Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Картотека личных дел » Thomas Winston, 35, Order of the Phoenix


Thomas Winston, 35, Order of the Phoenix

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

THOMAS WINSTON, 35
Tom Hiddleston

http://funkyimg.com/i/2LFxt.gif

• Прозвища: Томми, Том-соломинка
• Дата рождения: 11.02.1943
• Род деятельности: в нынешнее время владеет пабом-гостиницей "Дырявый Котёл"
• Образование: Хогвартс, факультет Равенкло
• Статус крови: Полукровный
• Лояльности: Орден Феникса

http://funkyimg.com/i/2LFxu.gif

Расскажи свою историю

• Место проживания: в данный момент - Лондон, Косой Переулок.
• Семья:
Марла Уинстон - мать, артефактолог и археолог, обитает где-то в Южной Америке (очередная экспедиция)
Уильям Уинстон - отец, ныне океанолог, находится в полугодичной вахте в Атлантическом океане
Александра Уинстон - сестра, живет где-то в Ирландии, ищет себя
• Семейное положение: холост, есть кот.

Биография персонажа

     Кажется, ещё до того, как Том появился на свет, его участь была предопределена. Его матушка происходила из весьма древнего, очень обширного и насквозь полукровного рода, который, казалось бы, как назло ставил эксперименты со всем, чем только можно, вплоть до своей собственной жизни. Эдисоны пытались разнообразить свою жизнь со всех сторон - начиная с приготовления коктейлей, поиска новых способов воспитания детей и заканчивая заключением довольно спорных с точки зрения общепринятой морали браков, а также, разумеется, играя в русскую рулетку с магией. А потому среди его родни значатся немало случаев трагических смертей в результате неверно сработавшего заклятия или от зубов малоизвестного волшебного животного. Среди предков и родственников Тома значатся самые разные и самые причудливые люди - ученые, изобретатели, аферисты, преподаватели, натуралисты, врачи, спасатели, бродячие музыканты, дрессировщики, цыгане и даже ловец жемчуга. Надо ли говорить, что трудиться в больнице или передавать знания потомкам - весьма благородно? Но у Эдисонов практически никто не хотел жить "нормальной" жизнью. Если врач, то уехать на какой-нибудь край света, где лекари почитаются за богов. Если быть учителем, то, например, в колонии. Дрессировщики брались укрощать весьма опасных тварей, аферисты гремели на целый континент, а затем так тщательно скрывались, что можно было подумать будто они умерли, ну а изобретателей не останавливали провалы, потери конечностей и сожженные дома. Совершенно рядовыми были разговоры о том, что дядюшка Стивенс обнаружил в джунглях Амазонки новый вид смертоносного красивейшего цветка-ловушки, в то время как троюродная кузина Габриэль обворовала богатую вдову и улепетнула куда-то в британскую глубинку с очередным женихом (кажется, лесорубом... и - ни разу не трагедия - магглом!), а на днях пришло печальное письмо с приглашением на похороны прадеда Льюиса, который, в принципе, мог жить ещё лет двадцать, однако технику безопасности при создании новых заклинаний никто не отменял!
     Уинстону нравилось жить в атмосфере постоянного движения и нескончаемых странных приключений. Он не мог сказать, что рос в доме, где живут на широкую ногу, однако не помнит, чтобы в чем-то когда-либо нуждался. Разве что во внимании собственных родителей. Погруженные в свою любимую работу, мать и отец иногда словно отключались от внешнего мира, и в ту пору до них не мог бы достучаться и внезапно сорвавший крышу с дома великан. Но со временем Том перестал беспокоиться о нужде в родительском внимании и научился занимать свой досуг самим собой, а также той родней, с которой общался - бабушками, ещё уцелевшими дедушками, кузинами и пр. Регулярно кто-нибудь заскакивал "на чай" и оставался жить на месяц, но Том возвращал сторицей, навещая многочисленную родню в самых разных уголках Британии, да и всей планеты. Кроме того, у Уинстонов всегда ломились полки от обилия разных книг, в гостиной стояло пианино, помнившее, должно быть, крестовые походы, но которое до сих пор работало, а значит нужно было его освоить, да и придумывать эксперименты Уинстон умел ничуть не хуже родителей. В их доме было запрещено запрещать и необходимо было задавать даже самые дурацкие вопросы; споры, бывало, полыхали до небес, порождая истину, а понятия об ответственности, романтике, чести и прочих довольно необходимых в жизни каждого почтенного члена общества вещах зачастую причудливо искажались.
