лучший пост от Джеймса Поттера
"Ну что же, дверка. Не хочешь по хорошему? Пожалуйста! Я сам войду без твоего разрешения!"
Сейчас он очень злился и чему-то будет очень несладко. Отойдя примерно на десять-двенадцать шагов назад, характерно стуча копытами по асфальту, Поттер остановился, слегка пошатываясь, и принял позицию для разбега. Секунда, вторая... Олень наклонил голову, выставляя рога вперёд и побежал в сторону дома. Достигнув его, он со всей силы врезался выростом в несчастную дверь и просто вынес её, залетев внутрь. Да-а...не погладит его папа за это по головке. читать дальше
Ответственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
Ответственный за ответственность, честь, совесть и печеньки
ЛС
Ответственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887
Главный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
28.12 Отзывы о дизайне. Нам важно ваше мнение!
28.12 Система развития магических умений. Теперь активная игра - это не только весело, но и выгодно!
28.12 Магические способности - новая информация
28.12 Все, что вы хотели узнать об образовании в волшебном мире
28.12 Локации - Магический мир теперь полон возможностей! Карты, организации и описания - все для вашей фантазии.
28.12 Акция Brave New London
28.12 Три новых конкурса - спешите поучаствовать!
28.12 Перевод времени - теперь в игре октябрь/ноябрь 1978 года!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due!
Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21. Октябрь/Ноябрь 1978 года

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Q#3. E#2. Ради общего блага [Хогсмид. 16.09.1978]


Q#3. E#2. Ради общего блага [Хогсмид. 16.09.1978]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ради общего блага

https://pa1.narvii.com/6759/6ad732c15aebc2974e6df248ad03974be9ecee41_hq.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

16 сентября 1978, Хогсмид

Regulus Black, Evan Rosier

Ради общего блага приходится идти на страшные поступки. Порой они даже заставляют сомневаться в истинности конечной цели, но если рядом есть кто-то, кто может убедить тебя в их правильности...
Квестовый эпизод. Срок отписи - 7 дней.

0

2

Его тошнило. Голова кружилась, несмотря на свежий прохладный воздух. Внутренности переворачивались. Сердце стучало где-то в горле, а руки дрожали так, что он едва мог держать в них палочку. Еще бы. Вид содержимого человеческого черепа заставил бы – и ведь заставил! – запаниковать ребят куда более матерых, чем Регулус Блэк.

Это было несложно. Чертова девчонка Макмиллан! Регулус со злости ударил кулаком по стене какого-то мелкого зданьица. Если бы эта дура не любила погреть уши где ни попадя, если бы не подслушала то, чего, скорее всего, даже не поняла… Думать об этих «если бы» было непростительно приятно, если бы не одно НО: тогда ему просто поручили бы что-нибудь другое. Он слишком сильно хотел стать последователем Темного Лорда, был слишком чистокровным и ценным, чтобы его отпустили с крючка. Только вот его острое, раздирающее нутро жало он почувствовал лишь сейчас.

Можно было сколько угодно убеждать себя – он сделал это не сам, это не его вина, иначе было нельзя… Но ведь это он, неуклюже копируя заигрывания собственного брата, позвал девчонку Макмиллан в Хогсмид на прогулку и даже в какой-то мере упивался ее девическими ужимками и кокетством. Женского внимания на его век выпало не слишком-то много. Даже слизеринки не обращали на него внимания, предпочитая ему старшего брата. Но теперь его в школе не было, и этот факт сыграл Регулусу на руку, если можно так выразиться. Он почти живо мог представить, как эта дурочка хвастается подружкам в темной спальне тем, что настоящий живой Блэк, милый и обходительный, обратил на нее внимание и позвал прогуляться. «В спальне, куда уже не вернется, подружкам, на чьи глаза с минуты на минуту навернутся слезы», ― услужливо подсказывал гаденький внутренний голос.

Всего-навсего какая-то дальняя кузина, просто глупая любительница посплетничать и похихикать с такими же недалекими подружками. Из магглолюбивой семьи, не стоило об этом забывать. Регулус хватался за эту мысль, как тонущий хватается за спасательный круг, ощущая, как руки предательски скользят, а ледяная вода все-таки наполняет легкие. Она ведь наверняка не поняла, что услышала, едва ли ее болтовня могла серьезно навредить… Но увы. Можно было запугать ее, шантажировать, а лучше всего – просто обо всем забыть. Но теперь, когда ее голова, словно переспелая дыня, раскололась о ступени… Жалеть о чем-то было слишком поздно.

Регулусу не давала покоя одна-единственная мысль: чистокровные волшебники, как и все прочие люди, состояли из требухи. Тошнотворной на вид, еще худшей на запах.

