Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » You think too much


You think too much

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

YOU THINK TOO MUCH

— Я подумал, не выпить ли кофе. Не откажетесь от чашечки?
— Нет, спасибо.
— Это просто кофе. Ваша независимость нисколько не пострадает.
— Вы выиграли.

https://b.radikal.ru/b32/1810/c2/10e7bbd4408f.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

июнь 1978, больница св. Мунго

Raynard Lestrange & Adelaide Malfoy

Если ты принимаешь чью-то помощь, то должен быть готов предложить свою.

Отредактировано Adelaide Malfoy (14.10.2018 11:06:24)

+2

2

Надеюсь, Вы любите говорить о себе. Конечно, как и каждый нарцисс нашей горделивой грядки, с чистыми корнями, не испачканными землей, по которой ступают только ноги чистых кровей. Вы можете мне рассказать Ваш главный секрет? Почему так получилось? Что Вы прячете за лобной костью, скрывая от мира сущность, почти саму суть вашего существования? Легонько постучать концевой фалангой указательного пальца по лбу тощего юноши. Мокрый, от пота. Вибрирует от возбуждения, страха и.. чего-то еще, в глазах этого не видно. Но страх такой, что можно резать ножом; густой, удушающий, лишающий сна и иных мыслей. Я видел то, что заставляет людские сердца пробивать грудную клетку от ужаса. И к такому роду себя не причисляю. Случай простой. Но прошлым я заинтригован. До смерти.
- Вы знаете, что делать, Бродерик,- сбор анамнеза займет какое-то время, пара анализов - все это, чтобы потянуть время, пока не станет совсем темно и не останется только пара дежурных и санитар. Вот тогда, задержавшись, как обычно, после работы, я сам займусь им. Свежий укус оборотня, до полнолуния около месяца. Мало времени, много работы, как я люблю. Сегодня этот незадачливый пациент, получив высококвалифицированную помощь колдомедика, спокойно заснёт в своей палате, не думая ни о чем под действием дурманящего эликсира. Но проснётся едва ли в хорошем настроении в подвале фамильного особняка Лестрейнджей, с такими же кричащими от ужаса глазами и испариной на лбу. Такой ценный экспонат нельзя упускать, нет-нет. Этот прелестный мозг ждут изменения не только вымышленные, "волшебные", но и осязаемые физические. Магия и наука уже давно идут бок о бок. Давайте же возьмемся за руки.
- Мистер Лестрейндж,- секретарша отводит взгляд, что с вами не так, люди?- Вас ожидает миссис Малфой,- переводит взгляд на женщину в черном кожаном кресле, дежурная улыбка. Кивнуть. Спасибо, Милли, твоя помощь неоценима. Перевести взгляд на гостью, подавая ей руку и помогая встать. Аделаида.
- Дорогая,- губы широко расплываются в стороны, не обнажая зубы. Губами невесомо коснуться руки в перчатке, знак почтения к леди. Удивительно сложный механизм эмоциональной сферы, так много нитей, одновременно натягивающихся и дергающих за другие нити, вызывающие каскад реакций; как просто для нас и сложно для того, кто придумал эту машину. Улыбка всегда хороша. Она - лучшая маска, чтобы спрятать все, кроме искренней радости.  - Рад тебя видеть!- глаза в глаза. Действительно рад. Такая умопомрачительно красивая во всех пошлых и не пошлых смыслах, радует глаз. Ее улыбка греет душу тех, у кого она еще есть. Но, в тоже время, мы не такие близкие друзья для подобных встреч. Значит - что-то случилось. И скорее всего, что-то, что не должен знать Абрахас, иначе он бы  лично пришел сюда. Что ж, слишком много переменных в уравнении, пора его упрощать. - Молли, кофе пожалуйста мне и мадам Малфой,- ох уж эти французы, и у нас установили моду на эти "мсье" и "мадам". Ладно, мне плевать, по большому счету. Открыть дверь, придерживая перед девушкой, пропуская внутрь кабинета. В нем всегда полу-мрак, всегда горит камин, всегда тепло. Стол, шкаф, несколько книжных полок из красного дерева, два массивных  мягких кресла темно-коричневого цвета. Рукой предлагаю сесть собеседнице, стук в дверь, уже готов кофе. Мне порой кажется, будто Молли - эльф. Надо будет и на ее мозг глянуть. В руках поднос с серебристым кофейником и парой чашек. Ставит на стол. Взгляд на Адель. Она сосредоточена на подносе. Интересно. Обожаю такие дружеские встречи. Подождать, пока за секретаршей закроется дверь, присаживаясь за стол напротив гостьи. - Что-то случилось?- улыбка уже не такая яркая, просто участливая, глаза не сходят с ее лица. И не красотой любоваться приходится.. стремление понять человека раньше, чем он сам расскажет - моя заноза. Не торопить события. Откинуться в кресле назад с чашечкой кофе в руках. Глоток. Горячий, не обжигающий, черный, как ворон в безлунную ночь. Молчать. Мы общаемся время от времени. На приемах, вечерах, когда все начинают расходиться, или заняты обсуждением чрезвычайно важных вопросов, мы с мадам Малфой прекрасно проводим время. Но прийти ко мне в кабинет... для этого нужна весомая причина.

