Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q#3. E#2. Ради общего блага


Q#3. E#2. Ради общего блага

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Ради общего блага

https://pa1.narvii.com/6759/6ad732c15aebc2974e6df248ad03974be9ecee41_hq.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

16 сентября 1978, Хогсмид

Regulus Black, Evan Rosier

Ради общего блага приходится идти на страшные поступки. Порой они даже заставляют сомневаться в истинности конечной цели, но если рядом есть кто-то, кто может убедить тебя в их правильности...
Квестовый эпизод. Срок отписи - 7 дней.

0

2

Его тошнило. Голова кружилась, несмотря на свежий прохладный воздух. Внутренности переворачивались. Сердце стучало где-то в горле, а руки дрожали так, что он едва мог держать в них палочку. Еще бы. Вид содержимого человеческого черепа заставил бы – и ведь заставил! – запаниковать ребят куда более матерых, чем Регулус Блэк.

Это было несложно. Чертова девчонка Макмиллан! Регулус со злости ударил кулаком по стене какого-то мелкого зданьица. Если бы эта дура не любила погреть уши где ни попадя, если бы не подслушала то, чего, скорее всего, даже не поняла… Думать об этих «если бы» было непростительно приятно, если бы не одно НО: тогда ему просто поручили бы что-нибудь другое. Он слишком сильно хотел стать последователем Темного Лорда, был слишком чистокровным и ценным, чтобы его отпустили с крючка. Только вот его острое, раздирающее нутро жало он почувствовал лишь сейчас.

Можно было сколько угодно убеждать себя – он сделал это не сам, это не его вина, иначе было нельзя… Но ведь это он, неуклюже копируя заигрывания собственного брата, позвал девчонку Макмиллан в Хогсмид на прогулку и даже в какой-то мере упивался ее девическими ужимками и кокетством. Женского внимания на его век выпало не слишком-то много. Даже слизеринки не обращали на него внимания, предпочитая ему старшего брата. Но теперь его в школе не было, и этот факт сыграл Регулусу на руку, если можно так выразиться. Он почти живо мог представить, как эта дурочка хвастается подружкам в темной спальне тем, что настоящий живой Блэк, милый и обходительный, обратил на нее внимание и позвал прогуляться. «В спальне, куда уже не вернется, подружкам, на чьи глаза с минуты на минуту навернутся слезы», ― услужливо подсказывал гаденький внутренний голос.

Всего-навсего какая-то дальняя кузина, просто глупая любительница посплетничать и похихикать с такими же недалекими подружками. Из магглолюбивой семьи, не стоило об этом забывать. Регулус хватался за эту мысль, как тонущий хватается за спасательный круг, ощущая, как руки предательски скользят, а ледяная вода все-таки наполняет легкие. Она ведь наверняка не поняла, что услышала, едва ли ее болтовня могла серьезно навредить… Но увы. Можно было запугать ее, шантажировать, а лучше всего – просто обо всем забыть. Но теперь, когда ее голова, словно переспелая дыня, раскололась о ступени… Жалеть о чем-то было слишком поздно.

Регулусу не давала покоя одна-единственная мысль: чистокровные волшебники, как и все прочие люди, состояли из требухи. Тошнотворной на вид, еще худшей на запах.

И это все – его рук дело. Регулус смотрел на свои бледные дрожащие ладони и не мог поверить глазам. Те же самые пальцы, которыми он поглаживал по переплету любимые книги, те же самые ладони, которыми он брал за ручку свою невесту. Те самые руки, которыми он поймал столько снитчей, приведя в восторг весь свой факультет, только что сделали нечто такое, что погрузит в траур всю школу.

Конечно, одному ему бы ничего такого сделать не удалось. Темный Лорд и его ближайшие сторонники были достаточно проницательны, чтобы уловить его нерешительность, и достаточно хитры, чтобы послать Эвана к нему на помощь. Но на помощь ли? Или чтобы тот проследил, что малыш Блэк доведет дело до конца? Но роль свою Эван все-таки исполнил идеально. Принес крепкого виски, который теперь и станет официальной причиной гибели семикурсницы Макмиллан, подсказал удачный план: использовать Империус, заставить ее саму выполнить всю работу. Неужто она и правда поверила, что Блэк зовет ее на второй этаж паба-гостиницы с хлипкой лестницей, чтобы о чем-то поговорить? Или он и правда ей нравился? Запоздалая, Мерлин, какая запоздалая мысль… Убить, возможно, единственную девчонку, пусть и совершенно ему безразличную, которая была рада пойти с ним куда-то. Жестокое задание.

Он должен был гордиться. Он выполнил задание, данное самим Темным Лордом, пусть и не напрямую, не ударил в грязь лицом перед старшим товарищем. Но почему-то думать Регулус Блэк мог только о том, о чем не следовало. Он вернется в замок, а эта девица – нет, Мерлин, не вспоминай ее имени! – никогда уже не переступит порог Хогвартса, своей спальни, родительского дома. А где-то на свете ходят дорогие ему люди, которые так же могут случайно оказаться на пути кого-нибудь вроде него.

