Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » I want to believe you


I want to believe you

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

I want to believe you

Ворона грязью перемажет крылья —
Никто и не заметит всё равно,
А лебедь, несмотря на все усилья,
Отмыть не сможет с белизны пятно…

https://a.radikal.ru/a06/1810/1a/8c168e7b1c82.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

апрель 1978 года. Малфой-мэнор

Scarlett Selwyn & Antonin Dolohov

Есть встречи, которые не должны были произойти, ведь последствия их могут быть непредсказуемы.

Отредактировано Scarlett Selwyn (14.10.2018 14:20:14)

0

2

Миссис Селвин любила читать и не чуралась произведений магглов. Одним из любимых ее писателей был Уильям Шекспир. Порой она даже задумавалась, а не обладал ли он какой магической силой? В произведениях поэта она не раз находила интересные сцены, подходящие под определенные отрезки ее жизни. Нынешнее время Скарлетт охарактеризовала бы так - Пир во время чумы. За стенами родовых поместий благородных семейств происходили странные события, кажущиеся абсолютно неуместными в такое время. Магический мир полнился разными слухами. И все они были темны. Предрекали разное, но ни в одном из пророчеств не было слов о спокойном мире. Но высший свет этого, кажется, совершенно не волновало. Приём за приемом, маскарады и балы. Шампанское рекой, дорогие платья и роскошные украшения на присутствующих дам. Став старше и окунувшись с головой в такую жизнь, Скарлетт подмечала, что чистота крови зачастую идет рука об руку с внешней красотою. Их выделяли не только манеры, но и нежная бледная кожа, шелковые волосы различных оттенков от иссиня-черного до платиново-белого, четкие черты лица и, пожалуй, самое главное, взгляд. Взгляд аристократов, знающих кто они, и чего стоят. Власть, состояние, превосходство. Этому нельзя было научиться, приобрести, только впитать с молоком матери. Знать с детства, что ты лучший, что ты выше остальных. Опьяняющее чувство. Это совершенно иной мир, совершенно иных волшебников, вход куда заказан тем, кто недостоин.
Но все меняется. И приемы начинают приобретать более открытый характер, куда уже приходят полукровки. Правда только те, кого приняло высшее общество. Тех, кто может быть полезен. Вынужденная мера, для сохранения превосходства. Нужно разбавлять свой круг нужными волшебниками. Ведь ты все равно остаешься выше них, а они льнут к тебе, в надежде приблизится к недосягаемому. Многие из здесь присутствующих были именно такими. Но все же есть в этих приемах одна черта объединяющая всех – это беззаботность. К сожалению, уже больше показная. Ведь пока дамы развлекаются беседами и танцами, мужчины все больше уделяют время политике, делясь информацией и мнениями, скрывшись за дверями кабинета где пьют крепкие напитки.
К сожалению, самой Скарлетт её супруг мало уделял времени приёмам и… ей. Ведь мистер Селвин крайне занятой человек. Он предпочитал работу развлечениям, заседая в Министерстве до глубокой ночи. Бывало он выходил из камина и заставал супругу при полном параде, уже собирающуюся отбыть на очередное мероприятие. Дежурные фразы, кивки и пожелания приятной ночи. Каждому своей. А если Скарлетт брала на себя смелость устроить вечеринку в их доме, то он высказывал ей своё недовольство. Наедине, разумеется, манеры у обоих Селвинов были на