгляд мол сделай что-нибудь, хотя прекрасно понимает, что тот вряд ли сможет что-то сделать. Это заклинание было придумано общими усилиями, чтобы отбить желание выдавать небольшие секреты друг друга. А значит и контрчар оно иметь не должно - во всяком случае, так второкурсники, изобретая этот маленький обряд считали.

+2

8

Они всегда так делали перед профессорами. Один разливался соловьем, остальные помалкивали. Чаще всего соловьем был именно Блэк, хотя и Поттер, хоть и уступавший другу в красноречии, мог выступить. И главное правило было не лезть, пока говорит другой. И хотя Джеймс хотел взять на себя вину - все же это его отец, теперь он молчал. Инициатива во всем исходила от него: он стащил мантию, он предложил пойти к Мередит. Но лезть сейчас - показать, что Сириус врет. А Поттер лучше схлопочет наказание и никогда в жизни не увидит мантию-невидимку, чем выставит лучшего друга не в лучшем свете. А потому, потупившись, он ждал возможности вставить слово, до этой поры изучая носки своих кед. Те уже были видавшими виды, но нежно любимыми, потому изучать их было интересно. Лучше они, чем тяжелый взгляд отца, который он чувствовал буквально кожей.
Все шло как шло, пока Сириус вдруг не стал говорить таким голосом, будто надышался воздушных шариков на маггловском празднике. Мигом потеряв интерес к своим кедам, Поттер резко повернул голову вбок, что аж в шее чуть хрустнуло. Блэк явно пытался совладать с собственным голосом. Наверняка, открой он рот пошире, можно будет увидеть и зелёный язык. Вот ведь черт. Сначала Джеймс досадливо вздохнул. Надо было придумать не только проклятие, но и контрчары. Но ходить теперь Блэку так целые сутки. Как бы отец не подумал, что над ним издеваются.
Однако спокойно слушать серьезные вещи, говоримые таким голосом, было нельзя, и гриффиндорец, не сдержавшись, хихикнул. Затем, правда, поспешно прикусил собственный кулак, сдерживая рвущийся наружу смех. Весь вид Сириуса излучал беспомощность и досаду, однако он был истинным гриффиндорцем, а потому сдаваться не собирался, упорно продолжая свою речь. Даже смог договорить мысль до конца и не засмеяться.
А ответом ему послужил громкий смех. Оба мальчика замерли, озадаченно глядя на хохотавшего во все горло мистера Поттера, да так, что пришлось снять очки, утирая выступившие слезы. Переглянувшись с другом, Поттер-младший и сам расплылся в широкой улыбке. Как знать, может, пронесёт?
-Это какое-то… проклятие? - с трудом проговорил Флимонт, вздыхая и откидываясь в своём кресле. Бросив очки на стол, он достал из кармана пиджака платок и принялся утирать слезы, периодически нет-нет, да остаточно смеясь.
Новый быстрый обмен взглядами, и Джеймс принимает эстафету, тем более, раз друг временно выбыл.
- Что-то вроде. Проклятие за нарушение слова. Я взял с Сириуса слово, что он никому не скажет про мантию. А он… ну, выходит, нарушил, сказав тебе… - чувствуя, что говорит какую-то ерунду, мальчик сконфуженно запустил руку в волосы, взъерошивая их. Да, до красноречия Блэка ему было далековато, хотя чему-то он у него и успел научиться почти за два года дружбы.
- И кто его придумал? - Флимонт принялся протирать очки, не сводя взгляда с сына. Закончив, он водрузил их на нос и, поставив локти на стол, подался вперёд, внимательно слушая. -И как его снять?
- Мы. Все вместе. Я, Сириус, Ремус и Питер - никогда нельзя было понять, кто истинный автор. Один подавал идею, другой придумывал воплощение, третий «причёсывал», четвёртый пробовал и претворял в жизнь. И так во всем. Поэтому все их разработки одинаково принадлежали всем четверым. - Никак не снять. Оно само пройдёт через сутки. Язык, может, чуть быстрее пройдёт…
Поттер замолчал, поскольку отец заинтересовался, что ещё входит в их проклятие. Он просил Блэка сказать пару фраз и показать язык. Казалось, все забыли уже истинную причину визита. Вот только сам Джеймс себя ощущал неловко. Он немного помолчал, давая отцу возможность получить ответы на все интересующие его вопросы, но затем сделал шаг к столу.
- Папа, я признаю мою… нашу ошибку. Мне не стоило без спроса брать твою вещь. Утром мы извинимся перед Эддисонами и почистим окно Мередит. И, конечно, исправим то, что сделали у других соседей. Также я готов понести твоё наказание за кражу, но тут Сириус не причём. Он ждал меня в спальне. И я… я обещаю никогда не брать больше мантию и не спрашивать, когда ты мне ее отдашь, - последнее пообещать было сложнее всего. Что такое извиниться с талантом Сириуса говорить… а, ну да. Говорить, кажется, придётся ему. Ладно, чуть сложнее. Ну, а окно и вовсе ерунда, даже если отец скажет мыть его без магии. Вон как сияет зал наград их усилиями. Если вдруг не сложится карьера после Хогвартса, всегда можно пойти в уборщики.
- Что ж… - протянул мистер Поттер, ставя ладони домиком. - Я полагаю, Сириус своё наказание уже получил, - на этих словах глаза Флимонта блеснули за стёклами очков, - так что будет честно, если окно Мередит ты почистишь один. Без магии, конечно, ведь вам нельзя колдовать вне школы, несколько я помню. И когда закончите со всем, что вы пообещали сделать, зайди ко мне, Джеймс, я скажу тебе твоё наказание за кражу. А сейчас идите. Думаю, вам стоит набраться сил за завтраком. День сегодня долгий, а поспать этой ночью вам не удалось, я думаю…
Покивав, оба мальчика вышли из кабинета и, отчаянно зевая, побрели на кухню. Конечно, мистер Поттер не стал отбирать у них палочки, как делали профессора на наказаниях, но Джеймс и не планировал нарушать данное честное слово.
- Надо что ль точнее формулировать обет, - проговорил он, покосившись на друга.
Но в целом, все прошло нормально. Осталось пережить миссис Поттер и ее сковородку. На фоне этого извинения перед половиной деревни сущая безделица.

