Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Накануне Рождества


Накануне Рождества

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Накануне Рождества

‘Hogsmeade looked like a Christmas card;
the little thatched cottages and shops were all
covered in a layer of crisp snow.’

https://78.media.tumblr.com/db60f5c27fecf759da8b8c2114f28b8c/tumblr_on49fjrTVv1w8tljco1_400.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

Зима 1977 г, Хогсмид

Edward Fawley, Margaret Macmillan

Учеба – это хорошо, но об отдыхе не стоит забывать.

+3

2

     Что бы там ни говорили скептики и прагматики, так ненавидевшие влюблённые парочки и «розовые очки», а Хогсмид и правда был красив зимой. Снежные сугробы плавно и аккуратно укрыли все лавки и дома, так что даже обычно грозная «Кабанья голова» выглядела по-домашнему уютно, а ёлки, то и дело возникающие напротив разных магазинов, создавали атмосферу праздника и игриво подмигивали прохожим. Медленно, даже лениво, падавшие снежинки будто нарочно давали рассмотреть свою красоту, и Эдвард сейчас этим и занимался, попутно пытаясь углядеть вокруг знакомые лица. В прошлый раз Хогсмид встретил его не столь приветливо — была страшная вьюга, которая и принесла почти весь снег, — но сейчас всё было до ужаса спокойно и мирно, будто бы он в опустевшей гостиной Рейвенкло, а не в деревне, населенной исключительно волшебниками. И это несмотря на то, что народу здесь хватало — Эд увидел двух семикурсниц с его факультета, что раньше играли в команде, но потом ушли из-за неизвестной ему причины. Он кивнул им в знак приветствия, и они помахали ему, на секундочку отвлекаясь от своего важного разговора. Ещё он увидел старосту, Лео Вулла, который вел удивлённо озиравшихся по сторонам третьекурсников в «Сладкое Королевство». Он был слишком раздраженный и уставший от шума, так что даже не заметил Эда. Следом за ними прошла одногодка Фоули, Рэйчел, которая тоже шла в «Королевство», и тонко намекнула ему, что ей не помешает компания. Эдвард лишь помотал головой — кондитерская стояла прямо в начале деревни, а он еще планировал прогуляться, — и пошел дальше, решив, что зайдет туда позже. Сейчас ему хотелось еще посмотреть на снежинки, ведь он взял с собой магический омниноколь, привезённый с недавнего Чемпионата мира по квиддичу, куда Фоули ездил с родителями. Штука была, конечно, громоздкая и неудобная, по мнению папы — бесполезная, но сейчас она очень даже пригодилась. Работало, правда, только замедление картинки, но оно и было нужно, так что Эдвард медленно брел вдоль улицы, мечтая, что найдёт две одинаковые снежинки. Забегая вперёд, можно сказать: не нашел.
     С этим омниноклем он в последнее время свихнулся. Ему казалось, что он работает только на поле квиддича, но, что удивительно, нет — он замедлял все что угодно, разве что синхронные комментарии не работали. Недавно эту штуку прислал дедушка Александер — Эдвард забыл ее у него в их последнюю встречу, — и сказал проверить, все ли работает. Работало, и еще как: он замедлял портреты в книгах, которые показывали движение палочкой для заклинаний, он замедлял девчонок в общей гостиной, когда пытался понять, какую из них пригласить на свидание… он много чего делал. Забавная эта штука, омниноколь. Сегодня, вот, на очереди были снежинки.
     Он вдруг поежился от холода. Это, наверное, с холмов налетел ветер, совсем не похожий на дружеские объятия морского бриза. Эдвард, продолжая идти, достал из плаща бездонную сумку, позаимствованную у Джейсона Стоуна, который имел честь зваться его другом (как они часто шутили), и попытался убрать туда омниноколь… но столкнулся с кем-то и все выпало на снег.
     — Простите! — бросил он разочарованно, мысленно выругавшись и собирая выпавшие вещи. Сумка, не слишком надежная на вид, оказалась хрупкой и на деле. Похоже, даже вещам Стоуна доверять не стоит, не то что ему самому! Ремень оторвался, и некоторые вещи из нее высыпались. Какие-то листочки с написанными именами, пишущие перья, несколько драже «Берти Боттс»,  хлопушки из «Зонко»… чего только там не было. Он быстро и небрежно скидал все назад, чертыхаясь про себя, и поднялся, возвысившись над слегка недовольной девчонкой, в которую нечаянно влетел.
     Да, это была именно девчонка. Маргарет Макмиллан, симпатичная умная, даже заучка, как и многие из Рейвенкло, девушка, его однокурсница. Она когда-то ему нравилась… да чего греха таить, она и сейчас ему нравится. Чудесное совпадение.
     — Тьфу ты, Мак… Маргарет! — многозначительно поглядел на нее Эд, поправив полосатый шарф в цветах любимого факультета. Он ему нравился, но сейчас весь был затоплен снежинками, как и его прическа, сползшая на глаза. — Ты бы хоть предупредила!
     Она, наверняка, предупреждала, но он не слышал, отвлекшись на свои дела и мысли. Юноша слегка зарделся от стыда, чувствуя, как уже начинают краснеть его уши. Неуклюжий, рассеянный дурак! Лучше б пошел с Рэйчел! Впрочем, большой проблемы не стряслось, судя по мягкому взгляду Маргарет, так что зря убиваться не стоит.
     — Прости. Ты не ушиблась? — Эдвард покачал головой и достал палочку со внутреннего кармана, приготовившись к лечению, после чего снова оглядел Маргарет. Вроде бы цела, синяков и царапин нет. Но и он шел не так уж и быстро, пусть и весил порядочно. Девушка даже не упала, к счастью. Но ему все равно было стыдно за свою невнимательность. Слишком уж заигрался с омниноклем, перестав обращать внимание на мир вокруг.
     Но вдруг его мысли резко перешли на другое. Он отчётливо представил красиво украшенный букет орхидей, которые внезапно появились в его руке, и подумал о чем-то прекрасном… О красоте снежинок. Заклинания, пусть и требовали лишь правильных взмахов и точно произнёс генных слов, сильно зависели и от волшебника, от его чувств и мыслей. Уверенный, все делающий правильно чародей получит ровно то, что хочет… а вот волшебник, полностью сосредоточивший свое сознание на заклинании, отдавшийся ему, получит даже больше, чем хочет. Эд так всегда и делал, и этот случай не был исключением. Он думал о букете орхидей, он знал, что букет сейчас будет у него в руках, при чем не просто невзрачный веник, а самый лучший букет цветов, что он видел. На секунду он зажмурился, а потом открыл глаза, быстро взмахнул палочкой и шепотом, нет, даже одними губами произнёс:
     — Орхидеус!
     В голове слово прозвучало будто гром, но он был уверен, что даже чуткая Маргарет не уловила ни единого звука. Из палочки внезапно вырвался сноп искр, но они так не долетели до перчатки, на полпути превратившись в пышный, украшенный букет цветов. Его любимых. Они с бабушкой каждое лето высаживали их в ее уютном садике, болтая о жизни и впитывая этот чудесный запах. И сейчас этот аромат долетел до него через холод и снег, и на мгновение он почувствовал тепло, пробиравшее до самых кончиков пальцев. Приятное тепло, как от первого поцелуя.
     — Это тебе, — произнёс он, подарив Маргарет цветы. Пускай этот момент запомнится не столкновением, а тем, что ее уроки не прошли зря. Наверное, ей было бы приятно. Нет, он по глазам видел, что ей приятно, он готов был поклясться. Теперь она его точно простит.
     Трансфигурация, если честно, не входила в список его любимых предметов, но все же он был всесторонне развитым магом и разбирался в ней. Маргарет знала и то, и другое: она была его «личным» репетитором, ведь она разбиралась в уроке профессора Макгонагалл лучше всех на курсе, а он больше всех нуждался в помощи. Они довольно быстро нашли общий язык, и только благодаря ей у Эдварда по СОВ напротив этого предмета стоит «Выше среднего». Правда, именно это заклинание, Орхидеус, он изучил сам, когда ему срочно понадобилось простое заклятье для практики в прошлом учебном году. Как можно понять, выучил он его просто на отлично.
     — Не хочешь чашечку горячего кофе? — Эд закутался посильнее в плащ и подал ей руку. Она, конечно, могла отказаться, но шанс этого был крайне мал. Фоули обворожительно улыбнулся ей, мысленно говоря, что иначе от нее никак не отстанет. Он захотел извиниться перед ней за неуклюжесть и под таким благородным предлогом позвать на свидание, тем более, что сейчас она была совсем одна. К тому же, холодно на улице — Эдвард, как выходец с южной Англии, все никак не мог привыкнуть к шотландским холодам Хогвартса, и сейчас трещащий камин и терпкий кофе должны были отбить у него желание натянуть второй плащ, не менее тёплый, чем шубы дурмстрангцев. Только вот куда идти? Хорошо подходила кофейня мадам Паддифут: она была недалеко, она была создана для парочек… но нет. Ему еще в том году до чертиков приелось это розовое милое оформление с рюшечками и кошечками, которое нравилось его бывшей. Тогда… «Три Метлы». Самое прекрасное заведение в Хогсмиде, где собирались все-все, кто только мог. А еще там варили чудесный кофе, причем был даже магловский, без этих волшебных зерен, на которые у Эдварда аллергия. От них его лицо покрывалось ужасными волдырями и ужасно чесалось… бр-р. — В «Трех Метлах» мы точно найдём такой.
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (25.09.2018 22:05:33)

+5

3

И вот уже наступают холода... Время непонятным образом всё ускоряет свой бег, проглатывая день за днем. Не успеешь оглянуться — наступает ночь, солнце огибает землю с другой стороны и поднимается снова, чтобы осветить засыпанный снегом мир. Разве не прекрасно? Разве это не настоящее волшебство? Для Маргарет это настоящее чудо. Сказка что ожила. Как только у кого-то язык поворачивается жаловаться на холод, сильный ветер и прочие глупости? Как можно быть такими изнеженными принцессами? Макмиллан это не понимает. И не хочет понимать. Ее все устраивает. Она вообще, если на то пошло, может найти что-то прекрасное и удивительное в каждой поре года, но зима… Зима – это сказка. А она любит сказки. Наверное, поэтому пока большинство студентов Хогвартса закутывались в шарфы и натягивали на себя всевозможные свитера и отбивали зубами рождественские песни, попутно проклиная очередную метель, Маргарет расцветала от счастья. И плевать на холод, на насморк и экзамены. Это все кажется такими мелочами, когда за окном танцуют снежинки. Да, Маргарет была влюблена в зиму. Жаль только, что она не умеет писать стихи, и не может выразить свои чувства в рифмах. Зато она знает другой способ признаться в любви. Он не столь романтичный, но также прекрасен и полный эмоций. Надо проживать каждый день сполна, не упустить ни одну возможность, ни один шанс. Даже если тебе предлагают слепить снеговика и обстрелять окна башни Гриффиндора снежками. Любовь ведь такая… Когда любишь, согласен на все.
Но в Хогсмиде Макмиллан оказалась не из-за своей любви к зиме. Вернее, не только поэтому. Дело было два дня назад, когда в «Пророке» напечатали ответ ее дедули одному умнику из Министерства. Если вкратце пересказать ту историю, то получится, что мистер Виллоби Макмиллан обозвал сотрудника Министерства засранцем, который ничего не понимает в оборотнях. Естественно, такие споры не прошли мимо студентов Рейвенкло. Все тут же поделились на два лагеря: те, кто поддерживал политику Министерства относительно оборотней и те, кто стояли на стороне старого шотландца, который утверждал, что нет в этом ничего страшного и вообще это просто болезнь, против которой надо искать лекарство, а не изолировать больных, превращая их жизни в жалкое существование. Стоит ли упоминать к какому лагерю примкнула Маргарет? Да, она полностью поддерживала дедулю. О чем и решила сообщить в письме. В три часа ночи. За что получила от старосты факультета. Ну не могла она ждать до утра, чтобы отправить сову, ее просто распирало от чувств и эмоций. И раньше тоже не могла. Она сцепилась с этим придурком Стоуном. Тоже ей умник нашелся! В общем, не очень хорошо получилось. К несчастью еще Лео ей не поверил, хотя в качестве доказательств Макмиллан предоставила перья и совиный помет на подошве обуви. Вудд начал что-то затирать о яблоках. Серьезно, стоило ей зайти, как он начал: «Дай угадаю, ела яблочки? – А затем начел перечислять: - красные? Зеленые? Что, желтые?», - последнее было сказано с неким призрением, это натолкнуло Маргарет на мысль, что он совсем не о яблоках говорит. Но спорить не стала. Она устала и хотела спать, так что просто кивнула, за что получила наказание в виде сводить третьекурсников в «Сладкое королевство». Спорить не стала. Лео бывает порой еще тем гамнюхом, хорошо, что к декану не отправил (вот ведь профессор Флитвик обрадовался бы!). Вот так Маргарет и оказалась в Хогсмиде. Довольная, как слон! Это, если что сарказм. Она к детишкам нормально относится, но если их двое (максимум) и они спят. Тут же целая армия маленьких, вопящих "воронят"! Лучше уже кубки в зале славы чистить. Но кто же знал! Благо, каторга продолжалась недолго.
- Мой дозор окончен, - выкрикнула Маргарет, как только последний «вороненок» забежал в магазин и пока Вудд еще что-то не придумал, пафосно (так, чтобы волосы развевал ветер) вышла из «Королевства».
«И куда теперь?»
Маргарет осмотрелась по сторонам. Кругом было полно знакомых лиц, но все были заняты своими делами, а как-то некрасиво навязываться. Маргарет особо и не хотела. Она не любит шумные компании. Вернее любит, но не всегда. В общем, нет у нее настроения. Она сегодня вся такая мечтательная, что просто жуть! Не испортил настрой даже снежок, прилетевший прямо в голову.
«Кто это такой ум…», - только успела подумать Макмиллан, отряхивая снег, как бум! Нет, она не попала под расстрел, хотя сначала именно так подумала. Не только ведь она здесь. Замечталась, не заметила, что попала на поле сражения. Со всеми бывает.
- Я… все… хорошо, да, - растеряно покачала головой, опять стряхивая с себя снег. – Это вы меня…
«…простите».
Перед ней стоял Фоули. Весь такой растерянный, он не знал, то ли ему перед дамой еще раз извинится, то ли вещички собрать. Выбрал третий вариант.
«Предупреждать?».
Макмиллан вопросительно выгнула бровь и еле удержалась от колкого замечания. Это, простите, что еще такое? Может быть, ей еще письменное уведомление за двадцать четыре чеса посылать? Вот же придумал! Но девушка смиловалась над парнем и вместо нравоучений взялась помогать заталкивать вещи в сумку. Все-таки это случилось из-за ее невнимательности тоже.
- Все хорошо, - она отдала собранные перья Эду и постаралась мило улыбнуться. – Я в порядке, не волнуйся.
На самом деле все было не так прекрасно. Она прикусила язык, когда столкнулась с однокурсником, но еще не хватало, чтобы Фоули ей в рот смотрел. Вот же прохожие посмеются.
«Нет, это уже слишком».
Маргарет стряхнула снег, уже подумывая помахать парню ручкой, при этом, не забыв сказать: «еще увидимся», когда прошло очередное «бум!». Нет, на этот раз не снежки и даже никто не врезался, хотя совсем близко пробежала довольная шайка из Гриффиндора. Опять Фоули. С цветами.
Макмиллан, как будущий аврор с подозрением отнеслась к подарку и перед тем, как принять его хорошенько осмотрела. Эти мальчишки ведь умеют шутить. То цветы в паука превращаются, то чем-то плюются. Но эти никаких признаков опасности не подавали. По крайней мере, Эдварда они все еще не покусали.
- Спасибо.
Маргарет действительно было приятно, что Фоули делает такие успехи в трансфигурации (не таскал ведь цветочки он с собой все это время). Хотя, что-то она не припоминает, чтобы учила орхидеи за пазухи доставать. Видимо у кое-кого есть история о том, как пришел на «сегодня целых семь дней, как ты впервые подергал меня за косичку» без подарка. Это заставило Макмиллан улыбнуться. Но всего на минуту. Пришло очередное «бум!».
- С тобой? – Маргарет с подозрением посмотрела на парня, не понимая, почему этот так заулыбался. – Я вообще-то… - она кивнула в сторону, откуда пришла. Честно говоря, Маргарет не знала, что ответить. Фоули милый, но у него есть девушка. В прошлом году шотландка собственными глазами видела, как он с ней ворковал. И она как бы при парне. В общем, это как-то не совсем правильно. – Знаешь, - Маргарет подумывала сказать нет, когда в поле зрения попал разозленный, как стая Йети Лео. Видимо третьекурсники все-таки довели его и теперь он искал на ком выпустить пар, а здесь так удачно Макмиллан может попасть под руку. – Да, давай, - она оживлено покачала головой, но за ручку Эдди не взяла. – С радостью. Ты, кстати говоря, где Рождество проведешь?
Парочка быстро зашагала в сторону паба мадам Розмерты. Да, подальше от Вудда. Еще с третьекурсниками заставит снеговиков лепить.[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (04.10.2018 20:25:19)

+5

4

     Эдварду тоже казалось, будто время с каждым днём летело все стремительнее, приближая его совершеннолетие и седьмой, последний, курс учебы. Наверное, это потому, что точку каждодневному веселью поставили СОВ, и учеба теперь в полной мере заняла его законное место. Кружок по заклинаниям, дуэльный клуб, заседания у Слизнорта, тренировки по квиддичу, огромное домашнее задание… все это по кусочкам съедало свободное время юного волшебника, и зачастую те крохи, что у него остались, он тратил лишь на сон. Вот и неудивительно, что на пороге было уже Рождество, а над кроватью у Эдди висел календарь аж за сентябрь, каждый день услужливо напоминая перевернуть лист. Эд забывал. И ему всегда хотелось помнить, что на дворе всё ещё осень.
     Но не замечать незримый ход времени стало невозможно, когда выпал первый снег. Потом второй, третий… наконец, тот, что полностью накрыл Британию, окончательно поставив крест на надеждах Эда никогда не взрослеть. Рождество. Учиться осталось всего полтора года. На первом курсе год казался целой вечностью, все было еще впереди, но не сейчас. Сейчас все двигалось невыносимо быстро, и это хотелось как-то замедлить. Суметь увидеть то, чего он уже не успевал видеть. Сегодня он решил, что этим будет красота зимнего Хогсмида, на которую он никогда прежде не смотрел столь… внимательно. Она завораживала его, заставляла подолгу стоять на месте, рассматривая мир из этого нелепого большого омнинокля, который так кстати в этом году оказался под рукой. Только сейчас он понял, что хочет помимо всего увлекаться колдографией или художеством, а не только демонстрировать успехи в зельеварении или квиддиче. Ведь это так здорово — уметь показывать мир так, как его видишь ты, даже если на тебе надеты пресловутые «розовые очки», не дававшие покоя чёрствым сухарям. Рисовать Эдвард никогда не умел, но вот фотографировать он бы точно смог. Осталось лишь придумать, как части омнинокля затолкать под объектив, чтобы фотографии получались самыми лучшими. Стоун точно смог бы что-нибудь сделать.