высоте. Поэтому последние годы в их доме стояла тишина, нарушаемая лишь приездами детей из школы или редкими встречами с подругами. Но миссис Селвин даже начала находить преимущество в том, что оказывалась на чужой территории. Ведь там ты становишься менее заметной, растворяешься в толпе и можешь побыть наедине со своими мыслями. Тебе не нужно уделять внимание гостям. Вместо это ты скользишь между собравшимися, кружишься в танце и узнаешь много интересного. Что и говорить, именно в такой атмосфере праздника и беззаботности языки развязываются лучше всего.
Очередной бал. Очередной бокал игристого.  Очередной вечер в одиночестве. Даже немного скучно. Она делает глоток и ставил недопитый бокал на поднос снующего между гостями эльфа. Хозяйка дома была занята, выслушивая комплименты по поводу устроенного вечера и своего внешнего вида. Надо отдать должное миссис Малфой, приемы в Малфой-мэноре всегда проходили на высоте. Да и выглядела она отменно. Очередной праздник решили посвятить наконец-то наступившей в Англии весне. Что может быть прекраснее? Весна, маскарад, атмосфера веселья, пленяющего собою. В шутку ли, но Скарлетт позволила себе маленькую дерзость – наряд Персефоны. Богиня плодородия и царства мертвых. Ее всегда поражало, как столь разные грани могут уживаться в одной Богине. Жизнь и смерть. Да, они идут рука об руку, но может ли та, что дарит жизнь дарить и смерть, оставаясь вечно прекрасной и желанной? Платье цвета шампань, искрящееся в бликах свечей, напоминало греческую тогу. Подол в пол разлетался при каждом шаге, создавая иллюзию полета. Волосы цвета золота локонами ниспадали на обнаженные плечи. В завершении образа маленькая диадема в виде россыпи цветов венчала ее голову. Скарлетт любила привлекать к себе внимание, любила, когда смотрят на нее, но вопреки все этому она не стремилась оказываться в центре внимания. Ей было это не нужно.
Тонкие пальцы отбивают такт музыки по гладкому мрамору перил. Пожалуй, она немного поторопилась избавляться от шампанского, стоит взять еще. Скарлетт медленно движется среди смеющихся людей. Столько чиновников из Министерства и их дам. И все далеко не высокородные. Что поделать, времена меняются, - с сожалением думала Скарлетт. На таких приемах должны быть важные люди, нужные люди. Заметив рядом остановившегося эльфа, она, не поворачивая головы ловко ухватила бокал с шампанским. Но тут же чувствует прикосновение чьих-то пальцев. Женщина оборачивается и встречается глазами с… Аидом? Во взгляде женщины проскальзывает удивление и заинтересованность. Видимо мужчина так же не ожидал, что последний бокал с подноса достается кому ни будь еще. Они одновременно разжали руки, уступая его друг другу. Звон разбившегося стекла потревожил парочку болтающих дам. Но все тут же забыли об этом, вернувшись к своим делам. Музыка поглотила звук. Скарлетт улыбнулась ему уголками губ. Пальцы, еще хранящие его прикосновение, дотронулись до ее шеи. Неосознанный жест, когда Скарлетт пребывала в смущении. Он определенно заинтересовал ее. Во всяком случае этот вечер она вполне могла бы уделить ему.
- Думаю нам все же стоит найти два бокала, мистер? – она изогнула бровь. Этого мужчину она уже видела на подобных приемах, но общаться с ним не доводилось. И наверное сейчас самое подходящее время, что бы это исправить.
https://a.radikal.ru/a29/1810/2d/d417f62fa264.gif