+1

3

Сигарета. Одна. Вторая.
Спускаюсь в безлюдную гостиную, где время замирает.
Люциус тоже решил не появляться дома. Замечательно. Значит, так тому и быть. Не могу думать ни о чём. Ни секундой больше.
Вечная недосказанность. Отточенный навык игнорировать меня настолько, чтобы невозможно было бы даже придраться к этому. Бороться с этим бессмысленно, ибо надоело.
Я не всегда принимаю разного рода приглашения. Я не верю обещаниям, особенно, данным из вежливости. Но всегда находятся исключения из правил.
Я знаю человека, который стал мне лучшим психологом. После разговоров с ним всё обретало лёгкость, делалось обычным, словно так и должно было быть. У него всегда имелось какое-то своё интересное мнение на многие вещи, к которым я привыкла относиться слишком серьёзно. И я поняла, что мне не хватает этой лёгкости. Вот именно сейчас. Возможно, тогда лишь шампанское ударило в голову, и сделало меня счастливее.
Но если я откажу себе в какой-либо идее, я буду мучиться весь оставшийся вечер, а может, и не один.
Как бы то ни было- я уже стояла в больнице святого Мунго. Я никогда здесь не была, наша семья имела привычку вызывать нужный персонал на дом.
Больницы всегда навевали на меня особую тоску, и какую-то брезгливость. А сам запах отпугивал меня, как в нелепых детских сказках отпугивают оборотней.
Я машинально поправила обтягивающее белое платье, значительно ниже колена, и усмехнулась тому, как верно подобран цвет. Только белый- это цвет чистоты, и своим видом я его однозначно разбавляю.
-Передайте Рэйнарду, что его ожидает миссис Малфой.- заявляю я, без приветствий и прочих формальностей. Я вижу перед собой женщину, которая явно оценивает меня, даже не скрывая данного факта. Я привыкла к этому взгляду, потому, подливаю масла в огонь: Это срочно- произношу уверенно, даже грубо, тяжёлым взглядом тёмных глаз смотрю на женщину. С какой стати это срочно? Может, в данный момент, он нужен кому-то намного больше, чем мне. Но у меня нет сил и желания думать о других, ведь я слишком сосредоточена. Я убедила себя, что нуждаюсь в подобной встрече.
На самом деле, сие удивительно. Мы не настолько близки, чтобы я могла просто так отрывать его от работы, загружать своими выдумками... но моё сознание, тем не менее, привело меня именно сюда. Я часто принимаю решения под влиянием внешних обстоятельств, в силу эмоциональных переживаний, и иногда случается, что они- самые верные. Я не из тех людей, которые всё оценивают, я просто живу настоящим мгновением.
И теперь бесполезно размышлять, обратной дороги всё равно нет. Можно, конечно, сбежать. Поступить, как поступила бы двенадцатилетняя школьница.  Что я здесь делаю? Я спятила, или что?
В ожидании, я присаживаюсь, не выдаю явного смятения, всеми силами пытаюсь убедить себя, что поступаю верно. 
Мне просто необходимо, чтобы кто-то галантно подал руку. В этом есть нечто знаковое.
-Рэйнард, взаимно! Надеюсь, найдётся минутка для меня?- интересуюсь я. Скорее, из вежливости, поскольку, я даже не знаю, сколько времени может занять всё то, о чём мы можем говорить. И, собственно, что я вообще собираюсь рассказать? Отвлекаю его от работы, вмешиваюсь в его пространство. Что, если наши непринуждённые бывалые диалоги и были таковыми только потому, что случались внезапно?
-Благодарю- говорю я, и вхожу в кабинет, отбивая неуверенный ритм высокими каблуками. Я здесь раньше никогда не была. Мне нравится запах красного дерева, слабое освещение. Я успела устать от жаркого лета, а здесь особая атмосфера, которая, кажется, не привязана ни к одному времени года. Я осторожно присаживаюсь на край кресла, скрещиваю ноги в кембриджский крест.
Случилось ли что-то... какой правильный вопрос. Выбивает сразу «один», правда, из одного. И что только тебе сказать. Что мне не с кем поговорить? Что я сегодня весь день схожу с ума от одиночества в огромном доме? Что меня привело сюда ощущение эйфории наших прошлых бесед? Я не имею ни малейшего права озвучивать подобные мелочи, складывающиеся в большую лавину, что вот вот накроет.
-Знаешь, мне срочно потребовалось кого-то увидеть-я делаю паузу, смущенно улыбаясь. Момент следующего пояснения мне кажется забавным. Я смотрю на Лестрейнджа из-под опущенных ресниц, и наконец снимаю шляпку, которую кладу рядом с собой. Густые блестящие волосы мгновенно высвобождаются, обрамляя лицо, на котором явно проступил румянец.  Какой может быть наша встреча вне пафосной обстановки, когда прелести новизны уже нет, а прелести доверия нет пока?
-И мой выбор отчего-то пал на вас, мистер Лестрейндж. Мэрлин, я явно кокетничаю! На деле же- сдержано улыбаюсь. Пытаюсь немного расслабиться, с помощью небольшого глотка кофе.

Отредактировано Adelaide Malfoy (11.10.2018 23:00:03)