     — Пожалуйста. Прощаешь? — спросил Фоули, чтобы точно удостовериться. С девушками всегда так, сейчас она говорит, что все в порядке, а затем припомнит ему это в самый неподходящий момент. Он пытался рассмотреть в ее глазах правду, а не те вежливые слова, что вырывались из уст, но заметил только лишь благодарность и ничего более. Что ж, значит, действительно все нормально и пора им обоим забыть это неприятное столкновение, словно бы его никогда не было. От этой мысли Эдди полегчало, так что он даже решил улыбнуться в ответ на ее улыбку, которая исчезла так же быстро, как и появилась, стоило ему позвать девушку на кофе.
     — Да, со мной, — он не сделал вида, что слегка оскорбился, но и его улыбка тут же сплозла с лица, будто бы ее никогда и не было. Они все же достаточно хорошо знакомы, как-никак делили друг с другом общую гостиную уже шесть лет, она занималась с ним трансфигурацией уже почти пять, но сейчас ее взгляд выражал не то удивление, не то презрение, словно бы юноша был прокаженным или она никогда не догадалась, что друзья могли проводить время вместе. Ее мысль о побеге ясно отпечаталась на лице, и Фоули, разумеется, хорошо все понимая, уже приготовился прощаться и уходить… как вдруг она согласилась. Желание куда-то идти исчезло еще полминуты назад, но он все же проглотил это лёгкое разочарование и решил списать все на то, что удар от столкновения все же был серьезным. Тем не менее, настроение было уже не то.
     Хотя, может быть, дело в том, что не такие уж они и друзья? По крайней мере, вполне возможно, чтобы так считала Маргарет. Да, они помогали друг другу с проблемными предметами, вместе ходили на уроки и прочее, но ведь не скажешь, чтоб они были особенно близки. А может, Эдвард ей ни в коей мере не интересен, и она согласилась просто из вежливости. Хотя, признаться, такой мысли ему допускать не хотелось — всегда приятно считать себя красивым и желанным, тем более, когда ты играешь в сборной квиддича, которым Маргарет, кстати, увлекается. В памяти просто намертво засели глаза Маргарет, смотревшие так удивлённо, словно бы он на Луну предложил трансгрессировать, и этот взгляд его самолюбие все еще не могло стерпеть.
     — Тебе нравится снег? — спросил он, стараясь добавить теплых ноток, чтобы казалось, будто все в порядке. Голос из-за этого прозвучал совсем неестественно, но зато не бесстрастно. Он заговорил просто ради того, чтобы не заниматься самоедством, а вернуть себе прошлое мечтательное состояние, ведь довольно глупо терзаться из-за такого пустяка. В конце концов, Марджи не первая девушка, которая смотрит на него таким взглядом… но остальные, правда, после такого зрительного отказа никогда не соглашались. Пожалуй, ему неприятно было такое видеть именно от нее. Впрочем, ей он встречаться не предлагал и жениться звать не собирался, даже не думал об этом. Хотя, может быть… но очень редко. У нее, кажется, всегда был парень с Хаффлпаффа, такой рыженький вратарь на два года старше их, летавший весьма недурно даже по меркам предвзятого к «барсукам» Эдварда. Правда, он уже полгода как должен был окончить школу, но кто его знает, какие между ним и Маргарет сохранились? Он ведь даже не знал его фамилии, только имя… и то подзабыл. Да оно и не было ему очень уж нужно, хотя иногда его все же порывало язвительно осведомиться, как он там поживает. Нет, не сегодня.
     Когда они дошли до «Трех мётел», ветер успел серьезного усилиться, так что Эд наконец счастливо выдохнул, когда они вошли. Здесь было тепло, едва ли не жарко, так что Фоули уже начинал чувствовать окоченевшие кончики пальцев. Весело трещащий камин то и дело выпускал сноп искр, будто горел на каком-нибудь волшебном топливе, а не на банальных дровах. В пабе всюду кипели разговоры, кто-то из пятикурсников со Слизерина рассказывал истории своим друзьям, две их однокурсницы, судя по всему, обсуждали мальчиков, в общем, все, как обычно. Только вот учителей не видно, что это к лучшему. Сталкиваясь с профессорами Хогвартса в таких обыденных заведениях, как это, он всегда ощущал себя неловко.
     Эдвард выбрал для них столик недалеко от праздничной ёлки, от которой веяло этим чудным запахом приближающего Рождества. Игрушки на ней были странные: от обыденных, но красивых миниатюрных часов с кукушкой до старых шерстяных носков, от сладких леденцов-тросточек до пакетика конфет-липучек из «Зонко», после поедания которых язык практически намертво приклеивался к зубам или нёбу. Наверное, каждый уходящий из «Мётел»  был обязан оставить на ёлочке что-то свое, иначе как еще объяснить это обилие самых разных украшений?
     — Нам, пожалуйста, два кофе, — попросил он подошедшую мадам Розмерту. Даже без плаща, шарфа и перчаток теперь было жарко, но скоро все должно пройти. Не было похоже, чтобы хозяйка паба не заботилась о своих клиентах, а значит, все будет хорошо, когда он, наконец, отогреется. Осталось дождаться терпкого горячего кофе, и все будет просто замечательно.
     — Ты ещё не болела в этом году? — произнёс он, чихнув, но аккуратно вытерев все платочком. Прислушавшись, он услышал еще пару-тройку звуков кашля или хлюпающего носа. Тех, кто так же, как и Фоули, надеялись на удачу, и тоже прогадали. Бодроперцовое зелье он еще ни разу в этом году, в отличие от многих сверстников, не пил, но, похоже, пришло и его время. К слову, у него было забавное побочное действие, но Эдварду нравилось. Можно слегка подурачиться и спародировать дракона. Наверное, именно в этом единственная проблема зимы, не считая холода — противные болезни.
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (25.09.2018 22:47:57)

+6

5

- Да, все хорошо. Тебе не за что извинятся.
Минутное замешательство сменилось на улыбку. Так происходит с Маргарет всегда, когда рядом Эдвард. У этого парня просто талант переворачивать мир с ног на голову, а затем делать круглые глаза и не понимать, что произошло. А еще у него странное чувство юмора. И он очень забавно злится. Очень смешно себя ведет, когда надо находиться в компании малоприятных людей. Ну и умненький, как все «воронята». Наверное, поэтому Макмиллан так быстро с ним сдружилась. Есть что-то в нем, что цепляет. А еще он понимает в зельях. Да, для Маргарет это очень важно. Наверное, если бы не Фоули, пришлось бы Макмиллан распрощаться со своей мечтой о месте среди авроров. Сама бы она точно не вытащила. Но дружит она с ним точно не ради выгоды. Мерлин упаси от такого! Ей он нравится. Как друг. С ним легко, интересно, а порой странновато. Вот как сейчас. Вроде бы ничем не примечательный день, имел все шансы стать очень скучным, а вот выпрыгнул Фоули ей на встречу и все не так уже и плохо. Да, язык все еще побаливает, а от прилетевшего снежка головушка бо-бо, но это такие мелочи. Со всеми ведь бывает. Главное, что теперь она не одна. С Эдди они точно найдут, чем заняться. Можно будет обсудить домашнюю работу, или пожаловаться на тяжелую жизнь, или поговорить о квиддиче, или вообще не болтать, а слепить снеговика. Маргарет знала, что этот парень согласится на любое ее предложение. В рамках разумного, естественно. Но от энтузиазма, что так легко накрыл девушку с головой не осталось и следа, стоило снова взглянуть на Эдда.
«Он меня вообще слушал?»
Маргарет нахмурилась, глядя на Фоули. Еще минуту назад он ей так улыбался, как будто встретились после десяти лет разлуки, а вот теперь, когда она согласилась время провести с ним, он выглядит так, как будто живую жабу проглотил и теперь она в его желудке кульбиты выделывает.
«Непорядок».
Маргарет такие перемены не нравятся. Она не любит когда кто-то рядом ходит с постной миной. Особенно, если в этом есть ее вина.
«Но ведь, у меня могли быть дела. И вообще-то мы не договаривались о встрече», - думала она себе, и выглядело это так, как будто перед ним извиняется. Странно. Обычно ведь Маргарет на такие глупости время не тратит, а здесь голос разума проснулся. Видимо виной тому, что Эдвард для нее давно не просто знакомый, с которым за год можно обменяться только приветами. Нет, он уже друг. Может быть, даже лучший друг. Видимо так оно и есть. И пусть Мэтт катится в преисподнюю со своими замечаниями, что дружбы между мужчинами и женщинами не существует. Ничего он в этой жизни не понимает.
- Да, - живо, как обычно, ответила Маргарет, решив, что не стоит акцентироваться на плохом, если все еще можно исправить. – Мне нравится снег. Но знаешь, когда его в меру. Вот как сейчас. Если его было бы по пояс и, чтобы выйти из дома, надо становится кротом, то нет, тогда его ненавижу. – Макмиллан вспомнила, как в прошлом году на рождество ее засыпало в доме дедули. Значит, вышла она на улицу, хлопнула дверью, и ей на голову столько снега свалилось, что чудом в больничке не оказалась. – Но дождь я тоже люблю, и солнце и ветряную погоду. Но в меру. А ты почему спрашиваешь? – Маргарет наконец-то осознала, что заболталась. Скорее всего, Эдвард поинтересовался, чтобы они не шли к «Метлам» в гробовой тишине и на самом деле он ее совсем не слушал, а еще как-то не совсем правильно болтать только о себе. – Надеюсь, ты не предложишь мне слепить с него тортик, а затем съесть? – Маргарет улыбнулась посматривая на парня. Вообще, она знала, что такая мысль ну никак не могла поселиться в этой светлой головушке, но все-таки ее бурное воображение уже не остановить. И нет в лепке пирогов из снега ничего плохого. Все мы родом из детства. А в те годы, когда можно было еще в носе золото искать, каждый первый лепил куличики. Так почему не вспомнить те прекрасные времена? Но не кушать. Снег невкусный. Но это по скромному мнению Маргарет.
А пока они шли, болтая о снеге и пряча руки в карманы и все поправляя шарфы в цветах родного факультета, вокруг продолжало происходить маленькое чудо. Снежинки летели в воздухе, мягко ложась на деревья, крыши домов, землю и одежду прохожих, небо было голубое настолько, что если бы художник захотел передать его красоту, у него ничего не получилось, так как нет в мире такой красивой краски, а мороз щипал за нос и щеки, но не больно. Чтобы напомнить, что зима и надо одеваться теплее. Маргарет хотела остановиться, дабы рассмотреть мир вокруг или хотя бы не так быстро идти, но вместо этого ей почти приходилось бежать. С Фоули всегда ей приходится прибавлять в темпе. У него один шах, как ее два. Конечно, можно было попросить парня так не бежать. Но она гордая. А еще ей не хочется, что он ее потом гномом величал. Хотя, пусть попробует. На ближайшем занятии в дуэльном клубе она это припомнит.
И все-таки Макмилан невзирая на всю красоту вокруг них, была рада оказаться в тепле. Да, всему надо знать меру. К тому же паб с приближением Рождества тоже преобразился. Настолько, что Маргарет еле удержалась, чтобы не спеть рождественский гимн. А еще захотелось домой. На праздники она всегда навещали бабушку и дедушку в Шотландии, а там… Там просто рай для Маргарет.
«Я же еще не купила подарки», - внезапно осознала она и только чудом не соскочила со своего места, попутно объясняя Эдди, что нет времени на кофе, у нее столько незавершённых дел, что просто ужас.
«Ладно. Подождут. Еще успею».
Фоули тем временем успел сделать заказ, и вытереть нос. Маргарет пожелала ему не болеть, но судя по блеску в глазах, она слегка опоздала.
- Нет, в этом году еще не успела, - ей было все-таки неловко вот так общаться с Эдвардом в неформальной обстановке. В Хогвартсе они много времени проводили вместе, но там еще были книжки, домашнее задание и замечания профессора Флитвика. Сейчас же только они и никакого третьего лишнего. – Но знаешь, теперь у меня есть все шансы заболеть. – Она приложила ладонь ко лбу Эдди и слегка нахмурилась. Так всегда делает мама, когда доченька жалуется на дурное самочувствие. Бывает это обычно в те дни, когда Макмилланы должны пойти к кому-то в гости. Вот же забавные совпадения. – Ты бы сходил к мадам Помфри. Провести Рождество в постели – не лучшая затея.
Маргарет не особо разбиралась в болезнях, но ей кажется, что Эдвард горит. А может быть у нее просто рука холодная. Непонятно. Но совет она дала дельный, умника!
- Ты кстати говоря…
В паб зашел их староста, слишком недовольный. Маргарет показалось, что он ищет ее. Так что недолго думая, она спряталась за спину Эдди.
– Не зови его сюда, пожалуйста, - прошептала девушка, желая вообще залезть под стол.
[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (04.10.2018 22:24:18)

+3

6

     Есть в ее голосе что-то такое, особенное, завораживающее, притягательное. Не знал он, влияние это шотландских ноток или ее чертовского обаяния, но факт остаётся фактом — ее голос был волшебным. Слушая девушку, Эдвард постепенно оттаивал, и его голову все меньше заполняли вредные мысли о произошедшем. Конечно, Эдвард был не из тех, кто так просто все забывает или легко проглатывает обиду, но Маргарет — это особый случай. Они были знакомы уже давно, и этот ее удивленный взгляд, будь он хоть трижды презрительным, никак не может повлиять на их отношения. Они уже успели привязаться друг к другу настолько, что обрыв одной ниточки не мог отвязать все остальные. Да и ее удивление можно было понять: он вторгся в ее день, едва не сбив с ног, а потом еще и предложил потратить время на него. Эгоист, самовлюбленный эгоист, не ценящий время и желания других. Наверное, только Фоули так может — терзаться сначала из-за другого человека, а потом из-за собственной глупости.
     А он слушал, причем внимательно. Да, спросил не то чтобы от большого желания говорить, но Маргарет не сухо бросила что-то в ответ — она, скорее, рассказала целую историю любви к снегу. Скосив глаз, он заметил в ее глазах огонь, означавший, что говорила она совершенно искренне… настолько, что даже слегка заговорилась. Но он больше любил слушать, а не болтать — по крайней мере потому, что слушать было проще, а многим нравилось упиваться чужим вниманием. Он не сказал бы, что Марджи из таких — наверное, поэтому-то с ней хотелось не просто болтать, но и делиться чем-то сокровенным.
     — Нет, я ведь волшебник, а не повар, — рассмеялся Эдди, и черты его лица смягчились. Вроде бы ерунда, но, глядя на ее улыбку, ему становилось весело. Она ведь знала, что такая ерунда совсем не могла прийти ему у голову, но все равно сказала. Интересно, получилось бы у него с помощью магии слепить что-нибудь такое? Он бы попробовал вылепить Хогвартс!
     — Почему я спрашиваю? — глупо повторил он, хотя прекрасно слышал. Это была его дурная привычка, но она в чем-то помогала — показывала, к чему именно он это говорит. Его бывшая, обладательница нежного имени Эмили, всегда говорила, что переспрашивают только те, кто не слушает. Считала ли Маргарет так же? — Потому что мне интересно, что ты думаешь о зиме. Мы ведь ни разу об этом не разговаривали.
     Потому что никогда не удавалось. Вернее, было много времени, чтобы поболтать, но снег всегда казался ему неинтересным. До сегодняшнего дня, когда он смог разглядеть всю красоту снежинок и стать более… романтичным. Чувства — вот чего в нем никогда не хватало. Или он просто умело их прятал.
     — Мне тоже нравится снег, — добавил он более робко, надеясь, что ветер не унесет его слова подальше от ушей Маргарет. — Особенно во время снегопада, как сейчас. Холодно, светло, медленно падают снежинки… волшебно.
     Он повернулся к Маргарет и вдруг заметил снежинку, какую до этого не видел. Она была какой-то необычной: если очень приглядеться, то можно было увидеть вместо нее фигурку, напоминавшую белую зимнюю розу. Видимо, в магических местах и снежнинки тоже наполнены магией. Проследив за ней взглядом, он увидел, как она смело упала на аккуратненький носик Маргарет. Прежде чем девушка его смахнула бы, юноша нежно дотронулся до ее носика и забрал снежинку, но потом до него дошло, насколько все это нелепо выглядело. Неловко. А снежинка моментально растаяла, о чем он совсем не подумал.
     Эдвард уже было открыл рот, чтобы сказать в сотый раз за сегодня «прости», но почему-то закрыл его. Наверное, почувствовал, как щеки его стремительно налились краской, и не стал рисковать — вдруг ещё голос дрогнет, его уже на холод не спишешь. Вместо этого он совершенно случайно, даже сам не ожидая от себя подобного, вдруг спросил:
     — А на Рождество ты уезжаешь? — он говорил так же, как раньше, будто сейчас ничего и не произошло. В этом и не было ничего серьезного, но и неловкое молчание нужно чем-то прервать. На этот раз он спросил потому, что родители разрешили ему остаться в Хогвартсе. Он хотел немного попрактиковаться в магии на каникулах, но многие его друзья уедут, так что ему бы очень хотелось, чтоб не уезжала хотя бы она. Но она уедет. Она всегда уезжала. Наверное, Эдварду стоило бы позаботиться о подарке ей, но он все еще был в раздумьях, хотя праздник был уже на носу. Наверное, как всегда отправит с подарком ей Дымка, как это обычно случалось, прямо в канун Рождества с какой-нибудь милой безделушкой на память.
     Только сняв шарф, плащ и перчатки, Эдди понял, как же замёрз. Для него, южанина, это вроде бы характерно, но не совсем. Корни у него нормандские, норманны приплыли во Франкию из далеких земель нынешней Норвегии и Швеции, где даже похолоднее, чем здесь, на краешке Шотландии. Но, видимо, за многие годы Фоули очень уж разнежились, привыкли к тёплому и дождливому климату южного побережья, и теперь он оказался таким вот… неженкой. Даже цветочки, которые он любезно взял из рук девушки и положил на стол, совсем не думали замерзать, чернеть или даже вянуть, а уж они точно терпеть не могут холод. Может, Эдди тоже южный цветочек? Южная розочка.
     — Тогда я постараюсь тебя не заразить, — пообещал он, не убирая платочек слишком далеко. Ему было как-то… неудобно сидеть перед ней в маггловской одежде, без своей привычной черной мантии и учебника в руках. Нет, скорее, непривычно. Хорошо хоть волшебная палочка рядом, а то можно совсем за не-мага сойти.
     Ее ладонь была такой… холодной. Наверное, он даже отшатнулся бы, если б случайно не вспомнил, что так же делал дядя Джастин, когда у него Эд впервые стал общаться с маглами и простудился. Температура была ужасная, но дядя ничего не стал говорить родителям, а воспользовался… своими методами лечения. Но сейчас у него не было никакой температуры. Он даже специально, пока Марджи пыталась это понять, прикрыл глаза, проверяя. Но голова не кружилась и глаза не слезились. — Все хорошо, Маргарет. Правда. Я и сам умею делать зелья от гриппа, если понадобится.
     Он поднял глаза на нее и увидел нахмуренное лицо. Задумчивая, она подходила на какого-то детектива, что был на расследовании. Детектив — это такой мракоборец, но уже не работающий на Министерство, а просто искавший что-нибудь для простых волшебников за определенную плату. И вот ему всегда казалось, что девушка в такие моменты ищет какого-то очень опасного преступника, но пока не может связать все улики между собой. Ей разве что не хватало пробкового шлема. Когда-нибудь он точно над этим подшутит, но не сегодня.
     — Что я? — не понял парень, и стал смотреть туда же, куда и Марджи. Но там никого и ничего особенно не было. Только Лео Вудд, староста их факультета, который, кажется, проводил экскурсию для малышей-третьекурсников.
     — Опять наказана? — вздохнул он, покачав головой. Именно из-за этого ее не взяли в старосты саму — она часто вляпывалась во всякие истории. Елка с необычными игрушками, на которую все время поглядывал Эдвард, закрывала девушку от Лео, но это ненадолго. Так уж вышло, что они с Эдом неплохо общались. — Хорошо, не буду.
     Сперва ему хотелось наложить Дезиллюминационное заклятье, но… он ведь не такой уж и мастер трансфигурации. Совсем не Дамблдор и не Макгонагалл. Скорее всего, Маргарет просто окрасится в цвета стульев и стен, а этого явно недостаточно.
     — Вот и попили кофе… — разочарованно выдохнул Эдвард, не успевший еще согреться. Его мысли все еще метались между тем, чтобы остаться здесь и закидать Лео «Конфундусом», если он подойдет, и тем, чтобы взять Маргарет и убежать отсюда подальше от него. Но если бежать, то придется идти мимо него… странная складывалась ситуация. Сначала нужно выпить кофе, а уж после решить.
     — Прости, что не спросил тебя, что ты хочешь, — снова извинился он, не переставая спускать глаз с Лео. Он сел прямо перед входом, но сейчас отвлечённо беседовал с кем-то из Гриффиндора. Маргарет, к счастью по-прежнему была закрыта от него елкой с ее необычными украшениями в виде настоящих игрушек и странного вида мусора. Эдвард сделал глоток обжигающего кофе, и все его тело наполнилось приятным летним теплом. — Что тебе нужно сделать, чтоб Вудд отстал?
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (08.10.2018 21:26:21)

