Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Дети… Альбус не хотел бы, чтобы эта война была войной детей, но все выходило именно так. Уклоняться он больше не мог, самый очевидный ответ на негласный вопрос о его противодействии Тому назрел окончательно. Альбус подошел к Фоуксу и погладил его по красно-золотистой голове.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » from scratch


from scratch

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

from scratch
https://d.radikal.ru/d01/1810/f7/af4129fbf898.jpg

Дата и место эпизода

Действующие лица

Недалекое прошлое. Лютный переулок, книжная лавка.

Rabastan Lestrange, Peter Pettigrew

Все имеет свое начало. Долгий путь начинается с первого шага.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: присутствие ненормативной лексики.

Отредактировано Peter Pettigrew (08.10.2018 02:28:48)

+1

2

Жаркое солнце опаляет кожу, раскаляет до предела улицы и пробивается в окна, превращая уютные комнаты в камеры пыток - вся Англия изнывает и мучается. С самого утра воздух наполняется вязким маревом, кажется, даже время течёт медленнее и каждое движение тела разрезает густой жар, а вдох испаряет лёгкие, заменяя их клубами пара. Голова ощущается аквариумом с ленивыми рыбками-мыслями, которые вот-вот сварятся или попросту сдохнут. Филиал Ада на Земле – ласково характеризует это Рабастан и добавляет, что полноценно функционировать в такой обстановке невозможно, лишь медленно умирать, как рыба, выброшенная на берег. Спасение в бегстве и каждый спасается, как может, Лестрейндж – среди холодных стен рабочего места Министерства или же в царстве Морфея в зависимости от дня недели. Сегодня выпал второй случай.
Пока мир медленно оживает под алеющим небом, молодой Лестрейндж только просыпается. В его спальне за тяжелыми портьерами царит полумрак и холод, но это не спасает от звона в голове - ночь явно удалась. Единой картины недавних событий в памяти не нашлось, лишь яркие вспышки, но тяжесть в теле подсказывает, что вернулся он не раньше, чем утром. Детали останутся загадкой, но по отсутствию кого-либо рядом в постели можно порадоваться, что утро будет тихим. Стан лениво потягивается на огромной, пустой кровати, разминая мышцы и пытаясь проснуться, а рука по привычке тянется к столику, где уже стоит целебное зелье. Слава колдомедицине! Нужно лишь немного подождать и организм будет, как новенький, словно не подвергается постоянным испытаниям на прочность. Рабастан едва ли вспомнит, сколько выпил вчера, когда вернулся, с кем был и с кем спал - всё неважно, главное лишь то, что развлечения аристократов остаются на уровне глупых слухов для прочего общества.
Рядовой волшебник никогда не отличит пустую байку от правдивой истории и охотнее поверит в неловкую выдумку, потому что реальность хуже, грязнее, изобретательнее. Пресыщенные удовольствиями и возможностями аристократы просто вынуждены идти на безумства! Им тошно и каждый сходит с ума, как может, за закрытой дверью или напоказ, разрушая себя или других, пытаясь создать что-то, заполнить пустоту, но они законченные неудачники. Невезучие любимцы Судьбы – оксюморон, чья-то злая шутка, нитью протянутая сквозь их жизни. Они всё пробовали, всё им наскучило, но по-прежнему отчаянно ищут смысл, свой первый вдох на дне хрустального бокала, в сладких объятиях, в глупых выходках на грани. У них есть всё, кроме ощущения, что они живы, по-настоящему живы. Пустые куклы на витрине под табличкой "идеал", чтобы общество любовалось, завидовало и мечтало.
Зелье начинает действовать и Рабастан неспешно выбирается из постели, его ждут некоторые дела в Лютном Переулке. Ничего особенного, да и настроение ни к чёрту – можно забыть об этом, найти что-то приятнее, но Лестрейндж почему-то продолжает собираться и вскоре покидает дом, трансгрессировав в вечно пустынную часть улицы. В Лютном мрачно, тихо, холодно и сыро будто постоянно или это лишь игра воображения, но Стану нравится здесь. Рядовые волшебники и волшебницы обходят это место стороной, называют опасным, но Рабастану нечего бояться. Забавно. Для него здесь забавно.
Серые фасады зданий сменяют друг друга настолько привычно, что карту можно нарисовать в любой момент по памяти. Но это лишь фасады, и Стан с досадой понимает, что ещё многого не знает, в отличии от местных жителей.
Интересно, какого жить в обветшалой квартирке в Лютном?
Он делает ещё несколько быстрых шагов, когда едва не наталкивается на выходящего из здания парня. Только рефлексы помогают остановиться в нужный момент, избегая столкновения – тело реагирует на происходящее быстрее, чем взгляд выцепливает лицо напротив и мозг узнаёт его.
- Пит! – протяжно восклицает Рабастан, а губы сами растягиваются в хитрую, не предвещающую ничего хорошего, улыбку. – Мой старый друг, куда-то торопишься?
Он преграждает дорогу Питеру, и чёрт знает почему! Можно было пройти мимо, оставить мальчишку, ведь ничего не случилось, но он нагло стоит перед Питером. Сказалось неприятное утро? Стан не задумывается, ему всего лишь стало интересно, внезапно захотелось – отличная причина, большего не нужно, потому что привык получать желаемое. А доставать гриффиндорца при случае – привычка не меньше, чем прочие, однако она уже не приносит былых эмоций, которых и в школьные годы было немного. По мнению Рабастана младшекурсники – слишком лёгкая добыча и чести не делают. Просто Пит… Это Пит! Его нельзя оставить без внимания. Впрочем, Лестрейндж никогда не был инициатором встреч с ним, энтузиазм к происходящему проявлял редко, и всё же…