+2

9

Сириус подчинился, сначала пробормотав что-то вроде "чтоб я еще хоть раз дал Джеймсу такой обет" и показал язык, надеясь, что мистер Поттер придумает как снять неприятные последствия их небольшого договора. Дома бы все закончилось именно так - строгий холодный взгляд, снятие чар и какое-нибудь наказание вроде лишения палочки. Что для Блэка, к слову, было крайне неприятным наказанием. Запрет на колдовство вне стен школы никак не отследить в родовом гнезде, а вот без палочки он чувствовал себя как без рук. Даже, чтобы налить себе воды приходилось вставать и руками наливать воду из графина или звать домовика.
Но нет, удовлетворившись осмотром, мистер Поттер выдал свое заключение, что наказание и так получено и ходить теперь Блэку вот так целый день. Хорошо хоть сразу отказались от не останавливающейся икоты.
На предложение точнее формулировать обет гриффиндорец строит гримасу.
- Ты так думаешь? А по моему все прекрасно работает. - Шепчет он приятелю, наивно надеясь, что перейдя на шепот, голос перестанет казаться таким смешным. И, конечно же, эта прекрасная идея не сработала, а потом на кухню мальчишка вошел с глуповатой улыбкой и замер.
Правила этикета предписывали как минимум поздороваться - если извиниться мог и Джеймс, то как минимум поприветствовать должен был и Сириус, в том числе.
- Доброго утра, миссис Поттер. - Бормочет Блэк, стараясь не согнуться в очередном приступе смеха. Миссис Поттер по началу юмора не оценила и награждает обоих мальчишек строгим взглядом снизу вверх, протирая уже блестящую сковороду, видимо в попытке успокоиться.
- Вы хоть представляете как я испугалась?! Поднимаюсь в комнату, а там и след простыл! - Возмущенно вздыхает женщина и снова принимается усиленно полировать кухонную утварь. - Взять мантию отца! А если бы что-то случилось?!
Блэк садится за стол и опускает голову. Вот сейчас ему стало по-настоящему стыдно. Он очень не хотел доставлять родителям друга лишние хлопоты и невольно стал причиной переживаний мамы Джеймса.
Мальчишка бросает на приятеля беглый взгляд и снова разворачивает к хозяйке дома.
- Миссис Поттер, мы просто неудачно пошутили... - Попытался оправдаться он и снова поймал полный сомнения взгляд женщины. - Это...побочный эффект нашего маленького обета. Если кто-то раскрывает тайну, которую обещал никому не рассказывать, его голос становится...таким и зеленеет язык.
Сейчас это уже звучало не так весело, а мама Джеймса и вовсе была слишком занята переживаниями и только одной ей известными мыслями о том, что могло произойти с детьми в их отсутствие. На улице. Ночью.
- Ну и выдумщики. - Всплеснула руками она, все таки ставя сковороду на плиту. - Не смейте нас больше так пугать. И в первую очередь это относится к тебе, молодой человек.
Женщина через плечо бросает беглый взгляд на сына и губы ее трогает улыбка как только Сириус живо кивает головой, решив, что сегодня ему стоит побольше молчать. Ох, это будет тяжелый день. Но лучше уж помалкивать, чем хихикать от каждого слова и потом заливаться хохотом от звука собственного голоса и смеха.