+1

4

- Для тебя - все семь,- усмехнуться, разбавляя атмосферу тривиальной легкой шуткой. Минуты, часы - все это то, что начинаешь ценить с возрастом. Ты пришла в не лучший временно отрезок, Аделаида, только попался прекрасный свеженький экземпляр будущего куска шерсти и мяса, столько всего предстоит сделать, мм... Ничего, отложить это, как десерт. На потом.
Что касается миледи Малфой - с ее красотой сложно было спорить, и аргументы, доводы логики рассыпались в прах перед ее ликом. Красота не наших холодных краёв... Она могла себе позволить прийти не во время, и, при этом, точно по времени. Таких женщин всегда ждут. Принцы верят, что принцессы настолько же прекрасны, нищие работяги - что такая, как леди Малфой, когда-нибудь бросит на них свой взгляд из-под полу-опущенных ресниц, заставив бросить нелюбимых жен и мчаться за ней на край света. Слишком тяжело таким женщинам существовать в мире мужчин, не верящих в женский интеллект и логичность мышления, а видящих только портрет с натуры. Как ни крути, отказать ей не в силах почти никто. И я из тех же слабаков.
Внимательно следить. Наблюдать. Слушать и слышать. Правила аттракциона очень просты, в них учишься играть с детства, а когда научился - горе новичкам. Это платье оставляет слишком мало места для фантазии, в тоже время скрывая волшебные женственные формы, а белый цвет лишь подчеркивает достоинства. Вы будто шли на бой, мадам. И, если вы что-то хотели этим доказать - у вас получилось, Вы полностью завладели моим вниманием, стерев из мыслей желание копаться в черепной коробке будущего волка. Я не опущу больше глаза. И так достаточно польстил Вам, говоря правду. Теперь Вы в моих владениях, а значит и правила будут мои. Взять со стола серебряный портсигар - подарок отца на совершеннолетие.
- Индийский,- открывает, поясняя географию табака, достает самокрутку,- возможно немного тяжеловат, но эти нотки барбариса, ммм..- провести сигаретой перед носом, втягивая аромат плотного табака. Угощайтесь, миледи. Поставить на стол рядом с ней. Палочкой прикурить. Добавим немного антуража нашему действию. Встать, обойти стол, разливая вокруг клубы маленьких облаков. Здесь нет ничего странного, вовсе нет. Но ставлю тысячу галеонов, что Абрахас понятия не имеет, где его жена. И еще тысячу - что ему "не плевать". А значит, у нас дело как минимум на две тысячи золотых. Неплохо. Мне нравятся большие ставки. Останавливаюсь по левую руку от леди, полу-присаживаясь на стол. Ближе, мне хочется видеть ваше лицо в этой табачной пене. Хочется видеть, что ты чувствуешь, Адель, когда притворяешься, что все хорошо. Я вижу такие лица каждый день, по сотне, тысяче лиц в неделю. Я знаю, что значат эти незаметные морщинки в уголках глаз, отчего так расширяются аккуратные ноздри, а правое веко незаметно подрагивает. Знаю, почему губы сохнут, и хочется их облизать. Смотреть внимательно, ведь женщины так любят внимание. Моя покойная супруга очень любила. Чуть прищуриться, вглядываясь глубже, пытаясь вытянуть через зеркало души саму душу... Стоп.
Усмехнуться, принимая подачу.
- Дайте угадаю! Ммм...- зажмурить глаза, сложив указательный и большой пальцы на переносице, будто прорицатель-шарлатан,- voi la!- раскрыть глаза, вскидывая руки вверх, почти выпуская из рук сигарету. Да, раньше я был ловчее, но это даже смешно. Будем считать, что так и было задумано.- Вам нам нужен не менее очаровательный собеседник, красавец,- еще одна усмешка,- с парой ушей, которая всегда готова выслушать,- да, как-то так. Самокрутка очень плотная, но курится божественно легко. Каждый вдох - будто поцелуй любимой, глубокий, жадный, жаркий. Прикрыть глаза, на мгновение забываясь в индийском тумане. Втянуть носом. К запаху табака примешивает другой аромат, более тонкий, почти неуловимый в этом обилие раскуренных трав. Да, он тоже хорошо знаком. Впервые услышал его, когда в конце приема Малфоев решил шепнуть миледи на ушко, что она - чудесная хозяйка. Это было так давно, а память на запахи у зельевара хорошая. Это лишь отчасти аромат духов. Все мы пахнем по-разному. Вы - вишня и агар. Я точно могу сказать даже сорт, если бы это не звучало абсурдным. Открыть глаза.
- Шучу, конечно. Какой я красавец,- свой средний возраст я переступил, седина идет только старикам, а бороду я ношу только в отпуске. - но рядом с Вами, почему-то, всегда чувствую себя красивым. Видимо, у вашей неземной внешности неземное происхождение... Рядом с Вами и карлик-уродец будет галантным кавалером,- это правда, обличенная в форму легкой лести. Она не обижает, она дает время расслабиться, собраться с мыслями и решиться, раз и навсегда, с целью своего визита. Возможно, даже начать говорить.
- Вы меня знаете, миледи, я могу заговорить даже мертвого,- такое, кстати, было. Чертов призрак Айхонаукара в Эфиопии.- Но я заинтригован Вашим появлением, и право, не знаю, что думать,- пожать плечами, языком телом подтверждая сказанное. Но в голове чуть больше, чем никаких идей. Я продолжаю на Вас смотреть, видеть и слышать. Вы гипнотизируете своим присутствием. А я... всего лишь хочу услышать то, что, кажется, понял. Но такое не говорят вслух. У моих стен только мои уши, но кто, кроме  меня, это может знать?

+1

5

Люблю чувствовать себя пойманной, но только по особым дням. Люблю чувствовать себя во власти кого-то другого, иногда это просто необходимо, но только с некоторыми людьми. Люблю, даже если это всего-навсего окажется иллюзией.
А когда ты сильная женщина, этой необходимости требуется чуть больше обычного. К тому же, сильные женщины нуждаются в этом даже больше, чем те, что притворяются слабыми. Ключевое слово «притворяются».
Я сегодня не притворяюсь. Только слегка «играю». Признаюсь, мне действительно немного не по себе, но это даже завораживает.
Внимательно наблюдаю за движениями собеседника. В окружении толпы я всегда ощущала себя королевой положения, и он казался мне другим. А сейчас я вижу перед собой совершенно иного мужчину, который полностью владеет ситуацией.
-О, благодарю вас, Рэйнард.- я снимаю перчатки. Я думала, здесь не курят. Уже успела взгрустнуть по сему поводу. Достаю свой портсигар, к которому отношусь очень небрежно. Он золотой, и я никогда не придавала этому значение. Наверное, для жены владельца ювелирного дома это нормально, за исключением того, что супруг об этом ничего знает, и не имеет никакого отношения к данной вещице, ибо не одобряет мои вредные привычки.
Не спеша беру тонкую шоколадную сигарету. К сигарам я не привыкла, наверное потому, что слишком тяжела.
-Но я, пожалуй, откажусь. Хотя аромат действительно очень приятный. Вам даже идёт. Сразу представляю дыхание экзотической ночи, некую распущенность. Только льняные рубашки, что магглы носят на отдыхе, вам совсем не к лицу,- делаю вид, что что-то прикидываю, задумываюсь, и лениво улыбаюсь. Мундштук я использую крайне редко, да и он ни к чему. Разумеется, в этом свой пафос, однако я чуть проще отношусь к подобным деталям. Смотрю на Лестрейнджа с не меньшим интересом, чем он на меня. Чуть поднимаюсь, явно нарушая дистанцию, которая может быть между «знакомыми» людьми. Задерживаюсь напротив, чтобы прикурить свою сигарету от его сигары.
Верх неприличия. Правила этикета нарушены без любого предупреждения и видимых причин. Но этого можно от меня ожидать, ко мне просто нужно привыкнуть. И почему я так уверенна, что могу вести себя подобным образом?
Я улыбаюсь, не хочу думать об этом. Гораздо приятнее заботиться о неважных вопросах, например о том, что я поступаю нечестно по отношению к сигаре. Я разбавляю аромат сладким шоколадом, который остаётся на моих губах; и эти запахи, на мой взгляд, не особо сочетаются.
Я делаю затяжку, и пространство вокруг нас наполняется дымом чуть больше. Мне забавно смотреть на Лестрейнджа, и я искренне смеюсь его выдумкам, чуть подавшись вперёд.
Хорошее лекарство. Мне становится легче, я уже не сомневаюсь, что поступила правильно. Он не напрягает меня, в его присутствии у меня нет необходимости чётко контролировать свои действия и слова. Я люблю таких людей. Мы могли бы стать хорошими друзьями. Естественно, я, может быть, не знаю его настоящего. Вполне вероятно, что он не такой, каким кажется. Но кого это волнует? Мне достаточно того, что он позволяет мне знать.
-Мистер Лестрейндж,- начинаю я с наигранной серьёзностью: во-первых, вы явно нарываетесь на комплимент,- улыбка не сходит с моего лица, я чуть задираю носик, делаю ещё одну затяжку, наслаждаясь секундной тишиной, которая будет сиюминутно нарушена, в этом нет сомнений. Почему наслаждаюсь? Всё просто: мне интересно. Ну а во-вторых, вы мне льстите.- с гордостью заканчиваю мысль. Разумеется, я часто слышу комплименты. Я знаю, что многие любуются мной. Сначала я была в восторге. Потом научилась этим пользоваться. Затем я пыталась доказать, что женщина вроде меня- это не просто красота, я хотела, чтобы был оценен мной внутренний мир. А сейчас- я просто держу марку, принимая всё, как данность.
-Слава Мэрлину, я ещё жива; но нисколько не сомневаюсь в ваших способностях- низки голосом заявляю я.
-Кстати, почему я не имела удовольствия лицезреть вас на крайнем приеме? Проходил у мистера Нотта, кажется- задаю ещё один «открытый», вопросительно поднимаю бровь. Ухожу от темы «цели своего прихода». Мы оба прекрасно знаем, что мне подобное неинтересно, что я спрашиваю, чтобы просто зацепиться за что-то, и спросить. Очень надеюсь, что это поможет, ибо даме вроде меня совершенно не пристало признаваться в собственном одиночестве малознакомому человеку. А что не говори, мы пока именно в этих отношениях.
Что торжественные встречи, по сравнению с настоящей жизнью? Ничего. Жизнь, придуманная кем-то другим. Роль, выученная наизусть. Особые правила этикета, делающие нас совершенством. Заранее определённое настроение, и абсолютное знание того, что можно ожидать. Я только сейчас поняла это, и совсем не учла, когда решила появиться здесь. Однако, судьба благосклонна ко мне сегодня, и я не прогадала. Всё же есть во мне скрытое умение разбираться в людях.
Нужно просто переключиться. Можешь говорить о себе, я не обижусь. Только пожалуйста, говори. В свойственной тебе манере. В этом есть нечто целебное. Удивительно, да? Я невпопад усмехаюсь. Чёрт, зачем. Наклоняю голову вправо, тонкими пальцами потираю лоб, всё так-же смущаюсь, а потом, как ни в чём не бывало, снова смотрю на Лестрейнджа.
До чего же всё это странно. Очень искусственно, и одновременно естественно, и даже, гармонично. Так вообще, бывает? Видимо, что ответ «да».
И ещё я знаю, что ты, возможно, не сдашься. Что ты докопаешься до правды, что я выложу тебе всё о том, как начался мой день, как он продолжился, и что было «до». Только, что тебе до правды? Держу пари, ровно то же самое, что и мне до твоей. Но в любом случае, я знаю, что ты сделаешь это умело. Что поддавшись твоему очарованию, первой сдамся я...

