Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Он встретил её в одном из баров магического Лондона, она сидела за барной стойкой и делала вид, что не замечает его пристальный взгляд. Девушка была одета в неуместно открытое платье и была очень заметной, что могло осложнить его задание.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
, ElysseГлавный админ
Tlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » В кругу друзей


В кругу друзей

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

В кругу друзей

— Что ты будешь делать, когда съедешь от родителей?
— Начну жить.

http://sg.uploads.ru/t/QfN2r.gif http://sg.uploads.ru/t/FdEJc.gif
http://s7.uploads.ru/t/FJKrt.gif http://sh.uploads.ru/t/y91gN.gif


Дата и время эпизода

Действующие лица

22. 08. 1978 г. Лондон, квартира Маргарет

Margaret Macmillan, Matthew Macmillan,  Athena Greengrass, Edward Fawley

Начинать самостоятельную жизнь надо громко, весело и с проверенными людьми рядом

+2

2

К взрослой жизни можно прийти разными путями. К примеру, в спешке собрать свои немногочисленные манатки, провопить: «я устал, - устала, - я ухожу», и хлопнуть дверью так, чтобы штукатурка посыпалась. Или, можно неожиданно. Это когда твои манатки собирают вместо тебя, от тебя все устали и за тобой громко захлопнули дверь. Но что первый, что второй вариант не есть весьма эффективными способами, хотя в последнее время пользуются дикой популярностью.
Взрослую жизнь надо начинать с умом. Надо к ней готовиться. Не только подучить бытовые чары (хотя, без заклинания для очистки картофеля в этом жестоком мире никуда), но так же научится планировать расходы, а главное – самому решать все возникшие проблемы, а не бежать к матушке, потому что пальчик бо-бо. Но главное – это показать и доказать родителям, что ты уже взрослая, самостоятельная и ответственная единица общества. Без этого никак. Ну, разве только, если есть желание спать где-то под дверью, или на коврике в коридоре. Проблема заключается в том, что большинство родителей страдают гиперопекой, так что осознать им, что птенчик вырос и готов вылететь из гнезда не так уже просто. Хвала Мерлину, в Маргарет не этот вариант. Ладно, наполовину. Мать сразу раскусила дочь, что было совсем несложно (если Маргарет с вами не спорит и со всем соглашается, значит ей что-то от вас нужно), так что особо не противилась, разве что напомнила, дабы дочь к себе мальчиков не водила и не смела есть в этих маггловских кафе (ведь от их еды можно только прыщами укрыться). А вот отец… Да, с ним было сложно. Казалось, он скорее съест собственные ботинки без соли и перца, чем позволит дочери жить отдельно. Надо признать, такое поведение отца ее даже обрадовало (всегда приятно знать, что ты кому-то неравнодушная), но все-таки Маргарет продолжала настаивать на своем. Война и споры длились целый месяц, но в итоге отец уступил, но перемирье было заключено на его условиях. Маргарет была настолько рада факту своей победы, что сгоряча согласилась на все. Зря. Исчезательный шкаф она еще может выдержать, но вот: «я без предупреждения буду наведываться к тебе каждый день, никаких гостей после восьми вечера и никаких мальчиков, а еще никогда не спи с открытой дверью» - это уже слишком. Такое ощущение, что он ее в лагерь врага отправляет, а не в Лондон.
Кстати о Лондоне, оказалось, выбор квартиры тоже остался за мистером Макмилланом. Он переглядел около сотни вариантов, пока нашел ту самую, что подходит по всем пунктам безопасности. Маргарет вариант не очень устраивал, она хотела что-то поближе к Министерству, но решила не спорить. Если они сейчас разругаются, то придется до конца жизни торчать в семейном гнездышке. К тому же, обставить квартирку она сможет так, как пожелает… матушка.
Ох, небо, никогда Маргарет не думала, что может устроить такой грандиозный скандал из-за занавесок. Серьезно, поссорились из-за глупых цветочков на куске ткани. Наверное, все могло закончиться очень трагично, если бы в итоге Маргарет не взяла себя в руки и не приняла вариант мамы. А как только за миссис Макмиллан закрылись двери, переделала по-своему.
И вот, настал тот день, который шотландка так ждала, так к нему готовилась и столько усилий приложила, чтобы все получилось. Переезд. Ладно, официально он наступит завтра (когда придут родители, чтобы еще раз напомнить о важности запирать дверь), а сегодня главная репетиция. И плевать на запрет отца. Маргарет ведь не пригласила всех знакомых, так всего несколько людей, чтобы съесть тортик и запить все дело чаем. Культурные посиделки, так сказать.