     Мать Тома, Марла, находила дюжее очарование в ушедших эпохах, и получив, по настоянию родителей, образование артефактолога, очень быстро отправилась за вторым, в этот раз избрав стезю археолога. Благо, в финансовом плане небольшое семейство уже-Уинстонов могло себе позволить подобные поиски себя и смысла жизни. Разумеется, это не могло пройти бесследно, и вскоре после того, как Том достиг вполне сознательного возраста в размере восьми лет, Марлу зачастую можно было узреть больше в бесконечных экспедициях, чем дома. Уинстон-младший, сопровождавший ее в ряде этих экспедиций, смирился, что для него роднее продавленная тахта в безымянной лачуге Египта, где они находятся на очередных раскопках, чем уютная по-английски изящная кровать в своей собственной комнате. Единственное, что с некоторых пор составляло для него сложность, так это появление младшей сестры, Александры. В поездках их сперва сопровождала няня, однако Томас очень быстро осознал, что лучше него о сестре никто не позаботится. И когда ему стукнуло десять, Сандре шёл шестой год, а няни не стало, то уход за мелкой практически полностью лег на него. Мать была занята своей работой, отец своей.
     Уинстон-старший окончил Хогвартс с отличием, и хотя подавляющая часть его родни являлась магглами, он отлично зарекомендовал себя, очень старательно и бережно изучая магию, а также явив миру ряд научных работ. Наука, в частности океан и его обитатели, была настоящей страстью Уильяма, однако она не приносила желаемого дохода, а Уинстоны являлись показательными представителями среднего класса. Не желая зависеть от более состоятельной родни жены, Уильям поспешил найти свое место в магическом мире, занявшись поставками в Британию товаров и услуг иностранного производства. Это могли быть как китайские зачарованные чайники, сами заваривающие чай, так и африканская древесина для метел, засушенные травы для зелий, которые добывались лишь в некоторых районах Индии, селекционные виды животных и прочее. Уильям дневал и ночевал на таможне, без устали писал заявления и выбивал разрешения, отлично зарекомендовал себя умелым переговорщиком и довольно быстро перестал браться за все подряд, сосредотачиваясь на необычных заказах, сложных доставках и требовательных клиентах. В первые полгода Уинстон-старший взял себе в помощь одного бывшего сокурсника, а через пять лет у него был целый штат людей, занимающихся розыском по запросам и доставкой до клиента. Незаконные дела Уильям проворачивать не желал, а потому Том до поры-до времени регулярно видел своего отца дома. Конечно, когда тот не был занят очередной командировкой. Однако, вскоре выяснилось, что новые партнеры отца не столь чисты на руку, а оставаться на плаву с незамаранными руками сложно, потому фирма была упразднена. К тому времени, когда Том закончил школу, Уильям плюнул на все и занялся своим любимым океаном, а на основе клиентской базы и связей былого дела Уинстона-старшего, его родной брат основал свою маленькую фирмочку, которая, впрочем, не гнушалась заниматься опасными делами, вечно балансируя на грани законного и противозаконного.