+2

10

Мама ожидаемо не стала смеяться над голосом Сириуса, лишь качала головой и причитала. Но с мамой проще. С мамой есть беспроигрышный способ действия. Подождав, пока она отвлечется на пострадавшего Блэка, он обнял её со спины и звучно чмокнул в щеку.
- Мамочка, я тебя так люблю! - подобострастно заявил он. - А что на завтрак? Я готов сожрать жареного гипогрифа, такой я голодный! - отпустив миссис Поттер, он заглянул из-под ее руки на плиту. Выхватив блинчик, он тут же получил шлепок по руке, а затем и вовсе с хохотом принялся уворачиваться от кухонного полотенца, которым мать решила огреть его пониже спины.
- Джеймс Поттер, ты меня в могилу сведёшь, негодный мальчишка! - прикрикнула Юфимия, всплеснув руками. Она часто говорит, что сын сведёт ее в могилу. Это ее любимая присказка. Но в чем огромный плюс мамы - быстро выплеснув гнев, она все прощает. Да и как не простить, когда любимый долгожданный сын признаётся в любви, а его друг очаровательный и воспитанный молодой человек, покоряет своей вежливостью и лёгкостью нрава. Поэтому женщина качает головой и улыбается. - Садитесь завтракать. Твой отец, Джеймс, наверняка нашёл вам занятие на весь день, так что вам понадобится много сил.
Миссис Поттер кладёт им полные тарелки с любовью приготовленного завтрака. Проходя мимо мальчишек, она каждому приглаживает волосы и дарит легкий поцелуй в макушку.
- Мы больше так не будем, мам,- улыбается Джеймс, набивая полный рот еды. Поймав взгляд Сириуса, он подмигивает ему. Ну да, так они больше не будут, но есть столько прекрасных способов пошалить.
Они только начали есть, когда к столу спустился и мистер Поттер. Завтрак прошёл в обычной лёгкой атмосфере, только иногда за столом случался взрыв хохота после редких слов Сириуса. Он явно поставил себе цель молчать, но молчащий Блэк - это почти так же нереально, как помывший голову Нюниус.
Позавтракав, они пошли на «отработку». Первым делом, конечно, зашли к Эддисонам, где Джеймс старательно извинялся, делая большие оленьи глаза и скромно ковыряя носком кеда землю. Главное не смотреть на Мередит, та явно наслаждалась минутой унижения мародеров. Дальнейшее мытьё ее окна было, пожалуй, самой неприятной частью. Поттер, памятуя об обещании отцу, взялся за дело руками, не принимая помощь друга. Но Мередит сидела рядом и комментировала все. Гриффиндорец закусывал губу и молчал. Он не позволит какой-то девице испортить себе настроение. И в том, что в ее вазочке с конфетами случайно появились парочка новых разработок мародеров, а в волосах вместо несколько прядей волос куриные перья, определенно, нет его вины. Это, должно быть, провидение какое, право слово!
Извинения перед остальными соседями и вовсе было приятной прогулкой. Большинство из них или не заметили мелких шалостей, или не придали особого значения. Так что домой мальчики возвращались, хоть и отчаянно зевая от усталости, но с хорошим настроением и полными карманами конфет.
Хотелось рухнуть лицом в подушку и задремать, но Джеймс ещё должен был пойти к отцу. Так что, оставив Сириуса в спальне и с тоской посмотрев на свою кровать, он поплёлся вниз.
- Мы все сделали, пап, - сообщил мальчик, просовывая голову в дверь и от души надеясь, что отец занят, и они поговорят попозже на выспавшуюся голову.
- Проходи, Джеймс. Садись, -  тихонько вздохнув, гриффиндорец зашёл и, закрыв за собой дверь, сел на свободный стул. Флимонт какое-то время молчал, смотря куда-то в пространство и собираясь с мыслями. Молчал и его сын, пялясь в окно и засыпая с открытыми глазами. - Джеймс, - наконец, подал голос мужчина. Он снял очки и устало потёр переносицу. Ну да, родители ж тоже не спали особо, а вместо отдыха они им подсунули вот это все. Кольнуло чувство вины. Мальчик запустил руку в волосы, опуская взгляд. - Меня, конечно, порой огорчает твоё поведение. Довольно часто, признаюсь. Все эти письма от твоего декана, а теперь ещё и выходка с мантией… - с каждым его словом Джеймс все ниже опускал голову. - Но есть то, что заставляет меня гордится тобой. Помимо учебы - мы оба знаем, ты можешь лучше. Ты умеешь нести ответственность за свои и чужие поступки, и я рад, что ты развил это качество в себе. Кроме того, я рад, что ты нашел себе такого друга. Поэтому… - сделав паузу, мистер Поттер открыл ящик стола и достал мантию-невидимку. Не колеблясь, он положил свёрток на стол и придвинул к краю со стороны сына. - Надеюсь, ты не подумаешь, что это поощрение вашим проделкам, - торопливо добавил волшебник, а Поттер младший, то ли подозревая розыгрыш, то ли просто не веря своему счастью, поднял голову, попеременно глядя тонна мантию, то на отца. - Ты взрослее, чем кажешься. Надеюсь, ты не заставишь меня пожалеть об этом?
-Ты серьёзно? - подскочил Джеймс, снося при этом стул. От волнения голос аж сорвался на какой-то писк, и мальчик кашлянул. Не решаясь схватить мантию, он лишь коснулся ее, но потом оббежал стол и крепко обнял отца, сбивая с него очки. - Спасибо, папа! - быстрым движением поправив собственные, он схватил мантию и прижал к груди, будто опасаясь, что Флимонт передумает.
- Ты же понимаешь, что одна оплошность, и я…
- Да, пап, я все понимаю! Спасибо, спасибо! - мальчик слушал вполуха, а потом и вовсе вылетел из кабинета с воплем: «Сириус!»
-О мантии никто не должен знать, Джеймс! - вслед крикнул мужчина. - Мальчишка…
А означенный мальчишка уже влетал в спальню с дикими воплями. Не в силах справиться со своими эмоциями он просто сунул другу мантию.
- Вот. Отец отдал, - отдышавшись, он рухнул на кровать и счастливо улыбнулся.