Отредактировано Scarlett Selwyn (18.10.2018 22:46:53)

+3

3

Антонин смотрел на строгий чёрный костюм, который лежал на его кровати. Он выглядел странно и неуместно, особенно смешно выглядела шикарная дорогая ткань костюма на мятом покрывале его старой скрипящей кровати, которая стояла в центре маленькой скромной комнаты, его квартиры на окраине Лондона. Да, этому костюму было здесь не место, даже со всей своей кричащей дороговизной он выглядел нелепо в аскетичном убранстве квартиры Долохова. Но этот костюм ещё глупее будет смотреться на Тони, ведь предполагается, что именно в нём он пойдёт на маскарад в Малфой-Мэнор.
Он медленно подошёл к костюму, будто тот кусался и поднял ближе к глазам ценник.
Негромко присвистнув Антонин начал считать на что бы ему хватило этих денег. Может, на аренду квартиры за три месяца? Или на лучшие билеты в министерском ложе на следующую игру Холихедских Гарпий? Долохов не мог понять зачем тратить целое состояние на тряпки, ведь в конце концов, костюм может быть и от самого именитого дизайнера, но он из тебя красавца не сделает.
В коробке рядом с костюмом лежала бабочка, увидев её Антонин хлёстко выругался, ведь только одному Мерлину известно, как он ненавидит все эти неудобные удавки, а с бабочкой на шее он точно будет выглядеть, как официант или как очередной котик в коллекции сумасшедшей кошатницы. Ну знаете, такая дама, которая держит дома пятнадцать кошек, называет их именами в честь разных пирожных и сладостей, вроде: пирожок, лакомка, бублик. Ну и конечно, повязывает им на шею атласные бантики. Тони пока не был готов смириться со своей участью провести весь свой вечер среди высокопарных снобов элиты волшебного Лондона. Ему казалось разумным решением сходить в душ и смыть с себя запах табака и дешёвого алкоголя, если уж его пригласили на такое торжество, то ему стоит выглядеть подобающе, ну или хотя бы так, чтобы за его спиной не шептались. Хотя даже к этому он был готов, Долохову не нужно было применять свои навыки легилименции, чтобы понять, что о нём думали остальные гости на таких встречах.
Выйдя из душа, Антонин всё-таки решил взглянуть поближе на его костюм, тот кому Тёмный Лорд поручил выбрать одежду для маскарада, точно знал своё дело, но от этого Тони не стал ненавидеть того бедного человека меньше, Долохов всё ещё помнил про бабочку.
После некоторых мучений с запонками, он наконец повернулся к зеркалу, в глаза Долохову смотрел совершенно незнакомый ему человек, причёсанный и ухоженный, в дорогом костюме. От увиденного Антонину стало немного не по себе и он, возможно, впервые в жизни обрадовался, что идёт именно на маскарад. Ведь лица гостей должны быть скрыты под масками, значит он всегда сможет пройти незамеченным. Это его немного подбадривало.
Он подхватил свою чёрную мантию, венок из мёртвых цветов и маску, которая потом и должна будет скрывать его лицо, теперь образ был завершён. Как ловко продуман костюм: теперь он походил на мрачного жнеца в темно-серой маске и венке из сухих цветов, а может он был правителем царства мёртвых, Долохов чем-то напоминал Аида, особенно, его длинная мантия, накинутая на одно плечо, походила на тогу. Теперь у него была легенда костюма и он знал, что если его кто-то спросит - в кого он сегодня нарядился, то он обязательно скажет, что в смерть. Это было даже немного забавно, что он человек, которого за глаза называли палачом и убийцей решился надеть именно такой костюм. Тони ухмыльнулся себе в зеркало и с мыслью о том, что «не отдохну нормально, так хоть напьюсь бесплатно», трансгрессировал.
Уже был поздний вечер и проход ко входу к поместью Малфоев из-за высокой искусственной изгороди и сгущавшегося мрака казался узким и длинным, а в конце этого «коридора» виднелись высокие, с четыре человеческих роста тяжёлые железные ворота, которые по своему обычаю всегда были закрыты, но не сегодня. Сегодня они приветственно приглашали внутрь гостей. Пройдя ворота, Долохов заметил едва уловимую рябь воздуха и искажение света, падавшего от фонарей. Видимо, защитные чары поместья никуда не делись, просто список вхожих в дом был немного расширен. А под «немного» подразумевалось половина магического Лондона.