Будь на его месте кто-то опытный, хоть тот же Эван, он решил бы дело в один момент: непростительное заклятие, луч света и безболезненная смерть. Лучше было сдаться и предоставить кому-нибудь получше и поумнее завершить проваленное задание. Что он должен сейчас делать? Пойти в школу, как ни в чем не бывало? Остаться здесь и ждать, пока сотрудники департамента правопорядка не прибудут на место трагедии?

Теперь идти на попятную уже поздно, и Регулус прекрасно это понимал. Темный Лорд невидимой рукой захлопнул дверь за его спиной. Услышав шаги, он обернулся. Розье вышел из заведения с такой статью и таким безразличным выражением лица, словно покинул светский раут, а не поспособствовал человеческой смерти.

― И что теперь? ― тихо спросил Регулус, выравнивая дыхание.

+6

3

Некоторые вечера становятся не такими, как обычно. Особенными. Словно отмеченными особой краской, чтобы не забыть. Сегодня был один из таких вечеров. И если выбирать цвет  краски, то он будет похож на кровь.
Отправляясь на задание с младшим из Блэков, Эван думал о том, каким было его первое задание. Бессмысленным и беспощадным, бьющим по самым скрытым закоулкам души: Темный лорд знает. Он всегда знает, что именно заставит расколоться душу того или иного, маленького еще, мальчишки. И чаще всего это будет удар именно по чувствам.
Делая глоток крепкого напитка, юноша чуть ухмыляется и прикрывает глаза: ему не нужно наблюдать за Регулосом для того, чтобы и так знать, что он делает. Он и так сделает все, как тому посоветовал Эван. Ему не нужно знать, что он чувствует: на своем первом задании Розье глумился и издевался над девчонкой, такой же, как и та, что станет жертвой сегодня. С единственной поправкой – та осталась жива.  Со стертой памятью, рваными ранами и разрушенным домом, но все же жива. Интересно, что почувствует Блэк, когда его руки лишат кого-то жизни? Эван хмыкает и продолжает ждать. У них был идеально построенный план. Такой, к какому не придерешься. Все выглядит почти как несчастный случай, а если и нет, их причастность к этому сложно будет доказать.
Бедняжка.
В мыслях Розье нет ничего, что выдавало бы сожаление: только холодный расчет, только стремление быть преданным Темному Лорду. Только стремление показать себя, еще такого юного, но все-таки неумолимо идущего к своей цели. Хотя, где-то в глубине души теплится надежда о том, что девчонка хотя бы не страдала. Что ей, хотя бы, не было так больно.
Не так больно, как той, к которой подослали когда то его самого.
Стакан со стуком опускается на деревянную столешницу замызганного столика в углу темного паба ровно в тот момент, когда сверху раздается грохот, сопровождающийся звуком расколовшегося арбуза. Эван достает из кармана золотой галеон и кидает его рядом со стаканом. В той неразберихе, которая начнется несколько секунд спустя, будет не до оплаты заказа.
Где-то в темноте лестницы сначала раздается чей-то возглас, который переходит в визг и, мгновенно собирает собой немногочисленных посетителей. Тот самый момент, чтобы незаметно выскользнуть, прикрывая за собой тяжелые дубовые двери.
Мальчишка уже на улице – дышит глубоко, сжимает кулаки. Что ж, он держится намного лучше, чем ожидалось и это не может не радовать. Рука Эвана осторожно ложится на чужое плечо, сжимая его в приободряющем жесте:
- Ты молодец, - Розье позволяет себе легкую усмешку и делает глубокий вдох, - Справился просто замечательно. А что теперь? Теперь тебе нужно вернуться в школу. И, за компанию, иметь неплохую легенду на случай неудобных вопросов.

+1

4

Регулусу хотелось немедленно побежать и сдаться на милость департамента правопорядка. Может, его и пожалеют. Он просто напуганный мальчишка, его уговорили ложью. Он этого не хотел, просто попался в грамотно выстроенную ловушку. Все было подстроено. Ему поверят. Да и что они с ним сделают? Потащат под белы рученьки в Азкабан? Его, Регулуса Блэка, теперь наследника своих богатых и влиятельных родителей? Еще школьника? Какая чушь! Это просто невозможно представить. А если и придется вытерпеть несколько неприятных часов в комнате для допросов – родители подключат связи, заплатят кому следует, и дело замнут, а его отпустят. В школу, возможно, он уже не вернется, но ведь Хогвартс – не единственная в мире школа волшебства. И домашнего обучения никто не отменял. Придется перебраться куда-нибудь подальше от Лондона, возможно, даже уехать куда-нибудь в другую страну. Регулус всегда хотел увидеть Индию.