И это все – его рук дело. Регулус смотрел на свои бледные дрожащие ладони и не мог поверить глазам. Те же самые пальцы, которыми он поглаживал по переплету любимые книги, те же самые ладони, которыми он брал за ручку свою невесту. Те самые руки, которыми он поймал столько снитчей, приведя в восторг весь свой факультет, только что сделали нечто такое, что погрузит в траур всю школу.

Конечно, одному ему бы ничего такого сделать не удалось. Темный Лорд и его ближайшие сторонники были достаточно проницательны, чтобы уловить его нерешительность, и достаточно хитры, чтобы послать Эвана к нему на помощь. Но на помощь ли? Или чтобы тот проследил, что малыш Блэк доведет дело до конца? Но роль свою Эван все-таки исполнил идеально. Принес крепкого виски, который теперь и станет официальной причиной гибели семикурсницы Макмиллан, подсказал и помог исполнить удачный план: использовать Империус, заставить ее саму выполнить всю работу. Неужто она и правда поверила, что Блэк зовет ее на второй этаж паба-гостиницы с хлипкой лестницей, чтобы о чем-то поговорить? Или он и правда ей нравился? Запоздалая, Мерлин, какая запоздалая мысль… Убить, возможно, единственную девчонку, пусть и совершенно ему безразличную, которая была рада пойти с ним куда-то. Жестокое задание.

Он должен был гордиться. Он выполнил задание, данное самим Темным Лордом, пусть и не напрямую, не ударил в грязь лицом перед старшим товарищем. Но почему-то думать Регулус Блэк мог только о том, о чем не следовало. Он вернется в замок, а эта девица – нет, Мерлин, не вспоминай ее имени! – никогда уже не переступит порог Хогвартса, своей спальни, родительского дома. А где-то на свете ходят дорогие ему люди, которые так же могут случайно оказаться на пути кого-нибудь вроде него.

Будь на его месте кто-то опытный, хоть тот же Эван, он решил бы дело в один момент: непростительное заклятие, луч света и безболезненная смерть. Лучше было сдаться и предоставить кому-нибудь получше и поумнее завершить проваленное задание. Что он должен сейчас делать? Пойти в школу, как ни в чем не бывало? Остаться здесь и ждать, пока сотрудники департамента правопорядка не прибудут на место трагедии?

Теперь идти на попятную уже поздно, и Регулус прекрасно это понимал. Темный Лорд невидимой рукой захлопнул дверь за его спиной. Услышав шаги, он обернулся. Розье вышел из заведения с такой статью и таким безразличным выражением лица, словно покинул светский раут, а не поспособствовал человеческой смерти.

― И что теперь? ― тихо спросил Регулус, выравнивая дыхание.

+7

3

Некоторые вечера становятся не такими, как обычно. Особенными. Словно отмеченными особой краской, чтобы не забыть. Сегодня был один из таких вечеров. И если выбирать цвет  краски, то он будет похож на кровь.
Отправляясь на задание с младшим из Блэков, Эван думал о том, каким было его первое задание. Бессмысленным и беспощадным, бьющим по самым скрытым закоулкам души: Темный лорд знает. Он всегда знает, что именно заставит расколоться душу того или иного, маленького еще, мальчишки. И чаще всего это будет удар именно по чувствам.
Делая глоток крепкого напитка, юноша чуть ухмыляется и прикрывает глаза: ему не нужно наблюдать за Регулосом для того, чтобы и так знать, что он делает. Он и так сделает все, как тому посоветовал Эван. Ему не нужно знать, что он чувствует: на своем первом задании Розье глумился и издевался над девчонкой, такой же, как и та, что станет жертвой сегодня. С единственной поправкой – та осталась жива.  Со стертой памятью, рваными ранами и разрушенным домом, но все же жива. Интересно, что почувствует Блэк, когда его руки лишат кого-то жизни? Эван хмыкает и продолжает ждать. У них был идеально построенный план. Такой, к какому не придерешься. Все выглядит почти как несчастный случай, а если и нет, их причастность к этому сложно будет доказать.
Бедняжка.
В мыслях Розье нет ничего, что выдавало бы сожаление: только холодный расчет, только стремление быть преданным Темному Лорду. Только стремление показать себя, еще такого юного, но все-таки неумолимо идущего к своей цели. Хотя, где-то в глубине души теплится надежда о том, что девчонка хотя бы не страдала. Что ей, хотя бы, не было так больно.
Не так больно, как той, к которой подослали когда то его самого.
Стакан со стуком опускается на деревянную столешницу замызганного столика в углу темного паба ровно в тот момент, когда сверху раздается грохот, сопровождающийся звуком расколовшегося арбуза. Эван достает из кармана золотой галеон и кидает его рядом со стаканом. В той неразберихе, которая начнется несколько секунд спустя, будет не до оплаты заказа.
Где-то в темноте лестницы сначала раздается чей-то возглас, который переходит в визг и, мгновенно собирает собой немногочисленных посетителей. Тот самый момент, чтобы незаметно выскользнуть, прикрывая за собой тяжелые дубовые двери.
Мальчишка уже на улице – дышит глубоко, сжимает кулаки. Что ж, он держится намного лучше, чем ожидалось и это не может не радовать. Рука Эвана осторожно ложится на чужое плечо, сжимая его в приободряющем жесте:
- Ты молодец, - Розье позволяет себе легкую усмешку и делает глубокий вдох, - Справился просто замечательно. А что теперь? Теперь тебе нужно вернуться в школу. И, за компанию, иметь неплохую легенду на случай неудобных вопросов.

