Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Дети… Альбус не хотел бы, чтобы эта война была войной детей, но все выходило именно так. Уклоняться он больше не мог, самый очевидный ответ на негласный вопрос о его противодействии Тому назрел окончательно. Альбус подошел к Фоуксу и погладил его по красно-золотистой голове.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив замороженных эпизодов » В медленном вальсе таяли свечи


В медленном вальсе таяли свечи

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

В МЕДЛЕННОМ ВАЛЬСЕ ТАЯЛИ СВЕЧИ

https://4.bp.blogspot.com/-XqsT5b0an-c/VccS-TZ172I/AAAAAAAACn4/jLrrJA-dx4g/s1600/tumblr_mi9xliQYb21rq6dzao4_500.gif

Дата и место эпизода

Действующие лица

вечер 15 августа 1978, поместье Паркинсонов

Alexandra Flamel, Abraxas Malfoy

Все то, о чем вы хотели узнать, можно спросить, если знать у кого и как. Возможно, что не только спросить, но все - далеко не так просто, и от того игра - еще интереснее.

Отредактировано Abraxas Malfoy (25.09.2018 17:02:51)

0

2

Когда ты журналист, то в твои обязанности хочешь того или нет, входит посещать различные мероприятия. Интересные и не очень. Скоплением уважаемых, богатых, вычурных и пафосных жителей магической Британии, и скромные праздники для обычных волшебников. Побывать, красочно описать, рассказать про слухи и интриги, кому-то сделать рекламу, про выходки кого-то умолчать, ведь с ним дружит главный редактор «Пророка». Все становится значительно проще, когда ты больше не копаешься в грязном белье меценатов и политиков из Министерства Магии. Все становится значительно опасней, когда это касается убийства дипломата из Африки, в графике которого стояла одна единственная встреча с главой отдела международного магического сотрудничества, мистером Малфоем. Если бы это дело было в мире не магов, как их называют в Америке, все прикрылось бы политической неприкасаемостью, но не в магической Британии на стадии войны с Темным Лордом. Помощники Малфоя не дают комментарии, аврорат не может вызвать его на допрос, потому что уважаемый господин занят важными делами. Министерство Магии пытается спустить на тормозах и замылить, что называется, глаза, не оглашая тему беседы убитого с главой ММС, а он единственный, который может хоть что-то рассказать о том злополучном дне.
Один покровитель Александры был так любезен, что проговорился о том, что мистер Малфой посетит праздник в поместье Паркинсонов, и что прессе быть там крайне не желательно, но незамужней воспитаннице алхимиков там точно стоит побывать. Это был ее шанс оказаться в нужном месте в нужное время с нужным магом.
Малфой мало походил на мужчину, который любит делиться своими секретами, а Алекс не была той, для кого это была проблема. Еще в школе она не привыкла останавливаться перед трудностями, сшибая «стены» на своем пути. «А если ничего не узнаю, просто хорошо проведу время, отдыхать тоже когда-то надо!» - думает Фламель, рассматривая себя в зеркало. Для сегодняшнего приема она выбрала красное шелковое платье в пол. Вверху его украшал сердцевидный вырез с тугим корсажем, а к низу шла широкая свободная юбка. Из украшений небольшие черные топазы в серьгах, цепочке на шее и браслете на руке. Меньше всего она хотела привлечь ненужное внимание сегодня, ожидая, что английские дамы выберут пестрые и яркие одежды, украшенные множеством камней. Белокурые волосы она решила собрать в прическу, еще больше подчеркивая шею и оголенные плечи.
Ла Рошель прибыла к назначенному месту, задерживаясь примерно на сорок минут. Дворецкий, или кем бы он ни являлся, проверил ее приглашение и, качнув головой в сторону входа в зал, так своеобразно ее пригласил. Из холла лестница вела вниз, к залу, из которого слышался смех, музыка и множество голосов. Алекс остановилась на возвышенности, наблюдая за происходящим и пытаясь найти мистера Малфоя. Определив его местоположение, девушка не торопясь спустилась в зал. Мимо проходящий домовой предложил ей бокал с шампанским, который она охотно приняла. Волшебница оказалась совсем рядом с главой отдела, и, не подавая виду, повернулась к нему спиной, размышляя, чтобы предпринять. В голову не приходило ничего стоящего, поэтому, Александра решила дать себе больше времени, чтобы подумать, и найти какого-нибудь знакомого, который мог бы их представить друг другу. Она разворачивается, чтобы оправиться прочь, но журналист сталкивается с кем-то, выливая на его смокинг шампанское. Ла Рошель поднимает глаза, обнаруживая такое знакомое лицо, которое она разглядывала целый день, чтобы понять, как добиться от него ответов.
- О, Мерлин! – шепчет она, прикладывая пальцы к губам. Видимо от неожиданности, но акцент девушки становится сильнее обычного. – Мистер Малфой, позвольте мне. – палочка возникает сама собой, и один короткий взмах, как от одежды мага пошел пар. – Надеюсь вам не горячо, сэр? – прикладывая ладонь к месту вылитого шампанского, спрашивает она.