Отредактировано Adelaide Malfoy (13.10.2018 22:26:17)

+1

6

Седина в волосах делает нас чуть мудрее в глазах других людей. Первая попытка скрыть свою глупость - начать стареть. Нет, что такое пятьдесят лет для волшебника, знающего всего, что можно знать об эликсирах омоложения по долгу службы, что такое пятьдесят лет для волшебника в принципе? И что такое пятьдесят лет для мужчины? На каждый вопрос почти всегда разный ответ.
Мне не нравятся сигары, больше люблю сигариллы, с их приятным мощным ароматом, густым дымом и виноградным листом снаружи. Их можно путать, хотя они сильно тоньше. Но прикурить от моей сигариллы свою... знаете, это такой маленький ход конем из-за пешек, вывод новых фигур, которые не должны появляться так рано. Намек на смелость своих шагов. Или отчаяние? Мне искренне хочется Вам помочь, дорогая, но хочется знать наверняка, куда я влезу, и что ждет меня на финише.
Кивнуть, подтверждая свое посягательство и ложную скромность. Комплименты - лучшая взятка в умелых руках! Вы можете купить самого сурового человека, если поймете, чего он хочет на самом деле. Каждое движение лицевых мышц, морщинок в углу глаз, расширение зрачков, движение пальцев, набухание вен шеи - все это предатели, разносящие правдивые сплетни о своем хозяине. На слова о "лести" почти не реагирую. Конечно, это неприкрытая лесть, которая настолько откровенна, насколько ненавязчива. Тонкие пальчики аккуратно держат шоколадный дым в руках, будто палочку с корицей, которой только что размешивали глинтвейн и с удовольствием посасывают кончик. Всегда было приятно наблюдать за умелыми игроками в карты. Даже если они никогда не играли в них за столом, они умеют это показывать и без всяких условностей и лишней мишуры. Как Вы, мадам Малфой. Порой, по долгу службы, конечно, мне попадались замечательные экспонаты, чем-то похожего на объект напротив меня. Удивительно, что при том внешнем великолепии, работой каторжника над собой и своим видом, в итоге они больше всего на свете боялись потерять свой фасад. Один маленький надрез, разъединить ткани кожи лица от одного наружного слухового отверстия до другого через щечки, прорезая постоянную улыбку в уголках губ - и все. Ты убил в человеке человека, который этим жил. Нет, вопрос совсем не в нарциссизме. Это принятие себя. И похвастаться этим может не каждый.
Вы принимаете себя, мадам?
- У Нотта?,- наморщи ум, Лестрейндж. Мы обязаны любить и чтить традиции. Хотим того, или нет. Приемы и вечера - одни из последних, выполняемых нами, заветов. Теперь бы вспомнить, что делал... ах, да.. был прекрасный вечер четверга, а я не могу не работать по будням. Проверял корреляцию болевого порога и яда черной гюрзы на слизистой глаза. Весьма интересные выводы. Но Вам вряд ли будет это интересно. - У меня много работы,- сказал болтающий о жизни главный целитель больницы Св. Мунго в разгар рабочего дня. Но уже и не совсем разгар, время бежит и перестает работать на нас.- Так что предпочел наслаждаться своим одиночеством,- затянуться, еще глоток кофе, быстро остывает. Снова взгляд в глаза мадам Малфой. - Когда-нибудь и Вас научу,- сколько прелести в том, чего нельзя разделить с другим. Общество отбирает нас у самих себя, а мы только безропотно соглашаемся.. это не по мне, я ценю свое одиночество превыше всего другого. А Вы, мадам, наказаны им. Пожизненное одиночество в золотом замке. Не беспокойтесь, вы такая не одна. Мы все - заложники своей крови и обязательств. Либо ты предатель, либо свой среди чуже-своих. Как еще назвать общество, где упавшего поднимут, накалывая на вилы? Нет, я тоже в этом по уши, даже могу вилы подержать в руках, по желанию. Последняя затяжка, потушить сигариллу в пепельнице.
- Вы позволите?- церемонность. Но не жду ответа, бесцеремонно ловя руку с зажатой между пальцев сигаретой.  Левой рукой откладываю ее в пепельницу, оставляя чадить, заключая ладонь Адель внутрь  своих. Пристальный взгляд в глаза, но мне нужно чувствовать этот ускоренный на мгновения пульс. Чудь податься вперед, слегка наклоняясь. - Чувствуете себя живой сейчас?- один единственный момент. Я вижу все по Вашим глазам, нет нужды прибегать к легилеменции. Вы - не открытая книга, которую может прочесть каждый. Просто ранены, а значит - уязвимы. На каждом приеме вы играете одну и ту же роль, как и все вокруг. Даже когда мы остаемся вдвоем в зале, наполненном людьми, вы продолжаете играть, я продолжаю играть. Судьба наша - сплошной театр, а актерская стезя так презираема чистокровным сообществом... Полные противоречия самим себе! Полная грудь высоко вздымается, учащенное дыхание. Зрачки расширены, делают глаза черным омутом. Главное - не нырять, а хочется. И эти полные губы манят.. всего лишь прикоснуться к ним, легкое касание, мимолетное... - У Вас холодные руки,- а на скулах румянец. Так бывает, когда тебе немного страшно, кровь отливает от конечностей, деля их легче, чтобы быстрее бежать. Лицо слишком близко, чувствую дыхание на своей коже. - Вы не просите меня ни о чем,- чуть улыбаюсь.- Вы требуете. И достаточно много,- простите, мадам, я не хочу больше говорить ни о чем. Вы пришли сюда с конкретной неоформленной целью, давайте сошьем для нее наряд, пусть обретет целостность. Чуть наклонить голову в сторону, любуясь шедевром природы. - Хочу быть уверен, что Вы отдаете себе отчет в происходящем,- потому что от аромата вашей кожи у меня начинает кружиться голова, а я мое обоняние весьма устойчиво к запахам. Просто говорите, пока я не сделал то, о чем Вы, возможно, пожалеете.