+1

4

Регулусу хотелось немедленно побежать и сдаться на милость департамента правопорядка. Может, его и пожалеют. Он просто напуганный мальчишка, его уговорили ложью. Он этого не хотел, просто попался в грамотно выстроенную ловушку. Все было подстроено. Ему поверят. Да и что они с ним сделают? Потащат под белы рученьки в Азкабан? Его, Регулуса Блэка, теперь наследника своих богатых и влиятельных родителей? Еще школьника? Какая чушь! Это просто невозможно представить. А если и придется вытерпеть несколько неприятных часов в комнате для допросов – родители подключат связи, заплатят кому следует, и дело замнут, а его отпустят. В школу, возможно, он уже не вернется, но ведь Хогвартс – не единственная в мире школа волшебства. И домашнего обучения никто не отменял. Придется перебраться куда-нибудь подальше от Лондона, возможно, даже уехать куда-нибудь в другую страну. Регулус всегда хотел увидеть Индию.

Он горько усмехнулся. Молодец… Сам Регулус подобрал бы для себя совершенно иное определение: убийца. Преступник. Мерзавец, причинивший боль стольким людям одним нервным движением палочки. Но Эван, кажется, над ним не потешался, а в самом деле хвалил его действия и даже покровительственно приобнимал за плечи. Регулус вдруг подумал, что никогда не спрашивал своего новообретенного брата по оружию о его собственном первом задании. Как это было? Было ли ему так же противно? Чувствовал ли он себя так, будто его сейчас вывернет прямо на подсохшую клумбу? Вряд ли. Эван смотрел на все с долей инфернальности и всегда выглядел так, будто знает что-то забавное, недоступное всем вокруг. Регулусу порой казалось, что даже он сам лишь ряженая марионетка в театре, действие которого завязано вокруг Эвана. Что здесь сказать? Этот человек умел внушать определенное восхищение своей персоной. Или это сам Регулус был таким легко внушаемым, что готов был пойти за любым, кто обратит взор на его скромную персону? Но нет, представить Эвана нервно трясущимся и сдерживающим рвотные порывы над чужим покосившимся заборчиком он не мог. 

А ведь он и правда не так уж хорошо его знал… Регулус доверил ему участвовать в убийстве, буквально вложил в его руки собственную жизнь. Что будет, если этот друг окажется таким же чужим и лживым, как и все остальные? Змеиный факультет учит не доверять никому, а Темный Лорд же просит верить Эвану как самому себе. Но теперь Розье стал не просто приятелем и наставником, он был свидетелем. Свидетелем преступления, убийства. Раскроет ли он эту тайну, если это покажется ему выгодным? Регулус покрепче сжал палочку в кармане. Эван тоже был слизеринцем и мог прийти к точно таким же умозаключениям. Думает ли он сейчас о том, чтобы убрать самого Регулуса, чтобы его участие в убийстве Морны Макмиллан никогда не стало достоянием общественности? И знает ли о том, что сам Регулус думает о том, чтобы с той же целью убрать его?

Блэк нервно ухмыльнулся. Вот она, настоящая взрослая жизнь. Никому нельзя доверять. Но все-таки Эвана стоит узнать получше. Как знать, кто из них окажется предателем. Хотелось верить, что никто, но дополнительная информация не помешает. Да и самому ему, пожалуй, станет легче, если разделить с приятелем не только вину в преступлении, но и свои ощущения. Набрав побольше воздуха, он тихо заговорил:

― Вернуться в школу? Мне кажется, любой заметит, что со мной что-то не то. Погляди, ― он вытянул бледные руки перед собой, ― до сих пор трясутся. Лучше бы отсидеться, пока не успокоюсь.

Тихий нервный смех вырвался откуда-то из его груди. Регулус облизнул пересохшие от неровного дыхания губы и, глядя Розье прямо в глаза, осмелился спросить.

― Каким он был, Эван? Твой первый раз. Не тот, ― поспешно уточнил Блэк, ― что с женщинами, конечно. Ты понимаешь, о чем я. ― Он кивнул куда-то в сторону, считая, что это вполне достаточное пояснение вопроса.