+4

7

«Да что же с тобой такое?!»
Как бы Эдвард не пытался сделать вид, что ничего не произошло и внезапная хандра – это только влияние Марса и нет в этом ничего особенного, Маргарет чувствовала себя слегка виноватой. И это странно. Обычно ее совесть не подает голос. Нет, она не молчит, просто говорит шепотом или слишком поздно реагирует, либо быстро соглашается с разумом, который со скоростью молнии находит оправдание всем действиям. Но не сегодня. Маргарет чувствует себя гаденько. Как будто случайно разболтала чью-то тайну и теперь не знает, то ли сделать вид, что она не виновата, ведь это случайно произошло, то ли схватить за руку и попросить прощение.
«Но за что извинятся?».
Вот это Макмиллан непонятно. Можно напрямую спросить Фоули, в чем ее на этот раз вина, но вряд ли он скажет. Они дружат шесть лет, и если за это время Маргарет кое-что осознала, так это то, что если этот пирожок захочет что-то сохранить в тайне, то язык ему даже сыворотка правды не развяжет. В общем, одна беда с этими мальчиками. Ну или только с одним экземпляром.
«Эх, Фоули-Фоули, сам ведь себе жизнь усложняешь».
В какой-то миг Макмиллан даже захотелось схватить его за воротник пальто и хорошенько так встряхнуть. Загадки она любит, но это ведь сплошная пытка!
«И почему я с ним еще дружу?».
Макмиллан серьезно задумалась над этим вопросом, но нормальный ответ найти не смогла. Он ей просто нравится. Даже сейчас, когда дуется непонятно на что и очень плохо делает вид, что ничего не случилось. И, нет, она не влюбилась. Нет у нее никаких бабочек в животе и мурашек по коже, когда он рядом, значит, и любви нет. И это хорошо. Они же так замечательно дружат, а любовь все только портит. Не то что Маргарет великий знаток в делах сердечных (с этим у нее, как и с зельеварением не особо сложилось), но зато у нее полно подружек, которых можно назвать знатоками в этой области, а они говорят, что не стоит мешать дружбу и любовь. Да и какая, Мерлин, в их годы любовь! Так, влечение и не более. Да и влечения у нее к Эдварду нет.
«И все-таки, с какого перепуга на душе так неспокойно?».
Макмиллан приказала себе об этом не думать. Такой прекрасный день (даже поход с кучей вопящих третьекурсников его не испортил) нечего портить всякой дурью. Для этого есть определенное время суток – перед сном.

- Подожди, разве мы никогда не говорили о снеге?
От осознания какую важную тему они пропустили, шотландка разве что в ладоши не хлопнула. Нет, не может быть, что они не обсуждали снег. За шесть лет общения хотя бы раз, но кто-то должен был пожаловаться на него или поныть, что его слишком много, либо что его слишком мало. Она же с Эдди обсуждают буквально все (в рамках разумного и приличного, естественно), а здесь такой недочет.
«Нет, видимо, кто-то просто забыл».
И этот «кто-то» точно не милая шотландка с ужасным характером. Маргарет ничего не забывает (разве что нотации матери), а вот в Эдварде она не настолько уверена. Кажется, ему даже напоминалку прислали.
«Или это был не он?».
Как же много вопросов и как же мало ответов! Зато перед сном будет над чем голову поломать.
«И я более, чем уверена, что снег мы обсуждали. Могу своим «превосходно» по трансфигурации покля…».
Макмиллан замерла, как будто ей в спину оглашающее заклятие прилетело.
«Что ты..?».
Она смотрела на Эдди, но не могла произнести ни слова. Такое с ней впервые. И что самое странное, ей это приятно. Не хотелось глупо шутить или читать нотации. Просто глядела на Фоули. И даже, когда он решил, что совершил глупость, отвел глаза, Маргарет еще какое-то время смотрела на него, а затем еле заметно улыбнулась. Странный он. Это, видимо, ее и цепляет.
- Придется уехать, - спустя какое-то время, Макмиллан опять заговорила, пряча нотки разочарования и недоумения за обычным скучающим тоном.
Она любит Рождество, но в последнем письме матушка дала понять, что на этот раз они не отпразднуют его в Шотландии в доме дедули. У миссис Макмиллан «грандиозные планы на эту зиму». Видимо, опять будут гостить у Берков или дома. Как первый, так и второй вариант Маргарет не устраивает. Среди родни матери она чувствует себя глупо, как будто не в своей тарелке, а дома делать нечего.
«Видимо, придется опять засесть за книгами».
- А ты, я слышала, решил остаться? Неужели решил уже начать готовиться к ЖАБА?
«Заучка», - чуть было не слетело с ее уст, но все-таки удержалась. Ей нравится рвение Эдди к знаниям, к тому же Маргарет сама подумывала над тем, что уже было бы неплохо составить график повторения и понемногу начинать листать книги. Но как-то руки все не доходят. Но на каникулах она точно этим займется. Хватит в потолок плевать.

Так за незатейливой беседой они и оказались в «Трех Метлах». И пусть Маргарет привыкла к шотландской зиме, но все-таки решила, что лучше любоваться снегом, сидя в тепле.
«Да, всего должно быть в меру».
К тому же неловкость, которую она испытывала поначалу, впервые за шесть лет общаясь с Эдди не как студенты, а просто как хорошие знакомые быстро ушла. Маргарет больше не чувствовала себя, как на ужине в окружение одних Берков, так что позволила себе присесть немного ближе, а глазами не искать двери и окна. В общем, жизнь постепенно начала налаживаться. Вот, даже мерить температуру решила. Но все испортил Вудд.
«Вечно он не вовремя».
Со старостой их факультета Макмиллан не сдружилась сразу. Лео весь такой правильный, умный, но без капли чувства юмора и самоиронии. С таким персонажем можно в библиотеке за книжками посидеть, но никак не дружбу водить.
«Повесить бы его на елку вместо игрушки».
А что, идея весьма недурна, но после этого Маргарет времяпровождением с третьекурсниками не отделается. Точно к декану отправят, а тот в совятник и не письмо к лапке совушки привязать, а отчистить его от дерьма. Плавали, знаем.
- Я не уверена, что еще наказана, но знаешь, лучше лишний раз ему на глаза не попадаться.
И Макмиллан за чашечкой теплого и слегка горького кофе начала рассказывать, как этот подлец поймал ее в три часа ночи и начал о каких-то странных сортах яблок рассуждать.
- Вечно я у него во всем виновата, - печально подытожила Маргарет и разве что носом не шмыгнула. – Вот вчера Пивз сбросил на него какой-то портрет, а он сразу на меня подумал. Час пришлось оправдываться, что я никого не подговаривала, и вообще мне не до этого было. Ненавижу его. Чтобы его оборотни покусали.
Макмиллан понимает, что в таких малоприятных отношениях ее и старосты виноват не только Вудд, но и она. Но он больше. Маргарет просто по-своему поняла совет дедушки: «работай на авторитет, а затем он начнет работать на тебя», но Лео просто ленивая задница. Ему легче во всем обвинить несчастную девушку, чем пытаться разобраться в конфликте.
«Точно на елке его место».
Маргарет уже навела палочку, чтобы отомстить за всю несправедливость, которую проявляет Вудд в ее сторону, когда краем глаза заметила, что Эдд тоже тянется к своей волшебной палочке.
«Ну нет, еще кого-то втягивать в эту войну не надо».
Макмиллан знает, что Эдди, как это ни странно, весьма хорошо общается со старостой и не хочет становиться причиной конфликта. И пусть ей все еще хочется насадить Лео на елку вместо звезды, она кладет палочку на стол.
- Все хорошо, - Макмиллан перестает прятаться за ветками дерева и опять садится рядом с Фоули, - не стоит ничего делать, - а ладошка оказывается поверх ладони Эдди, тем самим, заставляя его опустить палочку. – Я, наверное, просто слегка перенервничала, - еле заметная улыбка пробежала по лицу. – Сам понимаешь, Лео у нас очень ответственный, - «засранец», - И прекрати извиняться. Мне интересно с тобой, - в знак подтверждения своих слов, она даже отпила еще немного кофе и еле заметно скривилась. Не ее напиток. – Здорово, что мы столкнулись. Ты, кстати, говоря, чем так увлекся, что меня не заметил?
Маргарет, конечно не великан, но и гномам ее назвать сложно (пусть кое-кто пытался), да и Эдди слепотой не страдает, так что ей стало интересно, что же так заняло внимание парня. Вдруг ей тоже этим захочется заняться.[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (15.10.2018 00:16:10)

+6

8

     Эдвард сам не мог сказать, что с ним такое: никогда так стремительно, как сегодня, у него еще не менялось настроение. Обычно он был довольно скупым на эмоции парнем, так и пронизанным безразличием, и только в какие-то редкие минуты — когда дело казалось чего-то действительно важного для него — он позволял себе что-то чувствовать. Разум и логика, таков был его девиз — и в нем, как видно, не осталось места для эмоций.
     Но не сегодня.
     Сегодня ему буквально хотелось дышать, видеть, слышать, ощущать, чувствовать. Запомнить Хогсмид таким навсегда: снежным, ветреным, но прекрасным, завораживающим. Увидеть как можно больше снежинок, что так и продолжали медленно падать, покрывая волосы и запутываясь в ресничках. Узнать единственную в мире волшебную деревню чуточку ближе, но не прогулками по разноцветному «Сладкому Королевству» и не пуская шутихи из «Зонко», совсем не так… обыденно? Наверное, поэтому неудивительно, что он позвал Маргарет попить с ним кофе — эмоции переполняли его и ему хотелось поделиться ими с кем-нибудь, и это определенно было неслучайно, что этим «кем-то» оказалась именно Маргарет.
    Но все его надежды разрушил какой-то мимолетный, едва заметный взгляд непонимания. И даже осуждения, как ему показалось. Стоило бы ему снова стать рассеянным, как всегда, отвести взгляд куда-то в сторону… но нет, он решил потеряться в ее глазах. Просто он любит на нее смотреть. Нет, не настолько, что развешивает колдографии с Маргарет над кроватью, но все же. Наверное, на нее не глядеть было невозможно. Даже во время уроков чем-то всегда она привлекла его внимание, что, задумавшись, он часто смотрел именно на нее. Или это было только на трансфигурации? Тогда понятно, почему — она часто поддерживала его на этих уроках, потому что без ее помощи когда-то он едва понимал, как спички превращать в иголки, и это ее поддержка всегда вселяла в него уверенность. Наверное, поэтому она — хороший друг: потому что умеет настроить людей на нужный лад, умеет делиться своей радостью и непоседливостью, умеет разбираться в людях, почти не обращая внимания на то, в каких они факультетах учатся. Ее способность притягивать к себе людей была невероятной, и Эдди очень удивляло, почему с таким количеством друзей она до сих пор общается с ним. Хотя, наверное, дружба в шесть лет так просто не вычеркивается из жизни — они прошли через слишком много всего, чтобы вдруг перестать зваться друзьями.
     — У меня хорошая память, Макмиллан, — усмехается он, вспоминая все то, о чем они обычно говорят. Хотя нет, все не упомнишь — слишком уж многое происходило между ними в гостиной Рейвенкло, начиная простыми разговорами ни о чем возле теплого камина и заканчивая спорами о том, сколько жучьих глаз нужно добавить в котел, чтоб получить иссиня-черный оттенок зелья. — Но и я мог просто забыть. Разве ты помнишь?
     Наверное, он действительно ляпнул очередную глупость. Они ведь жили в башне, мимо окон которой раньше всех пролетел снег, они ходили гулять во двор, где зачастую играли в снежки… да и Маргарет была шотландкой, а они любят остудить что-нибудь горное или зимнее. Но такое настроение, как сегодня, было у него впервые, да и они все так же впервые были в Хогсмиде вместе, а это накладывало особый отпечаток… вернее, совсем сбивало с толку его мысли.
     Настолько, что он позволил себе нежно дотронуться до ее милого носика, даже не осознав толком, что делает. Но ему понравилось.
     Так уж она влияла на него, эта Маргарет, так что даже никак свой поступок не обозначил, лишь виновато улыбнулся. Может, эта была любовь? Вряд ли, ведь любовь — штука, проверенная временем. Тогда, может, влюбленность? Тоже нет, влюблённость мимолётная и яркая, а страсти в их отношениях совсем не видно. Но, тем не менее, рядом с ней Фоули всегда чувствовал себя слегка потерянным и до ужаса смешным, словно под проклятием «танца-тарантеллы». Как вот сейчас.
     — Придется? А ты не хотела? — удивлённым тоном спросил Эдди, помнящий, что она никогда не оставалась в Хогвартсе на Рождество. У нее очень большая и очень интересная семья, а еще куча других родственников, вроде Бёрков и Блэков, так что одних Рождества и лета ей, скорее всего, недостаточно для того, чтобы хоть раз погостить у всех них. У самого Эда семья была поменьше и поскучнее, хотя один дедушка Александер чего стоит — с его изобретательными игрушками точно не соскучишься.
     — Скоро ты обо мне будешь знать больше, чем я, — коротко расхохотался Эдвард, но быстро успокоился, услышав о ЖАБе. Все учителя насколько часто подчеркивали важность будущих экзаменов, что каждая тема, с ней связанная, каждый раз вызывала какое-то непонятное благоговение. — Нет, я просто хочу побольше поколдовать, а то все заклинания у нас связаны только с уроками. Знаешь, все эти наши мальчишеские забавы и дуэли — тебе будет неинтересно.
     И ведь на самом деле, причиной его каникул в Хогвартсе были мальчишеские забавы. Учитывая, что у него появилась такая интересная штука, как омниноколь, тесно связанная с магией и временем, заняться есть чем. Конечно, в первую очередь он решил заняться проблемными предметами, но их так мало, а день такой длинный… почему бы, например, не сделать фотоаппарат с возможностью замедлять и останавливать движение вокруг? Дяде точно понравилось бы.

Его удивляло, насколько быстро за окном стало холодно. Погода в последнее время вообще менялась как по велению палочки, буквально за пару часов или даже минут теплый зимний вечер мог стать хмурой пургой, и никто объяснить это не мог. Или не хотел, а Эдвард был не самым настойчивым. Но он не мог не заметить, что в тепле ему стало уютнее и спокойнее, будто падающий снег вызывал в нем какую-то неуверенность. Или, наверное, дело было в том, что поначалу они как-то сторонились друг друга, будто бы встретились впервые, но за время их небольшой прогулки это чувство совсем улетучилось, и на первый план вышла привычная расслабленность и легкая улыбка. Хорошо, если б они всегда сопровождали юношу в любом деле...
     — Да, он слишком серьезно относится к своим обязанностям, — хмыкнул Эдвард, сделав еще глоток. Кофе был горьковатый, обжигающий и крепкий, как и нужно было. Разве что Эд добавил бы побольше сахара, но и так сойдёт. Главное, что мадам Розмерта поняла его без слов и дала именно магловский кофе без всяких чарующих добавок. — Он бы и с Дамблдора очки снял, если б можно было. Слишком правильный.
     Наверное, обсуждать Вудда было не слишком хорошо и верно, но он и правда всегда лишний. Слишком любит обсудить и осудить чужие недостатки, забывая о своих. Пусть Эд никоим образом не рушил с ним приятельские отношения, Вудд ему никогда не нравился, и оставался только повод, чтобы дать волю раздражению и попасть в него каким-нибудь заклятьем потяжелее.
     — Он, наверное, просто влюблен в тебя, — с усмешкой сказал Эдвард, внимательно выслушавший ее рассказ. Действительно, обычно люди не взъедаются на других просто так, для этого нужна или особая ненависть или странная любовь. Вудд с виду не был таким уж уродом, конечно, да и внутри тоже, но зато плохо умел выражать чувства, так что Эдди не удивился бы, если б его предположение оказалось правдой. В Маргарет было много всего, за что могло зацепиться сердце юноши. — В следующий раз, если будет такое, я с ним поболтаю.
     Как хорошо, ходили в дуэльный клуб, в котором профессор Флитвик недавно задал им отрабатывать заклятье Конфундус.
     Правда, и Маргарет много в чем была виновата сама. Скажем, любила она прогулки по школе ночью, любила спорить, любила общаться с другими факультетами, что задевало того же Вудда, ценящего верность только Рейвенкло, любила давать волю эмоциям и сиюминутным желаниям, а не логике и холодному расчёту. Но, тем не менее, в какой-то мере это влияло на всех учеников Хогвартса, а не только на Маргарет, так что Вудд все же несправедлив к ней — особенно со своими вопросами про яблоки. Наверное, Эдвард все же выпустит в него пару проклятий, чтоб подумал о своем поведении.
     Он уже и забыл, что держит в руках палочку, но неожиданное прикосновение Марджи вернуло его с небес на землю. Ее ладонь вдруг превратилась из холодной в теплую, а из-за ее нежного, но твердого касания мурашки пробежали по спине. Эд все не убирал палочку, стараясь продлить это мгновение, но рано или поздно все заканчивается — поэтому он покорно разжал пальцы, и палочка с негромким стуком упала на стол. Когда-нибудь заклинание попадет в Лео, но не сегодня. Не при ней.
     Но более приятным, чем ее прикосновение, оказались ее слова. Она была не просто учтива, как подобает леди, но, казалось, искренна и честна перед ним, что и недоверчивость Эдди стремглав ушла на второй план, оставив место радости и облегчения. Хотя кофе, конечно, ей не понравился. Она выпила слишком мало.
     — Я… — снова замялся он, слегка порозовев. Было забавно рассуждать о такой теме, достойной какой-нибудь романтично настроенной девчонки, но никак не взрослого (почти) волшебника, но он решил быть с ней откровенным. Ну и надо же похвастаться новым прибором, правда? — Я снежинки разглядывал. В омниноколь. Ну знаешь, их ещё на Чемпионатах по квиддичу продают? Дорого, конечно, но зато вот как пригодился — играть со временем интересно.
     Он действительно был интересной штукой, природной для множества дел. Жаль только, что такой огромный — положить-то некуда, почти. Если б только не хлипковатая сумка Джейсона... Кстати о ней. Эдвард потянулся за ней и, едва найдя в бездонном хламе вещей, достал эту оргромную магическую трубу и подал Марджи. Вдруг она не видела?
     — Я пока убирал его, не заметил тебя… — опять виновато потупил он взгляд, но быстро совладал с собой и поднял глаза снова, смотря на нее. Сейчас, по крайней мере, это хотя бы не выглядело так глупо, как на уроках, и потому можно глядеть сколько влезет. Что он, собственно, и проделывал. — Потому мы и столкнулись. Но это того стоило, правда? По крайней мере, я встретил тебя.
     Не все же одному слоняться по улицам в одиночку, правда? Вместе веселее. Так уж вышло, что они оказались одни в Хогсмиде, но вовремя нашли друг друга — так почему бы и не попить кофе? Благо, она согласилась. Один бы он, наверное, в «Мётлы» не пошел.
     — Там… там можно отмотать назад на час или два. А, может, больше. Давай покажу. — Эдвард поднялся и обошёл ее, встав сзади. Обхватив ее руки, державшие рукоять, он поднес омниноколь к ее глазам и прокрутил окуляры на приборе влево, после чего картинка должна была съехать назад где-то минут на сорок, пока он ещё медленно бродил по округе и разглядывал уникальную красоту снежинок.
     — Я вообще не знал, что он будет работать здесь… — задумчиво проговорил Эдвард, опершийся на спинку мягкого, обитого кожей стула и созерцающий Маргарет. — Но снегопад выглядит волшебно. Снежинки так вообще завораживают, я так и не нашел ни одной одинаковой пары. Это действительно какая-то магия.
     Это восхищение ему самому казалось странным, но все же Эдди действительно нравилось не просто баловаться с омниноклем, а едва ли не заниматься фотографией. Наверное, он действительно был странным… как истинный ученик Рейвенкло.
     — Может, сама хочешь посмотреть на что-нибудь? — спросил девушку Эдвард, весело усмехнувшись. Омниноколь, конечно, был прекрасной игрушкой, но хочет ли Маргарет им заниматься? В конце концов, ничего слишком особенного в нем нет. — Например, на заклинание, которое я пущу в Вудда.
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (18.10.2018 23:06:02)