+1

3

Абраксас был хмур и деловит, когда авроры сновали по его отделу и задавали свои вопросы. Смерть господина Амади порядком подпортила и день, и работу всего отдела, и лично настроение главе того самого отдела в лице Лорда Малфоя. Не то, чтобы он жалел о данном инциденте, ибо, при личном знакомстве, господин (хотя язык вряд ли бы у него повернулся так именовать данного субъекта) Амади произвел самое что ни на есть неприятное впечатление. Вот уж с кем Абраксас дела бы не вел ни при каких обстоятельствах: слишком скользкий тип, который может предать в любой момент, да заодно и выкинуть чего-нибудь этакое, что явно отрицательно скажется либо на делах, либо на репутации, либо на всем вместе. Другое дело, что сам господин Амади дела с Лордом Малфоев как раз вести очень хотел - и это касалось не только дипломатических контактов между двумя странами. Так что смерть подобной личности - это не трагедия, но все же это доставляет определенные неудобства и даже более чем. Благо, что он сумел их обойти, сумел успокоить и министра, и цепных псов из аврората, а также коллег господина Амади, которые явно не питали к покойному особой любви. Другое дело, что расследование еще шло, и его имя в связи с этим всплывало там, где не надо.
На прием к Паркинсонам Абраксас выбрался просто потому, что не пойти не мог. Есть такие приемы, куда ходишь далеко не за развлечениями, не за шампанским и танцами, а за тем, чтобы поговорить с нужными людьми и соблюсти свои интересы. Собственных интересов у него всегда хватало, а в последние года к этому прибавились еще и "общие", которые он также был вынужден курировать. Не то, чтобы подобное было легко, но было всяко привычнее, нежели в плаще и в маске проливать чью-то кровь. Поэтому у Паркинсонов он был, пожимал руку хозяину, целовал руку хозяйке и говорил те самые "приятные мелочи" вроде того, какой замечательный прием или декор, повод или платье хозяйки, без которых обойтись было нельзя. Хозяева принимали его слова с благосклонными улыбками, в свою очередь утверждая, что их прием теперь точно заиграет новыми красками от посещения таким гостем. Этикет был соблюден, правила давно известны, и Абраксас уже проходит в залу. Вскоре в его руке уже бокал с игристым вином, а нужные люди находятся довольно быстро...
- Не думаю, что Германия повысит пошлины, - он качает головой, делает глоток, не особо чувствуя вкус напитка и вполне вежливо улыбается. - Им самим это невыгодно в первую же очередь, учитывая наличие других рынков неподалеку, - дела его ювелирного дома идут и даже очень, и Абраксас никогда не прочь приумножить прибыль, добившись выгодного контракта. Вот и сейчас, пожав руку, он прикидывает, как скоро те самые господа из Германии постучатся в двери его офиса. Мысленно поставив галочку о выполненном деле, Лорд Малфой уже собирается направиться дальше, как вдруг...
Шампанское проливается на смокинг на уровне груди, и это - еще та неожиданность, когда Абраксас поднимает голову, чтобы посмотреть, кто же на него так "удачно" налетел, а заодно и достать платок, чтобы смахнуть шампанское с ткани смокинга, где ему совершенно не место. Взгляд натыкается на золотые волосы, на красное платье с декольте, на цепочку и серьги с каким-то черным камнем. А леди уже переполошилась, да опознала его, и Абраксас слышит легкий акцент в этом ее "мистер Малфой".
- Прошу прощения, что столь бесцеремонным образом едва не сбил вас с ног, - он не уверен, что тут была его вина, но не извиниться - тоже нельзя. - Ничего страшного, - Абраксас было лезет за платком, но леди оказывается быстрее, доставая свою палочку, и от его смокинга уже идет пар, а в районе груди уже распространяется едва ощутимый жар. Он смотрит на нее внимательнее, но вовсе не потому, что пытается определиться со своими ощущениями после подобных манипуляций. Абраксас роется в памяти, пытаясь ее припомнить, ибо лицо выглядит для него все-таки знакомо, но никаких ассоциаций не вызывает, да и имена не всплывают рядом с ее фигурой.
- Горячо? - Абраксас опускает голову, смотря, как ее ладонь коснулась его смокинга в районе груди, замирая на нем, замечая, как искрится браслет на ее запястье, но нет колец. - Вовсе нет, не горячо, - но уже явно жарко. Он поднимает голову, снова смотря на нее и снова решительно не узнавая. - Боюсь, что мы не были представлены друг другу... - иначе бы он точно запомнил. - Абраксас Малфой, - его имя ей явно известно, но этикет все также никто не отменял, и он ловко перехватывает ее руку за запястье, чтобы поднести к губам и коснуться тыльной стороны ладони. Вежливая улыбка, еще один взгляд, и вот он уже как-то дальше никуда и не торопится.

+1

4

Сандра была девушкой далеко не робкой, но данная ситуация, которая пошла не по плану, заставила ее на несколько мгновений погрузиться в прострацию. Все оказалось проще, чем представлялось. Судьба сама приняла решение, как столкнуть, да, именно столкнуть, магов. План нарушен, стратегия не выработана, что делать дальше?
Представитель Министерства чувствует себя точно в своей тарелке, извиняясь перед ней, что чуть не сбил ее с ног. Александра растерялась от такого поворота, виновато улыбаясь, заботясь о том, как сработало заклинание, пряча глаза в пол, демонстрируя идеальные стрелки на веках. «Не хватало еще оставить ожог на груди женатого мужчины, а потом оправдываться перед благоверной, что я вовсе не хотела… Кстати, где она?» - Ничего страшного. – констатирует Малфой, совсем не заботясь о сохранности смокинга. Фламель была педантична к вещам, все должно было быть строго, элегантно, со вкусом. Внешность, должность, образ жизни обязывал носить подобные вещи, как и главу клана Малфоев, который служил на благо Министерства Магии.
- Конечно, не страшно. Если бы это было красное вино, то однозначно осталось пятно, возможно, даже на рубашке. – он что-то говорит, про то, что они не представлены друг другу, а Сандра поднимает глаза на мага, чтобы назвать свое имя, но не успевает и Малфой ее опережает. Она видит, как он подносит ее руку к своим губам, такой волнительный момент… Возможно, для кого-то, но не для Алекс. Девушка уже приходит в себя, останавливая взгляд на губах главы отдела, который произносит свое имя. Статус, репутация, манеры, воспитание, этикет, чистота крови – это были главные качества семьи Малфой. Без них трудно было представить существование их небольшой империи. А так же от множества романов, которые желтая пресса приписывает мистеру Малфою. Александра знает наверняка, как создаются подобные новости, но считает себя слишком профессионалом, чтобы прибегать к выдумкам. Хоть ее коллега с «Пророка» и уверяла Фламель, что это чистая правда, воспитаннице четы алхимиков хотелось верить в лучшее.
- Абраксас Малфой. – взгляд направлен только в глаза, и один Мерлин знает, чего еще касаются эти умные, но очень пытливые глаза.
- Очень приятно с вами познакомиться лично, мистер Малфой. – щебечет она, второй рукой, как бы невзначай прикрывая декольте платья. Очень выразительный жест и трактовать его можно по-разному. С одной стороны журналист восторгается насколько ей приятно познакомиться с сэром, с другой – немного, как ханжа, прячет грудь. – Александра Фламель. – она все еще думает, узнает ли он в ней ту журналистку, которая входила в делегацию его поездки несколько лет назад в Италию, но решает, что вряд ли, ведь Малфой был слишком увлечен своей спутнице тогда. Конечно, это была шикарная супруга Аделаида, ведь визит был официальный. – Очевидно, что мне потребуется другой бокал. – говорит девушка, пытаясь припомнить момент, когда у нее из руки исчез пустой бокал, после того, как содержимое опрокинулось на Абраксаса. – Мой спутник не торопится меня осчастливить своим присутствием, поэтому позвольте выпить с вами и мадам Малфой? – спрашивает Алекс, оглядываясь в поиске cупруги мистера Малфоя.