+2

11

Уставшие, но, кажется, всё-таки довольные мальчишки вернулись домой. И пусть Сириусу стоило больших трудов свести разговоры к минимуму, а каждый раз, когда он все таки открывал рот, встречал сначала обеспокоенный вопрос все ли в порядке, затем, услышав отговорку, что они с Джеймсом просто распаковали посылку от Питера, который привез из Европы какие-то интересные сладости, меняли гнев на милость и даже старательно сдерживали улыбку. А потом награждали хулиганов конфетами. Которые Блэк например набрал целые карманы, но ни к одной не притронулся. Надо бы придумать как наложить чары на сладости. А потом кому-нибудь подсунуть. Правда, видно уже не у Поттеров. Не хватало еще сильнее расстроить родителей Джеймса – они же вовсе перестанут его приглашать!
Словом, когда, наконец, поужинав, Сириус увидел постель, он был готов рухнуть на нее прямо в одежде. Он бы так и сделал, если бы не сомнительная перспектива быть разбуженным просьбой переодеться. Друг ушел на серьезный разговор с отцом и, хотя за приятеля Блэк волновался, сил почти не осталось. Он кое-как переоделся в пижаму, неправильно застегнув несколько пуговиц, но совсем не обращая на это внимания, сел на кровать и зевая принялся ждать возвращения Джеймса.
Ждать пришлось недолго. Во всяком случае, Блэку так показалось. В него прилетел свёрток и мальчишка едва не подскочил на кровати. Кажется, он провалился в сон пока ждал возвращения лучшего друга. Сириус аккуратно запускает руку внутрь свертка и обнаруживает под пальцами струящуюся ткань. Не может быть! Мальчишка с сомнением смотрит на друга – может, это шутка?
- И мы что, сможем ее взять в школу? – Пытаясь побороть зевок спрашивает он, недоверчиво ощупывая ткань. Заметно оживившись от мысли, что столь полезную вещь можно взять в школу, гриффиндорец вскакивает с кровати. – У тебя такие крутые родители, Джеймс! Ты представляешь, что мы с ней сможем сделать?
Ох, как здорово будет, наконец, покидать башню без страха перед этим назойливым завхозом. А его кошка! Кошки ведь не могут видеть кто скрыт под мантией? На самом деле, Сириус бы не удивился, окажись у любимицы Филча в родословной пара жмыров. Уж больно она умная. Словом, всего одна новость и мародеры уже с нетерпением ждут начала учебного года.