+4

9

«Случайно в этой жизни только кукушка яйцо в чужое гнездо подкладывает, — прогуливаясь по  заснеженному Хогсмиду в компании Эдварда почему-то вспомнились слова дедули, сказанные, когда внученька пыталась уверить его, что совсем не хотела испытывать на домашнем эльфе свои зелья, а он сам их выпил. — Какое первое ей подвернётся, туда и пристраивает. А всё остальное — не случайно». И как бы Маргарет тогда не пыталась увернуться и стояла на своем, даже когда ее в угол загнали, но в итоге призналась, что заставила бедолагу выпить ее творение (ну интересно же поглядеть, что будет!), и все-таки с дедулей не согласилась, твердо уверяя, что случайности – это просто случайности. На это Виллоби Макмиллан только пожал плечами, как будто говоря, со временем поймешь. И как бы Маргарет это неприятно было осознавать, принимать и признавать, но дедуля был прав: случайно в этой жизни только кукушка яйцо в чужое гнездо подкладывает, а у всего остального есть свой замысел, какой-то скрытый смысл и поучительный вывод. И сейчас же, столкнувшись лбами с Эдвардом, Маргарет невольно задумалась: а зачем он в ее жизни? Первое что приходит на ум – это чтобы Макмиллан не взорвала башню Рейвенкло в попытках сварить зелье для излечения фурункулов, а Эдди не наплодил хорьков в надежде превратить спички в иглу, но нет, это слишком просто и неинтересно. Надо что-то глобальное и интереснее. Что-то с размахом! Но сейчас в мудрую головушку девочки ничего такого не лезло. И это очень подозрительно. Обычно ведь как бывает – дайте Макмиллан тему и она ее превратит в теорию всемирного заговора, где обязательно будет фигурировать гоблины и Магический Конгресс Управления по Северной Америке, но не сегодня. Видимо, на нее так прекрасная зимняя погода действует. А еще Фоули. Он ведь рядом и уверяет, что Макмиллан страдает провалами памяти. Вот это уже в никакие рамки не укладывается. Да она помнит все-все-все, что когда-либо увидела, услышали или прочла. Ей ведь не тридцать, чтобы на память жаловаться. Ух, как в этот момент ей хотелось с самодовольной улыбкой попросить Эдди назвать по именам игроков команды Гриффиндор. Но проблема в том, что Маргарет действительно не помнит, чтобы они обсуждали снег. Ладно, стоит признать, порой она бывает чрезмерно самоуверенной, но она умеет признавать свои ошибки, анализировать их и больше не повторять.
- Да, ты забыл.
Поправочка: признавать, но не вслух. Слишком гордая эта шотландка, чтобы сказать: «ладно, я была неправа». О такой своей проблеме Макмиллан знает, но ничего с ней не делает. Наверное, потому что она это особо и за проблему не считает. Маргарет это величает «сильным духом» и каждый раз болеет глухотой, когда кто-то чье имя начинается на «М» и заканчивается на «эттью» говорит, что это баранья упрямство, которое ни к чему хорошему ее не приведет. Он просто ей завидует.
- Но знаешь, болтовни о снеге много не бывает. – Подумав, Марджи все-таки решила сгладить острые углы, а может быть, опять совесть проснулась. Как там ни было, но это слегка странно. – Не только же о школьных предметах нам разговаривать, верно?
Чувствовала себя Макмиллан сейчас максимально неловко. Прямо как, когда дедуля все-таки загнал в ее угол и упираться уже не было смысла, а она продолжает твердить, что эльф сам во всем виноват. Кажется, у нее слегка даже щеки покраснели. И не от мороза. Хорошо, что вовремя тему сменили. Впрочем, не на самую лучшую.
«Если бы ты только знал».
Маргарет шумно вздохнула и пожала плечами. Ей не хотелось думать о Рождестве. Особенно об этом. Если ее догадки верны (а так и есть), ей опять придется ковыряться вилкой в салате, пока ее надменные родственники хвастаются своими пустяковыми достижениями. Либо терпеть компанию безмозглых кузин, у которых все интересы сводятся к мальчикам и красивым нарядам. Хотя, второй вариант маловероятный. Это стадо овец не особо с ней горит желанием общаться после того, как у одной из них начали перья расти. Сама виновата, нечего было Маргарет гусыней обзывать.
- Не особо, - Маргарет не  любит жаловаться на жизнь, так что предпочла красиво соскользнуть с очередной малоприятной темы. – Не люблю, когда семейные праздники превращаются в соревнования хвастунишек.
Вот почему у нее не такая семья, как у Эдди? Простая и любящая, а главное без родственников, возомнивших себя чуть ли не Восьмым чудом Света. Впрочем, откуда ей знать, может, у Фоули тоже есть парочка несносных родственников, просто он их удачно скрывает. Да, наверное, так и есть. У всех чистокровных найдется парочка «особенных» в родословной. Но все-таки Фоули заметно выделялись на фоне остальных. Например, они не отреклись от родственника сквиба и к маглорожденным не относятся как второсортным. Вот таких родственников Маргарет с радостью бы навещала, но, увы, с Фоули они не в родстве, пусть, кажется, отец Эдди в школьные годы неплохо общался с ее отцом.
«Так, ладно, хватит хандрить».
Маргарет улыбнулась, хотя сначала хотела поспорить, ничего она не знает, просто видела список учеников факультета Рейвенко, решивших остаться на каникулы в Хогвартсе, пока профессор Флитвик искал нужную ей книгу по чарам среди своих запасов. Не только Эдвард такой умник решил не ограничиваться школьным курсом.
- Только Темными искусствами  не балуйся, а то вместо стажировки в Министерстве в Азкабан попадешь. Кстати об этом, ты уже решил, куда направишься после Хогвартса?
Еще один вопрос не дающей ей покоя с самого начала года. И не потому, что внезапно она перехотела попытать свои силы среди авроров, дело в том, что ее туда не пускают. Родители настолько упираются, как будто она решила себя в последователи Того-Кого-Нельзя-Называть записаться. Да что там, наверное, если бы она примкнула к Пожирателям Смерти, то меньше криков было, а матушка так вообще довольная ходила. Но нет, взгляды этих фанатиков для Маргарет слишком непонятные, а вот быть аврором – это здорово. Да, опасно, но у всех профессий есть свои недочеты. Вот ее отец в Бюро регистрации и контроля оборотней пошел и что-то дедуля не кричал, что все, пропал сын, точно оборотни ведь его покусают. Наоборот, поддержал. А в случае Маргарет сплошное недопонимание. Наверное, поэтому она такая бойкая. Надо же как-то отстаивать свое мнение.

В «Трех Метлах» было на удивление расслабляющая обстановка, ни взирая на то, что паб был переполнен студентами из различных факультетов. Обычно такое чрезмерное количество детишек в одном помещение обязательно приводит к потасовкам и рождению сплетен. Но видимо, атмосфера приближающих праздников дает о себе знать. За все время, что Эдди и Маргарет здесь никто даже на словах не решил выяснить отношения. Но, вот со сплетнями все было не так радужно. Слишком поздно Маргарет заметила компанию из трех девиц, которые тоже были с их факультета. Девчонки знаниями особо не блистали (по меркам Рейвенкло), зато языками чесали очень мастерски. Страшно подумать, что они себе нафантазируют, увидев с кем Фоули «держится за ручку». А то, что они заметили, сомнений нет. На Эдварда многие девочки посматривают и не только с их факультета. Оно понятно: хорош собой, играет в квиддич, не глупый, а прапрадед был Министром Магии. В общем, мечта, а не парень. Но не для Маргарет. Он для нее слишком умный. Но вряд ли это остановит этих девчонок. Наверное, Макмиллан пора учится спать с открытыми глазами. Та что посредине из ее комнаты, так что точно попытается придушить подушкой. Вон как побледнела, когда Эдд начал объяснять, чем занимался до встречи и как работает омниноколь. К слову, от этой штуки она в восторге не была. Но Фоули ее удивил. Рассматривать снежинки – Макмиллан бы до такого не додумалась. Хотя, вчера вечером, кажется, он через него на девочек пялился. Почему Вудд его за это не наказал? Ах, да, они же друзья.
Маргарет все еще злилась на Лео, а после того, как Эдд высказал возможную причину такого поведения, так вовсе начинало трясти и дико возрастало желание отправить его на елку в качестве украшения.
«Впрочем, все еще можно исправить».
Внутренние демоны Макмилан тут же составили план, как все провернуть и чтобы на нее не подумали. Но для реализации надо уйти из паба. Ах, как жаль лишать трех сплетниц такого зрелища.
- Хочу, - Маргарет легко соглашается на предложение Эдда. Но не только, чтобы насолить несносным девчонкам и их старосте, а еще посмотреть на снегопад в замедленном действие. Это же должно быть действительно увлекательно. – Хочу найти две одинаковые снежинки. Поможешь?
На этот раз уже Маргарет протянула руку.[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (22.10.2018 10:37:30)

+2

10

[indent] Эдвард — Рейвенкло, ведь так? Очевидный. А чем славились ученики Рейвенкло? Нет, не только чудаковатостью и занудством, но ещё и ясным умом, логикой и хорошей памятью. Конечно, не храбрость или трудолюбие, но то, что стоит с ними в одном ряду. Заслуженно.
[indent]Именно поэтому ее «ты забыл» так сильно режет уши. Забыл. Он. Рейвенкло. Он не мог забыть, он просто не хотел вспоминать. Да и что такого важного в снеге, чтобы помнить его? Нет, он чудесный, но не настолько, чтобы каждое его обсуждение вместе с Маргарет навсегда оставалось в памяти. Но ее слова все равно больно ударяют по его самолюбию, самолюбию зануды и зубрилы, который знает все. И помнит все. Нет, он не должен так легко сдаться, не сегодня, Макмиллан.
[indent]С чем же у него связывался в голове первый снег? Медленные хлопья снежинок, грациозно падающие вниз… нет, точно не с усадьбой Фоули на берегу моря. И не с замком бабушки и дедушки в Уэльсе, совсем нет. Тогда где же он увидел такой плотный снегопад, как сегодня, впервые? Ответ очевиден. Здесь, в Шотландии.
[indent]— Большой Зал Хогвартса. Это был, кажется, ноябрь. За окном пару дней была стремительная вьюга, но там, в зале, все было тихо. Потолок, обычно радовавший ясным летним небом, был сер и уныл. Мы сели рядом друг с другом — я тогда знал только тебя, а с остальными подружиться еще не успел. И тут вдруг стоило Дамблдору появиться, чтобы сделать какое-то объявление, как с потолка медленно стали падать снежинки. — Взгляд Эдварда был пуст, он будто погрузился в себя, вспоминая те чувства и образы, что окружали его семь лет назад. Он будто глубоко зашел в Омут Памяти, видя все очень четко, но совсем не слыша голоса. Он, конечно, не мог бы описать до деталей, что происходило тогда, но зато знал все, что касалось его самого и Маргарет. — Эти снежинки удивили меня. Я видел снег и до этого, но он не был таким белоснежным и красивым, как тогда. Я сказал тебе об этом, но ты, шотландка, едва не рассмеялась и пробурчала, что я вечно витаю в облаках. И ещё ты хотела есть, а я тебя отвлекал.
[indent]Он повернул голову к девушке и едва не сказал: «Что, моя взяла, Макмиллан?». Но, если честно, это было единственным его воспоминанием о снегопаде, так ярко, словно колдография, запечатлевшимся в душе. Но и этого было достаточно для того, чтобы доказать, что рассеянный не значит забывчивый. Болтовни о снеге и вправду много не бывает, но он Эдвард слишком уж мечтательный. Он способен увидеть в снеге все что угодно, знаки судьбы, предсказания, красоту и уникальность, но только не просто снег. Поэтому он предпочитает молчать — потому что не надеется, что кому-то интересна его пустая болтовня об этом самом снеге. И сам он не слишком любит делиться чувствами и переживаниями с другими — потому что он это он, а другие это другие, и этим параллельным прямым не суждено сойтись. Разве что… разве что иногда он готов сделать исключение.
[indent]— Да, разговоров о школьных предметах хватает на уроках. — Но, на самом деле, магии много не бывает. Чем больше ты знаешь о заклинаниях, тем более сильным волшебником ты будешь, как и в случае с зельеварением, Защитой от Темных искусств и всем остальным, кроме астрономии и магловедения. Все эти магические предметы интересовали его настолько, что он всегда занимался ими дополнительно, вступал едва ли не во все кружки и клубы… однако Маргарет была права. Не только магия окружала магов, и не только о ней говорить. Нельзя быть настолько занудным, чтобы думать только о заклинаниях и магии.
[indent]По одному только виду Маргарет уже было понятно, насколько она любит эти семейные праздники. У Эдварда они всегда были любимыми, так как близкой семьей считалось не так уж много людей, и потому все было очень душевно. Но все вместе собирались очень редко — то дедушка Александер слишком занят новым изобретением безделушки, то тетя Агнесса на дежурстве и ее некому заменить. Наверное, где-то в глубине души он даже завидовал Маргарет, что у нее столько родственников. Это ведь много праздников, много друзей-кузенов-кузин, и, что самое важное, много подарков! Поэтому ее «не особо» слишком непонятно Фоули… или всё-таки понятно? Он ведь тоже любит тишину.
[indent]— Да ладно тебе, это мило… — начинает он, но по грустным глазам Маргарет видит, что тут лучше не спорить. — Хочешь, я прокляну тебя чем-то тяжелым, чтобы ты не поехала? Будешь лежать в палате у мадам Помфри, а я буду носить тебе сладости.
[indent]Любовь — это когда он готов даже проклянуть ее саму, лишь бы она была счастлива.
[indent]Вопрос Маргарет показался настолько внезапным, что он даже не смог придумать хорошую шутку о том, чем именно будет заниматься на каникулах. А ведь он правда не знает, кем ему стать после окончания школы… этот вопрос пока что волновал его больше, чем что-либо другое, помимо ЖАБ. Настолько, что он старался не думать об этом, но беда пришла внезапно, принеся с собой мысли о выборе будущей работы, который умные волшебники делали еще на пятом курсе.
[indent]— Наверняка попаду в Министерство, — неуверенно начинает он, подавляя в себе желание крикнуть «Хочу быть аврором!». Реальность, увы, жёстче, так что о роли аврора он может только мечтать. — Все мои родные так или иначе связаны с Министерством, пусть богатство нашей семье принесло не это. После того, как мой пра- или прапрадед облажался на посту министра, каждый из наследников Фоули считает своим долгом занять место главы Министерства и оставить себя в истории как хорошего руководителя, а не плохого. Я совсем не исключение.
[indent]Он на секунду замешкался, будто бы раздумывал, слышит ли его сейчас папа. Наверное, нет, не должен. Но Эдвард все равно вздрогнул, как от внезапного ветра, произнося эти слова.
[indent]— Но вообще, я мечтаю стать аврором. — Пора бы смириться с тем, что он никогда не будет мракоборцем, с его-то навыками и слишком заботливыми родителями… но кто же запретит ему мечтать? И никто не заставит его смириться. Рано или поздно влияние родителей на него прекратится, и он сможет стать кем захочет — хоть Пожирателем, хоть аврором, хоть заместителем министра.