После работы Макмиллан сразу отправилась к себе, чтобы успеть все сделать к приходу гостей. И сразу пожалела, что не уделяла достаточно внимания бытовым чарам. Нож несколько раз чуть не убил Мэтта, который любезно согласился помочь кузине, а тарелки вместо стола почему-то решили улететь в окно. Но в целом все прошло недурно. Хотя пирог получился со второго раза, а кузен в пух и прах разнес ее вкусы в музыке. Тоже ей эстет нашелся!
- А что ты притащил в этих коробках?
Маргарет поглядела на кузена и в это время чашка сделала сальто в воздухе. Пока никого нет, они решили выпить по чашечке чая. Или убиться с помощью чайного сервиза. Это уже как получится.
«Нет, все-таки надо было больше времени уделять бытовым чарам».

Отредактировано Margaret Macmillan (13.09.2018 12:29:28)

+4

3

И действительно, почему родители не хотят отпускать своих детишек в свободное плаванье по морю под названием жизнь? Наверное, потому что это очень опасно. Особенно сейчас, когда в магическом сообществе происходят столь бурные перемены. Но, судя по тому, что Мэтт уловил, пока сидел в компании отца и дяди, Маргарет это не волнует. Опасность на нее действует так же, как красная тряпка на быка. В памяти Мэттью все еще свежи строки из письма Максвелу, где он рассказывал, что кузина поступила в  Рейвенкло: «Я готов был поставить все свое состояние, что она пойдет в Гриффиндор, потому что: «О, неужели это украинский железнобрюхий дракоша? Я хочу его погладить!». Как же Максвел и без драконов? На самом деле никто Маргарет за подол мантии от огнедышащего чудовища не оттягивал, это просто пример. Весьма удачный. Сколько Мэтт себя помнит, столько кузину тянет на подвиги. И ладно все ограничивалось бы побегами из башни факультета в час ночи, так нет, ей всегда надо с кем-то подраться, поссориться, за кого-то заступиться и донести свою точку зрения. Плохо это? Нет, если в меру. Дело в том, что Маргарет не всегда знает, когда стоит остановиться. Знает ли кузина о таком недочете? Сложно сказать. Зато мистер Воган знает свою дочь лучше себя. Поэтому он за нее беспокоится.
Она же точно не будет сидеть в сторонке, если что-то случится, — расхаживая по гостиной, говорил он. Или это скорее были мысли вслух? — Я все еще удивляюсь, как в Министерстве она еще вляпалась в какой-нибудь скандал.
Здесь Мэттью хотел утешить родственника и сказать, чтобы тот не переживал, Маргарет еще успеет нажить себе врагов. Но смолчал. Если дорогая кузина узнает, что он как-то причастен к желанию мистера Вогана оставить ее в семейном гнездышке, она его на корм русалкам пустит. Это не красивая игра слов.
— Нет, определенно нет, я ее с дома не выпущу.
Мэтт начал подозревать мистера Вогана в том, что он слегка ушел в себя. Отец с сыном согласился, ибо не стал спорить. Даже не кивнул.
— Но с другой стороны, она же у меня умница, уже давно самостоятельная девочка. Она меня возненавидит, если я ей откажу. Я ужасный отец.
Мэтт категорически не был согласен с этим утверждением. Как-то ему посчастливилось увидеть дядю в рабочей среде, вот там, да, может и голос повысить и «указать путь», но с Маргарет мистер Воган скорее карликовый пушистик, чем румынский длиннорог. Серьезно, просто отец года. Без сарказма.
— Но лучше так, чем с ней что-то случится.
Мэтт хотел было поспорить. Они в такое неспокойное время живут, что не обязательно жить отдельно от родителей, чтобы вляпаться в неприятности, но вряд ли мистер Воган стал бы его слушать, к тому же ему на дежурство в больницу пора. Как жаль. Мэттью безумно было интересно, чем все закончится.