Гостить все лето у Поттеров не получилось и, получив от мамы письмо с требованием явиться домой, Блэк все таки прощается с другом и его гостеприимной семьёй и встречает Джеймса уже только в Хогвартс-экспрессе. Тут же вспоминает о его мантии и хитрая ухмылка не сходит с лица мальчика весь вечер. Но он старательно делает вид, что причина веселья – возвращение в школу. Столь любимую школу. ДЖЕЙМС НУ ЧТО ТЫ ЖДЕШЬ, БЕРИ МАНТИЮ, ПОЙДЕМ ПРОВЕРИМ ЕЕ В ДЕЛЕ НА ЗАВХОЗЕ!
Самоконтроля Блэку хватает ровно до отбоя. О мантии Поттер помалкивал и Сириус данного ранее слова не нарушал. Однако, едва заслышав сонное сопение Питера, мародер вылезает из кровати и едва касается плеча Джеймса. Ох, хоть бы он не спал. Как же хочется проверить мантию прямо сейчас. Остается только надеяться, что у лучшего друга те же мысли. Хоть бы мантия здесь работала.
Сириус не очень хорошо разбирался в мантиях-невидимках, но вот в том, что школа чародейства и волшебства пронизана магией он не сомневался – что если здесь подарок мистера Поттера работать не будет? Как раз для таких вот случаев, чтобы ученики не довели завхоза до икоты?

+2

12

К сожалению, Сириуса вскоре заставили вернуться домой, так что на каникулах им больше пошалить не удалось. Хотя, на самом деле, он бы и не решился. Теперь когда в чемодане со школьными вещами, так толком с июня и неразобранном, лежала заботливо свернутая мантия-невидимка, Джеймс вел себя как образцово-показательный сын. Мама даже забеспокоилась, здоров ли он, только отец многозначительно усмехался. Да, мальчик панически боялся, что папа передумает и заберет свою мантию обратно, а потому старался лишний раз не раздражать его. А потому август был самым скучным в его жизни. Он лениво бродил по дому, изредка гуляя с местными своими приятелями. Он помогал маме, если та просила о помощи. От безделья он даже пролистал учебники за третий курс, Мерлиновы панталоны! Знала бы кошка МакГонагалл, ее бы удар хватил. Чуть больше внимания он уделил книге по анимагии, которую они тайком купили в прошлом году, заказав совиной почтой, и теперь по очереди читали. Сейчас был черед Поттера, и он внимательно изучил обряд, предшествующий превращению, чуть морщась местами. Да, все оказалось не так просто, как им казалось в начале. И дело не только в многолетних тренировках, но еще и в этом. Корень мандрагоры держать во рту месяц? А как есть? А спать? А есть?! Или это уже было… А вдруг он выпадет изо рта во сне, это же все по новой начинать. А потом полнолуние, а не ясная ночь. И все по новой. Но мальчик лишь подпрыгивал на месте от предвкушения. Ему не терпелось уже перейти к этой части, ведь потом он узнает животное, в которое будет обращаться! Ни на миг не возникло желание передумать и дать заднюю. Они хотели помочь другу. Да и что там скрывать, быть анимагом - это так круто! Быстрее бы узнать свою форму. Он бы хотел быть каким-нибудь здоровым хищником. Какой-нибудь тигр, здорово же!
Так или иначе, от скуки в течение почти месяца Джеймс едва не сошел с ума, с трудом дотерпев до первого сентября. А уж всю дорогу в поезде и церемонию распределения он едва не выл от предвкушения. Мантия-невидимка, казалось, прожигала его чемодан насквозь. Ремусу и Питеру он пока ничего не говорил, Сириус ожидаемо молчал тоже, явно не желая в первый же учебный день расхаживать с зеленым языком и дурацким голосом. Сам же Поттер хотел сначала испытать мантию в деле в школе. А уж завтра они все расскажут друзьям. Не забыть только снять обет с Блэка.
Не терпелось, похоже, не только ему. Когда с отбоя прошло некоторое время, и со стороны кроватей Люпина и Петтигрю послышалось сонное сопение, его плеча коснулась рука лучшего друга, и Джеймс распахнул глаза. Прижав указательный палец к губам, он лег на живот, наклоняясь к валявшемуся у кровати чемодану. Покопавшись в нем, он извлек мантию-невидимку и прижал к себе. Сердце колотилось как бешеное, заходясь в предвкушении приключений. Целый месяц бездействия и отсутствия шалостей. Да Поттер едва не спятил! Знакомый привкус адреналина заставлял куда-то бежать и что-то делать. Главное сдерживаться, а то понесется по темным хогвартским коридорам с дикими воплями радости.
Так и не обменявшись ни словом, мальчики вышли из спальни и, набросив на себя мантию, тихонько спустились в гостиную. Четкого плана действий у гриффиндорца не было, но они довольно часто отдавались влиянию момента. Сейчас главное проверить мантию в деле и убедиться, что с ней лучше, чем без нее. Это просто тестовая вылазка. Наверняка завхоз и не ждет их сегодня. Ночь с первого на второе сентября в школе самая тихая, потому что мародеры, утомленные дорогой, встречей и сытным ужином дрыхнут без задних ног.
- Думаю, проще всего пошуметь, чтобы Филч сам к нам прибежал, - на ухо Сириусу прошептал Джеймс. Они замерли в одном из коридоров, и мальчик заозирался, пытаясь вспомнить, где тут тайный проход. - Блин, где тот гобелен с этим гоблином, за которым ход? Вот бы карту со всеми этими проходами, вечно я путаюсь…
Разобравшись с вероятным путем отступления, Поттер высунул из-под мантии руку с волшебной палочкой и прошептал заклинание, из-за которого один из доспехов начал танцевать, производя оглушительные звуки. Гриффиндорцы затихли под мантией.