[indent]«Троечка», как ласково он с друзьями звал паб мадам Розмерты, был поистине прекрасен. Шум, сквозь который невозможно ничего подслушать, отменная еда и кофе, красивая хозяйка — что еще надо подросткам? Это была жемчужина деревни, в которую хоть раз, но заглядывал любой из бывших или нынешних учеников Хогвартса. И, в первую очередь, это было место для дружеских посиделок, и точка. Тогда почему же Маргарет так и косится на шепчущихся девиц ща боковым столиком? Наверное, всё-таки жалеет, что пошла с Эдвардом — пусть все и знают, что они всего лишь друзья, эти противные девчонки всегда найдут повод для мерзких сплетен. Фоули, правда, сплетни не волновали — благородных мальчиков такое волновать и не должно. Но всё-таки было чуть-чуть неприятно и снова неловко перед Мэджи. Настолько, что хотелось отправить парочку молний в сторону столика с этими их однокурсницами. Но он, к счастью, сдержался, иначе перестал бы считать себя благородным мальчиком.
[indent]— Идём, — было жаль оставлять такой теплый и уютный паб, но не сидеть же здесь, под пристальными взглядами окружающих? А еще ему было приятно, что Мэджи так легко согласилась. Он ведь даже и не надеялся, что ей интересно, а рассказывал просто так, но она все-таки согласилась. Радость Эдварда едва ли можно было передать словами, так это для него было… странно?
[indent]— Знаешь, — сказал он вполголоса и сделал вид, что помогает надеть плащ, но подошел он совсем для другого. — Здесь, в «Трех Метлах», есть чудесный чердак.
[indent]Он вдруг замешкался, не понимая, зачем он это говорит. Но чердак этот поистине удобный и волшебный — однажды он туда пролазил, чтобы ночью поглазеть на звезды через телескоп… ох и влетело ему тогда от Филча и профессора Флитвика вместе взятых, да так, что он потом весь год не ходил в Хогсмид… официально. В Хогвартсе много секретов, знать всем которые совсем необязательно. Но, чуть подумав, он все же продолжил, вспомнив ее восхищённые глаза, когда она сказала заветное «хочу».
[indent]— На чердак никто не ходит, но там тепло и есть хорошее окно. Если быть осторожными, то нас ни за что не услышат, и мы сможем посмотреть на снежинки без ветра и мороза… почти. Ты согласна?
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[status]Ума палата дороже злата[/status]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (28.10.2018 22:55:11)

+4

11

«Да ты романтик, Фоули!» - чуть было не прокричала Маргарет. Теперь она понимает, почему так много девочек провожают его томными взглядами. Макмиллан, стоит признать, тоже нравиться эта черта. Но не потому, что романтик – это значит, что будет петь серенады под окнами или забрасывать цветами, а потому что таким людям очень легко в чем-то обыденном и сером разглядеть нечто прекрасное и необычное. Это же так здорово видеть больше, чем другие, находить радость в обычных вещах, подмечать детали, что обычно скрываются от других и делать выводы, которые никому не придут в голову. Может, поэтому еще Маргарет и дружит с Эдвардом. Да, пожалуй, это тоже надо записать в список «почему так случилось». Рядом со странным чувством юмора и незаурядным умом.
Вообще, если вдуматься, то очень легко прийти к выводу, что в их теплых взаимоотношениях тоже есть что-то прекрасное и необычное. Это же надо было так удачно из оравы первокурсников, что толпились на платформе 9 ¾ показать язык именно будущему одногруппнику. Ой, да ладно, на самом деле она не Эдди так решила поприветствовать, а ответить кузену, что стоял недалеко от семьи Фоули и насмехался над тем, как мама пытается совладать с ее волосами, превратив воронье гнездо в две косички. Но, увы, получилось так, что Эдвард это принял на свой счет. Что в прочем не помешало ему познакомиться с невоспитанной девчонкой поближе в Хогвартс-экспрессе.
«Интересно, я ему сказала, что тогда я совсем не его хотела задеть?».
Вот это при всей своей злопамятности Макмиллан вспомнить не могла. Она хорошенько помнит, как тогда они обсудили всевозможные способы определения на факультеты, похвастались какие книги, успели прочитать, и заклинания попробовать. Еще немного болтали о квиддиче и том, какая команда возьмет кубок в этом году. В общем, неплохо поладили. И, пожалуй, тот факт, что Эдвард тоже попал в Рейвенкло, хоть как-то утешал шотландку, когда Шляпа решила, что она слишком хороша для Гриффиндора.
И все-таки за семь лет дружбы они не устали друг от друга. Как и в первый день знакомства, они по-прежнему находят новые темы для обсуждения и открывают во все новые и новые грани характера. Это так здорово, что при одной мысли о том, что после седьмого курса все закончится, становиться не по себе. Да, можно будет присылать письма и видиться на различных приемах, но это будет уже не то. У них появятся новые интересы и друзья, со временем они отдалятся друг от друга и все сократится до открыток на Рождество. Никто ведь не пожелает лезть в чужую жизнь. Поэтому надо ценить, что у них пока есть. Ведь через полтора года все может кардинально измениться, и никто больше не увидит нечто прекрасное в обычной шотландской метели.
«Вместе со взрослой жизнью приходят и взрослые проблемы», - кажется, именно так сказал дедуля, когда внучка решила поворчать о том, как ей надоело слышать «Ты еще не доросла».

Маргарет отлично знала этот самодовольный взгляд Эдварда. Именно так он смотрит на нее каждый раз, когда профессор Слагхорн подтверждает его слова. Макмиллан же в свою очередь задирает носик и самодовольно улыбается, когда профессор МакГонагалл опять отмечает ее работу. Но сейчас они не на зельеварении, так что так просто сдаваться шотландка не собирается.
- Вот видишь, мы все-таки говорили о снеге, - а то, что разговор был кратким, ибо кое-кто проголодался – это уже мелочи. Вот если бы Маргарет ничего не ответила, вот тогда можно было посчитать, что они эту тему не поднимали. – Но знаешь что, Фоули, я готова сойтись на ничью, - вот такая она молодец и справедливая. – Так что ты действительно до поступления в Хогвартс никогда не видел метель? И как ты жил все эти годы?
Маргарет сложно представить зиму без сугробов и метели. Это все равно, что Дамблдор без бороды. Она отчетливо понимает, что такое возможно, но не хочет это принимать, так как это странно и как-то слегка неправильно.
«А ведь есть люди, которым нравится Рождество без снега».
Как-то она слышала, как об этом говорила девчонка из Хаффлпаффа. Вот ведь глупышка, не понимает, от чего отказывается.
«А может быть, ей нравится лепить снеговиков из болота?»
Макмиллан очень ярко представила себе эту картинку и еле удержала смешок. Еще не хватало, чтобы Эдди подумал, что у нее кукушка вылетела. Все ведь знают признак чего смех без причины.
«Впрочем, если это поможет мне остаться в Хогвартсе…».
Теперь Маргарет представляла, как заливается смехом в больничном крыле, а мадам Помфри не понимает что делать. Что же, не так уже и плохо, особенно если учесть, что ходят слухи как будто смех продлевает жизнь. Но была одна проблема в столь гениальном плане. Незначительная, но все-таки проблема.
- Знаешь, идея неплохая, если ты еще готов помимо своих важных мальчишеских дел и побегов ко мне в больничное крыло, ходить на отработки.
Вряд ли будет трудно вычислить, кто умудрился таким незатейливым способом оставить милую шотландку в школе. Да и сам Фоули весьма совестный парень. Маргарет совсем не удивится, если он сам обо всем расскажет профессору Флитвику.
- Поговаривают, Филч особенно строг с нарушителями во время праздников. Мне как-то Мэтт рассказывал, что одну девочку из Хаффлпаффа он бросил в Запретном Лесу, - что, скорее всего лож и клевета, но, тем не менее, жуткая история. – А она всего лишь случайно наступила на хвост этой противной кошке. Кстатааати, Эдди. – Маргарет потерла ладошки. Холодно, а она свои перчатки где-то проворонила. – Это правда, то о чем говорил Стоун? Ты действительно первое свое наказание заработал, когда пнул миссис Норрис под зад?
Ляпнул это лучший друг Эдди случайно, когда они сидели вместе на рунах. Маргарет тогда от неожиданности сделала неправильный перевод и еще долго проклинала парня. Вот ведь взял себе за привычку бормотать, пока другие работают. И ладно если просто болтовня, так нет, надо всякую неурядицу нести. Где Эдд, а где нарушение правил. Это все равно, что драконы и милые посиделки за чашечкой чая. Нет, бывало, что ему прилетало, но из того, что знает Макмиллан, все были нелепые случайности, а не специально. Лео ей его как-то даже в пример ставил. А затем Фоули что-то начудил, и Маргарет еще долго это припоминала их старосте.
- Так, подожди, - Маргарет от неожиданности сказанного даже ускорила шаг, обгоняя Эдди. Теперь она шла к «Мётлам» спиной, внимательно всматриваясь в лицо парня. – Так ты у нас метишь в кресло Министра? – В ее голосе не было насмешки, только удивление. Ответа о Министерстве она ждала, но вот чтобы такого… Вот это поворот. Настолько неожиданный, что Макмиллан чуть не упала. – Для этого тебе надо быть самым лучшим аврором и при этом не умереть. Знаешь, - девчонка, прищурившись, оглядела парня с ног до головы. – Пожалуй, у тебя есть неплохие шансы.
Эдди действительно не дурак, а еще умеет принимать трудные решения и нести ответственность за свои деяния, так что вполне может быть как аврором, так и Министром Магии, а Маргарет будет всем гордо говорить, что когда-то училась вместе с этим парнем. Вот только сначала Фоули придется сдать экзамены очень-очень-очень хорошо, а для этого надо больше заниматься. Трансфигурация все еще его слабое место.

Маргарет понимала, что покинуть паб Эдд решился только чтобы не огорчать ее. Видимо, его действительно не волнует, что о нем говорят за спиной и это здорово. Обычно гадкие сплетни, только задевают и развивают кучу комплексов, а еще приводят к ссорам. Чего только стоит слушок, что Макмиллан болеет за сборную Слизерина. Ух, многие тогда с ней не разговаривали. А пустила его эта гадкая девчонка, так как Маргарет не похвалила ее новую мантию или она тогда очень плохо о ней отозвалась, сложно припомнить. Но из-за такого распускать сплетни не стоит, лучше все выяснить тет-а-тет. Увы, это не все понимаю. Но ничего Маргарет умеет преподносить уроки жизни.
Выслушав предложение Эдди, она только кивнула, хотя жуть как подмывало ляпнуть: «так вот куда водишь девочек целоваться?». Пошутить она успеет позже, а вот отомстить за всякие гадости хочется здесь и сейчас. Ну, вообще-то это тоже может подождать, но у Макмиллан родилась здоровская идея.
«Вингардиум Левиоса», - Макмиллан еле заметно взмахнула палочкой, пока поправляла шарф, елка, что стояла возле девчонок, на несколько сантиметров оторвалась от земли. Еще один еле заметный взмах, деревце наклонилось. В сторону стола, но этому никто не предал значение. Оно ведь не взлетело к потолку.
- Давай, пошли на чердак.
Маргарет сладко улыбается Эдди, пряча палочку в карман пальто. Из стороны, где сидели девчонки, доносятся крики и ругань. Оно совсем не удивительно, елка ведь свалилась прямо на стол девочкам.
- Наверное, зацепили ее чем-то или слишком много игрушек навешали. Пойдем, - Маргарет силой потащила Эдди, сама не понимая куда. Если они решили незаметно пробраться на чердак, вот им идеальный шанс.[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (01.11.2018 00:26:28)

+5

12

[indent]«Шотландка, и этим все сказано», хотелось было произнести ему, но он сдержался. Потому что Фоули вкупе со своим высокомерием был еще и вежливым, и с чувством такта был отлично знаком. Хотя… потому ли? Наверное, нет. Чувство такта никогда не останавливало его от насмешек над учениками из Хаффлпаффа, а вежливость — от очередного проклятия, брошенного в сторону надменной четверки гриффиндорцев, но сейчас он замешкался. Наверное, потому, что не хотел обидеть друга? О, Мерлин упаси, нет, Стоуна или еще кого обидно подколоть для Фоули — просто святое. Тогда…. Тогда он просто не хотел обижать Маргарет. Довольно забавно, что в этих словах он совершенно не видел ничего плохого, но они попросту не хотели произноситься — и это обстоятельство как-то настораживало Эдварда.
[indent]— За-ну-да, — все-таки выдыхает он, хотя и знает, что это он обычно славится дотошностью и вниманием к деталям. Наверное, это она ему сейчас так мстила за все те разы, когда он слишком умничал. Но сейчас Эдвард был рад, что они так зажглись от простого разговора о холодном снеге, а не продолжили с каменными лицами молчать и смотреть куда угодно, только не друг на друга. Эдди точно не выдержал бы — глядеть на Мэджи, покрытую здоровым румянцем от мороза и чьи волосы были укрыты красивыми снежинками, было куда приятнее, чем на скучные здания и снующих учеников вокруг. Нет, на Мэджи ему всегда смотреть было приятнее, только он ни за что в этом не признается, ведь отмахиваться от этой мысли было гораздо больше, чем развить ее во что-то большее. — Я просто хотел, чтобы это звучало романтичнее — ах, первый снег, нами увиденный… — Эдвард насмешливо приставил руки к сердцу и прикрыл глаза, сделав вид, что теряет сознание от переизбытка чувств. — А ты, Рейвенкло, все испортила.
[indent] Наверное, это какое-то проклятие — когда они вместе, кто-то из них всегда отвечает за чувства и эмоции, а кто-то — за логику и холодный расчет. Сегодня они что странно, вдруг поменялись местами, и это веселило Эда — определенно они друзья на всю жизнь, ведь больше ни с кем такого тандема у них не будет. Да, учиться им осталось всего-то полтора года, но жизнь на этом не останавливается. Магическое сообщество Британии было очень небольшим, а самых благородных семей наберётся едва ли с три десятка, так что так или иначе они продолжат видеться. И раз уж за семь лет друг другу Мэджи и Эдвард не надоели, а наоборот, еще больше сдружились, то почему же они должны рушить сложившиеся отношения просто потому, что школа закончится и они будут встречаться не так часто?
[indent]— Не буду врать тебе, Мэджи, я видел снег и до Хогвартса, — пожал он плечами, вспоминая свои годы детства. Нет, снежные бури и лавины в детстве он определенно не видел, ведь на берегу моря, мягко говоря, совсем не тот климат, чтобы каждую зиму все вокруг оказывалось покрыто белоснежными сливками сугробов. — Но такой — никогда. Ты бывала в Сассексе? Это место, которое зима берет неохотно, а передает весне едва ли не сразу, как только та наступает.
[indent] Эдвард снова улыбнулся, предаваясь воспоминанием. Для него снежное Рождество было настоящим открытием, и в его голове теперь зима прочно ассоциировалась с Хогвартсом, и только с ним. Хогвартс был прекрасен в любое время года, но осень была красивее в уютной усадьбе в Сассексе, которая не зря звалась «Медовым листком». На Пасху, весной, Фоули зачастую ездили в древний замок к бабушке и дедушке, и потому пора расцвета и возрождения была связана в воспоминаниях с чудесной природой Валлийской Марки. А лето было, как ни странно, сопряжено с поездками в Лондон, и потому оно всегда представлялось ему чудесным переплетением зелени и маггловских строений. Только зима… зима была связана с волшебством, с воюющими вьюгами Шотландии и холодными ветрами, всюду пронизывающими Хогвартс.
[indent]— Как я жил без этой зимы? Совершенно не понимаю… — он задумчиво поглядел по сторонам, хватая взглядом снежинки и плотно закрываясь от холода. Что-то во всем этом было… снежки, лепка снеговиков, ощущение подступающего праздника, все это уже прочно засело в воспоминаниях и чувствах, не желая оттуда выходить. — Так же плохо, как и без самого Хогвартса.
[indent]Хогвартс, помимо кучи уроков, умных книжек и экзаменов, принес друзей, врагов, множество хулиганских историй, квиддич и тонны радостных мгновений. И еще он принес ему Марджи, самую близкую и понимающую, интересную и смелую девчонку, чей взрывной характер всегда заставлял его, черствого сухаря, помешанного на логике, а не на эмоциях, что-нибудь чувствовать. О такой подруге можно было только мечтать, а у него она есть… и он счастлив, но на душе все равно как-то неспокойно, когда она рядом.
[indent]— Думаешь, я не буду осторожен? — он лукаво улыбнулся, а в голове уже закрутилась невидимая рулетка выбора необходимого проклятия. Конъюнктивитус или Объезяз? А, может, отравить каким-нибудь зельем? Конечно, таким, от которого поможет безоар. Терять Мэджи от глупого желания провести Рождество вместе было совсем уж неправильно, ровно как и заставлять ее мучаться столько дней. Стоп, провести Рождество вместе? — А может, ты хочешь увидеть Рождество в графстве Сассекс? Моя семья будет тебе рада, особенно папа.
[indent]О да, отец просто забросает Маргарет вопросами. Они с ее папой были хорошими друзьями во время своей учёбы в Хогвартсе, но из-за сложностей связи в Министерстве и извечного завала на работе они редко виделись. Ему было бы интересно узнать что-нибудь о мистере Макмиллане, ведь отец уже несколько месяцев основательно погряз в работе, так что вряд ли заметил, чтобы прошло какое-то время с Чемпионата мира по квиддичу, когда они встречались последний раз. Его папа вообще плохо ладил с часами и календарем, так что неудивительно, что он всегда упускал какие-нибудь даты или был не в курсе, насколько давно он отправлял сову друзьям.
[indent] — Мэтт… — повторил он и только сейчас до него дошло. Рыжий парень, Хаффлпафф, часто появлялся около Маргарет… он вовсе не был ее парнем! Он был ее кузеном. Просто не сказать, чтобы они были похожи, а его фамилию Эдвард никогда не слышал. Тогда… кто же ее парень? — Наверное, как всегда, наврал, чтобы ты в лес не ходила. Был я там пару раз, ничего ужасного — вековые деревья, темнота даже днем, сырость и гниль. Даже животных особо не видно. Скука.
[indent] Эдварду еще хотелось заметить, что он совсем не девчонка и не из Хаффлпаффа, так что заклинаний для самообороны знает достаточно, но он подумал, что это ни к чему сейчас. Мэджи была упорной, и даже из такой надменной, но, в общем-то, безобидной фразы она могла затеять спор, из которого для Эдварда будет два пути выхода: признать свою неправоту или полностью согласиться с ее доводами.
[indent]А вот когда до него дошел смысл фразы, сказанной Маргарет после, он снова покраснел, чувствуя себя очень виноватым. Какой бы миссис Норрис не была противной, она все же была кошкой, а животных обижать — низко и подло. Но, в общем-то, она заслужила.
[indent]— Напомни мне, чтобы я дал Стоуну по зубам, — попросил он, когда стыд заменился в нем злостью к болтливому товарищу, что порой совершенно не умел держать язык за зубами. Да, Марджи можно было доверять, но это еще ничего не значит — а если бы они тогда с подругой были в ссоре? — Джейсон и Симеон Флетчер, тот старшекурсник, с которым я дружил когда-то, тогда поспорили на пять галеонов, что я не смогу разозлить Филча настолько, чтобы он дал мне больше двух недель отработок. Мне не пришло в голову ничего лучше, чем сделать это, — Эдвард вдруг скривился, вспоминая сколько новых слов услышал от Филча. — Знаешь, что я делал? Я переписывал два ящика его картотеки, каждый день по двадцать папок. Я после этого трактаты профессору Бинсу писал не то чтобы с радостью, а даже со смехом, потому что они казались мне очень маленькими и простыми.
[indent]Он снова поежился, вспоминая, как каждый день болела у него рука — от кончиков пальцев до плеча. Это было настолько ужасно, писать все это красивым, ровным и понятным почерком, что хуже этого наказания у него ещё не было. Лучше бы каждый день смахивал пылинки с кубков, чем это. Чтобы хоть как-то отвлечься, он решил поухаживать за Маргарет и предложить ей свои перчатки, но она, будто предчувствуя, отошла чуть дальше вперед и развернулась, глядя на эти глазами, полными удивления от его слов. Он от неожиданности даже замедлил шаг, не зная, что ответить, только засмеялся, предупреждая ее возможные насмешки. Но она не смеялась.
[indent] — Знаешь, это скорее мой долг. — Он произнёс это так пафосно и торжественно, что вновь стало смешно. Он слабо улыбнулся, не противясь этому желанию. — Но я рад, что хоть ты не сомневаешься, что я буду хорошим аврором.
[indent] Он посмотрел ей в глаза, увидев в них какой-то огонек искренности, и ему стало тепло на душе. Ее слова всегда сгоняли тоску и уныние, и поэтому он даже не сомневался, почему все с нею дружат — никто лучше нее не умел дружить. Самый лучший друг на свете.
[indent]— А ты? Кем ты хочешь стать? — произнёс он, надеясь услышать «Министерство Магии». А куда она еще пойдет? Все одаренные волшебники и волшебницы уходили работать в Министерство. Но Маргарет была из Макмилланов, что входили в «Священные двадцать восемь», и родители могли пророчить ей будущее в одном лишь выгодном браке с каким-нибудь знатным наследником Блэков или… Фоули? Это было бы забавно, но он вряд ли был бы против. А вот она — да. Не хочет прицеплять себя к дому раньше времени.