Прошло немногим больше месяца со дня, когда мистер Воган обозвал себя ужасным отцом. Мэтт, положа руку на сердце, так и не понял к какому заключению пришел родственник. Отец тоже. Поэтому, чтобы избежать возможного отдыха в больничке, парень решил не задевать тему переезда в присутствии Маргарет. Он не трус, он предусмотрительный. Совсем не хочется всю оставшеюся жизнь провести в шкуре жабы. Или стула. Это уже от настроения дорогой кузины зависит. Но то, что не хочет об этом говорить Мэтт, еще не значит, что Маргарет придерживается такого же мнения.
Дело было вечером. Мэттью как раз подумывал, что неплохо было бы приготовить что-то, а еще убраться, как в дверь постучали. Это была Маргарет. Раздражённая, она скорее напоминала маленького миленького василиска, чем милую юную леди. Вот здесь Мэтт понял, что влип, но закрывать дверь перед носом как-то совсем уже не по-джентельменски, так что пришлось кузину впустить, чаем напоить, выслушать. И не делать резких движений.
— Так проблема в этом шкафе? — Под конец разговора заулыбался парень. — И в шторах в цветочек, — поспешил добавить, понимая, что это важный пункт. — Тоже мне проблемы нашла. Вот если бы к тебе дракона приставили, вот тогда можно было нервничать. А так, расслабься и получай удовольствие.
Кузина еще немножко побормотала, но в конечном итоге согласилась, что не стоит делать из мухи слона. Мэтт был доволен собой. Впервые в жизни он дал дельный совет.
Тогда они здорово поболтали. Наверное, впервые в жизни без споров и взаимных оскорблений (взрослеют), а под конец вечера его пригласили на чай с малиновым пирогом. Вот здесь Макмиллан напрягся. Как-то его мама учила эту девчонку вязать, так вот, спицы, оказывается, тоже можно использовать как оружие. Но тогда Маргарет было тринадцать, Мэтт понадеялся, что за пять лет сестренка потянула свои навыки. А как же!

— Так, лучше не мешай. Отойди!
Мэтт в третий раз отбился от ножа, который вместо нарезки яблок решил нарезать его. Марлиновая борода, как вообще такое возможно? Да чтобы он еще раз ей помогал. О нет, извольте.
— Иди лучше музыку подбери. И давай без пристрастия ко всему маггловскому.
Мэтт вытолкал кузину из кухни, под вопли о том, что он ничего не понимает в прекрасном. Действительно, куда там ему до утончённых вкусов бывшей студентки Рейвенкло.
Откуда у нее такая страсть к магглам?.
Убейте, но Мэтт это не понимает. Нет, он ко всем нормально относится, но все-таки в отличие от кузины он бы никогда не начал отношения с магглорожденной или полукровкой. Должны быть разумные граници дозволенного.
Пирог к тому времени был уже почти готов, как и остальные блюда. На кухне без Маргарет стало гороздо легче. Мэтт вообще доволен собой. Кто-там что-там говорил, что студенты Хаффлпаффа бездари и неудачники?
Вот теперь можно и ее звать.

Мэтт не против выпить что-то крепче чем чай, но хозяин дома не он, так что прошлось соглашатся на мятный чаек.
— Что, тебя уже любопытство сожрало?
Он все-таки опустил сервиз на стол. Еще не хватало целительством в свой законый выходной заниматся.
— Это сюрприз. Но не волнуйся, не нюхлер.
Зная нрав Маргарет, он понял, что  ее такой ответ не устроил, но от допроса с пристрастием его спас стук в дверь.
— Иди открой. Гости на пороге. Давай-давай.
Мэтт прямо таки вытолкал кузину из кухни, а сам решил быстро навести порядок.
Так, как там учила Макгонагалл?
Макмиллан попытался вспомнить, но все, что пришло в голову, это нравоучения декана Гриффиндора. Она была очень предвзята к Мэтту. А все потому, что он очень трепал нервышки охотникам Гриффиндора. Он же не виноват, что был чертовски хорошим вратарем?
— Эванеско.
Еда исчезла, а бардак остался.
Маргарет меня убьет.