Когда Антонин вошёл в главный зал, то там уже собралось много гостей, многих он знал, о личности некоторых мог только догадываться.  Особенно его удивило присутствие на мероприятии выходцев не из самых чистокровных семей, такой контингент не смутил Долохова. Он сам был полукровкой и не скрывал этого, это было глупо и не имело смысла, так уж сложилось, что все чистокровные семейства в той или иной степени знакомы друг с другом. И вот есть он, Долохов, абсолютная экзотика, прибывшая с другой стороны Европы, его фамилия никогда не была на слуху у благородных представителей чистокровных семей, но всё же он был известен многим. Кто-то знал о нём правду, кто-то догадывался, а кто-то делал вид, что Антонин Долохов – ловкий предприниматель, выбившийся в люди. Такую историю Тони придумал себе сам и те, кто опасались за свою жизнь и здоровье ограничивались только этой версией.
Он ходил по залу в поисках бара или домовика, который бы разносил не эту газированную кислятину, именуемую шампанским, а нормальный выдержанный виски.
Но так и не обнаружив бар, куда он планировал совершать свои набеги весь долгий и скучный вечер, Антонин уже было совсем отчаялся и решил подхватить с подноса, проходящего мимо, домовика тонкий бокал с шампанским, но его отвлекли.
Долохов заметил, как обычный гогот и шум толпы в зале стих и вместо пьяного смеха по народу протянулся недовольный шёпот. Так на приёмах обычно бывало, когда приезжал кто-то действительно интересный.
И вот, обогнув толпу, так пристально глазевшую на новоприбывших гостей, Антонин наконец, заметил причину удивления.
Там стояла она. Он не знал её имени, знал только, что она супруга Селвина, который как раз стоял по левую руку от неё. И пусть его доспехи греческого бога сияли в мягком свете, он всё равно был полностью незаметен в тени своей жены. Она стояла там такая легкая и весёлая в своём длинном летящем платье, приветствуемая хозяйкой дома.
На сегодня Долохов забыл о своих планах на расхищение местного бара и только следил, он стоял недалеко от стены и просто смотрел за ней. Как она ходит, как двигается, с кем разговаривает. И вот, наконец, она подошла к нему чуть ближе, Антонину казалось, что она скучает или, может, ждёт чего-то. Он решил, что она ждёт его и всё-таки решил подойти.
Но заговорить с ней он всё же не решался, она выглядела такой лёгкой и игривой, что он боялся её спугнуть, а вдруг она возьмёт и упорхнёт от него. Тони заметил, как она взглядом ищет домовика с подносом, и заметив его решила взять бокал с игристым, вот он, тот самый момент, чтобы завязать знакомство. Антонин делает шаг и берёт в свою руку последний бокал, а она опускает свои тонкие пальцы поверх его руки, даже не оглядываясь на поднос.
Конечно, леди Селвин была удивлена, только сейчас в близи Долохов в деталях разглядел её наряд и узнал в ней богиню Персефону. Неужели их костюмы – это совпадение? Он улыбнулся и в следующее мгновение бокал упал на пол, но Долохов не обратил на это внимание.
Он видел, что миссис Селвин была смущена и это придавало ей ещё больше очарования, она выглядела совсем юной с милым румянцем на щеках. Но она не растерялась и быстро собравшись с чувствами, мягко улыбнулась ему.
- Думаю нам все же стоит найти два бокала, мистер? – Теперь она больше походила на хитрую лису.
- Долохов, но для Вас – просто Антонин. – он кивнул леди в знак приветствия. – Позвольте мне принести Вам шампанское? – он ловко нашёл в толпе домовика с подносом и передал даме бокал, теперь предусмотрительно придерживая его за ножку. – А я не пью шампанское. Совсем. – он улыбнулся ей.
Сегодняшний вечер больше не казался ему таким скучным.