+1

5

Досадный инцидент - не более того, но все равно и он не вписывался в планы Абраксаса, который уже собирался идти дальше по своим делам. Развлечения приема у Паркинсонов его не слишком интересовали, и он не собирался тут участвовать в общем задоре. Нет, поулыбаться, поздороваться, пообщаться - это он был готов, но вот что-то еще - нет, увольте: у него другие дела и интересы здесь. Только вот инцидент уже развивается дальше, и от его смокинга исходит пар, а ему самому становится чуть жарче, нежели было мгновение назад. Абраксас рассматривает девушку, которая была так неосторожна, берет всю вину на себя и не спешит убирать ее руку от своего смокинга. Он снова окидывает взглядом ткань, но вроде как и правда пятна не осталось, и его смокинг с рубашкой все также безукоризнены, как и были мгновения назад.
- Тогда мне повезло, что вы выбрали шампанское, - вежливая улыбка, а сам Лорд Малфой думает о том, что пятна крови в разы хуже красных вин, что их стальной запах потом будто въедается в одежду, и он довольно часто стал выбрасывать рубашки после своих "вечерних прогулок", ни капли об этом не сожалея, расставаясь с ними легко, словно этим жестом он также просто мог бы выбросить и из памяти все те моменты. Но такие темы не затрагивают в приличном обществе, и это - прямая дорога в Азкабан, куда Абраксас совершенно не торопился и где не собирался оказываться при любом раскладе.
Он представляется первым, хотя его явно знают, целует руку и выжидающе смотрит на леди, когда же она назовет себя. От его внимания не укрывается ее жест, и взгляд на короткую долю секунды задерживается на ее декольте, которое Абраксас вполне себе успел оценить за это время. Однако на его лице не дрогнул ни один мускул, в выражении глаз не поменялось ничего ни на йоту.
- Фламель? Очень говорящая фамилия, - он снова касается губами тыльной стороны ее ладони. - Мне также приятно с вами познакомиться, миледи Фламель, - хоть кольца на ее пальцах и не было, но это еще ни о чем не говорила, и девушка могла оказаться, как "мисс", так и "миссис", поэтому было выбрано вполне нейтральное обращение, не задевающее никоим образом ее статус и положение. А ее фамилия так и вертится в голове, как и множество вопросов, но задавать их сразу же было бы совершенно невежливо, и Абраксас на время оставляет эту тему. Тему, но не девушку, чье общество он не спешит покидать, хотя у него еще кое-какие дела, да разговоры на этом приеме.
- Несомненно: мой смокинг встал на пути вашей дегустации напитка, - небрежный жест рукой, и вот уже один из официантов спешит к ним с подносом, на котором выстроены бокалы с тем самым шампанским, которое щедрой рекой льется сегодня у Паркинсонов. Абраксас берет бокал первым и передает его даме, чтобы тут же взять и себе бокал следом. - Ваш спутник, видимо, не иначе, как случайно попал в портал - иначе никак нельзя объяснить его отсутствие подле вас, - улыбка не меркнет ни на градус, когда всплывает имя его супруги. - Вынужден вас разочаровать: мадам Малфой не присутствует на приеме, и вам придется пить исключительно в моей компании. Если вы, конечно, ничего не имеете против, - последнее слово он оставляет за дамой - решение по этому вопросу. Хотя в его обществе леди никогда не отказывались бывать, и его образ вполне себе добропорядочного джентльмена был в обществе безукоризненным. Другое дело, что Абраксас бывал разным, позволяя увидеть себя в несколько ином свете позволял далеко не всем.
- Однако, прошу меня простить за подобный прямой вопрос, ваше лицо мне кажется знакомым. Мы раньше нигде не могли видеться? Возможно, что какое-либо прием вроде этого или в стенах Министерства Магии, - нет, они определенно ранее не были представлены друг другу - он бы точно запомнил, да и сама фамилия... хотя фамилия может быть и иной. Но вряд ли кто-то бы рискнул взять фамилию Фламель, как псевдоним или нечто подобное, никак не относясь к прославленному алхимику. - Как вам нынешний прием, кстати? Вы часто бываете на подобных мероприятиях? Помнится, пасхальный у Булстроудов был довольно интересным, - вежливо, нейтрально, но, тем не менее, он все же хочет знать, кто перед ним, задавая обычные светские вопросы, ожидая на них ответов, которые бы помогли ему довершить ее образ, уже выстраивавшийся в его голове. А еще определенно не стоит делать таких длинных пауз, когда шампанское в бокалах рискует потеплеть, как и его смокинг после ее заклинания. - За наше такое необычное знакомство, миледи Фламель, - и тихий хрустальный перезвон от того, как его бокал касается ее.