[indent]— Вингардиум Левиоса или Мобилиарбус? — усмехнулся он, когда дверь паба закрылась. Всё-таки она была бунтаркой, а не покладистой девочкой из пансионата, и это в ей веселило. — Хотя, Мобилиарбус не сработал бы на настоящей ёлке… я бы вовсе Оглушающее заклятие бросил, от удара елка бы сама упала.
[indent]Он едва удержался от того, чтобы «дать пять». Так им и надо, этим змеям, даром что учились они в Рейвенкло. А как они удивились! Вернее, закричали от удивления с примесью ужаса! У Эдварда даже на секунду возникло желание помочь им, но девочкам в последнюю секунду бросился на помощь Лео, который с помощью трансфигурации превратил елочку в большого ёжика, иголки которого были полностью увешаны игрушками. Но он не учел одного — того, что игрушки быстро упали вниз, а ежик, свернувшись в колючий шарик, приземлился прямо на руки средней девочки. Ее крики превратились в ругань, и Лео, бросившийся на выручку, едва не попал под удар. Маргарет и Эдди успели удрать под шумок, но на входе он перехватил испытывающий взгляд мадам Розмерты, и ему стало не по себе.
[indent]— Идём. — Он взял Маргарет за руку и повел в сторону, обойти побыстрее паб, пока их исчезновение не заметили. Они быстро, почти бегом, обошли «Три Метлы» и добрались до заднего двора, к которому посетители обычно подгоняли метлы. Здесь стояла пара штук, как раз для того, чтобы их одолжить и медленно подлететь к едва заметной дверце чердака. Одолжить не значит украсть, верно?
[indent]— Сюда! — он потянул ее к метле, что принадлежала мадам Розмерте, и мысленно приказал ей взлететь. — Я понимаю, что лететь вдвоем неудобно, но нам недалеко.
[indent]О том, что другие метлы тоже можно взять, но с определенной долей риска, он умолчал. Но лучше пользоваться одной, ведь так? Меньше мороки. Эдвард сел чуть позади, а Мэджи — впереди, и так, обнявши друг в друга и вцепившись в метлу, они подлетели к чердаку. «Алохомора» помогла найти ключ к замку, а «Вингардиум Левиоса» — поставить метлу на место, так что в мгновение ока они оказались внутри.
[indent]— Чувствуй себя как дома, — сказал он спокойно, даже гостеприимно, но сердце стучало как бешеное. Было немного страшно от того, что за ними могли вдруг погнаться и заметить, но все, к счастью, обошлось. Теперь, когда они были вдвоем и только вдвоем, горло снова сдавили холодные пальцы неуверенности и неловкости. Поэтому Эдди убрал чуть смущённый взгляд с Маргарет и осмотрелся.
[indent] Со времен последнего визита ничего не изменилось, но сюда никто и не ходил. Никогда. В углу уютно уместились старые метлы — настоящие, а не волшебные, в противоположной части от входа, в том месте, где была стена, а не крыша, уместилась дубовая кровать. Прямо над кроватью красовалась окно, слегка запотевшее, но на удивление чистое и прозрачное. Под кроватью был старенький телескоп Эдди, а в тумбочке, что была в изголовье кровати, было несколько чистых одеял, стащенных из Хогвартса. Еще, кажется, была лампа, но сейчас света от окошка вполне хватало, чтобы все видеть. Ах, ну да, еще здесь было немного какого-то старого хлама, вроде сломанного комода с букетом искусственных роз, но больше ничего. Этого, по мнению Эдварда, было достаточно.
[indent]Фоули заклятием вытащил из тумбы одеяло и застелил кровать, нарочито выглядевшую грязной и пыльной. Когда он подошёл к ней ближе, то с удивлением обнаружил, что тут было очень тепло — от трубы так и веяло огнем, хотя Эд сомневался, что простые магловские камины настолько хорошо обогревают. Снова магия?
[indent]— Не бойся, нас не услышат, тут все очень хорошо закрыто, — произнёс он, снимая сумку и плащ, после чего бросил их на кровать, к тумбочке. Первым делом он достал трубу омнинокля и поставил ее на ножки от небольшого телескопа. Она встала как влитая. Затем он повернулся к Маргарет и снова помог ей снять теплый плащ.
[indent]— Знаешь, ты мне больше нравишься в школьной форме, — снова улыбнулся он, глядя на нее. — Вся такая строгая, но в то же время красивая. Рубашка, галстук, мантия… так и хочется ахнуть.
[indent]Хмыкнув, он прицелился в омнинокль и стал настраивать скорость течения кадра. Получилось довольно быстро, но все равно что-то будто сосало под ложечкой, как-то неспокойно было. И пусть он старался скрыть это смехом, не получалось. Наверное, только Фоули способен в компании с девушкой вести себя как идиот и смотреть в глупый прибор вместо того, чтобы увлечься другим. И хотя она была только его другом, на лицо была вся двусмысленность из ситуации.
[indent]Но была ли она всего лишь другом?
[indent] Сегодня они были вместе всего лишь час или того меньше, но совсем не в такой обстановке, в какой он ожидал. Они всего лишь дружески встретились, впервые не закрываясь друг от друга учебниками и темными шляпами, и внутри произошел полный кавардак. Будто то, чего он опасался и что сдерживал в себе, вдруг хотело выбраться наружу, а сил на то, чтобы успокоить эти чувства и все взвесить, уже не было. Поэтому Эдвард и чувствовал себя глупо, ощущал перепады настроения, странную неловкость. Все как будто бы вело к этому.
[indent]— Знаешь, Мэджи… ты нравишься мне не только в форме, — нелепо, в своей манере, начал Фоули. Слова давались ему тяжело, но если сейчас, когда они были наедине, он их не скажет, то не скажет больше ни-ко-гда. — Мне кажется… мне кажется, я вижу в тебе не только друга. Мне кажется… что я люблю тебя.
[indent] Интересно, что произойдет — она с гневом уйдет отсюда подальше или она со смехом заметит, что он затащил ее сюда совсем не на снежинки смотреть? Хотя, это же Маргарет, она выкинет что-нибудь третье. Непредсказуемость была в ней самой неприятной чертой, из-за который сейчас Эдди и чувствовал себя как трясущийся от ветра колос пшеницы. Чувствовал себя слишком… мерзко, ведь он ненавидел загадки. А Маргарет была самой большой загадкой во всей Англии.
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (31.10.2018 23:40:41)

+5

13

- От тебя нахвата-а-а-а-алась, - довольно протянула девчонка. 
Она все еще ликовала. Не каждый день удается так легко уложить в дискуссии ученика Рейвенкло на лопатки (метафорически!). Обычно словесные перепалки могут длиться часами. А если тема интересная, то дело может затянуться на дни, поделив студентов самого умного, креативного и талантливого факультета на несколько лагерей. И это так здорово, так волнующе и прекрасно. А главное, во время таким дебатов всегда можно познать что-то новое, взглянуть на обычные вещи под новым углом.
«Интересно, на других факультетах так же?», - задалась вопросом шотландка. Скорее всего, нет. По крайней мере, от Мэтта она никогда не слышала, чтобы студенты Хаффлпаффа обсуждали насколько умно и правильно применять «альтернативные способы» лечения. Но, может быть, дело в том, что пока другие «барсучата» поднимали важные темы, кузен разрабатывал новую тактику игры. Все-таки не стоит судить обо всем факультете исходя из слов одного человека. Но с другой стороны хочется верить, что только «воронята» такие уникальные, предпочитают даже свободное время проводить с пользой. В общем, каждая жаба свое болото хвалит. И в каждом таком болоте найдется свой умник, глупец, лидер и молодец. Фоули тому подтверждение. Рейвенкло до мозга костей, но все-таки среди сухих фактов, логики и расчету нашлось место для романтики. Макмиллан даже глаза округлила, когда парень начал театрально размахивать руками. 
«С таким талантом к драматизму стоит не за учебниками прятаться, а бежать на сцену маггловских театров». 
Теперь Макмиллан представила Эдди в роли Гамлета на сцене Королевского национального театра, и смех сдерживать стало очень сложно. Как-то ее занесло на спектакль. Вернее она целенаправленно решила там побывать, настолько вдохновило ее магловедение. Так вот, это безумно интересно. Но вот Фоули с черепом в руках, театрально захламляющий руками – это новый уровень. Мерлинова борода, да об этом во всех бы газетах писали! «Пророк» так точно не прошел бы мимо.
«Ладно, посмеялись и хватит».
Шотландка, понимающе кивнула. Смеяться все еще хотелось, но она из последних сил держалась.
Бродил я однажды по зимним тропинкам.
— Со мной поиграйте! — сказал я снежинкам.
Играли — и таяли... Их поведенью
Зима ужасалась, как грехопаденью.

- Что? – Макмиллан уставилась на него так, как будто она только что впала в транс, наговорила всякой бредятины, мол, не ходи на пятый этаж и носи кроссовки на липучках, ибо вижу, упадешь и больше не встанешь. – Я думала, мы делимся любыми стихами о снеге. Я вот этот помню, правда, позабыла, кто его написал. Ты случайно не знаешь? И ничего я не портила. Оно само испортилось.
Вот вечно все ее упрекают в том, что она только умеет вставлять неуместные комментарии. Особенно часто такие заявления прилетают от девочек. То вместо того, чтобы утешать несчастную подругу с разбитым сердцем она ляпает, что та сама виновата, так как не надо было требовать серенады под окнами и обезглавливания дракона (метафорически), то ляпнет, что голубой не ее цвет, то еще что-то не так сделает. И ведь дело не в том, что Макмиллан такая гадкая ничего не понимает и дальше собственного носа не видит, проблема в том, что обычно она не вникает в суть конфликта, предпочитая заниматься собственными делами и отвечает, только когда ее раздраконят. Но сейчас это не той случай. Маргарет хотела доказать, что не только Эдд может быть романтиком и читать стихи, но получилось, видимо, не очень.
«Ой, ничего ты не понимаешь, Эдвард Фоули».
Для полноты картины она даже надула щёки, подчеркивая все свое негодование. Но это все просто театральщина и на самом деле она совсем не злилась на Эдди. Ну как можно на этого малинового пирожка дуться? Он ведь просто чудо. Разве что когда слишком сильно умничает тогда можно закатить глаза, приговаривая: «тьфу на тебя», но это не тот случай. Ее сейчас все устраивает. Сейчас они мило беседуют, а не ведут дискуссию, где каждый пытается привести побольше аргументов в свою пользу. Да, порой Рейвенкло тоже беседуют ни о чём.
Редко, но бывает. Впрочем, не совсем ни о чём. Даже сейчас болтая о снеге, Макмиллан успела узнать что-то новое. То, что в географии она не сильна, например.
- Значит, ты тепличный цветочек, Фоули, - и опять Макмиллан самодовольно вздернула нос, хотя ликовать ей нечего. Пусть ее семейство походит из Шотландии, но Маргарет росла в пригороде Лондона. Ее матушка не особо в восторге от вечных ветров, так что пришлось искать более теплое местечко для семейного гнездышка. Впрочем, это не избавило девчонку от шотландского акцента и вздорного характера. А еще она считает, что у нее есть все права величать всех детьми лета, так как до одиннадцати лет она больше времени в доме дедули и бабули проводила, чем в Лондоне! – Но согласись, зима в Шотландии – это лучшее, что может быть во всем мире!
«И осенью Шотландия прекрасная, и весной, а вот летом – на любителя, - продолжила ход своих мыслей девчонка. – Хотя если сравнивать с Англией, то, пожалуй тоже ничего так. Сойдет».
От родни отца Маргарет перебрала не только акцент и вздорный характер, но так же любовь к дому. Ее даже игра на волынке не раздражает. Разве что когда Мэтт пытается доказать, что у него есть талант, да, тогда можно от безысходности на стены лезть, а так ее все устраивает. И вообще, когда Маргарет вырастет, она переедет в Шотландию. В Керкубри или в Форт-Уильям. Но точно не в Эдинбург. Она там была. Слишком шумно. И нет колорита. Отец утверждает, что все из-за магглов, что приезжают со всего мира, дабы посмотреть на местные достопримечательности. Вот и натоптали своими ножками, что снег там даже не белый, а черный. Ух, жила бы Макмиллан там, то бы всех метлой разогнала, забыв о Статуте секретности. Но она не из этих краев и очень надеется, что никогда там жить не придется. Что угодно, но не Эдинбург.
Маргарет хотела спросить, что о столице Шотландии думает Эдвард и был ли он в других городах этой страны, но слова застряли в глотке, когда парень, видимо, решив, что чистить кубки все каникулы – это слишком и решил поменять тактику.
- У тебя дома? – Макмиллан насупилась, пытаясь уловить, в чем здесь подлог. Они с Эдвардом дружат уже шесть лет, но одно дело присылать друг другу подарки на праздники и вместе сидеть в библиотеке и совсем другое – проводить вместе каникулы. К такому жизнь ее не готовила. – Даже не знаю. Пожалуй, моим родителям это не понравится. Нет, отец не будет против, - поспешила добавить, пока Фоули не начал исправлять положение и твердить, что это не то, о чем она подумала, и вообще, он ее здесь от родственников спасает. – Он сказал, что ты весь в отца пошел. Ну, знаешь, когда виделись на Чемпионате, вот он так мне затем и сказал, но все-таки не стоит. Еще не так интерпретируют. Ты же понимаешь, взрослые.
Конечно, он понимает. У всех семьях одни и те же проблемы. По крайней мере, то, что слышала Маргарет от соседок по комнате, подталкивает к таким выводам. Но все-таки Макмиллан не собирается бунтовать и кричать, что родители ее не понимают. Это ведь из-за заботы матери пытаются подыскать своим детишкам выгодную партию, а отцы задерживаются на работе до поздней ночи. Да, неприятно, когда все решают за тебя, но все-таки стоит проявлять уважение и с умно доносить свои мысли и пожелания. Впрочем, это только на словах Маргарет вся такая рассудительная. На практике же, наверное, все было бы не так радужно. Если бы родители сказали: «знакомься, это твой будущий жених», то Маргарет вышла бы в окно. Хвала небесам, такое не происходит. Как-то маман раз пыталась, не получилось, решили пока не поднимать эту тему. К тому же у Маргарет слишком голова варит, а таким дамам противопоказано сразу после школы замуж выходить. Им сначала надо в карьеристок поиграть. Добиться какого-то признания. Реализовать себя. Не для того чтобы устраивать чайные церемонии они семь лет гранит науки грызли.
Макмиллан согласилась со словами Фоули, действительно в Запрещенном лесу нет ничего особенного, хотя некоторых туда тянет, как мух на… мед. Но, может быть, дело в том, что Рейвенкло не теми тропинками ходят. Да, пожалуй, в этом. А еще сама Маргарет не испытывает дикий восторг от местной фауны. Да, полно забавных животных, вот только найти их трудно. Хотя, поговаривают, что некоторым стоит зайти в лес и спеть, как сбегаются все: от садовых гномов до химер. И плевать, что не живут они в лесу. Прибегут на зов.
- Стоуну по зубам? Обязательно напомню.
О, она даже себе запишет. Стоун в последнее время совсем из ума выжил, хотя он всегда был слегка прибитым. Что Эдди в нем нашел? Видимо чудика тянет к чудику. А то, что Фоули – чудила, говорит за него его поступок. Бедная миссис Норрис. Кошка она противная, но все-таки под зад ее бить не надо. Хотя, да, раз можно. Слишком противная кошка.
- И что-то интересное вычитал пока переписывал? Кто у нас лидер по нарушениям? Хотя, - Макмиллан на секунду призадумалась, - не отвечай, я и так знаю. 
Четверка гриффиндорцев с шилом в заднице, пожалуй, только глухой о них не слышал. Но пусть себе мальчики развлекаются, Макмиллан от них ни холодно, ни жарко. Каждый вправе распоряжаться своим временем так, как считает это нужным. 
Маргарет попыталась сохранить серьезное выражение лица, когда Фоули защебетал о долге. Нет, ее не сама фраза развеселила, а то, как он ее произнес. После этого только идти в бой против дракона или на дуэль с ужасным темным магом. Вот ведь умеет драматизировать. Маргарет тоже так хочет. Надо попросить Фоули научить ее.
- Я? А я буду министром после тебя, кто-то же должен будет спасти эту страну. – Маргарет улыбнулась, сочтя свое заявление забавным, но, вспомнив о прапрадеде Эдварде, осознала, что шутка так себе. Бывало и получше и не так обидно. – А если серьезно, то это большой-большой секрет, Эдди. Но не волнуйся, грабить банки и незаконно вывозить драконов из заповедников я не собираюсь. Слишком мелко для меня.
Да, от скромности она точно не умрет. Впрочем, чего стыдиться? Она ведь объективно оценивает свои силы и таланты.  И вообще, мир любит наглых, да.

- Ты о чем? – Маргарет с недоумением посмотрела на Эдди. – Я же тебе говорю, видимо они ее зацепили, - из паба все еще доносились крики, и Маргарет пришлось приложить немало усилий, чтобы хотя бы в окошко посмотреть. Интересно ведь, как они с этим ежом справились. А еще узреть лицо Лео. Он, наверное, сейчас в ярости. А эта несносная девчонка… Ух, все слишком хорошо складывается. – А что касается Оглушающего – слишком грязно. Ты же будущий аврор, ну же, шевели мозгами, - больше, чем сейчас, Маргарет негодовала только, когда вычитывала состав зелья, что надо сварить за оставшиеся время. – Даю подсказку, - Маргарет достала палочку и произнесла: «Люмос», на кончике палочки тут же загорелся огонек. – Да и проблем было бы больше, если бы случайно попал не в дерево, а кого-то из посетителей. Фоули, - «Нокс». Она поднялась на цыпочки и легонько постучала ему по головушке. – Ты же умник.
В пабе все еще стоял переполох. Интересно, Лео понял, кто начудил, или же на этот раз удастся избежать беседы с профессором Флитвиком. Что-то Маргарет подсказывало, что новый учебный семестр она опять начнет с наказания, но да ладно, кто не рискует, тот живет скучно. К тому же, она это очень красиво провернула. Декан должен ею гордиться. И неужели сам профессор Флитвик в свои школьные годы не бедокурил? Ой, что-то ей в это мало верится.