Отредактировано Matthew Macmillan (16.09.2018 22:45:51)

+4

4

Афине было немного волнительно идти на новоселье к Маргарет, они так давно мечтали о том, как они съедут от родителей, как будут устраивать совместные посиделки или ходить друг к другу в гости, дарить интересные вещицы для дома. Вроде бы это кажется какими-то наивными детскими мечтами, но для Афины это было очень важно. Она хотела, чтобы хотя бы эта её мечта осуществилась, да и кто откажется жить со своим другом на одной улице?
Пока девушка переходила улицу, она намётанным глазом окинула район – и он ей нравился. А она в этом точно разбирается, за последнее время она так часто переезжала, что иногда ей казалось, что в Лондоне не осталось дома, в котором бы она не жила. Основной причиной столь частых переездов было то, что Эффи просто не могла найти своё место, квартиру, которую она хотела бы называть своим домом. Ну и конечно, хотелось хорошую и уютную квартиру, найти которую с ограниченным бюджетом весьма и весьма сложно. Да и если честно, ей нравилась эта кочевая жизнь, Тесс получала какое-то особенное удовольствие от того, что все её пожитки могут вместиться в ручную кладь. И сегодня она вроде здесь, а завтра она уже исчезла с этой точки на карте.
Улица, на которой поселилась Маргарет была тихой, вдоль дороги были высажены молодые липы, Тесс сразу поняла, что выбором жилья занимались родители, Маргарет никогда бы не выбрала себе квартиру в таком тихом районе, да ещё так далеко от Министерства. Но Афине всё равно приглянулся этот дом из светлого камня, и улица казалась уютной и спокойной, она могла бы представить себя здесь, прогуливающейся вечером, или спешащей укрыться от холодного осеннего дождя под навесом у парадного входа. Девушка уже подходила к входу в здание, она сразу поняла, что этому дому уже не один десяток лет, от него будто веяло атмосферой старины, но при этом дом выглядел аккуратно и ухоженно, про такие постройки иногда думаешь, «эх вот сейчас так не стоят». Нет, на этом доме не было каких-то там горгулий и атланты не держат свод крыши, но дом точно был свидетелем истории, его стены будто впитали в себя тайны жильцов, жалко лишь, что камень не говорит. А может оно и к лучшему.
Тесс всё ещё поднималась вверх по лестнице, спрашивая себя, о чём же она думала, когда обувала эти новые сапоги. Споткнувшись на последней ступеньке и смачно выругавшись, Афина наконец поднялась к квартире Маргарет. Она не рискнула трансгрессировать прямо к порогу, поэтому ей и пришлось тащить коробки с подарком и едой вверх по лестнице несколько пролётов, Эффи точно не рассчитывала на такие физические нагрузки. Тем более коробки с кексами заслоняли ей обзор, и ей приходилось двигаться в слепую, а пока яркие упаковки  сладко пахнущих гостинцев балансировали у неё в руках, девушка двинулась уверенным шагом к двери апартаментов. Удостоверившись в том, что Афина не будет ломиться в чужую квартиру, она, наконец, решила постучать. Сдунув с лица светлую прядь, она перехватила многочисленные коробки в своих руках, облокотившись на стену она ещё раз прокляла своё неумение отказывать продавцам булочек, и она злилась на того пронырливого маркетолога, который придумал: «Купи две дюжины булочек, третья в подарок»
Ну и кто же всё это будет есть?
Маргарет предупредила Тесс, что она пригласила к себе на новоселье ещё кого-то, кажется своего кузена и бывшего однокурсника – Фоули. Афина не помнила имя парня, так как в школе обращалась к нему исключительно по фамилии, они неплохо общались, хотя зачастую их разговоры сводились к сарказму и не очень хорошо завуалированным издёвкам. Хотя, у всех своё понимание дружбы, что тут скажешь.
А кузена, по-моему, зовут Мэттью.
Так уж сложилось, что все чистокровные семейства Великобритании так или иначе были знакомы друг с другом, так что Эффи была уверена, что они точно пересекались раньше. Может даже, обедали за одним столом или играли вместе, ведь разница в возрасте не так уж и велика.
Афина так и стояла в коридоре, ей не спешили открывать, и она постучала ещё раз, теперь уже чуть громче и настойчивее. Приблизившись к двери, она услышала голоса – мужской и женский, и эти голоса о чём-то спорили, Афина сразу узнала Маргарет – никто кроме неё не мог говорить с такой сумасшедшей скоростью, а вот второй голос Эффи никак не могла узнать. Наверное, это и есть кузен. Теперь Тесс поняла, что Макмилланы были слишком увлечены выяснением отношений, поэтому и не слышали стука. Она решила в этот раз постучать ещё громче и, повернувшись спиной к двери, и трижды глухо стукнула каблуком в дверь, но видимо, и на этот раз её не услышали.
- Так, ну всё! – руки у Афины уже онемели держать это невообразимое количество коробок. Она подёргала за ручку двери, но не повезло -  замок оказался заперт. Не без труда, рискуя уронить всю выпечку на пол, она  вытащила волшебную палочку из внутреннего кармана пальто.– Алохамора.
На этот раз девушке повезло и дверь, наконец, открылась. Сделав шаг в холл квартиры, она оглянулась по сторонам, было заметно, что переезд ещё не окончен, но квартирка всё равно выглядела милой. В воздухе витал аромат еды и у девушки невольно заурчал живот, она проявила недюжинную силу воли, не надкусив ни одного кекса, хотя она даже не обедала.
- Есть кто живой, мне очень нужна помощь! – Девушка перехватила коробки в руках –Под «очень» я подразумеваю прямо сейчас. Маргарееет.