+3

4

- Долохов, но для Вас – просто Антонин.
- Миссис Селвин, -легкий кивок. Она на мгновение прикрывает веки и вновь устремляя на него взгляд серых, как ноябрьское небо, глаз, - Скарлетт.
Неловкость с бокалом смутила ее и позабавила одновременно, но тут же была заглажена.
- Благодарю, - пальцы поглаживая хрусталь бокала, ощущая прохладу. Прекрасно. Пить этот напиток теплым истинное извращение, но она не спешит пригублять, рискуя согреть его в своих руках. Сейчас есть вещи и позанятнее. Легкая улыбка на ее губах. Заинтересованность.
- Кажется Вы не одиноки, в своей нелюбви к шампанскому, ведь большинство здесь присутствующих предпочитают виски.
Скарлетт слышала о Долохове не много и не мало, чтобы безоговорочно верить в вертящиеся в этих кругах сплетни. Тем более, что слухи были от дам не ее круга и верить тому, как одни полукровки наговаривают на других ей, было откровенно не интересно. А вот беседовать с ним у них же на глазах, давая повод для новых сплетен, уже забавнее. Она делает глоток, продолжая изучать мужчину взглядом. Интересный образ. Такие совпадения случались на ее памяти… никогда? Да, пожалуй, именно так. Несмотря на то, что подобные приемы-маскарады всегда отличались витринным великолепием, фантазия у большинства присутствующих на удивление сильно хромала. Казалось бы, будь кем угодно, перевоплотись, позволь себе выскользнуть из плена обыденности и повседневности. Но, нет. Большинство так и оставались чопорными и холодными зажатыми людьми. Скучные. Не интересные. Оболочки. Она смотрит поверх них. Что они здесь делают, какую ценность представляют для их общества, кто они? Череда новых лиц и имен, которые даже запоминать не хочется. Сегодня одни, завтра другие. Нужные сегодня, докучающие завтра. Жизнь знатной леди скучна до безобразия. Бесконечные приемы, вечера, мероприятия – это работа, такая же рутинная, как и любая другая. С поправкой лишь на время суток. Обычно это вечер и ночь. А когда ты большую часть своей жизни проводишь среди общества, стремящегося нацепить на себя маску повыгоднее, то начинаешь отличать фальшивок от оригинала. Ей хватает одного взгляда, чтобы понять - Долохов не был фальшивкой. Он умело держался в стороне, не давая втянуть себя в танцы или пустые разговоры. Он не дерзил или докучал. Он был собой и ему здесь было откровенно скучно, если не сказать тошно, и мужчина не скрывал этого, натянуто улыбаясь или стараясь угодить хозяевам дома. Это она ненавидела больше всего. Правда всегда подкупает. Ему здесь не место. Вот только это он так для себя решил, а не общество.
- Вам здесь не нравится, - утверждает Скарлетт, рассматривая троих дам, громко смеющихся в стороне. Неприлично громко, кажется кому-то пора перестать налегать на алкоголь, рискуя закончить вечер выходом не из того камина. В лучшем случае. В худшем в чьих-либо объятиях. Какой позор. Но мысли вновь возвращаются к ее случайному спутнику. Он словно в ожидании, но пока не прощается с ней. Возможно просто следует правилам этикета, о паре бессмысленных фраз о делах и погоде. Он здесь с какой-то целью? Сопровождает кого-то? Ведь сам маскарад ему безразличен. Видимо взгляд Скарлетт был слишком долгим и дамы принялись разглядывать их пару. Мерлин… ведь можно обсуждать на полтона тише.
- Мне кажется Ваше появление здесь не осталось незамеченным, - заговорчески шепчет она, наклоняясь к нему чуть ближе, не сводя взгляда со сплетниц, - И было бы очень досадно, не дать им свежую пищу для обсуждения? Вы не находите? - Селвин отстраняется, смотря за его реакцией. Для нее это такая же игра, как и все остальные. Разница между ней и остальными лишь в том, что Скарлетт имеет прекрасную репутацию и ей абсолютно все равно, что про нее скажут те, чье имя она даже не удосужилась запомнить. - Здесь довольно шумно, а я бы не отказалась от глотка свежего воздуха.
Едва заметный шепот за спиною заставляет ее губы искривиться в усмешке. Она делает глоток, опуская полупустой бокал на поднос и берет под руку Антонина.
- Расслабьтесь, иначе наши дорогие сплетницы решат, что я хочу затащить вас в подземелья Малфой-мэнора. А в этом нет ни капли романтики.
Она плавно ведет его в нужном направлении, позволяя мужчине все же быть чуть впереди нее.
- В конце концов именно Аид забрал Персефону в царство мертвых, а не она его, - женщина тихо смеется. – Но сегодня Вам этого сделать не удастся. Весна – мое время. Дождитесь осени.

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » I want to believe you