     Среди столь эксцентричного окружения Томас выделялся довольно спокойным характером и умением просчитать на несколько шагов вперед в то время как его драгоценные родственники жили так, будто сегодня последний день. В доме, где постоянно что-то взрывалось, пело, двигалось, появлялись знакомые и незнакомые люди, в общем, вовсю кипела жизнь, Том научился во-первых, органично взаимодействовать со всей этой кутерьмой, во-вторых, тактично сливаться, когда дело пахнет керосином, а в-третьих, не менее элегантно оберегать свое собственное личное пространство. Например, помимо практических экспериментов, в которые его втягивали родственники, Том очень любил читать, и когда ему надоедал шум вокруг, он будто растворялся из поля зрения, находил тихое место, где полностью погружался в мир бумажных страниц. Уинстон также с раннего детства очень ждал письма из Хогвартса, а потому кроме странных опытов "а будет ли вкусным мороженое из травы, и что будет, если к нему добавить зелье от головной боли?" и "постирав мамино зачарованное пальто определенным образом, смогу ли я осчастливить постоянно ноющей об этом сестру? станет ли оно ей впору?", Том по мере сил познакомился с теми предметами, которые вот-вот ожидали его в школе. Разумеется, после поступления он с огромным энтузиазмом углубился в учебу, находя огромную поддержку в сокурсниках, поскольку Распределяющая Шляпа отправила его на Равенкло. Пожалуй, он мог бы затеряться среди других студентов, но он имел в запасе тысячу и ещё одну историю, которые происходили с его родней (и неважно, что он не был свидетелем половины из них и мог даже не догадываться насколько все приукрашено), умел показывать забавные фокусы при помощи ловкости рук и умел находить общий язык практически с любым.
     Уже в школьные годы он понял, что однажды его умение говорить и (или) рассказывать когда-нибудь станет залогом успешного будущего, а потому он помимо дисциплин, установленных курсом, немало времени посвящал изучению языков. Преимущественно самостоятельному - обложившись учебниками, разговорниками и пластинками, но вот с испанским и ирландским языком ему повезло - в Хаффлпафф, на курс младше училась студентка испано-ирландского происхождения, свободно говорившая на своих родных языках и английском. В обмен на помощь с некоторыми предметами и книжки, она регулярно разговаривала с Томасом на этих языках, рассказывала ему о детстве в Испании и делилась маггловской историей. Все каникулы Уинстон проводил преимущественно зарубежом, узнавая культуры разных стран и понимая, что ему всегда будет мало одной лишь Англии. Преподаватели прочили ему неплохую карьеру, например, в Министерстве Магии, в отделе международного магического сотрудничества, но Том всегда был слишком свободолюбивым, чтобы привязать себя к одному месту. И все же после завершения обучения в Хогвартсе, Уинстон решается на неожиданную выходку - он поступает на вечерний факультет лингвистики в Оксфорде, а в Министерстве оказывается на начальных позициях в отделе Магических происшествий и катастроф. Из-за путаницы в бумагах его направляют не в Комитет по выработке объяснений для магглов, а в группу аннулирования случайного волшебства, но Том всегда замечательно показывавший себя в обращениях с заклинаниями, неплохо вписывается в команду. Совмещать работу и образование в ту пору для него невероятно сложно, но ему во всем содействует сестра, на пару с которой они снимают квартирку в магической части Оксфорда, да и про личную жизнь он забывает надолго. Однажды приходится вспомнить - Том оказывается на очередном задании, предписывающем избавиться от следов магической деятельности подростка шестнадцати лет, применившего магию во время школьных каникул. Вот только Уинстон никак не подозревал, что дети бывают столь агрессивными и могут оказывать такое сопротивление, когда их пытаются задержать. Подростку на помощь приходит группа поддержки, и пока он с истерической возбужденностью кричит что-то о том, что все они глупцы, не имеющие ни малейшего представления о грядущем, Тома ранит заклятьем, отправленным одним из союзников юнца. Когда прибывает отряд авроров, практически все зачинщики безобразия обезврежены, но именно в тот вечер Уинстон знакомится со своей будущей невестой - Рионой О'Нэффин, аврором и прекрасной девушкой. С ней Том не раз сталкивается на многочисленных допросах по поводу произошедшего и в процессе суда над агрессивными подростками. Понять, что сподвигло весьма успешных студентов Хогвартса