0

6

- Вам повезло и мне повезло. Не собиралась сегодня употреблять спиртное, а взяла больше для того, чтобы чем-то увлечь руки, но… - Фламель? Очень говорящая фамилия. – он снова целует ее руку, и Алекс, от неожиданности снова замирает, слегка приоткрывая губы. Тонкие пальцы поглаживают ложбинку между грудей, увлекаясь происходящим. – Да, благодаря сэру Николосу и мадам Пернелле сегодня я та, кем являюсь. – уклончивый ответ и она отнимает свою руку у мужчины, пока он подзывает к себе официанта.
«Ты завладела его внимание, что дальше?» - Алекс принимает бокал из рук мистера Малфоя, вежливо улыбаясь, когда он говорит о ее спутнике, который на самом деле не больше, чем выдумка. Мадмуазель ла Рошель кажется, что его даже взбодрил тот факт, что она оказалась здесь одна, как и он.
- Конечно, я не против, мистер Малфой. Очень жаль, что вашей супруги нет. Многие называют вас самой красивой парой магической Британии. И я знаю это наверняка, так как в прошлом году помогала своей коллеге в написании статьи о вашей семье на первой полосе «Ежедневного пророка». – торопливо проговорила она, будто в ее работе нет ничего зазорного. Она не собиралась врать, да и Абраксас был очень проницательным магом. Ввиду работы, ввиду шикарного возраста. Это магловские мужчины после пятидесяти лет посвящают себя семье и ждут внуков, а магические – обретают вторую молодость и часто меняют свои пристрастия. Спасибо чарам, настойкам и зельям, которые позволяют поддерживать тело и разум в надлежащем виде. – Я не склонна говорить сегодня о работе, мистер Малфой, я считала, что меня сюда пригласили на свидание, но он решил и вовсе не приходить, а может, просто задерживается. – звон их бокалов и ее красные губы касаются прохладного хрусталя. Шампанское – было лучшим напитком, которое теперь тесно связывает их знакомство. – Скучно, тут невообразимо скучно, мистер Малфой, и сказать по правде, я собиралась уже уходить, когда чуть не испортила ваш смокинг. Мне очень жаль, Абраксас… - она тихо произносит его имя, прикасаясь к его руке с кольцом. – Видимо, подобные приемы утомили вашу супругу, так как и меня, но по долгу службы я должна бывать там, где не особо интересно, общаясь с теми, кто считает тебя стервятником, который хочет прославиться за счет чужих достижений. – Алекс убирает руку с руки волшебника. – Пасхальный прием мне запомнился шоколадным фонтаном и клубникой, которая подавалась к нему. Хотя я бы предпочла ее употреблять в своей спальне, в компании кого-то, кто разделяет мои взгляды. – задумчиво дополняет она, отпивая со своего бокала еще немного игристого вина, и переводя взгляд на Малфоя, распахивая шире глаза. – Что-то, видимо, я взболтнула лишнего, вас точно не волнует девичий лепет. А что вас привело на это прием? Налаживаете рабочие связи?

+1

7

Учитывая, что его смокинг толком и не пострадал, а леди перед ним была симпатичная, то Абраксас мысленно согласился с тем, что и правда повезло - могло сложиться иначе, и тогда бы на его белоснежной рубашке расплывались бы красные пятна от вина, а кто-то вроде мисс Амбридж уже вовсю мы хлопотала подле него, вытирая платком ткань, тем самым усугубляя ситуацию. Но леди и правда ему попалась далеко не тривиальная, и фамилия, да и ее слова говорят более чем показательно и в ее пользу.
- Сэр Николас, - понимающе протянул Лорд Малфой. - Должно быть, впечатляющее знакомство, - это даже был не вопрос, а, если и он, то скорее риторический: кто бы не хотел пообщаться с самим Николасом Фламелем! И Абраксас был как раз из их числа. Нет, никаких секретов ему бы не раскрыли, и было бы глупо на подобное надеяться, но сама беседа с человеком, который столько жил и наверняка многое повидал, должна была быть крайне занимательной.
Бокал шампанского, и он никуда не торопится, готов общаться и слушать, и его дела, которые, без сомнения, были важные - просто потому, что не важных дел у него не бывает - оказывается, что вполне себе могут и подождать.
- В самом деле называют? - Абраксас может себе позволить немного покровительственную улыбку, хотя он прекрасно в курсе, как про него с супругой говорят, и лично приложил много сил, чтобы так и говорили, поддерживая репутацию не только Рода, но и себя - как главу, как представителя, как добропорядочного семьянина и так далее. Никому не стоит знать, что на самом деле происходит за закрытыми дверями его с женой спальни в Малфой-Мэноре.
Коллега? "Пророк"?
Он выхватывает ее слова из предложения, уже начиная их интерпретировать для себя, понимая, что перед ним - журналистка, и от того ему стоит быть более осмотрительным в своих словах и действиях. Нет, "Пророк" - это газета Министерства, но кто сказал, что информация, которая не отразится на страницах именно этого печатного издания, не уйдет куда-то дальше? Поэтому Абраксас несколько настороженно замирает, продолжая вежливо улыбаться, чокаясь с ее бокалом и делая глоток шампанского. Поток ее речи плавно льется дальше, и следующее, что он выхватывает из него, - его имя. Почему-то она называет его как-то особенно, а потом касается его руки, что Лорда Малфоя мгновенно бросает в жар - посильнее, чем от того ее заклинание, которое высушило его смокинг.
Абраксас замирает, смотря на девушку, почти не слыша ее слов, не сводя взгляда, и ее голос кажется ему самым мелодичным, который он когда-либо слышал. Особенно ему нравится, как она произнесла его имя, и он готов ей позволить себя так называть и далее. И фоном уже меркнет факт того, что девушка работает в газете, что ему надо быть осторожным, и он уже почти об этом забывает, слушая ее голос. С губ едва ли не срывается вздох сожаления, когда она убирает руку, разрывая тактильный контакт, и он несколько озадаченно моргает, пытаясь понять, что же тут такое с ним было, что он вдруг так поддался, что все еще хочет поддаться.
- Да, конечно, шоколадный фонтан, - краем сознания Лорд Малфой еще припоминает что-то подобное, но эти воспоминания стираются, вытесненные девушкой, а особенно ее последней фразой. Фантазия уже рисует примерный план ее спальни, стильной и роскошной, где обязательно должна быть большая кровать с балдахином, а рядом - столик с той самой клубникой в шоколаде. И на короткое мгновение ему кажется, что он уже почти что чувствует мягкость матраса на той самой кровати - так притягательно и заманчиво.
Ему требуется пара секунд, чтобы прийти в себя, и Абраксас делает большой глоток шампанского, почти ополовинив бокал и не чувствуя вкуса самого напитка. Он старается все также непринужденно улыбаться, заставляет себя сосредоточиться на диалоге, слыша вопросы, обращенные к нему, ловя на себе ее взгляд и смотря в ответ.
- Я? Я просто пришел на прием к старым знакомым, - ему кажется, что собственный голос звучит фальшиво, как и произносимые им слова. - Но и связи, рабочие и не только, определенно стоят того, чтобы их налаживать на приемах, не так ли? - а у него ведь на приеме и правда были дела, часть из которых он уже решил, а часть еще ждет, но только их в очереди по важности легко подвинула эта девушка, которая так выразительно на него смотрит, что отвести взгляд - никак нельзя!
- И, раз ваш спутник так бессовестно пренебрег вашим обществом, то, если вы ничего не имеете против, я бы предложил вам себя в качестве кавалера на этот вечер, - Абраксас мог такого не говорить, мог развернуться и, вежливо попрощавшись, пойти по своим делам, но что-то зацепило, что он замирает рядом, что также на нее смотрит, а еще ему хочется снова услышать, как она его называет по имени. Похоже на какое-то наваждение, когда столь рациональный и прагматичный Лорд Малфой вдруг позволил себе забыть о делах, поддавшись... искушению? Пожалуй, что было именно так, и поддаваться ему определенно нравилось.
- Возможно, еще шампанского? Или вы желаете потанцевать? - Абраксас протягивает ей свою руку, на которую она могла бы опереться. Не то, чтобы это было прямо так уж и обязательно, но ему хочется снова почувствовать ее прикосновение. Сейчас он не думает о своем поведении, не анализирует его, лишь подспудно ощущая этот диссонанс. Но, в конце концов, приемы и созданы для того, чтобы на них развлекаться. Так почему бы и нет?