Он горько усмехнулся. Молодец… Сам Регулус подобрал бы для себя совершенно иное определение: убийца. Преступник. Мерзавец, причинивший боль стольким людям одним нервным движением палочки. Но Эван, кажется, над ним не потешался, а в самом деле хвалил его действия и даже покровительственно приобнимал за плечи. Регулус вдруг подумал, что никогда не спрашивал своего новообретенного брата по оружию о его собственном первом задании. Как это было? Было ли ему так же противно? Чувствовал ли он себя так, будто его сейчас вывернет прямо на подсохшую клумбу? Вряд ли. Эван смотрел на все с долей инфернальности и всегда выглядел так, будто знает что-то забавное, недоступное всем вокруг. Регулусу порой казалось, что даже он сам лишь ряженая марионетка в театре, действие которого завязано вокруг Эвана. Что здесь сказать? Этот человек умел внушать определенное восхищение своей персоной. Или это сам Регулус был таким легко внушаемым, что готов был пойти за любым, кто обратит взор на его скромную персону? Но нет, представить Эвана нервно трясущимся и сдерживающим рвотные порывы над чужим покосившимся заборчиком он не мог. 

А ведь он и правда не так уж хорошо его знал… Регулус доверил ему участвовать в убийстве, буквально вложил в его руки собственную жизнь. Что будет, если этот друг окажется таким же чужим и лживым, как и все остальные? Змеиный факультет учит не доверять никому, а Темный Лорд же просит верить Эвану как самому себе. Но теперь Розье стал не просто приятелем и наставником, он был свидетелем. Свидетелем преступления, убийства. Раскроет ли он эту тайну, если это покажется ему выгодным? Регулус покрепче сжал палочку в кармане. Эван тоже был слизеринцем и мог прийти к точно таким же умозаключениям. Думает ли он сейчас о том, чтобы убрать самого Регулуса, чтобы его участие в убийстве Морны Макмиллан никогда не стало достоянием общественности? И знает ли о том, что сам Регулус думает о том, чтобы с той же целью убрать его?

Блэк нервно ухмыльнулся. Вот она, настоящая взрослая жизнь. Никому нельзя доверять. Но все-таки Эвана стоит узнать получше. Как знать, кто из них окажется предателем. Хотелось верить, что никто, но дополнительная информация не помешает. Да и самому ему, пожалуй, станет легче, если разделить с приятелем не только вину в преступлении, но и свои ощущения. Набрав побольше воздуха, он тихо заговорил:

― Вернуться в школу? Мне кажется, любой заметит, что со мной что-то не то. Погляди, ― он вытянул бледные руки перед собой, ― до сих пор трясутся. Лучше бы отсидеться, пока не успокоюсь.

Тихий нервный смех вырвался откуда-то из его груди. Регулус облизнул пересохшие от неровного дыхания губы и, глядя Розье прямо в глаза, осмелился спросить.

― Каким он был, Эван? Твой первый раз. Не тот, ― поспешно уточнил Блэк, ― что с женщинами, конечно. Ты понимаешь, о чем я. ― Он кивнул куда-то в сторону, считая, что это вполне достаточное пояснение вопроса.

Конечно, сама эта информация ему в случае чего не поможет. Регулуса там не было, поэтому сдать никого он не сможет. Да он и не рассчитывал, что Эван выложит ему все в мельчайших подробностях – от имени жертвы до адреса и даты. Но почему-то ему хотелось знать, что когда-то кто-то еще был так же напуган, испытывал все то же самое. Хотелось почувствовать себя менее жалким и ничтожным. Чужая история могла бы настроить его на размышления, слегка отвлечь, хоть как-то успокоить. Пульсация в висках была почти оглушительной. Он еще сильнее вздрогнул и понял, что упустил кое-что важное. Пожалуй, даже критическое.

― Стой-стой, ― перебивать было невежливо, тем более перебивать ответ на им же заданный вопрос, но поделиться опасениями было необходимо. В конце концов, от этого зависело их общее будущее. Регулус справедливо полагал, что Эвану хочется провести остаток дней в камере Азкабана не больше, чем ему самому. ― Что, если она кому-то рассказала?

Хаффлпаффские девицы никогда не отличались умением хранить секреты. Вечно щебечущие стайки девиц – фактор, который делал его пребывание в школе не таким приятным, каким оно могло бы быть. Морна и правда могла поделиться секретом о предстоящем свидании с одной из подружек, а если так – рано или поздно одна из них расскажет об этом министерским ищейкам. И тогда все пальцы укажут на него…

― Макмиллан могла растрепать кому-нибудь о свидании. Они же вечно друг перед другом хвастаются. ― Он раздраженно махнул рукой, будто отбиваясь от стаи назойливых пчел. ― И тогда все узнают, что я был с ней. И что мне делать? Я ведь не смогу сказать, что не заметил, как она напилась и рухнула с лестницы! На свиданиях же все вечно держатся за ручки и не отлипают друг от друга! Верно я говорю?

Регулус вгляделся в лицо Эвана, пытаясь уловить там признаки понимания, но их почему-то не было.

― Или нет? ― полным сомнения голосом спросил он.

+4


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Квесты » Q#3. E#2. Ради общего блага