на подобные выходки, так и не удается, а эпизод с задержанием надолго врезается Тому в память. Именно тогда он все яснее начинает понимать, что в Министерстве ему не место, ему нужно дальше изучать язык, и делать это не в четырех стенах университета, а "в поле", то есть в той стране, где на этом языке говорят. Он все же задерживается в Англии до получения бумаг об окончании образования и уезжает первым делом в Испанию, увозя с собой Риону и переключая внимание не только на языки, но и то, в чем он всегда был хорош - заклинания. Он не просто изучает культуру, обычаи и природу другой страны, он крайне скрупулезно находит сведения. Например, о том или ином ритуале, заклинании, полезных свойствах растения, произрастающего только в этой стране. Уинстон пишет научные статьи, а также вскоре начинает работать на Министерство Магии Великобритании, все-таки принося небольшую пользу Отделу международного магического сотрудничества в качестве переводчика.
     Год спустя Уинстон отмечает двадцатипятилетие и отправляется навестить мать, занимающуюся раскопками в Африке. Именно в тот момент отношения с Рионой проходят значительные испытания, поскольку девушка, не привыкшая к столь затяжным поездкам, да еще и в такие экзотические места, становится от Уинстона всё дальше и дальше. Том и Риона какое-то время живут в Алжире, где успевают неосторожно столкнуться с торговцами людьми и контрабандистами, занимающимися незаконным вывозом магических и обычных животных заграницу. После этого Риона остается работать в местном Министерстве Магии, а Том продолжает следовать на юг. Иногда его денег едва хватает на элементарное выживание, но интерес к изучению нового неумолим. Он не раз попадает в опасные приключения, пару раз навещает отца в его плаваниях, успевает перепробовать кучу профессий, как магического, так и маггловского характера - не гнушается участью матроса, гида, поломоя, работает в гостинице и при дворе африканского короля, сопровождает своего родственника-натуралиста, работает счетоводом на плантациях сахарного тростника. Уинстон даже успевает поработать на своего дядю, разыскивая товары разной степени ценности. Он видит не только чем живут люди, с которыми сталкивает его судьба. Том изучает иностранную магию, сравнивает заклинания и зелья, учится говорить на местных диалектах, а самое главное - узнает местные легенды и обычаи. Некоторые из них не более, чем сказки, призванные запугать детишек или объяснить непонятное природное явление, но порой встречается информация о весьма полезных навыках, местах, людях.  И нигде, нигде он не забывает записывать узнанное до мозолей в пальцах, до смыкающихся глаз. В двадцать девять Том дописывает довольно фундаментальный труд о магии Западной Африки, впрочем, мало кого интересующий, кроме узкого круга ученых, зато несколько новых заклинаний, разысканных им в поездках, встречают немалый интерес в сфере науки и образования. От него ждут новых поисков и новых находок, и в тридцать лет Том следует через Атлантику, погружаясь в мир Южной Америки. В той поездке его сопровождает сестра и двое кузенов, и это скорее путешествие для удовольствия, чем для работы. Но Том продолжает делать заметки и по возвращении в Британию, пишет несколько статей, прикладывая к ним колдографии, сделанные одним из кузенов. Он пытается пожить в Англии, но его хватает всего на несколько месяцев, по истечении которых он вновь начинает колесить по свету.