+1

8

- И впечатляющие люди, мистер Малфой. Слушать их – одно удовольствие. – Сандра с трепетом относилась к чете алхимиков. Они стали для нее по-настоящему дорогими и близкими волшебниками. Они заменили ей семью, в некотором отношении. И хоть виделись они не часто, но связь поддерживали в любом случаи. И теплые слова Малфоя про них, ее расположили еще больше к нему. Заметил ли он это?
Ей кажет, что он упивается тем, что она говорит о его жене и об их семье в целом. Абраксас много работает, чтобы содержать богатый дом, жену, которая ничем не занимается, кроме того, что просто красивая и является неким украшением самого Малфоя-старшего, сын только-только делает первые шаги в политике и она, женщина, которая сама всего добивается, а добивается только того, чего хочет. Конечно, она была ему интересна, потому что о чем можно было говорить со светской дамой? О погоде, природе, ценах на золото? Эти леди любили слушать только льстивые речи, которые сыпались им на ухо в томном шепоте. Неужели Малфой не боялся, что неверный шаг влево и завтра «Пророк» напишет статью о его похождениях? Или это еще больше привлекало мага? Риск, опасность, страсть?
«Он вообще слышит меня?» - думает Сандра, наблюдая за Малфоем, отпивая еще глоток со своего бокала, продолжая говорить про клубнику и фонтан.
- Да, конечно, шоколадный фонтан, - наконец-то слышит она его голос, понимая, что все-таки они слушает ее. Журналист заводит разговор в рабочее русло, потому что по задумчивому виду мужчины она понимает, что ему с ней скучно. Хозяин Малфой-Мэнора выпивает половину бокала почти залпом, и Александра думает, что ему не просто скучно, а есть желание напиться, но только не слушать ее рассказы, про клубнику и спальню. «Что-то я совсем о другом хотела рассказать, куда меня понесло?» - она вежливо улыбается, поднося к губам еще раз бокал. Она почти не пьет, боится, что алкоголь ударит в голову, и скажет что-то, что сыграет с ней в злую шутку.
Абраксас смотрит на нее, Александра смотрит в ответ, раньше спокойная грудь, теперь медленно вздымается над корсетом и так же медленно оседает, пытаясь найти спасение от мужского внимания.
- Но и связи, рабочие и не только, определенно стоят того, чтобы их налаживать на приемах, не так ли? – девушка пожимает оголенным плечом, наблюдая за собравшимися гостями. – Я предпочитаю не смешивать работу и удовольствие, мистер Малфой. То есть, я хотела сказать личную жизнь. Конечно, - она несколько секунд борется с собой, решая принимать или нет руку Малфоя, хотя ответ уже дала и дала его вслух. Она отставляет бокал на поднос рядом проходящего домового и берет Абраксаса за руку. – Это будет очень благородно с вашей стороны. Хорошо, что на этот прием не пустили прессу, иначе могли бы понять наш неожиданный союз превратно. – ее ладонь медленно ползет вверх по руке мужчины, поглаживая строгую ткань смокинга, и достигая предплечья берет Малфоя под руку, они медленно шагают в сторону танцевального зала. – Но пить больше не стоит, лично мне, потому что моя речь станет еще с большим акцентом, а ноги попробуют завязаться в Гордиев узел. Думаю, что от такой спутницы вам будет мало толку. А я не знала, что вы танцуете, мистер Малфой. – Алекс с интересом смотрит на спутника, приподнимая голову. – Я с радостью составлю вам компанию. – она разворачивается к нему, делая небольшой шаг навстречу и вкладывая свою руку в его, а вторую опуская на плечо. Секунду ей кажется, что теперь ей не отвертеться, не прикрыть грудь ладошкой, и не сбежать, теряясь в толпе. «Пусть так, мне стыдиться нечего, я свободная девушка!» - Фламель улыбается ему, будто разрешая коснуться ее и начать двигаться в такт спокойной музыке. – Что хотите обсудить, мистер Малфой? Мне всегда было интересно, о чем говорят, когда танцуют.