+3

13

Как и ожидалось, лучший друг не спал. За пару лет знакомства Сириус уже уяснил, что если Джеймс уснул - быстро разбудить его сможет разве что ледяная вода или волшебные слова "тренировка по квиддичу", действующие на спящего приятеля лучше любого заклинания. Мальчишки выбрались из спальни и, когда доспех принялся отплясывать, громко лязгая, наверное, на весь замок, Сириус прыснул со смеху и тут же зажал рот рукой. Мантия ведь делает их только невидимыми - звуки по-прежнему прекрасно слышны. А значит, надо помалкивать. На громогласный шум первым явились Пивз и кошка. Полтергейст, завис прям над головой мальчишек, окинув помещение недоверчивым взглядом, после чего закатился хохотом, тыкая в доспех пальцем.
Кошка же смотрела прямо на Блэка и мальчишка готов был поклясться она его видит и смотрит прямо ему в глаза. Очень хотелось поделиться своим наблюдением с Джеймсом, но вокруг слишком много случайных зрителей. Остается только побороть желание попятиться от пронизывающего взгляда кошачьих глаз. Самое главное, чтобы Филч ничего не заподозрил. Его кошка ведь не умеет говорить, правда?
- Что это ты тут опять устроил?! - Гаркнул завхоз, глядя на школьное воплощение хаоса, на что тот делает наигранно обиженную физиономию, а затем, показав язык, улетел в коридор. Филч пронесся мимо, гроза нажаловаться директору и напрочь не замечая мальчишек, скрытых мантией. Кажется, работает эта замечательная вещица прекрасно. Кошка же, с минуту погипнотизировав мальчишек под мантией, все таки тоже удалилась вслед за хозяином.
Подумать только, мантия и впрямь работает! Решив таки не искушать судьбу, Блэк потянул приятеля за собой обратно в сторону входа в башню Гриффиндора - как же не терпелось поделиться впечатлениями! Не хотелось бы попасться с мантией в руках, а если они начнут прямо здесь переговариваться - Филч с компанией может вернуться если услышит шум.
Разбудив даму на портрете у входа и все таки вернувшись в уютную и знакомую гостиную, Блэк нетерпеливо вынырнул из-под мантии и плюхнулся в кресло. Сон и усталость как рукой сняло, ему совершенно не хотелось возвращаться в кровать. Да и как тут можно заснуть, если голова буквально разрывается от идей что можно сделать с такой мантией.
- Ты прав. - Взгляд падает на стол, на котором кто-то из первокурсников забыл карту и замка и Сириус тут же хватает пергамент торжественно вручая его приятелю. - Нам нужна карта. Но не такая...нужно отметить тайные ходы. Все, которые сможем найти. И, наверное...как-то скрыть карту на случай, если нас застукают... Можно проникнуть в комнату Филча и стащить его расписание дел, я видел у него на столе журнал с почасовым расписанием дежурств на неделю. Так мы будем знать где он почти в любое время. А эта...вещица станет дополнительной гарантией на случай, если пересечемся с кем-то из учителей или приведений. Или кошкой. Хотя готов поклясться, она смотрела так, будто видела нас!
Гриффиндорец только что не прыгал на месте. Не осталось и следа от усталости, которую он так старательно изображал лишь бы поскорее забраться в кровать и убедить всех однокурсников в том, что дорога в этот раз далась тяжело.
- Мы ведь можем и карту окрестностей нарисовать, теперь нам будет легко выйти из замка и вернуться! - С жаром выдыхает Сириус, но все еще продолжает шептать, боясь, что их подслушают. Не хотелось бы, чтобы кто-то донес на них декану раньше времени.