Конечно, сама эта информация ему в случае чего не поможет. Регулуса там не было, поэтому сдать никого он не сможет. Да он и не рассчитывал, что Эван выложит ему все в мельчайших подробностях – от имени жертвы до адреса и даты. Но почему-то ему хотелось знать, что когда-то кто-то еще был так же напуган, испытывал все то же самое. Хотелось почувствовать себя менее жалким и ничтожным. Чужая история могла бы настроить его на размышления, слегка отвлечь, хоть как-то успокоить. Пульсация в висках была почти оглушительной. Он еще сильнее вздрогнул и понял, что упустил кое-что важное. Пожалуй, даже критическое.

― Стой-стой, ― перебивать было невежливо, тем более перебивать ответ на им же заданный вопрос, но поделиться опасениями было необходимо. В конце концов, от этого зависело их общее будущее. Регулус справедливо полагал, что Эвану хочется провести остаток дней в камере Азкабана не больше, чем ему самому. ― Что, если она кому-то рассказала?

Хаффлпаффские девицы никогда не отличались умением хранить секреты. Вечно щебечущие стайки девиц – фактор, который делал его пребывание в школе не таким приятным, каким оно могло бы быть. Морна и правда могла поделиться секретом о предстоящем свидании с одной из подружек, а если так – рано или поздно одна из них расскажет об этом министерским ищейкам. И тогда все пальцы укажут на него…

― Макмиллан могла растрепать кому-нибудь о свидании. Они же вечно друг перед другом хвастаются. ― Он раздраженно махнул рукой, будто отбиваясь от стаи назойливых пчел. ― И тогда все узнают, что я был с ней. И что мне делать? Я ведь не смогу сказать, что не заметил, как она напилась и рухнула с лестницы! На свиданиях же все вечно держатся за ручки и не отлипают друг от друга! Верно я говорю?

Регулус вгляделся в лицо Эвана, пытаясь уловить там признаки понимания, но их почему-то не было.

― Или нет? ― полным сомнения голосом спросил он.

+5

5

Эван закатил глаза. А ведь он так надеялся, что это быстро закончится! Казалось бы, что еще нужно? Дело сделано, девчонка мертва. Он мог бы провести этот вечер куда продуктивнее. Выйти в люди, посетить какую-нибудь приятную даму… Да хотя бы с книгой дома посидеть. Но по дурацкому стечению обстоятельств был вынужден играть роль няньки для маленького Блэка, которого трясло и мутило. Привалившись плечом к омытой дождем стене ветхого зданьица, он скрестил руки на груди и терпеливо, внимательно следя, чтобы нотки раздражения не проявились ни в голосе, ни в выражении лица, произнес:

― И все же, лучше тебе поскорее отсюда убраться. Как и мне, впрочем. С минуты на минуту нагрянут министерские шавки. ― Он взглянул на карманные часы. ― А время близится к ужину. Ты ведь не хочешь вместо сочного пирога с тыквенным соком угощаться вопросами авроров?

И все-таки, Блэк заслуживал сочувствия, пусть и невеликого. Конечно, он сам пожелал ввязаться в это не всегда чистое ремесло, сам захотел поучаствовать в возвышении чистокровных магов и поддержать дело Темного Лорда, но… Это же всего-навсего семнадцатилетний мальчишка. Сам Эван был несколько старше, сдержаннее, тверже, но все же справиться с собой после роковой черты было нелегко даже ему.

― Они поймут, не сомневаюсь. Ужасное зрелище. Никто не станет ставить тебе в укор испуганный вид после такой… ― Эван старательно подбирал слова, чтобы убедить то ли Блэка, то ли самого себя, что произошедшее не имеет к ним обоим никакого отношения, ― жуткой гибели подружки.

Насколько было ему известно, Блэк пригласил девчонку на свидание. Хотелось верить, что в глазах однокурсников и зевак он был достаточно убедительным воздыхателем, чтобы его нервозность списали на душевную травму от столь скорой потери объекта обожания. С напускным безразличием и даже слегка лениво, он оглянулся и про себя порадовался, что дурная осенняя погода разогнала местный сброд по домам.

― Я так сочувствую твоей утрате, друг мой, ― произнес Эван вкрадчивым тоном, заставляя мальчишку подыграть своему замыслу. Пусть видимой публики у них и не было, играть свою роль нужно от начала и до конца. ― Подумать только, столько лет ждал возможности поближе познакомиться, и тут вдруг… Такая юная и прекрасная девушка... Составила бы славную партию.