+4

5

     Фоули в очередной раз поднял со стола колдографию и хорошенько осмотрел фасад дома Маргарет. На самом деле, она смахивала скорее на простую магловскую фотографию, так как двигаться, на первый взгляд, здесь было нечему. Ни болтающих или спешащих на работу людей, ни этих шумных машин, ни-че-го, кроме одного-единственного здания почти во весь снимок. Это был новый дом Марджи — она, наконец, набралась смелости и съехала от родителей, чему, конечно, Эд был рад. В их-то возрасте собственная квартира — не столько предмет роскоши, сколько символ перехода на новую ступень своей жизни, полную самостоятельности и одиночества. Впрочем, может, это только Эдди слишком серьезный для своего возраста и не устраивает каждый день тяжёлых вечеринок с алкоголем и зельями эйфории и безумства. Ему удалось благополучно пережить переезд еще месяц назад, ровно с тех пор, как он начал работать, но квартира все равно почти всегда пустовала, а еще треть свободного времени приходилось тратить на ее уборку. Но у Маргарет проблемы были другие — самостоятельность к ней еще не пришла, а все ещё была где-то у горизонта и вежливо помахивала ручкой: квартиру девушке сняли родители и они же продолжали опекать ее, как маленькую школьницу. Да, по сравнению с жизнью с ними в одном поместье, это — новый уровень, но радости от него не так уж и много, как могло быть. Конечно, не у каждого молодого волшебника (или волшебницы) в Лондоне живут любимые дядя и аж две тёти, которые только и ждут его (или её) криков о помощи, чтобы тут же примчаться на всех парах и дать племяннику все, что он попросит, но, тем не менее, у многих молодых волшебников есть в Лондоне друзья, всегда готовые выслушивать, сопереживать и помогать. Конкретно у Маргарет был Эдвард собственной персоной, который уже предлагал и пожить немного вместе с ним — все равно на работу вместе уходить, а квартира довольно просторная, — и занять денег на съем какого-нибудь жилья поблизости, но она ни в какую не соглашалась. Не хотела ругаться с родителями, наверное. В какой-то мере, решение верное:  юноша мельком знал ее отца, и он знал, что тот перевернет весь Лондон в поисках своей дочери, и не успокоится, пока не найдет. А когда найдет, то ничего хорошего из этого не выльется, поэтому пусть все будет как есть — им всем спокойнее. Но негодование Эдварда в адрес чересчур заботливых родителей Марджи передать было невозможно, ведь им уже давно стоило понять, что их чадо больше не ребенок!
     Эд посмотрел на часы — без пятнадцати восемь. Фоули предпочитал маггловские часы, а не популярные нынче волшебные с тысячей всевозможных фокусов. Часы должны показывать точное время, считал он, а уж потом человек должен решать,  что с этим делать, а большего и не требовалось. Так что дома у него стояли лишь винтажные напольные часы, любимые магглами в прошлом столетии, а еще на руке всегда болтался ремешок часов поменьше, подаренных лучшим дядюшкой на свете. Итак, без пятнадцати восемь… самое время посмотреть, все ли собрал.
     На самом деле, это он излишне волноваться. Одежда-то, как всегда, на месте — белоснежная и выглаженная, но надетая настолько небрежно — по министерским меркам, — рубашка, что казалось, будто он поспешно бросил ее на вешалку и благополучно забыл, темные джинсы, не вызывавшие никаких эмоций, а поверх — черная, как школьная форма, мантия для прогулок. Ему казалось, что внешний вид — не главное, тем более, что после работы прошло лишь сорок пять минут… сорок шесть.