+1

3

Жаркое летнее солнце решило, видимо, нарушить все возможное традиции, и испепелить этот город до тла. Магглы спасались своей находчивостью и техникой, так, кажется, они это называли. Маги же находили спасение к охлаждающих заклинаниях. Но тем не менее на улице вам подобное заклинание слабо поможет. А потому ноги, на подсознании, сами приведут вас в наиболее прохладное место. И этим местом в магическом Лондоне стал вечно хмурый, как недовольный брат всех улиц города, Лютный. Сейчас, он стал в несколько раз населеннее. Люди праздно шатались по его изгибам, охлаждаясь и забывая на миг о летнем жестоком солнце, прежде чем атмосфера этого места не начнет пробираться в их сердца. Обычные зеваки недолго выдерживали этого места, им вновь хотелось на солнце и в тепло, но не смотря на это переулок стал на редкость оживленным, а вместе с ним и торговля.
- Мальчишка, принеси мне "Справочник ядовитых трав Шотландии"! - голос хозяина лавки скрипел словно старая несмазанная дверь. Сам звук его был неприятен уху. Но Питер уже привык к этому звуку. В своей жизни мальчишка слышал много чего, куда неприятнее. Зная, как ценит хозяин скорость, новый работник лавки сбивается с ног, принося нужную книгу. У крыс превосходная топографическая память. Питеру потребовалось всего пара дней, что бы запомнить, где находится какой стеллаж и какие книги. Тяжелая книга в твердом переплете из новых. Им пришлось расширить обычный ассортимент темных фолиантов. Новые покупатели требовали чего-то не столь опасного как "История Непростительных Заклинаний с их создания и по наши дни". Мальчишка кладет книгу на прилавок, слабо вникая в хвалебные оды хозяина магазина, что он поет данной книге. Сколько ядов можно приготовить благодаря этому справочнику...
Внимание Петтигрю привлекают посетители, требующие внимания к своим персонам. Никогда еще парень не видел столько людей в этом магазине. Это было... Казалось, неестественно... Питер не мог объяснить свои эмоции. Он был рад интересу к этому месту, да вот только что-то внутри заставляло его напрягаться. Лютный переулок был неподходящим местом для неопытных в этом деле, магов. По ночам в пабе болтали, что участились нападения и грабежи. Кто-то хвастался, что подрезал кошельки у трех магов, зашедших впервые в Переулок. Все это заставляло немного нервничать при виде новых людей.
- Сходи, купи мне еды!
Когда потом посетителей закончился и в магазине вновь воцарилась привычная ему тишина, старик по привычке обосновался в своем кресле в углу магазина, наливая себе кофе. За проживание и минимальный оклад, этот ушлых старик получил мини-версию личного слуги. А куда еще деваться таким как Питер? Всю жизнь изображать Домовика, лишь это остается...
Приличный магазин с едой находился лишь в Косом, но мальчишка знал, что приди он без бутылки медовухи, не сдобровать его голове, а потому пришлось заглянуть и в магазин алкоголя в Лютном на обратном пути. И уж тут день решил превратиться в черт знает что...
В такие моменты день делится на до и после... Будто кто-то решил включить slow mo. Кто-то врезается в мальчишку на выходе из магазина. Нет, не врезается, но неожиданноесть заставляет выставить вперед локоть, в котором зажата бутылка. Та падает на камни, разбиваясь с характерным громким звуком, разливая содержимое с тонким запахом меда и алкоголя. Потребовалась секунда, что бы оторвать от нее взгляд. Очередной неловкий новичок в переулке?
- Пит! Мой старый друг, куда-то торопишься?
Звук разбившейся бутылки привлекает внимание проходящих мимо людей. В обычное время, мальчишка бы поспешил убраться подальше от столь пристальных взглядов толпы, но сейчас было кое-что куда важнее... А точнее, кое-кто... Стоило поднять глаза, что бы догадки подтвердились, о да, эту манеру лениво растягивать слова мальчишка не спутает никогда... Лестрейндж... Внутри все напряглось подсознательной попытке защиты. Со школы Питер отлично помнил этого Слизеринца. И его манию подкарауливать Петтигрю в тот момент, когда он был без друзей...
- Привет, Рабастан... - как бы ни хотелось выглядеть смелым, но голос предательски вздрагивает. Хочется исчезнуть, раствориться. Но нельзя... Попытаешься трангресировать, этот отпрыск голубых кровей направиться следом... Сколько вы не виделись? Как он выпустился. Плюс год после школы. Три года. А он ни капли не изменился, да и ты, кажется, остался все тем же мальчишкой. Люди перестали обращать на вас внимание, а медовухи под ногами растеклась тонкими ручейками сквозь сглаженные камни. Питер прекрасно понимал, что эта встреча даром не пройдет для него. Не тем человеком был Лестрейндж, люди не меняются. Был шанс, конечно, что спеси в этом аристократе поубавилось, но... Петтигрю никогда не страдал пустыми иллюзиями на свой счет. Вот и сейчас, парень уже сжимал палочку в своем рукаве, но в искренней надежде обойтись словами.
- И всего хорошего, Лестрейндж... - обогнув молодого человека, парень направился дальше по переулку, наплевав на разбитую бутылку. Стоило уносить свои ноги как можно быстрее от этого человека.