Отредактировано Sirius Black (06.11.2018 13:56:52)

+2

14

Все прошло даже лучше, чем рассчитывал Джеймс. Очень вовремя появился Пивз, ржущий над их выходкой, так что запыхавшемуся от быстрого бега завхозу не надо было и думать над тем, кто виновен в проделке. Полтергейст, стоит отдать ему должное, не стал оправдываться и доказывать на весь Хогвартс свою невиновность, а с улюлюканьем полетел по коридорам, выкрикивая обидные частушки собственного сочинения. Только вот кошку, как оказалось, провести было сложнее. Она еще некоторое время стояла, задумчиво поводя хвостом из стороны в сторону, принюхиваясь и не сводя внимательного взгляда желтых глаз с места, где спрятались два третьекурсника. Гриффиндорцы замерли под мантией, боясь лишний раз вздохнуть, но кошка, мяукнув, поспешила за Филчем, и от сердца сразу отлегло. Учуяла она их по запаху, что ли? Или что услышала? В конце концов, мантия только скрывала от посторонних глаз, а не помогала им исчезнуть вовсе.
Решив больше не испытывать судьбу этой ночью, да и чувствуя все же некую усталость, мальчики поспешили обратно в гостиную. Мантию они сняли только перед портретом Полной Дамы, которая пожурила их за ночные блуждания, но впустила. Можно подумать, им впервой.
Поттер и Блэк попадали в кресло у камина, слишком взбудораженные вылазкой, чтобы сразу ложиться спать. Сияя как начищенный галеон, Джеймс бережно сложил драгоценную мантию, чтобы убрать затем за пазуху. Конечно, сказки - это просто сказки. Но ему нравилось думать, что его мантия - та самая, из папиных историй про трех братьев. Конечно, другу он рассказывать этого не стал. Им же не по семь лет, начнет еще подкалывать.
Спать не хотелось абсолютно, хотя в теле и была легкая усталость, да еще чувствовался азарт от возможной перспективы быть пойманными. А уж когда Сириус начал делиться своими мыслями, то остатки сна и вовсе улетучились в ночной мрак.
- Можно придумать какой-то пароль. Тогда никто, кроме нас, не сможет ее открыть, - продолжил Джеймс. Глаза за стеклами очков заблестели. Всего первое сентября, а мародеры уже в деле. И это вам не бомбы-вонючки над входом в гостиную слизеринцев, это что-то глобальное! - Было бы круто, если бы мы видели Филча на этой карте… Да и вообще всех, - добавил он задумчиво. Они всегда так работали. Кто-то один подавал идею, другой ее развивал. А Ремус потом выступал критиком и голосом рассудка. Идеальная команда.
- А представь, когда мы закончим… с нашим проектом, - столь же эмоционально ответил Поттер. Несмотря на то, что в гостиной они были одни, светить своими тренировками анимагии не следовало. Это было их Самым Главным Секретом номер два - после пушистой проблемы Люпина, понятное дело. Пожалуй, мантию-невидимку, можно было бы записать под номером три. - Только представь, какие возможности исследования открываются! По школе с мантией, по территории… просто гуляя!
Джеймс настолько загорелся этой идеей, что был готов что-то делать уже сейчас. Куда-то бежать, зарисовывать те ходы, что он помнил. Конечно, не стоило пороть горячку. И вообще лучше подождать остальных - они наверняка смогут подать стоящие идеи. Да и про мантию им следовало рассказать.
- О, и на карте можно сделать подсказки по паролям к тем ходам, где они нужны. А то, ты же знаешь, Питер вечно их путает, - эта карта станет их детищем, которое по праву можно будет передать потомкам. Конечно, их дети непременно будут дружить и проказничать вместе, совсем, как их отцы. Будущим нарушителям школьного спокойствия такая вещица пригодится. - Назовем ее картой мародеров? - подмигнул Поттер. Их прозвище было свежим - профессор МакГонагалл назвала их так в прошлом учебном году, выговаривая за очередную шалость перед их наказанием. Ребятам понравилось, так и прилипло. А постепенно и остальные ученики подхватили прозвище.