+1

9

- Да, я не сомневаюсь. Но, увы, возможность пообщаться с подобными людьми представляется далеко не всем. Остальным остается лишь довольствоваться какими-то информационными источниками вроде все той же прессы, где, как правило, мелькают лишь официальные скупые факты. Есть, конечно же, еще и всевозможные слухи, но я их не собираю - ни про себя, ни про других, - а потом линия разговора для него теряется, когда Абраксас поддается чарам девушки, когда не сводит с нее взгляда и почти что не слышит ее слов. Даже тот факт, что перед ним - представительница прессы, уже меркнет на фоне взгляда ее глаз. Лорд Малфой застывает подле девушки и не торопится явно покидать ее общество, хотя у него еще дела, и их надо сделать. Ведь именно за этим он и пришел на этот прием. Или уже что-то изменилось?
Абраксас пьет, мысленно шумно вздыхает, когда все те манящие картины, о которых она рассказывает, предстают перед его глазами. Нет, он не был ханжой и прекрасно представлял все те соблазны, которые существовали в мире. Более того - многим соблазнам он поддавался, но не переставая заботиться о репутации, стараясь, чтобы данные факты не стали достоянием ни семьи, ни общественности. Благо, что две работы это ему вполне позволяли, и поздние приходы домой были вполне объяснимы, как и частые командировки. Нет, он и правда первым делом занимался делами, но, если у него оставалось еще и свободное время...
Задержаться в ее обществе ему кажется вполне себе логичным продолжением, хотя краем сознания Абраксас и замечает, что что-то не так тут. Но его тянет к девушке, и он позволяет себе этот соблазн в ее лице. Тем более, что и она сама никуда не торопиться, и смотрит на него так, и даже задевает некоторые свои личные темы, а еще она так произносит его имя, что внутри сразу же становится жарко.
- Личная жизнь? Да, понимаю, - сам Лорд Малфой четко разделял свою семейную жизнь от личной, ну а работа всегда была для него на первом месте - работа и его дела для достижения целей. Это он понимает и очень даже одобряет, но пока что дела отложены в долгий ящик, и он уже предлагает девушке свое общество на этот вечер. Абраксас протягивает ей свою руку, ожидая ее ответа и прикосновения. Откажет ли она ему? Вполне может, но только вот станет ли это делать? - Смею вас уверить, что правильное понимание в наше время - это редкость. Многим удобнее видеть то, чего нет, а также судить всех по себе. Да и чужое мнение... всего лишь чужое мнение, - нет, конечно, его заботит и своя репутация, и репутация Рода, но Абраксас объективно понимал, что разного рода слухи были, есть и будут. Надо просто не давать им никакого подкрепления - вот и все.
Первое же прикосновение обжигает, и он наблюдает, как ее пальцы касаются его руки, как скользят по ткани дорогого смокинга, словно проверяя ее на ощупь, чуть поглаживая и наконец замирая на предплечье. Абраксас подавил сиюминутный порыв накрыть ее руку своей рукой, лишь одобрительно кивнув в ответ. Почему-то у него складывается ощущение, что все именно так, как и должно было быть.
- Акцент, миледи Фламель... Cela vous ajoute du charme, - комплимент, еще одна улыбка, и Лорд Малфой усмехается. - Да, я умею танцевать и, как говорят, у меня даже неплохо получается. Однако я танцую далеко не всегда на приемах, но позволю себе отнести ваши слова в качестве комплимента моим скрытым талантам. Вы позволите? - вопрос получается двусмысленным, и Абраксас уже стоит перед ней, когда она вкладывает свою руку в его, а вторую опускает ему на плечо. Вежливая улыбка, и Абраксас старается не выдать себя взглядом, когда медленно кладет руку ей на талию, чтобы через мгновение чуть прижать к себе. Первый аккорд вальса, и они начинают двигаться, и он ведет в танце, задавая темп и ритм, не слишком быстро, но и не медленно, чуть сокращая расстояние между ними, чтобы она оказалась почти что прижата к нему. Чтобы через мгновение ослабить свою почти хватку, окинув быстрым взглядом ее декольте. Что ж, Лорд Малфой готов соблазниться...
- О чем говорят? Боюсь вас разочаровать, миледи Фламель: говорят о погоде, о приеме, припоминают, что было на иных подобных мероприятиях. Все довольно скучно и однообразно, - Абрксас улыбается, снова привлекая ее к себе - так ненавязчиво, почти что естественно, да и двигаются они на удивление слажено, легко попадая в ритм. - Вы прекрасно танцуете - мне явно повезло с партнершей, - это даже не комплимент, а скорее констатация факта, но все же определенный подтекст в этом есть. - Однако мы не будем говорить о банальностях, а то вы рискуете со мной заскучать и сбежать от меня слишком быстро...
Чего мне бы не хотелось.
- Поэтому мы найдем темы, которые интересны нам обоим. Не скрою, я бы с удовольствием расспросил вас о сэре Николасе, но, наверное, вам подобные вопросы задают сплошь и рядом, едва вы называете свою фамилию. Да и подобное было несколько бестактно...
Не так бестактно, как мои взгляды на ваше декольте, но тем не менее.
И до того, как уделить столь пристальное внимание ее декольте, Абраксас ведь зацепился за что-то еще, и он мысленно возвращается к моменту их столкновения, как шампанское намочило его смокинг, как она так ловко ему помогла, а потом и представилась... и в голове что-то щелкает: да, именно так!
- Так вы работаете в "Пророке"? Интересный выбор профессии... возможно, что я уже читал какие-то ваши статьи? - наваждение не исчезает: оно все также рядом, и Лорд Малфой все также уверенно и достаточно близко прижимает ее к себе в ритмах вальса. Но только есть что-то еще. Всегда есть - иначе все было бы слишком просто, а, следовательно, пресно, скучно и неинтересно. А ему она интересна и даже очень.