Блэк – от страха или по глупости? – его стараний не оценил. Даже напротив. Прибудь Эван сам в составе группы обеспечения правопорядка для составления протоколов и найди мальчишку на грани нервного срыва, он, возможно, списал бы это на шок от увиденного трупа, но милый обмен опытом убийств на задворках Хогсмида… О чем он думает? Неужто вокруг одни идиоты? Сжав зубы, чтобы подавить минутный порыв удушить Блэка или, по крайней мере, вправить ему мозги в самой грубой манере, он выпрямился и мило улыбнулся.

― Обменяемся мужскими секретами позже, Регулус. Ты шокирован. Тебе лучше пойти в школу, хорошенько поужинать и завалиться спать. Впереди трудное время, но ты справишься. ― Эван спрятал руки в карманы, все еще борясь с бурлящим внутри недовольством безрассудным поведением Блэка. ― А как только ты слегка оправишься, мы обсудим все, что касается… ― пристально посмотрев мальчику в глаза, он повел бровями, чтобы тот наконец взял себя в руки, ― твоего вопроса.

Ситуация становилась все более идиотской. Занес же драккл его в департамент правопорядка – какая нянюшка пропадает! Стоило пойти работать с неразумными детками. Слава Мерлину, хоть сопли вытирать Блэку не приходилось... Несмотря на все его усилия по сдерживанию нарастающей истерики, Регулус все больше поддавался панике и утрачивал связь с реальностью.

Подойдя поближе, Эван по-отечески обнял мальчишку, похлопав по спине. Этот разговор порядком ему надоел, а уж истерика была определенно лишней и даже опасной для них обоих. Мальчик весь трясся, но сейчас это было не важно. Погладив Блэка по голове, Эван прижал его покрепче и прислушался к мерному постукиванию дождевых капель. Вокруг пока никого… Что ж, тем лучше. Почти ласково, но твердо вцепившись в растрепанные волосы Регулуса, он, сдерживая поток яда из последних сил, заговорил прямо ему в ухо.

― Конечно, она рассказала о свидании всем, кому не лень было слушать. Мы же на это и надеялись, не так ли? ― Эвану едва удавалось скрывать нарастающее бешенство. И как он только мог подумать, что Блэк сам поймет суть плана? Почему вечно приходится разжевывать и класть всем в рот то, что любой флоббер-червь понял бы без уточнений? ― Ты должен был у всех на глазах изобразить влюбленного идиота, а потом нацепить мину безутешного вдовца.

Эван понимал, что отчасти вина лежит на нем: нужно было разъяснить все от и до, но, черт подери, ему это и в голову не приходило! Кто мог подумать, что Регулус Блэк, последняя надежда их семейки, окажется таким непроходимым тупицей? И впрямь, сам виноват… Это ведь была его идея. Эван хотел привести Блэка в ряды Пожирателей, чтобы доказать свою ценность Темному Лорду, но на связанные с этим издержки вроде возможности быть пойманным он как-то не рассчитывал.

― Тайной, ― продолжил он, едва ли не выдирая кудряшки из безмозглой башки Регулуса, ― должна была оставаться только последняя часть плана. Последняя. Думаешь, весь Хогсмид вдруг ослеп? Вы вместе гуляли, вас видела вся школа, все продавцы и прохожие. Или тебе хватило ума шляться с ней по безлюдным тупикам?

От ответа зависело многое. Если обычное свидание никому не показалось бы странным или подозрительным, то тайная прогулка, да с таким исходом, о которой наверняка знали все однокурсницы этой девки… Мерлин, как он мог быть таким слепым?

― Скажи мне, ― твердо, но почти спокойно потребовал он, ― вас хоть кто-то видел? Что ты ей говорил? Куда вы заходили, о чем беседовали?

Ему почти удалось взять себя в руки и ослабить хватку, снова влезая в кожу понимающего папаши. Не стоит выдирать Блэку кудряшки. Очевидно, волосы – единственное, что имеет извилины в этой башке.

[nick]Evan Rosier[/nick][status]-[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2RNMt.gif[/icon]
[lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Эван Розье</a> <br> Слизерин <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Министерство Магии <br> Пожиратель смерти <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Холодное сердце</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br>[/lz]
[sign].[/sign]

Отредактировано Benjamin Fenwick (26.02.2019 05:55:54)

+4

6

Регулус окончательно запутался. Теперь он был не только напуган и подавлен, но еще и совершенно потерян. Эван нес какую-то околесицу, будто и не был участником худшего из преступлений, будто не учил его накладывать непростительные заклятья. Блэк был в ужасе от содеянного, голова не слушалась, мысли путались в клубок, и оттого разобраться в происходящем фарсе было только сложнее.

Как он мог оставаться таким спокойным? Девушка разбилась насмерть практически у него на глазах, при его содействии… И вот он, вальяжно прогуливаясь, говорит какие-то глупости о юной и прекрасной, будто ничего не произошло! Регулуса окончательно замутило. Если то, во что он ввязался, требует такого самообладания, то дорога наверх ему заказана.