     Путешествует он ровно до тех пор, пока в одной из поездок с ним не случается несчастный случай. Уинстон никогда не подставлялся сверх нужного, но и рисковал всегда довольно сильно. А ещё магия всегда взимает свою плату с того, кто слишком сильно ею увлекается. И если раньше плата была соразмерной полученной пользе, то в этот раз всё произошло в куда худшем раскладе. Том подвергся действию проклятия, столь сильного и темного, что даже не сразу осознал его воздействия. Меж тем, чем быстрее было бы обнаружено проклятие, тем быстрее можно было бы принять восстановительные меры и тем больший эффект это бы дало. К сожалению, к тому времени, когда странности привели к выводу, что он уже вовсе не тот человек, каким был еще месяц назад, было поздновато. Том словно скакал во времени. Вот он размеренно пьет чай с матушкой, любовно счищающей грунт с очередного скелета, а в следующий момент стоял на палубе корабля, уносящего его по водам Атлантики домой. Сегодня утром он точно надевал зеленые носки, но сейчас полдень, а носков на нем вовсе нет. Провалы в памяти начались с бытовых вещей, но со временем они переключались на совершенно рандомные события и явления - прошлый день рождения сестры, трехлетней давности поездка в Европу, просьба матери принести воды, обыкновенное заклятие очищения. Уинстон прибыл в Больницу Святого Мунго по протекции матери и несколько месяцев провел там, пытаясь просто остановить развитие проклятия. Когда это, наконец, удалось, и память более-менее вернулась к норме, Уинстон вернулся домой, впервые за долгие годы будучи окруженным вниманием матери. Конечно, память к Тому теперь в полной мере не вернется никогда, при том, что он не похож на человека, столкнувшегося с амнезией, все ещё способен думать, опираясь на полученный опыт и запоминать события... В понедельник он может помнить куда кладет ключи, в среду напрочь забывает, где же их привычное место, в четверг он совершенно не помнит зачем ему вообще ключи, но в субботу с ним снова все нормально. Близкие не знали, чего ждать от него в следующий момент и особенно в следующую встречу, а Том обзавелся немалым количеством напоминалок, которые тщательно маскировал, стесняясь своего теперешнего состояния.
     Пока он раздумывал, чем же заняться дальше и насколько безопасно теперь выбираться бороздить просторы океанов и континентов, он наносит гостевой визит к своему двоюродному деду. У того двое давным-давно живущих в Америке взрослых детей, несколько котов и масса воспоминаний о прекрасных былых временах. А ещё страсть к литературе и азартным играм. Тому всегда было приятно пообщаться со своим тезкой, который являлся тезкой и одному великому ученому. В один из вечеров, заседая у камина с самокрутками, волшебными картами и волшебными шахматами, два Тома всерьез напились, и ставкой в очередной их шахматной партии со стороны одного Тома стал паб-гостиница "Дырявый котёл", а со стороны другого - добытый Уинстоном в Африке весьма ценный скелет редкого дракона, из костей которого вполне можно было бы делать артефакты. В результате партии выиграл Том-младший и они подняли стаканы за нового владельца "Дырявого котла", однако наутро Уинстон не помнил исход их встречи и со спокойной душой укатил в город, дабы привезти дедушке фруктов. Когда по возвращении он увидел нотариуса и здоровенную связку ключей, то сначала ничего не понял. Но вскоре вопросы были развеяны, а Том-младший попытался отнекиваться от выигрыша, мол в своем ли уме дед? Они ж были пьяны, да и пабом этим он владеет еще с тех пор, как там не было никакой гостиницы. Том-старший же настоял на том, что все законно, и "никакого огневиски в этой стране не хватит, чтобы выразить мою радость по поводу того, что я теперь могу уйти на заслуженную пенсию!"
     Уинстон совсем скоро прибыл в свою новую вотчину, немного поразившись как изменился паб она с тех пор, когда он в последний раз был в нем. Да практически никак! Те же заросли паутины по углам, мрак, будто специально созданный для собрания заговорщиков, и такое количество людей каждый день, что кажется будто половина Лондона заходит сюда. Решив, что продавать собственность своего предка он не вправе, да и не чувствует в себе уверенности, чтобы сейчас вновь отправиться не то, что на другой континент, а даже на другой конец Лондона, Том попробовать управлять "Дырявым котлом" и посмотреть, что из этого выйдет. Понемногу он втянулся в ритм жизни этого места, смирился со своим своевольным персоналом в лице, например, Эммелин Вэнс, и начал подумывать о том, как улучшить свое новое пристанище.