+1

7

Слышу, как пылает огонь в камине. Я цепляюсь за очевидные факты, как за спасательный круг- чтобы позволить себе не утонуть там, куда сама же нырнула.
Потерять себя в шоколадном дыму... я научилась сосредотачиваться на одном деле: когда я пью кофе, я делаю только это, ощущая весь его терпкий вкус и аромат; такой же, как у нашей встречи. Спасибо, что не разбавили молоком. Иной раз, это портит послевкусие.
Когда я курю- я просто курю, чуть наклоняя голову назад, наблюдая за темноватым облаком, что поднимается наверх. Мне чертовски нравится процесс. Я даже забываю о том, где я вообще нахожусь, несмотря на это весомое обстоятельство, которое полуприсело рядом.
Вру, о нём невозможно забыть. Всё остальное, что должно было меня увлечь- становится фальшивым. И сигарета дымится не так, как нужно. И аромат...я знаю, что он есть, но я им не наслаждаюсь. Я лишь делаю вид.
Много работы, значит...о чём думают женщины, нарекая встречу «дружеской»? где-то там в груди я ловлю неприятное переживание, которое связано с досадой, оно заставляет меня вздохнуть иначе. А вдруг это намёк, переспросить? Может, у меня паранойя? Я бы усмехнулась собственным мыслям, но это будет уже слишком.
Бред.
Но: кофе почти остыл, сигарета вот-вот сгорит, состояние дел прозрачно очевидно. Всё получилось немного по-другому. Сначала всегда представляешь картинку встречи, на которую собираешься. И когда реальность не совпадает с представлениями- включается сигнал S.O.S.
Я подаюсь назад, выпрямляю спину, стараюсь гордо и красиво сделаться совсем маленькой в пространстве, чтобы наверняка быть полностью замеченной. «Гордо и красиво»- да, это важные для меня показатели, учитывая, что в привычной среде я наоборот заполняю собой всё. Здесь не вышло. Одна непокорённая с первой же попытки гора. Ничего страшного, занесу её в список своих провалов. Там как раз слишком пусто.
Наслаждаться одиночеством... красиво звучит, мистер Лестрейндж. А вы уверенны в том, о чём так смело заявляете? Решать проблемы, увлекаться любимым делом- это не одиночество, это выбор. Выбор, который всегда можно изменить. Мне кажется, или вы имеете на это право? Вы можете свободно позволить себе сменить картину вечера. Чем-то, или, может быть, кем-то, если у вас возникнет такая потребность; и я уверенна, после- вас не будет мучать совесть...
Ответить, что я им и так неплохо наслаждаюсь? Глупо. Следует поблагодарить за гостеприимство, и, покачивая бёдрами, уйти, да ещё и с таким видом, будто бы я добилась того, чего хотела. Ну чем не единственно верное решение? Не лишним было бы ответить. Плохая тема, мистер Лестрейндж. Очень плохая. Неужели я так сразу произвожу впечатления человека, который желает обсудить подобное?
-Научите, когда нибудь- я произношу одно лишь слово, немного с вызовом, как если бы никто не мог этого сделать; мой голос звучит нарочито ровно, при том, что я стараюсь не терять выразительности взгляда.
А собственно, могу и рассказать. Всем  и без того известно, чем занимаются светские дамы- это не великий секрет.