― Какая еще партия? У меня есть невеста, ― с трудом соображая, ответил он. ― Милая, чистокровная. Вот она составит партию, а это… Это все ради дела, ты же сам сказал…

Фразу он так и не закончил. О чем он думал, когда приглашал Морну на прогулку? А если об этом узнают Селвины? Великое дело Темного Лорда, конечно, было важным, но репутация семьи… Регулус поставил под удар все, что было для него ценно. Доверие отца, переписавшего завещание в его пользу, свою невесту, о которой так долго мечтал. Как он мог так поступить? Впрочем, Эвана все это явно не заботило.

― Какая она мне подружка? У меня невеста. ― Эта мантра была его спасательным кругом в океане подступающего ужаса. Мысль о мисс Селвин, даже запоздалая, придавала Регулусу хоть какие-то силы, пусть и недостаточные для того, чтобы держать себя в руках, но дающие хотя бы шанс на попытку. ― Элис. Огромные голубые глаза, запах свежести и чистоты, идеальная кожа… Как старинная фарфоровая кукла. Когда я вас познакомлю – сразу поймешь, что никакая другая и близко не…

Ужас захлестнул его с новой силой. А ведь Селвины и правда могут узнать… С истеричным смешком он понял, что боится чего-то неправильного. Не того, что раскроется его участие в убийстве, а того, что его невеста прознает, что он прогуливался по Хогсмиду под руку с другой. Тот ужин в их шотландском доме едва ли заронил в ней хоть какую-то симпатию, но он искренне хотел верить, что получит еще шанс произвести впечатление. Создать в ее глазах образ надежного, приятного человека, который заслуживает хотя бы доверия, а не бабника, готового бросаться на любую девицу, согласную сходить с ним в Хогсмид.

― Мерлин милосердный, а ведь она тоже может узнать. Если Морна всем рассказала о свидании… Вдруг Элис общается с кем-то из школы? ― бормотал он самому себе под нос, едва не забыв о существовании Эвана. ― Все испортил, все, что только мог…

Зарывшись пальцами в волосы, он тихонько заскулил от безысходности. Чувство вины было не единственным подводным камнем, о котором Блэк задумался слишком поздно, когда пути назад уже нет. Представив разочарование на лице отца и серую камеру Азкабана, он почти заплакал, как вдруг Эван обнял его за плечи и почти по-братски прижал к себе. Блэк был искренне благодарен за этот жест, хоть и понимал, что выглядит сейчас глупым щенком, а не породистым хищником.

Но ладонь, почти нежно гладившая его по голове, вдруг довольно сильно схватила его за волосы, и Регулус одеревенел. Глупо было распускать сопли. Даже если Эван и был ему другом, насколько это возможно, выставляться перед ним маленьким плаксивым слабаком было глупо. Блэк покорно замолк, опасаясь даже дышать. Если Розье придет в голову расправиться с ним здесь и сейчас – он ничего противопоставить не сможет. Не в таком состоянии. Лучше быть послушным мальчиком. Это ведь изначально и было его задачей: слушать старшего товарища, вести себя тихо, следовать инструкциям. Пути назад не было, а единственную дорогу вперед мог показать только Эван.

― Тупикам? Нет, не тупикам, конечно, но… ― Регулус попытался припомнить весь день от завтрака до самого вечера. ― Мы шли сюда вместе. Правда, вышли раньше других…

Блэк задумался. Кто именно видел их вместе? И вел ли он себя, как влюбленный юноша? Вспоминая, как вел себя в доме у Селвинов, Регулус понимал, что сегодня был совершенно другим. Собранным, нацеленным на результат. Вот только способ его достижения он, как выяснилось, понял не до конца. Нужно было и впрямь прогулять девчонку по магазинам, потратить на нее пару галлеонов, чтобы быть убедительным… Сам факт, что их свидание было окутано какой-то тайной, если она рассказала подружкам, был подозрительным и мог привести к неприятным последствиям.

― Я купил ей леденец. Желтый такой, под цвет факультета, ― лихорадочно припоминал он, ― дынный, кажется. Мы болтали об учебе, о семье…

При слове «семья» Блэк ощутил очередной болезненный укол. Подумать только, сколько боли он причинил чьей-то чужой семье… Язык не хотел слушаться, но мысли, встав на нужные рельсы, пошли быстрее.