Выверни карманы

• Волшебная палочка: Сосна, перо Феникса, 13,5"
• Артефакты:

Проявитель врагов

Когда Томас доучился до финального, седьмого курса обучения в Хогвартсе, его родная бабка по-своему отпраздновала это событие. Она заявила, что Уинстона впереди ждет прекрасное будущее, однако не всегда светлое. "Тебе это нужнее", заявила она, вручая ему сверток. С тех пор Проявитель врагов стал постоянным обитателем чемодана Томаса, сопровождая его куда бы он ни отправился. Признаться честно, пару раз волшебный предмет подвел его, а спасла Уинстона только его бдительность, однако, Том не спешит расставаться с "подглючивающим" предметом, поскольку это очень памятный подарок. И в другие пару раз он всё-таки его выручил.

Мешочек из ишачьей кожи

Поскольку отец Томаса занимался не только поиском и доставкой материалов для различных нужд волшебников, но и некоторыми готовыми товарами, в 1966 через его руки прошла партия мешочков из ишачьей кожи. Каждый был мастерски сшит вручную из кожи ишаки - не примечательный на вид, но крайне полезный. Уильям в тот год немного разорился на подарки своим детям, подарив им вот такие очень удачно зачарованные мешочки.

Напоминалка

Немного усовершенствованная им самим и его бывшим коллегой по Министерству Магии напоминалка. Это не просто стеклянный шарик, который краснеет, если Том что-нибудь забыл - в багряном дыму можно разобрать слова, о чем именно он забыл. Например, "цветы" или "отчет Эми". Надо сказать, что такая система помогает очень относительно, поскольку приходится уже самому напрягать мозги в попытке додумать, хотел ли он заказать цветы, чтобы расставить их в комнатах постояльцев или полить свои загрустившие горшки с геранью в кабинете, и что это за отчет Эми - нужно его спросить с неё? Или что-нибудь ей рассказать? А может подготовить для неё какие-то бумаги? Но Том все равно пользуется этой штукой, поскольку нередко забывает записать что-нибудь нужное в более подробном виде.

• Животное: кот Освальд - появился пару лет назад, пожилой сыч Леонард
• Тип темперамента: сангвиник.

• Амортенция: древесина, корица, цветы персика
• Боггарт: лианы африканских джунглей, которые мгновенно опутывают его и душат, душат, душат
• Магические способности: очень хорош в заклинаниях; участвовал в дуэльном клубе в школе, что сослужило ему хорошую службу во взрослой жизни - он нередко оказывался в крайне опасных для жизни ситуациях, скорость реакции несколько раз его буквально спасла от неминуемой гибели; имеет некоторые представления о магии вуду; неплохо варит зелья;

старательно развивает беспалочковую магию

- почти сразу после школы будучи в одной из поездок в Африке, подвергся атаке диких животных, в результате чего получил множество переломов. Конечно, обычно для волшебника нет никаких сложностей, чтобы оправиться после подобных травм, не имеющих отношение к магии. Однако, это в том случае, если наготове есть умелый лекарь. И в том случае, если нет отягчающих обстоятельств. Уинстон в результате той атаки упал в заросли магических лиан (не дьявольских силков!), которые начали душить его, не способного пошевелиться, и даже вызвали остановку сердца. Если бы не пришедшие на помощь спутники Томаса, то он вполне вероятно погиб бы уже кучу лет назад. В ухудшившихся погодных условиях, врач до Томаса добирался около трех недель. За это время выяснилось, что лианы были не только физически мерзкими, они были ещё и ядовитыми. Вкус отвратительного варева, которым его отпаивали, Уинстон запомнил на всю жизнь. Как и некоторые из галлюцинаций, мучивших его от воздействия яда. Эти чертовы лианы до сих пор изредка снятся ему в кошмарах, опутывая его конечности, которыми он и без этого не может пошевелить. Однако в ту пору он не мог пошевелить ими из-за переломов. И именно в то время ему рассказали, что для того, чтобы заставить магию работать, вовсе не обязательно пользоваться "вспомогательными средствами". Некоторые магические африканские племена пытались колдовать без посохов, заставляя работать в первую очередь волю. Тогда, лежа в кровати, со сломанными руками, Томас пробовал призвать стакан воды или наколдовать воду, а также отогнать назойливых насекомых. Призвать стакан воды у него получилось уже год спустя, а вот в попытках избавиться от летучих тварей, Том пару раз своим "кривым заклинанием с недостаточно четким посылом" устроил пожар.


Охарактеризуй себя

Сильные стороны:

Слабые стороны:

Умеет находить общий язык с самыми разными людьми, расположить к себе. Привык добиваться поставленных целей. Не злопамятен, и хотя зачастую действует в своих интересах, ему не чуждо благородство и расположенность к добрым поступкам. Очень любит животных, как и они его. Более того, Том хорошо разбирается как в маггловских, так и магических растениях и животных, особенно встреченных во время поездок. Умеет готовить, оказывать первую помощь (даже без помощи магии) и имеет неплохие навыки выживания в сложных условиях, приобретенные во время своих многочисленных путешествий. Обладает отличной скоростью реакции. Сложно вывести из себя, напугать или заставить нервничать. Способен к языкам, кои изучает до сих пор. Владеет помимо английского - французским, латынью, польским, арабским, испанским, португальским, суахили, несколькими наречиями берберского языка и хинди; знает язык водяного народа, понимает гоббледук.