Я тоже решила сделать выбор сегодня. Если я не сбегу, моя совесть меня съест. Я уже чувствую, как где-то внутри звенит тревожный колокольчик. Пока я слышу только маленькие отзвуки, рождающиеся в сознании. Мне становится некомфортно. Готова ли я к такому развитию событий? Скорее...да, чем нет. Нечто запретное- увлекает сильнее.
-А до этого были некоторые сомнения?- не знаю, что думать. Воспринимать это легко, как если бы мы были старыми-добрыми друзьями? Не могу, мы ведь ими определённо не были.
Я смотрю на Рэйнарда, и понимаю, что люблю действия, которые меняют ход событий.
Но и надо заметить, что этот жест, по сути своей, ничего не определяет, стало быть, всё остальное, что рождается в моей голове- не более, чем игра воображения. Только вот взгляд, который пронизывает насквозь... Это не холодная сталь, к которой я привыкла; это нечто поглощающее. Забавно, не правда ли? Мне симпатично сие обманчивое чувство комфорта, которое ярко граничит с вопиющим неудобством, и даже неким желанием уйти, как хотелось сделать ещё мгновение назад. Но я не встаю. И не ухожу. Я, как под гипнозом, безмолвно смотрю на собеседника. Заинтригована. Но на самом деле, просто боюсь. Однако, я давно научилась прятать свой страх так далеко, что не сыщет даже самый опытный искатель.
Мне требуется чуть больше воздуха, чем обычно, и я стараюсь дышать глубже.
-Зато, у тебя тёплые- просто заявляю я. Мой голос звучит уверенно, и даже громче, чем нужно. Я всё ещё надеюсь вернуть контроль над ситуацией, потому-что я выступала в роли инициатора разговора, я должна его продолжить. Я привыкла быть лидером, и бешусь, когда всё идёт не по плану. Теперь я не могу позволить себе занести вечер в список фэйлов, потому-что должна отстоять его.
Делаю вид, что не понимаю, о чём он. Но он прав. Удивительно, насколько можно уметь докопаться до самой сути без единого слова. Но надо помнить, что ничего не бывает так обманчиво, как слишком очевидные факты.
Наша игра переходит на другой уровень, и надо отдать этому должное- она мне импонирует. Нет, правда. За исключением одной детали: внутри уже не меленький звоночек, а огромный колокол. Ужасно тяжёлый. Не самый приятный эпитет, но всё же, единственно верный.
Я явно испытываю некое притяжение, и очень трудно ему противостоять. Может, это противостояние- лишнее? Едва-ли. Манеры безупречной леди, они всегда где-то «над». И именно поэтому я о них забыла в самом начале?!
Времени размышлять у меня нет. Его чужие прикосновения и бархатный голос- всё это вынуждает меня забыть о том, что не мешало бы ещё дышать.
На миг я прикрываю глаза, чтобы собраться с мыслями; громче обычного беру дыхание, чуть приоткрываю губы, и спустя время, снова пытаюсь сменить тему: Мне понравился кофе, мистер Лестрейндж. Выходит не слишком уверенно, я слегка отстраняюсь. Я уже не помню вкус этого кофе.

+1

8

Я забыл про подобное внимание. Да и никогда не был им избалован. Красавцем особо не слыл, дамским угодником - только сплетни, уверяю. Хотя может и не только, всякое бывало, и был я молод, а школа - цитадель разврата и важных жизненных уроков, а не только предметов науки. Потом этот весьма расчетливый брак, я получил так много, отдав лишь комнату в особняке жене и немного внимания. Странно, у нас могло бы с Джейн все получится намного лучше... но вряд ли я бы посмотрел на нее, будь она не в том положении. Чисто воспользоваться этим, скрывая правду от всех, кто уже и так знал, слишком много ворон разносит слухи и перья. А мне чуждо желание делиться мнением об одном человеке с другим. Искреннее желание, по крайней мере. Как ни крути, Вы заставили меня позабыть о своей работе на несколько минут, а это удается далеко не каждому.
- Время сыграет нам на руку,- одиночество - не порок. Овладеть искусством пребывания в нем требует времени и старания. Может быть, вы недостаточно стараетесь, потому как времени у Вас было в избытке. Произнесенная фраза - ложь, но она поймет это, и поймет, о чем я говорю.. ни о чем. Пустые слова звучат как фон того, что происходит без слов, отрезано от звуков мира. Лишь ароматы, взгляды и движения играют роль, никак не слова. Слова лгут еще чаще, чем лгут глаза, а мы живем в обществе мастеров лжи. У меня аллергию только на неумелую ложь.
Усмехнуться. Теплые руки у меня, конечно, я всегда готов ими отогреть ваши души. Главное в этом деле - сильно не сжимать, ненароком можно и раздавить. Стрессовый ответ, такой по-детски честный и резкий. Будто выбиваешь из-под ног землю, и человек говорит все, что видит перед глазами. Право, условные рефлексы, которые за годы становятся безусловными. Человек лишь привычка быть самим собой, сплошной сложный рефлекс. Но только не выходя из зоны комфорта. Или пока в твою зону не зайдет кто-то еще, нарушая ее гармонию.
Прикрытые веки режут ножом для писем по склере над зрачком. Потому что ей это дано - приковывать к себе взгляды. Я этого добивался годами, засиживаясь за фолиантами, пачкая руки и лицо в чернилах, прорываясь к вершине. Несправедливо? Абсолютно верно. Но плохо ли это? Точно нет. Легкое дрожание подбородка, которое должно было быть невидимым за этим платьем. Больше похоже, будто на Вас льют парное молоко. Глаза снова открыты. Мерлин, браво! Кофе - это очень хорошо! Легкое движение назад, вглубь кресла, вы боитесь меня, мадам? Право, Вам это ни к чему. Забудьте. Вы не для этого сюда пришли. Не для игры в тяни-толкай, и не для сомнений. Вы же все решили! Просто важно, чтобы Вы приняли это решение, а не все получилось само собой. Выпрямить, выпуская ладонь девушки из своих рук. Нежная кожа, будто лепесток водной азалии.
- Спасибо, дорогая. Уверен, этот вкус хорошо тебе знаком - мне про него рассказал Абрахас пол года назад, я и решил заказать...- внимательно наблюдать за ее реакцией. Нет, не изучая, не читая. Просто понимая ее. Это все ради тебя, милая. Процесс терапии без согласия. Я вылечу тебя. - Он говорил, что это лучший кофе, что он пробовал и пьет только его... действительно, нотки облепихи и манго, горький миндаль, волшебная кислинка в послевкусии..мм.. мне кажется, ближе к бруснике - поистине магическое зелье!- и восхитительный афродизиак, к слову сказать. Снова беру в руки чашечку. Глоток, наслаждение, читаемое на лице. Не спешить с выдохом, храня в себе по истине загадочный аромат. - И где только он его нашел.. Как, кстати, поживает Ваш супруг?- в единоборствах это назвали бы атакой, но только не зная ситуацию в целом. Это, скорее, обманный выпад, открывающий слишком много пространства, чтобы спровоцировать соперника на атаку в незащищенное место. Это фарс, блеф, это - один из препаратов в схеме нашего лечения. Правда, боюсь, мое знаменитое терпение тоже не вечно. Я - всего лишь человек, всего лишь мужчина. И место женщины в обществе давно уже подлежит переоценке. Я смотрю в ее глаза, сдерживая себя, потому что еще не подошло время. Она должна знать, что не прогадала. Должна понять, что не поступила бы иначе, будь у нее второй шанс. Она не должна об этом жалеть. Слишком много думаю о ее чувствах, что со мной? Раньше бы воспользовался ситуацией не задумываясь. А сейчас? Она заслуживает чего-то хорошего, вот что я думаю. - Мне тоже очень понравился кофе, мадам Малфой, если Вам интересно,- отставить чашку на стол. Люблю говорить аллюзиями. Это всегда забавно и, порой, заставляет думать. А думающие люди по определению не потеряны для этого мира. - Вы же не откажетесь еще от одной чашечки? Они такие маленькие..- рукой коснуться кофейника, отрывая его от стола.
Делайте выбор, мадам. Сейчас, или никогда.