― Она… Поблагодарила за леденец. Поцеловала. Как бы в щеку, но…

Вспомнив улыбку Морны и ее нерешительный поцелуйчик куда-то в уголок губы, Регулус грустно улыбнулся и даже чуть зарделся. Какой она выглядела невинной, благодарной! Даже очаровательной. Распахнутые глаза, на рыжеватых ресницах едва заметные капли влаги… Блэк поежился. Образ Морны в его сознании теперь казался инфернальным, даже жутким. Интересно, она будет ему сниться? И в каком виде? В том самом, милом и девичьем, благодарно чмокающая его туда-да-не-туда, или в другом, сжимающая пальцы у него на горле?

― Наверное, кто-нибудь мог видеть. Продавщицы, например… Но… А что я делал в пабе, где ее убили? И почему оставил ее посреди дня? ― Количество белых пятен, о которых он должен был подумать заранее, росло в геометрической прогрессии. ― Я попросил ее часок погулять, а потом зайти в «Кабанью голову», наверх, чтобы… Не знаю. Выпить, наверное.

Драный Мерлин, он даже не помнил, под каким предлогом пригласил девушку в эту дыру! Выпить? Уединиться? Внутренний голос едко нашептывал, что правильнее было бы ему оставить Морну в живых, ведь она единственная на свете хотела прийти к нему на второй этаж вшивого паба. Может, и матушке бы понравилась…

― Сказал, что у меня встреча. Срочная. ― Регулус зажмурился и высунул кончик языка, старательно восстанавливая события. ― Что мы можем провести вечер вместе, но только после встречи. Точно. Не знаю, рассказывала ли она кому-то о том, что мы встречаемся в гостинице…

Регулус задумался. Что сказать министерским? Что он делал в гостинице целый час? Почему вдруг прервал свидание и с кем в этот час встречался? И что такого могло случиться с Морной, чтобы она разбилась насмерть, сбегая с лестницы? В крови у нее, конечно, по плану найдут алкоголь, но найдись хоть один свидетель, который знал, что она направлялась на свидание на второй этаж именно к нему… О чем он только думал?

― Я не подумал, что все так далеко зайдет, ― признался он, понурив голову. ― В смысле, я знал, но… Не думал, что нужны будут какие-то обоснования, доказательства, свидетельства…

+4

7

Эван недоумевал. Врожденный идиотизм или просто нервы? Что заставляет Блэка вести себя так неразумно? Слегка треснуть его по голове кирпичом или ударить заклятьем Конфундус было бы вполне уместно, но… Не здесь. Слишком опасно. Лучше дать ему успокоиться и проследить, чтобы он отправился в школу. Немного терпения, понимания. Несколько минут притворного участия и жалости, если этот театр угоден юному мистеру Блэку. Эван впился пальцами в каменную стену. Да он бы с большим удовольствием провел время в обществе самой страшной девицы из Лютного или бросил весточку своей маленькой глупенькой подружке, чем торчать здесь, вытирая сопли Блэку и подставляя самого себя под удар.

― Ну зачем ты так о девушке, Регулус? Очаровательное юное создание, не зря же ты выделил ее из всех и пригласил на свидание. Какие там невесты? В твоем-то нежном возрасте…

Идею приискивать сыновьям подружек силами матушек и бабушек Эван не слишком-то поддерживал. Предполагал, конечно, что и его не минет чаша сия, но в семнадцать лет – а если память ему не изменяла, Блэку было именно семнадцать – думать об этом, как о чем-то прекрасном, было на самом деле смешно. Будто из всего этого мусора, девчонок, лезущих из кожи вон, чтобы понравиться богатому и родовитому наследничку, и впрямь можно откопать жемчужину. Кого же, интересно, приискали Регулусу? Представив этого худенького изящного мальчика под ручку с кем-нибудь вроде мисс Кэрроу, которая вечно лезла туда же, куда и ее несносный братец, и выглядела, словно свинья в кружевах, Эван незаметно ухмыльнулся. Но Блэк о своем предмете воздыханий говорил так, словно это не меньше, чем принцесса из пучины морской, а не земная девица, кусок мяса с набором нужных для продолжения рода органов.

― Элис, говоришь? ― усмехнулся он, отчетливо понимая, что в волшебном мире Великобритании второй чистокровной девицы с таким именем быть не может. ― Уверен, милейшее создание. С нетерпением жду знакомства.

Сам он этого мнения о данной мисс разделить в полной мере не мог, хотя и признавал, что она слегка не от мира сего. Может, именно поэтому и показалась неопытному мальчишке волшебной принцессой. Подавив в последнюю секунду желание сказать, что у куколок не бывает неидеальных маленьких треугольных грудей, Эван притворно закашлялся и еще раз огляделся. Было бы забавно, конечно, поглядеть на ее невинную мордашку, если бы Блэк на самом деле решил познакомить своего товарища и свою маленькую подружу без предупреждений. Дрянь. А ведь она за все полгода их более чем близкого общения ни разу не упомянула, что собирается замуж, тем более за Блэка… Не то, чтобы Эвану были на самом деле интересны ее матримониальные планы, но… Он относился к ней как к временной игрушке, лекарству от скуки, но мысль о том, что она все это время держала его самого на той же позиции, больно ударила по самолюбию. И все же… Надо же, какое очаровательное совпадение! И, возможно, не такое уж случайное.