Иногда в нем просыпаются периоды хандры, в которые он ищет либо полного уединения, либо общения лишь с самыми близкими. В такие моменты может быть холоден и жёсток в общении. Местами требователен к другим, поскольку требователен и к себе. Уверен, что если что-то не сделано, значит не хотелось, а не потому что не было возможности. Склонен к черному юмору. Временами неряшлив (скорее не в своем облике, а в обстановке вокруг), хотя теперь это проявляется куда чаще и куда неприятнее, чем раньше в силу забывчивости. Не любит признавать собственных слабостей, поэтому борется с ними по мере сил, но иногда выбирает для этого довольно неприятные, опасные методы. Порой слишком импульсивно принимает решения, за которые потом приходится либо краснеть, либо исправлять, впрочем, муки совести он всегда в таких случаях старается минимизировать, вплоть до того, что будет отрицать очевидное. В экстремальных ситуациях зачастую очень конкретен, немногословен и безжалостен. Когда крайне увлечен чем-то, забывает есть, пару раз доводил себя до истощения. Временами бывает словно человек-катастрофа - к нему так и липнут неприятности, травмы и плохое настроение окружающих.


Сними маску

Где узнали об игре? баннеры у партнеров, реклама на форумах в отведенных темах
Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост

Финеас восседал за прилавком магазина сладостей, который они с Эдгаром открыли пару месяцев назад, и разбирал целый ворох документов, касающихся их с Эдом совместных предприятий. Рядом, на подоконнике, Морфеус заинтересованно гонял ожившую сахарную мышь, время от времени довольно ухая и хлопая крыльями. Дела шли не самым лучшим образом - в магазинчике, помимо владельца и его филина, не было абсолютно никого, и будний день тут был вовсе не при чем. Финеас понимал, что о его персоне в Лондоне, да и в прочем магическом мире, ходит не самая лучшая молва, а тот факт, что есть куда более популярный и привлекательный магазин - товары Зонко, и вовсе отбивал у многих желание зайти в незнакомую лавку сладостей. Блэк, однако, не торопился закрываться, наоборот, строил вовсю дальнейшие планы, темным пятном в которых маячила финансовая дыра, в которую Финеас запросто мог вот-вот провалиться. Несколько появившихся постоянных покупателей хотя и были очень приятным открытием для Блэка (оказывается, тебя действительно могут любить только за то, что ты делаешь, а делал Блэк для этого магазинчика много), но вовсе не спасали с каждым днем разваливающееся дело. Финеас, тем не менее, как и Эдгар, не терял веры в светлое будущее, раскладывая по полкам новоизобретенные и свежеизготовленные запасы медовых мини-ульев, кунжутной разноцветной пасты, мятных конфет в самых разных исполнениях и главной моды последних дней - шоколадных бабочек. Блэк полагал, что если они опустят руки сейчас, когда половина пути уже пройдена, да что там - когда этот путь практически близок к счастливому завершению и может позволить им выйти на большую дорогу, то предадут не только друг друга, новообретенное дело своей жизни, но и самих себя. Магу не хотелось вспоминать, что каким-то боком тут причастны бездонные долги, в которые они уже погрузились с головой - в конце концов, у всех бывают трудные времена, а вот если ты остаешься без друзей... считай, что дела твои хуже некуда. Финеас отложил бумаги и потер переносицу - в глазах рябило от обилия цифр, выведенных ровными рядами, каллиграфическим почерком банкиров и казначеев. Он немного посмотрел за игрищами Морфеуса с сахарной мышью, а филин вдруг, поняв, что за ним следят, оторвался от своего развлечения, и пристально воззрился на хозяина. Он будто все понимал, что подтвердил буквально через секунду - мощно расправив крылья, словно, потягиваясь, Морфеус взлетел и устремился куда-то в кладовую. Финеас лишь покачал головой, проследив путь филина, и погрузился обратно в документы. Однако, ненадолго, потому что в скором времени Морфеус вернулся, плюхнув на прилавок перед хозяином коробочку "Разновкусных леденцов".