+1

9

Прошло, отпустило, миновало! Я, конечно, просто обожаю игры. Но не настолько, чтобы они вот так нагло врывались в мою реальность. Хотя, кого я обманываю? Или следует обмануться во благо? Всё ещё сомневаюсь.
«Время сыграет на руку»...и снова глупость, не так ли? Со временем то, что когда-то недолюбливал, становится всё более отвратительным, нежели чем простым для принятия. Даже если знаешь механизм, если раскладываешь всё по полочкам, головой понимаешь, чувства никуда не уберешь, а натуру не переделаешь, как ни старайся. Всё будет так, как должно быть. Надеюсь, теперь тема окончательно исчерпала себя.
Пусть что-то от совести вопит внутри, просто не уходи, не оставляй меня вот так! С тобой- одиночество не кажется таким уж страшным. Оно становится смешным, таким маленьким и несущественным, ты подвергаешь его сомнению по самому определению, и мне уже в сотый раз стыдно признавать его. Вот моя ладонь- я не буду придавать этому значения, просто...просто награди меня вниманием. Подтверди свою награду, снова и снова, ты же умеешь. Причём, выходит довольно красиво. Воодушевлённо.
А впрочем...впрочем, уходи. После тебя же тоже будет похмелье. Даже если ты- дорогое вино, сейчас я  медленно и приятно опьянюсь, но потом рассудок вернётся, и что будет? Всё будет в разы хуже. Так что не будем портить нашу беспечность неуместными вставками. Но для кого они неуместны? Только для меня лишь. Это я делаю их такими важными, и это только моё восприятие. Волнение.
Одно только имя, которое мой разум обрабатывает мгновенно. Нет, скажите, что мне показалось! Ежели нет- я обескуражена. Снова. Я пришла хотя бы на секунду не думать о нём, и о его важных делах, и о таких необходимых командировках. Даже не забыть, а просто «не думать»! Но, видимо, совсем не судьба. Такое чувство, что я чуть ли не подпрыгнула в кресле. Естественно, наивно надеюсь, что в реальности ничего не отразилось, и я всё с тем же видом статуи воинственно улыбаюсь. Хороший ход, надо сказать. Я оценила. Я сажусь в кресло чуть глубже, чтобы казаться как можно дальше. Не то от этого имени, не то от этого человека. Кладу ногу на ногу, потенциально закрываясь; нечаянно провожу каблуком по ноге, оставляя еле заметную царапину.
-Правда?- притворяюсь радостно- удивленной. Только вот пауза была несоответствующей. Надо же, это всё объясняет! Как же я сразу не догадалась. - вру. Смело и нагло. Ненавижу кислинку в послевкусии. Я вспомнила, что это был за кофе, и что мне совершенно не понравился. Но нельзя выказывать своё неудовольствие там, где человек, вероятно, из вежливости, старается быть гостеприимным. Это было бы всё равно,что дать пощёчину. Я на такое не способна. Сколько мыслей, сколько сравнений. Пощёчина- какое заманчивое слово.
А какой кофе пьёт Абраксас? Я не знаю. Это должно быть стыдно, или в порядке вещей? Нет. Что мы знаем о предпочтениях друг друга? Всё,и одновременно ничего. Наша жизнь - сплошные контрасты. И зря вы копаете так глубоко, мистер Лестрейндж. Сразу начинаете с самого больного места, даже не даёте мне как следует выдохнуть, как на корабле во время шторма. Для всех, да и для вас, мы- идеальная супружеская пара, пример любви, пронесённой через годы. Красиво, правда? И ведь все верят. Или мне давно только кажется, потому-что из всех больше всего хотела бы верить я? Супруг поживает хорошо, спасибо- я дежурно киваю,  улыбаюсь самой обычной своей улыбкой. Это -не более чем привычка, а потому- мне совершенно не нужно изобретать велосипед! Знакомая реакция, отточенная с годами. Делаю это настолько профессионально, что получается то же отношение, что и к разговорам о погоде. Ложь, конечно же. То, что съедает изнутри, не может быть столь обезличенным, как наличие дождя в самый разгар солнечного дня. Моя ненависть, к которой я себя нарочно приучаю, и моя боль, которая вмещает столько ситуаций, сколько я могу вспомнить- всё это поднимается, как волна в океане.
Странно, как меняется течение беседы: раньше я бы с удовольствием обсудила какие-нибудь неважные детали, касающиеся этой темы, мы бы вместе посмеялось над ними. Ведь так и было: с Рэйнардом можно зайти дальше тем погоды и искусства. Вот мы и зашли. Да так далеко, что меньше всего теперь хочется уточнять детали.
-Может, как-нибудь зайдёте к нам в гости? Скажем, через неделю. Он наверняка привезёт для вас новые рекомендации относительно кофе. Или ещё чего-нибудь.- явная ирония, выдаваемая за серьёзность. Я так хочу, чтобы меня услышали, и так мечтаю всё скрыть.
До чего же ситуация абсурдна. Совсем нечестно, мистер Лестрейндж. Я опускаю глаза, перебираю изящный браслет на правой руке.
Что за чувство,когда кажется, что ты с человеком в разных измерениях?
-Пожалуйста, мистер Лестрейндж.- соглашаюсь я, и впиваюсь руками в кресло, в знак признания своего поражения. Тут мне совсем нечем крыть, увы.