Пробраться на чердак действительно оказалось не так сложно, как Маргарет казалось. Хотя больше она ни при каких условиях не сядет на метлу с кем-то. Это жуть как неудобно и весьма опасно. Это же не «Нимбус» последнего года выпуска, а «Чистомет» настолько старый, что можно сдавать в музей. Серьезно, кто кроме двух воронят еще решится на нее сесть?! А затем целителям в Мунго работы столько, что некогда голову почесать.
Макмиллан могла еще долго проклинать метлы при этом, не забывая трясти кулачком. О, это одно из ее любимых занятий. Увы, от левитации на метле она не испытывают никаких мурашек по телу или что там испытывают мальчики. Ну такое, не ее. Лучше уже побыстрее научится трансгрессировать.
- Как ты умудрился найти это место?
Макмиллан огляделась вокруг. Чердак, как чердак. Ничем не впечатляет. Такой же пыльный и заброшенный, как и многие другие чердаки. Не то чтобы Маргарет на многих чердаках была, но от чердака в доме бабули и дедули этот мало чем отличается. Разве что на чердаке в доме родственников нет телескопа, зато полно старых книг. Тех, что по каким-то причинам дедуля решил недостойными находиться в библиотеке. А еще старые выпуски «Ежедневного Пророка». Бабуля периодически требует, чтобы эльфы навели там порядок, но дедуля не дает. «Чердак для этого и создан, чтобы на нем всякий важный хлам хранить», - вечно повторяет он.
- Тергео, – проговорила Маргарет, наводя палочку на окно. Сложно было бы рассмотреть снежинки за таким шаром пыли.
Эдд тем временем копошился с омниноколем. Весь такой серьезный, как будто решает очень сложную загадку. Просто загляденье! Но стоило только ему заговорить…
«Это что, шутка такая только что была?», - Маргарет не знала, как ей реагировать на такие откровения. С одной стороны хотелось нервно засмеяться, а с другой - проговорить: «Акцио метла!» и улететь в закат. К Эдварду она тоже испытывает теплые чувства, но дело в том, что они слишком хорошо дружат. К тому же, какая любовь в их годы? Скорее всего, влюблённость, что со временем пройдет. И что тогда? Опять друзья? Они же умные, понимают, что после такого о никакой дружбе речи не может быть. Но все-таки надо что-то ответить. Не пялиться ведь на него весь день.
- Ладно, Фоули, я почти поверила, - Маргарет попыталась улыбнуться, но получилось очень натянуто. – Очередной спор со Стоуном? Ты омниноколь настроил, кстати?[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (02.11.2018 21:24:45)

+3

14

[indent]Эд закатил глаза, увидев, насколько Маргарет довольна собой. Скорее всего, как любой ученик Рейвенкло, она сейчас упивалась победой и тем, насколько она милосердна, снисходительно согласившись на ничью. Эдварду от одного только вида этой самодовольной улыбочки хотелось вновь вернуться к спору, а не молчаливо признавать себя побежденным. Хоть кто-то из них двоих должен быть умным, а не упрямым, верно? Упрямство Маргарет Эдди нравилось, но не тогда, когда оно была направлено против него.
[indent]— Нашла учителя, — вздохнул он, всё-таки смягчаясь. Настроение было совсем не подходящее для спора, так что пускай девушка радуется своей маленькой победе. Поражение в битве не есть поражение в войне. Но пусть только эта Макмиллан попробует напомнить ему, что переспорила его сегодня — Эдвард такую порчу для роста прыщей наведёт, что никакое зелье не поможет.
[indent] Фоули повернулся к ней, вытаращив глаза, полные удивления и недоверия. Почему-то юноша сразу подумал о том, что Мэджи попала под заклятие Империуса и теперь ведет себя слегка странно, произнося слова совсем не в тему. Откуда ни возьмись появилась тревога, он стал оглядываться по сторонам, судорожно вспоминая всевозможные контрзаклинания, но вдруг он услышал в словах рифму и понял, что она просто цитировала стих. О зиме. От этого ее слова вряд ли стали менее странными, поэтому Фоули все же напрягся, пытаясь уловить тайный смысл.
[indent]— Э-э… хм… — промычал он что-то нечленораздельное. Глаза его были размером с галеон, не меньше, и он совершенно не мог понять, что же происходит сейчас. Империус или Конфундус? Или, может, переутомление? Он не знал, какие диагнозы ставить и что делать, смеяться шутке или тащить девушку к мадам Помфри. Но когда девушка пояснила, с чего вдруг решила поделиться с ним столь замечательным стихом, Эдвард просто выдохнул и понял, что слишком серьезно относится ко всему, и нужно быть проще. Гораздо проще.
[indent]— Не знаю, — ответил он, нахмурившись. А ведь он правда думал, что с ней кто-то что-то сделал, а это просто у нее с головой вечный Конфундус, а не заклятие извне. Но… — Это мило. Если б ты еще не занудствовала перед этим, а просто прочитала стих, я бы растаял.
[indent]И это правда — своим спором она вернула его с небес на землю, отвлекая от философских мыслей, и теперь вкус стихотворения ощущался совсем иначе. Они даже могли бы обменяться какой-нибудь романтической поэзией, если бы не спор, и сейчас Эдди не мог вспомнить ни одного красивого стиха — после пережитого удивления и даже легкой тревоги память не поддавалась проникновениям. А еще дело было в том, что он не очень уж любил стихи, его страстью скорее была проза и волшебно-популярная литература. И, немного, волшебно-научная.
[indent]На ее обиду, на этот раз, Эдди не обратил никакого внимания. Теперь ему везде виделась театральная постановка, так что он ни двинул единым мускулом, когда она надула щеки. Разве что покачал головой, подыгрывая, что-де «я раскаиваюсь и переживаю». На самом деле, он и не подозревал, что в Мэджи пропадает такой талант актрисы. Она ведь, казалось, всегда говорила искреннее, всегда то, что думала, так что ее сложно было подозревать в притворстве и фальши. Хотя… какая уж тут фальшь, она весь просто дурачилась, а его юношеский максимализм уже все истолковал не так. Какой же всё-таки Фоули глупый зануда. [indent] Услышав знакомую фразу, он удивлённо вздернул бровь и оценивающе оглядел Мэджи, прикидывая, насколько развитым легилиментом может быть ученица шестого курса.
[indent]— А ты не знакома с моей мамой? — спросил он наконец, продолжая смотреть на девушку с недоверием, перемешанным с научным интересом. В детстве Эдварда так звала только мама, и он больше нигде не слышал такого сочетания по отношению к человеку. Странно. Где она научилась легилименции и насколько глубоко уже пролезла в его голову? Или, может, это только совпадение? Фоули на всякий случай опустил глаза чуть ниже и сосредоточился на орхидеях, так ярко выделяющихся среди засилья белого цвета. Остановить поток мыслей было сложно, ведь его голова никогда не прекращала думать, но он старался изо всех сил. — Только не думай, что если ты шотландка, то ты лучше всех, Макмиллан. Во мне есть кровь нормандских волшебников, которые однажды вместе с викингами проплыли Северное море и остались на севере Франции. А викинги жили в таких местах, что шотландцам и не снилось.
[indent]Нельзя чрезмерно зазнаваться, Фоули знал это по своему примеру. Но одно дело высокомерно относится ко всем вокруг по причине незаурядного ума или превосходных навыков обращения с палочкой, метлой или котлом, и совсем другое — кичиться своим происхождением и подвигами предков, кровью и богатством. Это люди не выбирают и на это не влияют, это дано им с рождения, они не прикладывали никаких усилий для этого (за исключением, разве что, богатства; но Фоули имеет в виду школьников, как же в таком возрасте сколотить состояние?), и поэтому могут только гордиться достижениями своей семьи, но никак не зазнаваться из-за этого. И пусть сейчас Маргарет говорила в шутку — эта леди относится к чему-нибудь серьезно? — какой-то неприятный осадок от общения со слизеринцами в нем все же взыграл, и стало не по себе.
[indent]— Сейчас настало мое время ломать твое романтическое настроение? — поинтересовался он с ухмылкой, конечно, не собираясь этого делать. Сегодня он не хотел быть собою — умником, зубрилой и занудой, — а иначе бы ответил, что есть вещи лучше. Скажем, лето. Полежать на мягкой траве, наслаждаться красотой полевых цветов, радоваться теплу и ярким солнечным лучам для Фоули было однозначно лучше, чем кидаться друг в друга снежками, водить хоровод вокруг елки и ходить всюду в стильных теплых плащах. — Но я не буду. Зима в Шотландии — самое лучшее, что может быть в жизни!
[indent]В конце концов, плеваться от обилия белого цвета и сугробов, напоминавших мягкие перины в Хогвартсе, не хотелось, но это все же не было лучшим в жизни. А как же квиддич, ощущение полета на метле, от которого буквально кровь стыла в жилах? О, это чувство опасности и восхищения всегда нравилось Эду. А как же волшебство? Одно только умение владеть палочкой, казавшееся таким обыденным и несложным, было невероятным, тем самым, без чего жизнь будто бы лишена красок. Но, хотя в мире магии было очень много всего интересного, притягательного и замечательного, иногда все это меркло рядом с простыми проявлениями жизни, как то снегопад или дождь. Он ведь не только логик, он еще романтик, и время от времени даже в золотых опадающих листьях видел вдохновение, а вместо почек, набухающих на деревьях, разглядывал настоящую древнюю магию, что никак не зависела от глупых колдунов и их волшебных палочек. И с такими колебаниями в мозгах, от логики и холодного ума до романтики и эмоций, Эдвард совсем не удивлялся тому, что попал на факультет умных, но странных волшебников. И недоумевал, как же Маргарет оказалась рядом с ним в башне Рейвенкло, если ей самое место… в Гриффиндоре? Или всё-таки в Хаффлпаффе?
[indent]— Я… я понял. — к сожалению, он временами забывал, как на что-то смотрят другие. Просто ему не хотелось, чтобы его хоть как-то задевало чужое мнение, хотелось бы жить только так, как он считал нужным, без оглядки на других. Были люди, к которым он прислушивался, конечно, но выводы он делал всегда (или почти всегда) сам. Наверное, потому Эдвард и был высокомерным — потому что сам себя он заботил гораздо больше, чем его заботили другие. Но слова Маргарет и правда заставили его задуматься. Он не подал виду, что раздосадован ее отказом, и после мгновения молчания лишь слабо улыбнулся, однако… жаль. — Тогда как знаешь, езжай в гости к родственникам. Они тебя любят, я знаю.
[indent]Все равно Эдвард планировал оставаться тут, в Хогвартсе, чтобы еще попрактиковаться в заклятиях. Практика вообще никогда не бывала лишней, тем более, что были еще разделы магии, которые давались ему с трудом, как, например, злополучная трансфигурация. Если у него легко получилось вытащить из воздуха вазу с водой или букет красивых цветов, то это еще не значит, что он выучил элементарные законы предмета или научился превращать кошку в сумку.
[indent]Даже довольно странно было слышать о том, что могли подумать «не так». Чтобы он и Маргарет вдруг стали парой? Это настолько же заманчиво… насколько невозможно. Они совершенно не подходили друг другу, к тому же, они просто друзья. Да, всего лишь друзья. Отношения, начинающиеся с дружбы, обычно заканчиваются потерей этой дружбы. Они слишком разные для того, чтобы иметь общие интересы. Хотя… стоп. Могли бы они дружить все эти годы, если б были так уж различны? Наверняка, нет. Но все же Маргарет слишком… взрывная, беспокойная, непостоянная. С ней что ни день, то приключение. Наверняка, простоя романтика, прогулки под луной и откровения перед сном покажутся ей слишком скучными — ей охотников на драконов подавай. А мог ли Фоули сойти за охотника на драконов? Он ведь даже драконов не видел и не умел фехтовать.
[indent] Эдвард, услышав ее слова о напоминании, прикрыл глаза, схватился за сердце и изобразил шатающуюся походку, после чего свалился в снег. Правда, валялся он недолго — едва ли прошла секунда, как он поднялся и пояснил, что это были за нелепые кривлянья:
[indent]— Сражен твоей добротой в самое сердце.
[indent]Он не понимал, чем девушке так не нравился Стоун. Да, он иногда косил под идиота, любил шутить довольно обидно, но он был верным другом и имел нетрадиционный склад ума, что необычно даже для Рейвенкло. Поэтому, наверное, сложные заклятия вроде Расширительного даются ему легко, но «Экспеллиармус» в его предоставлении едва выбивает перо из рук. Это же… круто! Чем он плох?
[indent]— Это были старые записи, так что мне казались знакомыми только фамилии, — он напряг мозг, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь. — Кажется, я помню что-то о наших отцах. На третьем курсе они умудрились на уроке Защиты от Темных искусств взорвать целую коробку визжащих ракет. Все бы ничего, но это было на том уроке, на котором проходили боггартов.
[indent] Наверное, это было довольно забавно. Весь класс видел, как что-то с огромной силой пытается выбраться из запертого комода, оно буквально выламывает замок. Кровь стынет в жилах, ученики интуитивно отходят назад, пытаясь понять, что же там заперто внутри, и заверения профессора о том, что это всего лишь боггарт, призрак, что превращается в страхи, только способствуют этому. И тут вдруг учитель заклинанием сносит замок, нечто выбирается из комода, превращаясь в страх ближайших учеников… и тут сзади с истерическим визжанием вылетают сигнальные ракеты, крутятся из стороны в сторону, и взрываются на тысячу разноцветных искр! Даже боггарт, наверное, умер бы со страху.
[indent]— Смотри, кажется, пришли, — сказал он, отвлекаясь от разговора. Это была очень, нет, самая его насыщенная дорога к «Трем Метлам». Началась она не так уж радужно — всё-таки их с Маргарет столкновение не вызвало приятных эмоций, — но теперь ему было хорошо. И ей тоже, раз уж она даже стихи ему читала. Казалось, прошло очень много времени, так что Эдвард даже не понимал, как разговор ни о чем мог затронуть так много всего. Наверное, дело в том, что с Маргарет, как с ученицей Рейвенкло, всегда есть о чем поговорить, и это будет не простой обмен любезностями, а действительно что-то важное, о чем можно поделиться только с близкими друзьями. С ней. И ему было очень жаль, что этот разговор прерывался вот так внезапно — открытием двери в паб мадам Розмерты.

[indent]— Да-да-да, — отмахнулся от слов Маргарет о «трагической случайности». Действительно, это же так трудно понять, с чего ёлка упала вдруг именно на тех девчонок, что обычно шипели на Мэджи. Эдварду же было всех жаль, и девочек, и, особенно, ёлку, но он ничего не сказал, ведь это все равно бессмысленно. — Я же говорил тебе, что не слишком подхожу на роль аврора?
[indent]Он слегка задумался, пока они отходили в сторону от двери. Почему же именно Оглушающее? Он ведь просто мог порадоваться ее сообразительности. Но нет, вместо этого ему надо что-нибудь ляпнуть… глупый мальчишка.
[indent]— Оглущающим заклятием, при должной точности, попасть быстрее, а свет… мало ли от чего загораются огоньки? Тем более, что они еще больше отвлекают, — пожал плечами Эдвард и взял ее за руку, поведя за собой побыстрее. Они уже слишком долго стояли здесь, так что Лео мог заметить их отсутствие и побежать за ними. Конечно, Маргарет, как ни крути, действительно была виновата, но куда уж подросткам без шалостей? Тем более, что никто особенно не пострадал, только бедная ёлочка-ёжик наверняка шокирована внезапной сменой декораций. Но мадам Розмерта, пусть и будет негодовать, в мгновение ока все расколдует и вернет назад.
[indent]Жаль, что они не умели трансгрессировать. Вернее, умели, но у них не было разрешения. Эдвард, конечно, хотел предложить ей это, но в последний момент засомневался. Засомневался не потому, что их могло схватить Министерство — всё-таки в Хогсмиде можно колдовать, и вряд ли кто-то заметил бы, как двое учеников моментально переместились на пять метров, — а потому, что экзамены они не прошли, и оставалась огромная вероятность после появления на чердаке не досчитаться брови, носа или глаза. А то и ноги. Поэтому и пришлось лететь на метле, которая принадлежала мадам Розмерте не первый год, и, вероятно, для значимых полетов уже никогда использоваться не будет. Слишком старая и нервная.
[indent]Да уж, зря они не взяли ту семейную, широкую метлу, что опиралась на забор. На прутьях сидеть было ужасно неудобно, постоянно казалось, будто он скатывается назад, и поэтому лететь приходилось осторожнее. Пусть Маргарет и сидела на самой удобной для этого части метлы, ей тоже едва ли было хорошо — метлу слегка шатало, и на каждом резком покачивании Эдвард вцеплялся в Мэджи, боясь упасть. Это был самый опасный полет в его жизни, безо всяких там добавлений, и он мысленно зарекся больше никогда не летать вдвоем. Никогда. В. Этой. Жизни.
[indent]— Играли с друзьями в прятки, а я решил спрятаться тут. Тоже залетел на метле, но она не узнала во мне хозяина и резко помчалась вверх. Так что вместо «Алохоморы» на этой двери я использовал голову. —Не будет же он говорить, что об этом чердаке года полтора назад сказал ему папа, подмигивая и приговаривая что-то насчёт девочек и звезд. Он приводил сюда одну — девочку из Хаффлпаффа, с которой они встречались на совместном уроке астрономии и которая два месяца обрабатывала его своей любовью к звездам, просила помочь с домашним заданием, просила дать почитать какие-нибудь книги… тогда он и привел ее сюда, чтобы посмотреть на редкий звездный дождь. Правда, девчонка полезла целоваться, а не смотреть в объектив телескопа, но это уже совсем другая история... — Просто повезло. Место-то притягательное, все отсюда видно.
[indent]И сбежать нельзя. Правда, стоило бы почаще убираться, наверное, но тогда было бы слишком заметно, что здесь кто-то бывает. Казалось, что мадам Розмерта вовсе не помнит об этом месте, но рисковать все же не стоило.
[indent]— Спасибо, — кивает он девушке, слыша ее заклятие. Да, так и вправду лучше. Осталось только снять с телескопа «ножки» и переставить на омниноколь. Занятие это было нетрудное, только Эд едва не забыл заклинание Отклеивания, чтобы снять уже эту злополучную подставку, но всё-таки все обошлось.
[indent]На лице Маргарет очень живо отпечатывались эмоции, от удивления до полного недоверия и даже недовольства. Эдвард вдруг ощутил, как начал стремительно краснеть — он ведь не подумал, что человек, который вечно шутит, всегда будет восприниматься несерьёзно. Ему-то, конечно, казалось, что интонация и тон в текущий момент влияют больше сомнительной репутаций шутливого чудака, но, оказалось, что это вовсе не так. Фоули и сам бы, наверное, не поверил, если бы такой, как он, вдруг говорил… так. Тем более, что он любил дурачиться, и его мастерство, иногда смахивающее на пародию актерского, в этом деле сейчас не сослужило ему доброй службы. Наверное, история с мальчиком, что кричал «Оборотни!», всё-таки не выдумка, а смысл ее — настоящий факт. Факт, который надо учитывать.
[indent]— Тебе всегда признаются в любви только наспор? — спросил он с разочарованием, пытаясь подавить в себе уныние. А что ты хотел, Фоули, так резко вываливая на девушку свое неуклюжее признание? Всегда нужно все делать плавно и последовательно, думать прежде, чем делать. Но все силы были им потрачены на сдерживание своих чувств, так что он пытался сейчас не сделать никакой глупости и ответить ей спокойно, сделав вид, что ничего не было.
[indent]Но это не так-то просто.
[indent] Эдвард поднял взгляд на Макмиллан, сидевшую напротив. Ее легкая, хотя и очевидно натянутая, улыбка одним своим видом внушала оптимизм. Ее желание все же остаться здесь, а не уйти, по пути проклиная глупые шутки Эда, тоже. Действительно ли ей так хотелось посмотреть на снежинки или и сейчас она просто не хотела его обижать? Эдвард в ее глазах пытался разглядеть хоть какое-то отвращение к нему, какой-то холод или даже злобу, лишь бы не какой-то огонек тепла.
[indent]Но он не умел читать по глазам.
[indent] Поэтому через это мгновение «игры в гляделки» он резко потянулся к ней, хватая за плечи, а лицо его опасно приближалось к ее губам. Если был хоть какой-то шанс оттолкнуть его, то девушка его упустила. Эд, сперва решительно, но потом все больше робея, целовал девушку, чувствуя, как распространяется по его телу дрожь, от губ до кончиков пальцев. В груди же все больше ощущалась неясная пустота волнения, но комок страха становился все меньше, сдаваясь жару, идущему от их слияния. Руки опустились ниже, захватывая ее ладони, а сам он прильнул к ней еще ближе, такой желанной, недоступной… и все же близкой. Пряди ее волос падали ему на лицо, ее горячее дыхание заставляло щеки пылать… или это не дыхание? Постепенно он стал позволять себе все больше, понимая, что Маргарет отталкивать его не собирается, и на лице сама собой заиграла ликующая улыбка. Это оказалось не так сложно, не так пугающе, как он думал. Эд прикрыл глаза, которые только мешали, и потому остальные его чувства усилились настолько, что будто бы перекрикивали друг друга, и в этой буре Фоули едва не потерял себя. Вкус терпкого кофе и чего-то сладкого на губах, цветочный запах орхидей, тепло, идущее от ее нежных ладоней… все это заставляло его отключить голову и предаться эмоциям, которые, в кои-то веки, давали ему что-то настолько прекрасное, ради чего было не жалко растаять в огне чувств к милой шотландке, раствориться в гриве ее волос, никогда больше не включать ледяную и чёрствую логику. И если все поцелуи были разными; воздушными, страстными, заботливыми, то этот был полон чрезмерного трепета и ласки, именно того, чем он хотел поделиться.
[indent]Он открыл глаза, отстраняясь, но оставаясь по-прежнему рядом. Ладони их все еще были переплетены, а взгляд… взгляд не был равнодушен. Мгновение за мгновением они молчали, пытаясь отдышаться, но все они уже видели друг в друге и понимали без слов. Во взгляде Эда не было ни капли насмешливости или несерьезности, скорее наоборот, он будто бы в первый раз увидел девушку, позволил себе в полной мере насладиться северной красотой ее лица, разглядеть всю глубину ее карих глаз, и ему не хотелось ничего говорить — только смотреть и пытаться угадать, думает ли то же самое она, видя в нем… любовь?
[icon]http://s7.uploads.ru/Tbye2.jpg[/icon]
[sign]-[/sign][lz]<a href="http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=310" target="_blank">Эдвард Фоули, 16</a> <br> Рейвенкло, — <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"> <br> Ученик шестого курса Хогвартса <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Ищет только хорошие оценки</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2KJQA.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