+1

10

Слухи. Слыша эту реплику мистера Малфоя, Александра виновато улыбается. Уж не спешит ли мужчина уличить ее в этом? Или имеется ввиду, что не важно, что она слышала о нем, главное то, что он сам расскажет? Фламель очень часто позиционирует себя, как независимый репортер, желая предоставлять читателям исключительно настоящие голые факты, чем придуманные басни, но порой, чтобы поднять продажи и рейтинг, нужно опускаться до того, о чем говорят женщины в своих будуарах.
- Смею вас уверить, что правильное понимание в наше время - это редкость. – она рада, что он снова уловил нить их разговора, а значит не заскучал, значит, на что-то отвлекся. «Но на что? Или на кого?» - она рассматривает окружающих женщин и мужчин. Все улыбаются, хотя один Мерлин знает, что улыбка – это лишь уловка, а гости здесь друг друга недолюбливают, или еще хуже ненавидят. Кто-то за слишком большой счет в банке Гринготтс, кто-то за удачный брак или хорошую ступень в карьерной лестнице, которую уже подпиливают те, кто оказался внизу. Эти интриги… Понимание этого поселило желание у Алекс немедленно сбежать отсюда и попасть под проливной лондонский дождь, чтобы смыть с себя все блестки и фальшь высшего общества магической Британии. Леди Фламель не нашла того, кто бы мог отвлечь Малфоя от нее, поэтому списала все, но слишком много рабочих мыслей у главы отдела.
- О-ла-ла! У вас отличный акцент, мистер Малфой. А я вот от своего порой не могу избавиться. Когда говорю слишком быстро или взволнованна чем-то… Или если выпью лишнего. Да, шарм в этом точно есть. Я считаю, что именно на этом языке нужно признавать в любви. Он теплый и мягкий, как и такое светлое чувство. – его рука опускается на ее талию, леди миловидно улыбается, стараясь не думать о своем распятии.
Музыка медленно переливается, а девушка пытается вспомнить, когда танцевала в последний раз. Это было несколько лет назад, когда она узнала, что жена ее любимого мужчины ждет ребенка. «Как это было давно!» - Сандра чуть отводит взгляд в сторону будто вспоминая все эти моменты, а желание оказаться под дождем лишь усилилось. – Что вы, мистер Малфой, в моих танцах мне требуется еще много практики, чего не сказать за вашу технику. Это мне повезло, иначе если вы наступите на подол моего платья, я окажусь не совсем одетой по среди зала, так как это платье не предусматривает ношения нижнего белья. Мы же не допустим этого конфуза? «Куда же он смотрит? Ах, да, камни…Неужели он помнит, все, что продается в его магазине?» - Интересный, и довольно прибыльный. После окончания Шармбатона, мне нужна была стабильная работа с хорошим жалованием, а писательство это было единственное в чем у меня был опыт. Я еще играла в квиддич, но, чтобы играть профессионально нужно хорошо вложиться в снаряжение, чего, я конечно, сделать не смогла. Камни, вы рассматриваете топазы на моей шее. Да, они с вашего магазина, из прошлой коллекции, она была особенно хорошей. – Малфой прижимает ее к себе в танце, так и должно быть, ведь мужчина ведет, но Алекс кажется, будто из помещения выкачали весь воздух, она хмурится и приостанавливается. – Может выйдем на улицу? У меня что-то закружилась голова. – девушка придерживается за его руку, закрывает глаза и облизывает губы. – Что-то здесь совсем жарко.

+1

11

Абраксас улыбается, смотрит на нее и уже даже согласен танцевать, хотя на приемах он танцевал довольно редко, предпочитая больше решать свои дела с нужными ему людьми. Но тут как-то все само собой складывается, и знания французского определенно ему здесь пригодились. Не то, чтобы он пытался на нее произвести впечатление, но... но разве уже не произвел?
- Отличный? Благодарю, миледи Фламель, - он кивает головой, уже направляясь к ней в сторону танцевального зала, где только закончилась очередная мелодия, и парочки разбредаются с паркета или остаются там же, чтобы станцевать еще. - Я довольно часто бываю во Франции - так что у меня есть постоянная языковая практика, - он и правда во Франции бывает по нескольку раз в году, а то и больше, да и знакомых у него там хватает. Но только вот с выражением чувств и прочим у Абраксаса в принципе никогда не складывалось - так что он уж точно никогда не рассматривал французский язык именно с этой точки зрения. Но здесь он готов поверить девушке на слово - и, кажется, уже не только здесь.
А пока что звучат первые аккорды, и они начинают танцевать. Абраксасу нравится держать ее в своих объятиях, смотреть на нее, замечая ответный взгляд, чувствовать ее прикосновения. Он едва заметно улыбается, когда она заговаривает о том, что он может наступить на подол ее платья. Вот только дальше следует более чем недвусмысленный намек, и Лорд Малфой каким-то чудом все же не сбивается с ритма, уже представляя, как случайно наступает на подол платье, а потом...
- Благодарю за комплимент, миледи Фламель. Однако, раз вам требуется больше практики, то я готов пригласить вас на следующие танцы. Если вы не против, - а взгляд уже скользит по ее декольте, снова вспоминается фраза про белье, и как-то все так складывается... удачно для них обоих, что ли. Во всяком случае, сбегать от нее Абраксас не спешит - ровно как и она покидать его общество. А подобные слова ведь не скажешь каждому, и интерес леди тут тоже имеет место быть. Уж его-то интерес она наверняка заметила, хотя он прекрасно умел держать лицо, но в глубине темных глаз уже загорались искорки.
- Квиддич, не слишком уж женский вид спорта, хотя некоторые леди умудряются проделывать в полете невообразимые вещи. Но все равно все это - достаточно травматично, что леди совершенно не идет, - о квиддиче ему разговаривать нет никакого резона, а вот его взгляд она заметила - благо, что трактовала совершенно иначе, и тут Абраксас с готовностью поддерживает ее версию. - Да, я узнал "свое произведение". Вам нравятся топазы в принципе или тут речь идет скорее о конкретном изделии? - значит, в его магазине она бывала и даже может себе это позволить, что говорит о неком статусе. Эту информацию Лорд Малфой анализирует скорее отстранено, как и ведет в танце тоже скорее машинально. У него почти что "официальное разрешение" смотреть на топазы, но ведь иногда смотреть - уже недостаточно.
- Что такое, миледи Фламель? - она внезапно замирает почти что посреди танца, прикрывает глаза и говорит про дурноту. Сам Абраксас ничего такого в плане жары не почувствовал - во всяком случае, не снаружи, а вот изнутри после всех ее слов и видений и правда горело огнем! Однако тут уж он уточнять не стал, приобнимая снова девушку за талию, чтобы поддержать ее и проводить на террасу. - Пойдемте, - танец вполне продолжится и без них, и он помогает ей покинуть залу, да выйти в коридор, чтобы потом легко подхватить на руки, преодолевая пару метров и совершенно неаристократично ногой распахивая дверь на террасу.
Несмотря на то, что днем стояла жара, к вечеру она явно пошла на убыль, и правда дышать становится легче, да и примешиваются нотки ночной прохлады, когда солнце уже давно скрылось за горизонтом, тьма заволокла сад, окружавший особняк Паркинсонов, а на небе высыпали россыпью звезды. Почти романтика, но Абраксас никогда не рассматривал природу и окружающую обстановку в подобном ключе.
- Как вы? - он внимательно вглядывается в ее лицо, продолжая держать ее на своих руках и не собираясь пока что никуда отпускать. - Дышите глубже. Может, вам принести воды? - правда как он это сделать, удерживая ее на руках, вопрос был десятый, но не предложить Абраксас все же не мог. И вроде как девушка уже не такая бледная, но тем не менее. - Возможно, вы слишком сильно затянули ваш корсет, что вам стало дурно? Если да, то я могу вам помочь ослабить шнуровку... - и, конечно же, сделать это он готов исключительно в сфере заботе об ее здоровье и безо всякой задней мысли - мысли у него были как раз более чем определенные.