Отредактировано Peter Pettigrew (08.10.2018 13:45:19)

+1

4

- Привет, Рабастан...
Прохожие оборачиваются на двух парней, остерегаясь ли, либо желая стать свидетелями увлекательного зрелища драки, да хотя бы ссоры. В Лютном Переулке постоянно что-то происходит, местных тяжело удивить очередным происшествием. Как они не растеряли любопытство? Впрочем, это место полно сюрпризов. Здесь никогда не знаешь, что случиться сегодня – можно наблюдать увлекательную сцену, а можно оказаться в неё втянутым. Рабастан явно собирается сделать последнее при участии Питера – найти им двоим неприятную историю на сегодня.
Лестрейндж опускает взгляд вниз и с равнодушием наблюдает, как часть содержимого разбившийся бутылки растекается по дорогой обуви. Надо же, она упала слишком близко. Какая досада… для Питера, разумеется. Признаться честно, Рабастану абсолютно всё равно на пострадавшую вещь, но бедный Петтигрю этого не знает, так чем не повод не позволить ему уйти просто так. Немного нечестно, впрочем, когда слизеринцы отличались честностью и игрой по правилам? А Стан с первого курса был слизеринцем до мозга костей, чистокровным аристократическим ублюдком – он просто обязан не оставлять в покое маленького, напуганного гриффиндорца! Во имя бессмысленной вражды факультетов, в которую уже никто не верит, теперь она всего лишь повод развлечься для одних и возможность быть в центре внимания для других. Глупое соревнование, делающее школьные годы менее скучными.
- И всего хорошего, Лестрейндж...
Не переставая улыбаться, Рабастан наблюдает как парень осторожно обходит его. Пусть идёт. Ещё пара шагов. Стан не оборачивается. Пусть почувствует, что есть шанс убраться подальше. Поверит, что сможет сбежать. Но нет, против Рабастана шансов нет. Это лишь секундная иллюзия. Лестрейндж резко разворачивается, хватает Питера за руку и с силой тянет назад к себе. Не беспокоится о том, споткнётся ли мальчишка, снова уронит что-то – неважно. Главное, чтобы он не смел сбегать без разрешения.
- Очень невежливо, Питер. Ты не рад меня видеть? Приятно, что ты меня помнишь, но где же радость встречи? – внимательный взгляд в глаза, а в голосе чётко слышится угроза, которую не в силах скрыть фальшивая улыбка, она лишь подчёркивает. Хватка на чужой тонкой руке усиливается, пальцы впиваются в кожу сквозь ткань, наверняка до боли. Отлично, боль пробуждает эмоции, заставляет реагировать, а Лестрейндж рассчитывает наконец-то увидеть отдачу на свои действия.
Признаться, Стан не помнит о магических способностях Петтигрю и не уверен, захочет ли тот ввязываться в дуэль, но палочку доставать не спешит. Ему хватит секунды, чтобы сделать это в случае необходимости. Кулаки чешутся сильнее, чем желание показать свои магические умения. Нет, колдовать – слишком просто, привычно, в этом нет даже капли азарта с таким противником. У Лестрейнджа явно больше опыта и знаний.
- Питер, Питер. – Рабастан тянет его имя и качает головой, как будто собирается отчитывать ребёнка за плохое поведение. – Ты даже не извинился за свою неловкость. Посмотри, испортил мою обувь. Как нехорошо…
Резкий рывок за руку, чтобы заставить Питера склониться ближе – так ему будет сложнее замахнуться для удара, а Стану вполне удобно. Он знает, что Пит сорвётся, потому что помнит, как тот, будучи ещё школьником, отчаянно сопротивлялся, вырывался, дрался, поэтому слизеринцам было интересно с ним. Безвольные куклы надоедают после пары шуток над ними, а в душе этого мальчишки живёт боец. Рабастан давно это заметил и лишь поэтому Пит не стёрся из его памяти спустя три года. Он вызывает интерес.
- Ты ведь не думаешь, что мы попрощаемся так быстро? Верно, Пит, я не позволял тебе идти. Помнишь? Как в детстве...
Рабастан догадывается, что давит на больное место, вопрос лишь к том, насколько он делает больно. Слизеринцы немало издевались над Петтигрю, когда его друзей не было рядом, и наверняка сложнее всего было справиться с такими старшекурсниками, как Стан. От них крайне непросто убежать, пока сами не позволят.

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » from scratch