Отредактировано Edward Fawley (10.11.2018 07:27:55)

+5

15

И ни взирая на все кривляния, споры и легкие обиды Маргарет хорошо с Эдвардом. Да еще как! К этому умнику-зазнайке ее тянет как будто манящими чарами. А ведь за годы дружбы между ними бывало всякое. Порой они могли разругаться в пух и прах из-за какой-то мелочи или глупости. Тогда они садились в разные углы класса и пытались при каждом удобном случае подчеркнуть свое недовольство или обиду. Другое дело, что таких случаев было от силы два за шесть лет и длились они не больше недели. И все это время Макмиллан чувствовала себя непереносимо ужасно, так что быстро забывала, в чем именно она была не согласна с Фоули, и начинала искать пути к примирению. «Дружить с тобой интереснее, чем враждовать», - обычно так отшучивается девушка, когда Эдвард начинает спрашивать с чего это вдруг она перестала язвить. Ну а что ей еще остается делать? Не признавать ведь свою неправоту. Да она скорее собственную шляпу без соли и перца съест, чем признает, что может ошибаться! Макмиллан понимает, что это плохо, порой пытается с этим бороться, но обычно действует по принципу: «значит, с этим человеком мне не по пути». Глупо все это и эгоцентрично, но ведь тоже не особо правильно ломать свой характер, подстраиваясь под других. К тому же, Маргарет нашла тех самых особенных людей, что принимают ее такой, какая она есть. Их не так много, но от этого еще лучше. Дружбой с ними Макмиллан дорожит. А Эдвард Фоули в этом списке занимает одно из первых мест. Такой весь умный и прагматичный, он наделен всеми темы чертами характерами, что не хватает шотландке. Наверное, поэтому Маргарет тянется к нему. А может быть дело в его дурацкой улыбке и больших оленьих глазах. Или в том, как он начинает размахивать руками, когда злится. А, может быть, все и сразу. Макмиллан не знает это. И, положа руку на сердце, она не особо хочет понимать, в чем дело. Главное ведь результат – их странная непонятная дружба.
Маргарет только закатила глаза, еле удерживаясь, чтобы не ткнуть Эдда под бок. Вот умеет все испоганить! Она так старалась, с эмоциями рассказывала, а он ее еще упрекает, мол, слишком умничала перед этим и не дала настроиться на нужный лад.
«Вот же парни пошли. Просто ужас какой-то. Неженки. Заморские принцессы».
Маргарет оценивающе осмотрела Эдварда с ног до головы, представляя его в розовой мантии, расшитой розовыми камнями и тут же попыталась это забыть. Пожалуй, это слишком. Да, это та самая черта, которую не стоит переходить.
Фоули же пока Макмиллан боролась с желанием рассмеяться от плодов бурной фантазии, кажется, чего-то испугался. Как будто она обмолвилась, что видела его альбом с детскими колдографиями и теперь расскажет об этом всему Хогвартсу.
«Мерлинова борода, да за котного ты меня принимаешь!»
Макмиллан может сотворить пакость и милой безобидной пушинкой ее сложно назвать, но чтобы шантаж да еще такой… Это неприемлемо! Во-первых, Эдди ее друг, а с друзьями так не поступают. Во-вторых, детские колдографии (то есть компромат), есть у каждого. В-третьих, Маргарет не была столь близка с миссис Фоули, чтобы та ей семейные альбомы позволяла листать.
- Откуда мне водить дружбу с твоей матушкой, Эдди? – Девушка еще раз растерла руки, надеясь, что это поможет согреться, но нет, теплее не стало. – Но, уверена, что она хорошая женщина. Вот какую лапулю-симпатулю воспитала, - Макмиллан не удержалась и все-таки потискала Фоули за щеку, как это обычно делают дальние родственницы. У всех есть пара таких странных тетушек, от которых за несколько миль несет духами, губи, наведены яркой красной помадой, а на голове ворона свила гнездо. У Маргарет таких две и каждый их визит – это ужас. Такое чувство, что они хотят оторвать щеки ребенку. Но Макмиллан пример со своих тетушек не брала. Она пожалела Эдда и старалась быть нежной. – Но упертый – просто кошмар. Раньше ты таким не был.
«Или был?»
В Рейвекло все студенты наделены собственным мнением по любому вопросу и только зацепи, как тут же начнутся рассуждения, споры и обсуждения. Эдвард, как один из самых ярких представителей факультета умников и снобов (как думают некоторые) тоже наделен этой чертой, а Макмиллан ее не так часто подмечает, поскольку обычно они выступают на одной стороне. Так, может быть, в этом и кроется секрет их дружбы? В том, что на многие вещи они все-таки смотрят под одним углом? Возможно. Но скорее всего это просто один из многих кирпичиков. Дружить с кем-то из-за одной черты характера или привилегии - скучно и глупо. Маргарет ненавидит что первое, что второе.
- Во мне есть кровь нормандских волшебников, которые однажды вместе с викингами проплыли Северное море и остались на севере Франции, - перекривила она Фоули, не забыв при этом продемонстрировать язык. – Что-то твоя очень-очень-очень северная кровь тебя совсем не греет. Вот как вырядился. Сколько под пальто свитеров? Пять?
Сама Макмиллан оделась слишком легко. Помимо того, что она умудрилась проворонить перчатки, она еще решила, что слишком взрослая, а значит, может ходить без шапки и не надевать тот противный колющий свитер по самое горло. Вот же молодец! От холода она даже ускорила шаг, но вот показывать Эдварду, что замерзла – это уже слишком. Наоборот, всем своим видом она как будто говорит: «тоже мне зима, тю, даже летом холоднее». Но если бы Эдд взял ее за руку, он понял бы что кое-кто здесь немножко заврался. Но Фоули не спешил брать ее за руку. Они ведь друзья, а друзья так не ходят. Разве что девчонки и то в младших классах. Держатся з руки вообще не очень удобно и практично. Особенно, если ладошки потные, или холодные, или слишком горячие. В общем, лучше без этого, да.
- Нет у меня никакого романтичного настроения, - насупилась Макмиллан и еще ускорила шаг.
С чего это вдруг Фоули решил, что она сегодня вся такая нежная и ранимая? Стих она просто так прочла, а больше поводов думать о себе в таком ключе не давала. Напридумывают всякого!
– Но я рада, что ты согласен со мной. Даже немножко странно. Я думала, что ты о полетах на метле начнешь вещать. Ты умеешь удивлять, Эдди.
И ведь не впервые он заставляет Маргарет округлить глаза. Чего только орхидеи стоят. Но поступки это одно. Многие умеют делать красивые вещи, особенно если есть несколько галлеонов в кармане. А вот мыслить иначе, не так как все – это подкупает больше чем красивый букет цветов. И Эдди здесь нет равных.
«Повезет его даме сердца».
Думать о тех временах, когда они сами будут родителями, Маргарет не особо любит. Зачем торопится, считает она. Но Эдд своим предложением сам подтолкнул к таким размышлениям. Один щёлочек и ей жуть как захотелось узнать есть ли уже у него невеста, и если нет, то чего родители ждут, часики ведь тикают, всех чистокровненьких красавиц разберут. А, может быть ее друг влюблен в полукровку или магглорожденную? Ух, как же Маргарет хотела сейчас об этом спросить. Но задавать такие вопросы неправильно даже самому-самому лучшему другу. К тому же, если хотел, сам бы сказал.
«А, может быть, нет?»
На какую-то долю секунды ей стало совсем не по себе. Ум начали терзать смутные сомнения. Что если их дружба на самом деле не столь прекрасна, как она считает? Или он устал от нее? Или он дружит с ней из жалости? Всякое крутилось в ее головушке. Но стоило вспомнить, что перед ней не какой-то мальчишка- зазнайка, а Эдвард Фоули – тот кто просто не умеет лгать, и жить становится легче, ярче и прекраснее.
Макмиллан радостно ему кивнула. Еще бы родственники не были ей рады. Да они жить без нее не могут! Особенно та курица, что не пригласила ее на свадьбу. Видимо посчитала, что Маргарет вспомнит ту историю с превращением в гусыню. Но шотландка повела себя, как воспитанная девушка и все-таки отправила свой свадебный подарок кузине. Гусак, фаршированный яблоками, ммм, вкуснятина. В записке она еще хотела написать, что сама его испекла, но врать некрасиво. К тому же так нелепо. Никто не поверит, что Макмиллан сама что-то по дому делает. У нее ведь есть эльфы, а еще она знает бытовые чары и ценит собственное время. В общем, отделалась только пожеланиями счастья и многих лет семейной жизни. Вот ведь молодец. Может, когда хочет. Жаль только кузина глубиной подарка не была тронутой. Гусака вернули на радость для Маргарет и отца семейства Макмилланом. Миссис Ирэн Макмиллан решила, что пора ее семье нормально пытаться, то есть только овощи и фрукты, так что гусак был принят как дар с неба.
Улыбка резко переросла в недоумение и легкую запуганность, как только Фоули начал хвататся за сердце и ходить, как будто перепил огненного виски. Макмиллан, не сразу осознав, что это очередное представление, начала вертеть головой в поисках засранца, решившего шарахнуть в него «Конфундус».
«Очень смешно», - выдохнула девушка, помогая Эдди вылезти из сугроба.
Вообще, у нее есть полно причин недолюбливать Стоуна. Во-первых, он странный; во-вторых, он сначала говорит, а затем думает; в-третьих, он постоянно притягивает к себе проблемы; в-четвертых, он не поделился с Маргарет шоколадкой. А если говорить серьезно, то Макмиллан пыталась с ним быть вежливой и обходительной, но затем он обозвал ее узколобой, так что у нее есть право злиться и требовать кровную месть.
- Подожди, - шотландка с подозрением посмотрела Эдварда, - ты сейчас ничего не путаешь? Мой и твой отец взорвали ракеты на уроке? А мне он говорил, что был примерным учеником, - она улыбнулась, представляя, как им тогда влетело за такое представление. – Что же, это многое объясняет.Например, откуда у Маргарет такая склонность нарушать правила, а у Эдда в это время крутится рядом или прикрывать ее. Это не они такие плохие – это все зов крови. Вот в следующий раз, когда отец вздумает тяжело вздыхать и глядеть на дочь тем своим суровым министерским взглядом, она ему припомнит урок ЗОТИ.
«Вот бы еще те записи раздобыть, чтобы не отвертелся».
Чертики в душеньке Макмиллан уже водили хороводы, предвкушая сладкую месть, но операция по получению важных сведений из архива Филча может подождать до возращения в Хогвартс, а вот милые посиделки в «Трех метлах» за чашечкой горького кофе – нет. Эдди в предвкушении тепла даже оживился, но не забыл о правилах поведения. Он не только открыл перед шотландкой дверь, но помог снять пальто. Ах, а ведь все могло взойти за сведенье, но Макмиллан решила узреть снежинки через омнинокль и опять потащила парня на улицу. Да так спешила, что даже орхидеи забыла. Но ничего, Фоули ей еще одни подарит. Повторение – мать учения!
- А, на мой взгляд, ты подходишь на роль аврора, но… - он снова оценивающе оглядела его с ног до головы, - не спорю, с половиной носа и без глаза ты бы лучше смотрелся бы в их стройных рядах, - она улыбнулась, посчитав свою шутку весьма забавной.
Об аврорах много баек ходит. Например, что они не доживают к сорока или что все они кукушкой поехали, но Маргарет родители пугают тем, что у всех авроров не хватает какой-то части тела: у кого-то мизинчика на ноге, а у кого-то руки или ноги. Видимо, родители считают, что такими байками смогут отгородить дочь от опасной профессии. О, наивные. Она ведь знает, что если быть внимательной, острожной и аккуратной, то ничего страшного не произойдет. И Фоули надо тоже это запомнить. Макмиллан все еще не согласна с ним. Оглушающее заклинание сразу бы их выдало. Красные огни посреди паба. Действительно от чего они вдруг возникли? Видимо, кто-то решил запустить фейерверк в честь приближающихся праздников.
«Эх, умник, умник».
Путешествие на чердак «Трех метл» официально занимает в списке Маргарет «Дел, что не надо повторять» первую строчку. Мало того, что метлу качало, так еще Эдвард вцеплялся в нее как кот в дерево. Макмиллан даже хотелось оттолкнуть его, но сдержалась. Что она бы тогда профессору Флитвику сказала бы? Вряд ли декан факультета поверил бы в историю с прыжком на спор.
- Значит, ты проломил дверь головой? – Маргарет прищурилась, - Не припоминаю у тебя шишку на голове с размером в грецкий орех, - она действительно пыталась вспомнить, когда это Фоули возвращался после визита в Хогсмид с перебинтованной головушкой, но что-то ничего на ум не приходило.
«Значит, врет и сюда он водил девочек целоваться».
Макмиллан подавила смешок. В конце-концов, неважно как он нашел это место. Главное, что оно есть и она прекрасное. Если прибраться здесь, как следует. Макмиллан сложно назвать брезгливой, но все-таки слой пыли здесь такой, что можно рисовать. Или чихать. Второе в случае Маргарет правдоподобнее будет. Она всегда начинает чихать в слишком пыльных помещениях. Вот сейчас у нее уже немножко начинает чесаться нос и слезится глаза. А, может быть, дело не в пыли? Может быть, это Эдвард ее заразил. Ну, все, теперь она точно останется в Хогвартсе на Рождество и отберет у него все конфеты. Месть будет сладка в самом прямом смысле слова.
- Знаешь…
Она резко на носках развернулась к Эдду, желая сделать ему замечание или о чем-то спросить – неважно. Фоули ее опередил и все что он сказал следом, настолько было неожиданно и странно, что Макмиллан забыла что, хотела. Она бы и свое имя не вспомнила, если бы Эдди сам его не проговорил.
«Я? Мне? Часто?».
Сейчас она напомнила тех безмозглых учеников, что почти никогда не готовятся к урокам, поэтому, когда учителя задают вопросы, начинают бекать, мекать и корчить забавные рожицы. В какое-то мгновение ей даже захотелось сказать, что она не готова, а затем сесть за парту. Но ведь они не в Хогвартсе и Эдвард – не профессор Катберт Бинс.
«Так вот, нечего меня допрашивать!»
Один поцелуй может быть разным – нежным медленным и чувственным, властным, стремительным и обжигающим, состоящим из сотен быстрых поцелуев, и почти непрерывным, затягивающим как самый глубокий из омутов… Поцелуй может быть ласковым, бережным и осторожным, а может стать глубоким, всепоглощающим и сводящим с ума… Поцелуй, который завоевывает душу, отнимает сердце, лишает остатков самообладания… Но этот был ни на что не похожий и не подходил ни под одну из категорий.
Маргарет искала правильное слово, чтобы описать волну дрожи, пробежавшей по ее спине и разбившейся на бесчисленные брызги внизу затылка. Этот поцелуй был воплощением нежности. А именно нежность дарила ей величайшее счастье, потому это качество она ценила превыше всего, ибо оно обещало безупречное равновесие ума и чувств.
Эдвард посмотрел на нее. Она мысленно умоляла его молчать, не портить словами опьянение первого поцелуя. Он понял ее. Так они и сидели, глядя друг на друга. Держась за руки, они пытались прочесть в глазах все то, что не могли передать словами, но очень хотели. Больше у Маргарет не было сомнений в поддельности чувств Эдди. И на какой-то краткий миг ей захотелось поддастся чувствам, и сказать, что она тоже любит его, но вместо этого она резко соскочила на ноги. Зацепила омнинокль, тот с грохотом упал на землю. Звук разбивающегося стекла пронзил тишину. Казалось, он был настолько громким, что слышен даже в Хогвартсе. Маргарет ожидала, что с минуты на минуту на чердак ворвется мадам Розмерта. Но на этот раз тишину не нарушили ни чужие шаги, ни проклятия, сипящие в сторону несносных учеников.
- Это недоразумение, - наконец выговорила Маргарет, опуская глаза вниз. – Ошибка. Все ведь совершают ошибки. - Этого поцелуя больше нет, как нет и тех страстных желаний, которые он породил. – Прости, мне надо идти. – Скверно. Как же скверно она сейчас себя чувствовала. Как же не хотела это говорить. Но так действительно будет лучше. Маргарет не сможет дать Эдварду то, что он хочет и чего заслуживает. Этими отношениями она только будут мучить себя. Они слишком разные, чтобы быть больше, чем друзьями. Макмиллан знает это наверняка. Как-то она думала об этом. – Тебе не стоит идти за мной, я запомнила дорогу, а ты лучше убери здесь. Прости… за омнинокль.
Маргарет поспешила покинуть комнату, отчетливо понимая, что еще одно слово и она никуда не уйдет.[nick]Margaret Macmillan[/nick][status]Вороненок на прогулке [/status][icon]https://data.whicdn.com/images/179261139/large.png[/icon][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ (для НПС - на тему с анкетой НПС)" target="_blank">Маргарет Макмиллан, 16</a> <br> Рейвенкло, - <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Ученица шестого курса <br> Нейтралитет <br><a href="" target="_blank">Очень много времени проводит в библиотеке </a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br>[/lz]

Отредактировано Margaret Macmillan (17.11.2018 21:26:28)

+4


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Архив завершенных эпизодов » Накануне Рождества