+1

12

Воздуха было слишком мало, а земля так и стремилась ускользнуть из-под ног. Жизнь вокруг продолжалась, кто-то беседовал и смеялся, кто-то танцевал, кто-то просто наблюдал за происходящим, а в глазах леди Фламель все меркло, будто вот-вот и она упадет в обморок. Голоса были слишком громкими, а вместе с музыкой абсолютно смазанными, она лишь крепче берет спутника за руку, не давая ему отойти от нее ни на шаг. «Я уже вижу эти заголовки: Редактор криминальных новостей упала в обморок после нескольких минут вальса. Очевидцы спрашивают: что будет с мисс Фламель после того, как она увидит труп?» - но ее это уже мало волнует, она чувствует, как мужчина обнимает ее за талию уводя из шумного зала, а в последствии и вовсе берет ее на руки. Александра приобнимает его за шею, стараясь держаться и не свалиться с рук мистера Малфоя. Вряд ли у нее это вышло, так крепко маг держал ее возле себя, а она носом касалась его скулы, ощущая едва уловимый запах одеколона. Фламель открыла глаза только на балконе, лишь по грохоту двери, она поняла, что мужчина ее открыл ногой, конечно, ведь руки у него были заняты.
- Как вы? – она смотрит ему в глаза, он находится так близко… - Нет, все в порядке, теперь все хорошо. Мне просто нужно немного свежего воздуха. – волшебница замирает на мгновение, не зная, чувствует она себя комфортно в таких своеобразных объятиях женатого мужчины, или все-таки нужно расставить рамки. – Вам не тяжело меня держать, мистер Малфой? Будьте уверены, я не упаду. – Алекс немного отстраняется, давая понять, что ее можно уже отпускать. Сначала одна нога, потом вторая, затем обе находят баланс в вертикальном положении. Она больше инстинктивно проверяет прическу, чем действительно волнуется не пострадала ли она. Затем платье. Сандра задумывается про корсет, по подсказке Малфоя, и кладя руку на диафрагму, будто пытаясь проверить на ощупь действительно ли в этом виноват корсет.
- Какой же вы галантный кавалер, мистер Малфой. Определенно хорошо, что именно вас я сегодня облила шампанским, иначе если бы это был кто-то другой, не уверена, что он смог бы донести меня сюда. Теперь я верю слухам, что женщины буквально падают к вашим ногам. – она улыбается, да, ей определенно стало лучше, и чтобы он понимал, что это просто шутка и она не намекает на то, что у него есть или были романы, Алекс кладет ему руку на плечо. – Думаете, что это корсет виноват. Да, чего только не сделаешь, для узкой талии и пышных бедер. Не знаю, как с этим справлялись наши предки, видимо у них была врождённая способность не дышать. – ладонь скользит вниз и вот она снова берет его за руку. – Спасибо вам, Абраксас, вы настоящий друг… - ла Рошель смотрит ему в глаза, не скрывая восхищения. – Правда на следующие танцы нужно будет выбирать платье без корсажа, иначе я не смогу составить вам компанию, и да, - она начинает тихонько смеяться, пряча глаза, - если вам не сложно, то не могли бы ослабить ленту корсажа совсем на немного, в области груди? – Сандра поворачивается к нему спиной, кладя ладони на перила террасы, мягко поглаживая большими пальцами теплое гладкое дерево. – У Паркинсонов замечательный дом, не находите? – и она едва слышно вздрагивает, когда Малфой все-таки касается лент корсета платья. – Знаете, Абраксас, раз мы находимся сейчас с вами в неформальной обстановке, я бы хотела спросить на счет дипломата из Африки… Знаю, вы можете ответить, что без комментариев, что я итак слышу на протяжении всего времени после гибели иностранного политика, но я бы хотела, чтобы мои читатели знали правду…

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив замороженных эпизодов » В медленном вальсе таяли свечи