Отредактировано Adelaide Malfoy (20.10.2018 08:35:03)

+1

10

Почти незаметная тень, призрак ее несостоявшейся счастливой жизни, мечты о поистине магической  и нереальной "обычной семье", склозьнула по ее лицу, почти не меня выражение, будто просто свет упал с другой стороны. Свет загородившей Солнце Луны. Уникум. Перфекто. Как и Ваша улыбка, настолько естественная, что гример не нужен. Мы купаемся в этом океане лицемерия, мы в нем живем. Как, порой, наскучивает это все, как  сводит лицевые мышцы... Но я просто усмехнусь в ответ на Вашу чистокровную улыбку, милая змейка.
- С превеликим удовольствием,- конечно, загляну  к Вам вечерком, поболтаем с Аброй, а потом я уложу Вас спать в отдельной спальне и может быть даже спою колыбельную. О, не будем делать из маленьких семейный секретов тайны Дурмстрангских клозетов, это все уже давно пройденный этап. Понизим концентрацию лжи на пару пунктов. Перестанем смеяться друг другу в глаза, в которых птича несбывшегося счастья бьется о прутья клетки-реальности, в которую ее заточили. Простите, милая, я не могу Вас освободить. Могу, точнее, но не думаю, что Вы готовы к такому исходу и прохладной земле, не для ваших аккуратненьких ноготков.
Самое прекрасное, что все истории повторяются. Одна другую, в мелочах лишь добавляя изюминки. Все уже написано, нового не будет. Думаю, что смогу помочь прекрасной птичке если и не получить абсолютную свободу, то хотя бы научиться наслаждаться играми в клетке.
Вижу, как белую костяшки пальцев, как судорожно сжимают руки подлокотники кресла. Не ускользнет от меня, вижу все. Перестаньте пытаться выдавать себя за другого человека. Меня расстраивает Ваша не разговорчивость, но сам виноват - эти разговоры про Абру, благо про сына ничего не сболтнул... Мне почти больно видеть Вас настолько подавленной, вымучивающей из себя очередную улыбку, которую даже никто не увидит и не оценит, кроме меня. Не старайтесь, перестаньте, мне и так Ваша красота приходит ко мне во снах, зачем тратить силы на захват уже поверженного города? Во всем виновато воспитание, оно сделало нас монстрами в обличении многовековых деревьев, тянущихся к небу, но надежны приросших к земле.
Еще немного кофе в чашку, надеюсь он не сильно противен и горчит? Нет? Тогда на здоровье. Вообще не уверен, что у Абры этот кофе, чаще пью там виски или сок. Но и расчет был не на то.
- Вы позволите?- скорее дань чувству такта и забытой нравственности, когда достаю очередную сигариллу. Встать с кресла, чтобы дать личному пространству мадам Малфой вздохнуть полной грудью без опасений и стеснений, хотя платье явно стесняет все, что только можно. Закурить, подходя к окну, слегка приоткрывая форточку. Свежесть улиц... ммм. - Я не любил свою жену,- смотрю в окно, не поворачиваясь к гостье. - Слово "любовь" сложнее любой магической формулы для меня, возможно даже не до конца понятно, но даже учитывая мои узкие познания в области чувств, я уверен, что жену не любил. Как-то к браку я подошел хладнокровно, найдя выгодную для себя партию...- люди вечно куда-то спешат в своих серых костюмах и платьях по серому булыжнику и мощенным дорогам. А у нас время остановится, как только я закрою форточку. Надо насладиться этим моментом дыхания города, пока оно есть. - Мы не так много общались с ней, но все друг о друге знали,- точнее я все знал, каждое движение мысли, тугое исполнение, мне не было дела до ее незаметных и неважных дел, воспитания детей, в котором я принимал только необходимое участие. Никогда не бил жену, потому что не было поводов. Наши ссоры были всплеском Её эмоций и моего холодного равнодушия. Конечно, она тоже совсем не любила меня, но она оставалась женщиной во всех смыслах этого слова, у нее были потребности, как и у меня, но не всегда я приходил их утолять домой. - И, фактически, наш союз.. контракт двух личностей, существовал в относительной гармонии..- это правда. Мы изначально решили все так. Только лишь возможно потому, что в моей душе давно пустила корни другая женщина, отравив все своим ядом, заглушив все иное. Эгоистично. Но это было тогда. Договор был заключен и приведен в исполнение наилучшим образом. Дым оседает в комнате тяжелым туманом, впитывается в ковер виноградным листом.
- Никогда не думал, что буду по ней скучать,- поворачиваю голову к девушке в кресле, невесело улыбаясь. И снова правда. Истина в искренности, а посыл не важен. Просто все как у всех. Мы одинаковые, из одного теста, украшенные чуть по-разному к Рождеству. В июне.- Все мы счастливы на вечерах и приемах, всегда смеемся и улыбаемся, обнимаем и поддерживаем друг друга, подаем руку при спуске с двуколки... Я к чему это все,- отойти от окна, не прикрывая форточки, неся с собой  дымчатую пелену. К столу, снова садясь напротив девушки. - Наш мир не так уж плохо, если научиться играть в эти игры,- усмешка на губах. - Но довольно грустных историй и прошу прощения, не хотел Вас нагружать этим всем..- и я вообще жену ни с кем не обсуждал. И больше не собираюсь. Просто хочу, чтобы вы услышали еще раз то, что и так знаете где-то глубоко внутри себя. Потушить сигарету в пепельницу, снова завладевая рукой девушки, легко отрывая ее от подлокотника кресла. Пристальный взгляд в два черных омута. - Мы все делаем выбор, порой неправильный. И живем с последствиями принятых решений,- но никогда-никогда не переставайте думать, забываясь в светских разговорах. - Взять Вас за руку, например,- взглядом показывая на объятие на уровне ладоней,- решение крайне неэтичное. Но я готов жить с последствиями принятого решения, зная, что Вас это даже может оскорбить... действую на уровне желаний в определенные моменты,- чего и Вам советую. Порой стоит потерять голову, зная, что ее подберут, отряхнут и вернут на место.

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » You think too much