+2

15

У гриффиндорца горели глаза. Идея с картой - потрясная, надо только придумать как реализовать. Да и...Джеймс прав, видеть всех остальных - было бы хорошим подспорьем. Даже днем, чтобы лишний раз не натыкаться на декана, которая так старательно теперь присматривает за неусидчивой компанией. Плюс...имея на руках что-то подобное...ох, в школе больше никому покоя не будет. Особенно слизеринцам в их подземелье - можно ведь будет найти теперь вход в их общежитие и устроить веселую жизнь змеиному факультету. Осталось дело за малым - исполнением. Судя по тому, с каким интересом на него смотрел приятель - идея определенно должна быть воплощена в жизнь и оба гриффиндорца горят желанием ее реализовать. Помнится, когда он гостил с родителями и братом у...кажется это были деловые партнеры отца...Сириус сейчас даже не скажет сколько ему было лет. Но одно он очень хорошо запомнил в том доме: забавную, как ему тогда показалось, игрушку. На стене были закреплены колдографии с членами семьи и под ними красовались золотистые буквы "дома".
- Слушай, я помню как-то в отпуске с родителями видел что-то похожее на следящие чары. Можно было узнать кто и где находится...а раз такие чары есть, мы можем их усовершенствовать! - Озаряет Блэка и тот, не выдерживая, вскакивает с кресла, а поймав себя на том, что говорит слишком громко даже для гостиной гриффиндора, снова переходит на шепот. - Надо будет спросить у Ремуса. Он ведь сутками сидит в библиотеке, должен знать, есть ли что-то подходящее. По идее, достаточно просто использовать такое заклинание в коридорах. Оно будет обнаруживать находящегося там человека и отражать на карте. Но сначала нам придется нарисовать полную карту, полагаю. А уже потом думать над следящими чарами. Может, вместо рисунка...стены сделаем из слов? Будет очень удобно у тайных проходов и даже если ее получить кто-то чужой - не сразу поймет как открывается тайный проход или где он находится. А мы сможем легко ориентироваться.
Первенец издает тихий смешок и тут же напускает на себя максимально важный вид, кланяется Поттеру только что не в пол и немедля изрекает - Джентльмены, мы рады представить вам "Карту Мародеров"! Мне нравится, хорошо звучит. Декан с ума сойдет если узнает. Хотя она и так не в восторге, что нам так понравилось ее прозвище. Того и гляди на квиддиче будут вопить не "Гриффиндор вперед" а "Мародеры всех порвут".
Сириус, усмехаясь, зевает, многозначительно кивая на лестницу наверх, не спрашивая когда Джеймс расскажет им про мантию, но именно это подразумевая. Ремус и Питер, естественно, не в курсе всей затеи с мантией и картой. Однако, мантия кажется достаточно большой, чтобы все четверо укрылись под ней. Если, конечно, Петтигрю перестанет налегать на десерты за ужином.
- Надо будет утром поделиться идеей с ними. Может, чего дельного предложат. - Еще зевок. Настолько захваченный их небольшим приключением, Блэк и не подозревал насколько по-настоящему устал после дороги. От Поттеров добираться до вокзала было сложнее и дольше, в поезде толком не удалось отдохнуть из-за ноющего желания спросить у лучшего друга взял ли тот мантию и собирается ли он ее испробовать в первый же день. - Предлагаю доспать что осталось а завтра поговорить с Ремусом и Питером насчет карты.

+2


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » We will be remembered