― Вряд ли навязанную родителями невесту расстроит твое желание сходить на прогулку с другой леди. Обычно присватанных девиц волнуют только перспективы обзавестись богатым мужем, а не его чистейшие чувства. ― Фраза эта вырвалась сама по себе, и Эван до боли прикусил язык. Эмоции превращали его в обиженного мальчика и заставляли вести себя неосторожно. Всего лишь минутный порыв. Потерять то, что он считал ненужным – перспектива эта оказалась более болезненной, чем он думал ранее. Хотелось принизить достоинства этой девчонки не столько в глазах Блэка, сколько в своих собственных, чтобы смягчить удар, но стоило подумать наперед, насколько подозрительной может показаться эта тирада. К счастью, Регулус был слишком напуган, чтобы отметить этот срыв. ― Впрочем, если тебя это так беспокоит… Никто не станет отказываться от единственного Блэка из-за одного свидания.

Разговор этот стоило заканчивать. И побыстрее. Он был не только бесполезным и неуместным, но и опасным, в первую очередь, для него. Яд из самых глубин души быстро отравлял все его обычно спокойное и безразличное существо, заставляя думать не о том, о чем следует. А следовало сейчас думать только о том, как поскорее спровадить мальчика в школу, снабдив нужными указаниями, а не о том, как помучительнее его прикончить.

― Думай лучше о том, ― едва слышно произнес он, с трудом приводя мысли в верное русло, ― что ты ответишь на неудобные вопросы. Что ты делал наверху, с кем, почему… И что ты видел.

Блэк, однако, думать отчаянно отказывался, всеми силами впадая в истерику и хныча, словно маленький ребенок. Каждое его слово было наивнее и глупее предыдущего.

― Даже не думай упоминать о встрече со мной в принципе. Само наше… сотрудничество, ― слово подобралось с трудом, ― лучше держать в тайне. Мы общались на каникулах, ничего более. Запомни это. А уж говорить, что мы вместе были на втором этаже затхлой гостиницы…

Эван закатил глаза, не зная, как бы покорректнее выразить свое отношение к этой идее. Обрадуются же его родители, если услышат, что он водит по гостиницам мальчиков-школьников вместо того, чтобы подыскать себе достойную леди или, как он сам резво врал им, отлынивая от брачных обязательств, сосредоточиться на карьере.

― Даже не думай, ― просто отрезал он, предупреждающе глядя на мальчишку. ― Не хватало еще слухов и кривотолков о нашей милой дружбе.

Мысль о том, как можно использовать страх Регулуса лишиться своей робкой невесты, пришла сама по себе и сразу же подняла настроение.

― Такие сплетни уж точно могут поколебать решимость твоей дамы идти с тобой под венец. Возвращайся в школу. Ты слишком напуган, чтобы думать головой.

Твердо взяв мальчика за плечо, Эван пристально посмотрел ему в глаза.

― Сходи на ужин, веди себя так, как чувствуешь, но не говори ничего лишнего и ни в коем случае не делай. Ты видел девушку, когда она уже лежала на полу. Испугался и сбежал. Спустился из номера на шум. Об остальном… я позабочусь.

А ведь эту неловкую ситуацию с одной женщиной на двоих можно весьма ловко использовать на благо, если постараться. Эван был не совсем уверен, как именно провернет этот план, но в какой-то мере ему хотелось втянуть девицу в эту грязную историю. Легкой рукой отомстить за то, что от него скрыли информацию, которую он никогда не хотел знать. Если же Элис откажет ему, в чем он лично сомневался, то… Что ж, он найдет другую сговорчивую тварь. Благо, его ячейка в банке ломилась от дедовских галлеонов, а меркантильных кисок в Британии было предостаточно.

― Ступай. ― Он подтолкнул мальчика в сторону выхода из проулка. ― И ничего не говори без указаний.

Чуть погодя, Эван кивнул собственным мыслям и добавил:

― Скажешь – не сомневайся, я узнаю.

Слова «и заставлю тебя пожалеть» остались невысказанными, но Эван был уверен, что они верно поняли друг друга.

[nick]Evan Rosier[/nick][status]-[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2RNMt.gif[/icon]
[lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Эван Розье</a> <br> Слизерин <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Министерство Магии <br> Пожиратель смерти <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Холодное сердце</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br>[/lz]
[sign].[/sign]

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Q#3. E#2. Ради общего блага [Хогсмид. 16.09.1978]