- Думаешь, нам нужно заняться этим прямо сейчас? - Спросил Блэк филина, который тут же постучал клювом по коробочке.
- Самое время, говоришь. - Блэк собрал бумаги в неровную стопку и отложив их в конец прилавка, встал, следуя за шустрым филином в кладовую. Пахнуло еще не разобранными запасами мятной пастилы и фруктовой глазури. В дальнем углу стоял старый диванчик, на котором иногда приходилось ночевать в силу дикой усталости и нежелания идти домой. Длинные ряды металлических полок были заставлены самыми затейливыми угощениями. Помимо дел насущных, Финеасу удавалось заниматься и технической стороной дела, придумывая вместе с Эдгаром новые вкусности для магазина. Теперь самые последние их изобретения покоились на стеллажах кладовой, ожидая, пока их расставит в торговом зале кто-нибудь из владельцев. Недавняя перестановка высвободила немного места, и Финеас не смог в этот раз отвертеться от выкладки товара. Блэку всегда было сложно включить художественный вкус, который у него, по его твердому убеждению, отсутствовал, и сделать что-то красиво. Но Эдгар был неумолим и настоял на том, что кому-то тоже не помешает поучиться выполнять самую разнообразную работу. Все подхалимно-льстивые фразочки из разряда "У тебя же получается лучше!" были пропущены мимо ушей. Выбора у Блэка не было, поэтому, вооружившись опасной пирамидой из коробок, свертков и упаковок, он прошествовал со своей драгоценной ношей в торговый зал, а Морфеус прохлопал крыльями рядом, вынося на свет дневной парочку пакетиков рахат-лукума "Британские ночи". Чинно взобравшись на маленькую стремянку, Финеас увлеченно рассовывал вкусности на полки. Медовые пряники пониже, да поближе ко входу - они непередаваемо пахнут, этот душистый пряный аромат должен ощутить каждый. Они пахнут как лето, солнце, как самый вкусный мед, собранный пчелами из цветов в деревушке Каслтон, а венчает все - приятная нотка в виде душистого перца. Лакричные червячки тоже должны быть доступны каждому, это же самая вкусная лакрица, которую Финеас когда-либо пробовал! Хотя он раньше смело заявлял, что ненавидит лакрицу. Однако, Эдгар убедил Блэка попробовать, а заодно поменял его мнение об этой гадкого цвета штуке. И где только его друг добыл эту лакрицу - один Мерлин ведает, но лучше бы им послать поставщику какую-нибудь приятную благодарность. А вот леденцовое разнообразие можно куда-нибудь и подальше запихать, на них все равно спрос стабильный. Стабильно никакой, хотя их незаслуженно обходят стороной.
- Как ты думаешь, Эдгар все равно потом все переставит, да? - Между делом спросил Блэк филина, который тут же рядом пытался оказать посильную помощь, поднимая в воздух пыль с соседних полок.
- Так, а это что еще за ерунда? Паутина? На моем шкафу? - Филин смахнул крылом со стеллажа увесистую сеточку паутины. Блэк педантично принялся прогонять невинных пауков прочь, палочкой рассылая заклинания в самые разные углы. В разгар сего процесса прозвенел колокольчик над входной дверью, докладывая, что в магазинчик забрел наконец долгожданный покупатель, и Финеас от неожиданности промахнулся с заклинанием, попав в неустойчивую стопку недавно принесенных коробок. Они с мягким издевательским стуком, который раздался словно раскат грома в гробовой тишине, посыпались к нему под ноги. Но Блэк и думать о них забыл, когда поднял глаза и увидел вошедшую девушку.

Отредактировано Thomas Winston (30.09.2018 21:39:13)

+5

2

http://funkyimg.com/i/2KXSM.gif

Добро пожаловать в мир Marauders. The Reaper's Due!

Вот вы и стали частью нашего маленького мира. Включайтесь же в игру! В этом вам помогут темы:


Удачи и вдохновения!

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Картотека личных дел » Thomas Winston, 35, Order of the Phoenix