     На самом деле, самой важной вещью из тех, что он брал с собой был подарок на новоселье. Над ним он думал долго, практически с той минуты, как Маргарет вообще заикнулась о переезде. Выбор подарков не был сильнейшей стороной Эдварда, но даже он знал, что лучший подарок тот, что сделан своими руками. И тут ему пришла в голову мысль вывести дракончика. Разумеется, не настоящего, а его ма-аленький вариант. А что? Он слышал, что Марджи увлекается этими существами. Конечно, пришлось изрядно потрудиться, чтобы добыть все ингредиенты для этого нелегкого дела, как следует поколдовать с дедушкой Александером над различными частичками драконов и куриным яйцом, чтоб получилось в итоге что-то напоминающее маленькое драконье яичко, а потом его на неделю опустить в другое зелье, исполнившее роль мамы, высиживающей свое дитё. Всю эту неделю он ходил как на иголках, каждое мгновение проверяя, что там с его подарком. Даже предупреждающее заклятие поставил, чтобы не пропустить, пока находится на работе или ещё где. Дракоша решил вылупиться ночью лишь три дня назад, но был абсолютной копией своего большого и взрослого собрата, румынского длиннорога, чей кусочек рога послужил основой для заклинания. Малыш был такой же зелёный, так же любил бодаться и кусаться, разве что огонь не извергал. По крайней мере, Эд не видел.
     А еще он вместе с тетей Софи испек настоящий торт. Своими руками, без помощи всевозможного бытового и не очень волшебства. Получился вполне себе хороший на вид тортик в виде сердца, с аж двумя темно-коричневыми аж двумя коржами и белым слоем крема поверх них, который напомнил подтекшую скатерть, положенную на стол. На вид было банально, просто, но аппетитно. Софи сказала, что он такой же вкусный, как выглядит, и внутри, но Эдвард почему-то был уверен, что он пересолен. Сверху он, довольно коряво, написал «С переездом!», но получилось не ахти. Впрочем, однажды он съел хагридовский кекс, а после такого любой тортик покажется шедевром.
     И так, время без десяти, слишком уж долго он сидел, задумавшись о подарках! Эд быстро вскочил, надел мантию, поправил все, что мог, и аккуратно, с нежностью взял две коробочки в одну руку. На волшебном дракончике он применил заклятье Сна, чтобы тот сильно не бился о края, выдав себя раньше времени, так что все грозилось пройти лучше некуда.
     Пятьдесят три. Эдвард в последний раз посмотрел на фотографию дома, и только сейчас заметил, что окошко на втором этаже справа в нем едва заметно качается, а трава на лужайке слегка колышется под силой ветра… кажется, в этой траве должны были быть клумбы или что-то такое. Некоторые цветки едва заметно выбивались из общего ряда, так что Эдди все же смог их рассмотреть. Но одновременно с мыслью о том, что это тюльпаны, пришла другая — он не купил цветы.
     Пятьдесят четыре. Эдвард, как следует сосредоточившись, вспомнил, где находится ближайший цветочный магазин и тут же с громким хлопком трансгрессировал туда. Цветочный был прямо в его доме двумя этажами ниже, так что ему без особого труда удалось преодолеть это расстояние, даже не застряв в полу. Очередей, к счастью не было… кто-то вообще покупает цветы в такой час, кроме Эда? Продавец тихо почитывал газету у витрины со всякими украшениями цветов, так что даже не заметил неожиданного появления нового гостя. Эд так же, почти бесшумно, выбрал букет для Маргарет и вежливо покашлял, но мужчина сделал вид, что не заметил.
     — Можно мне вон тот, с белыми и красными розами? — попросил он, указав на самый пышный букет, сразу бросившийся в глаза. Да, слишком уж банально, но он выглядел и правда красиво! Продавец подскочил как ошпаренный, даже выронил газету от неожиданности, но потом все же подошёл к цветам и стал их подготавливать к продаже. По факту они уже были собраны и красиво запакованы, но ему, видимо, надо было все тщательно проверить. Фоули посмотрел на часы на руке — пятьдесят пять. Вроде успевает.
     — Можно мне еще вот тот, с белыми и золотыми? — добавил Эд, как следует осмотревшись. Он в последний момент вспомнил о том, что Маргарет позвала ещё одну даму — Афину Гринграсс, свою давнюю подругу из Слизерина. С Афиной они были знакомы постольку поскольку — вместе были на собраниях у Слизнорта, иногда пересекались на уроках и в коридорах… а еще она была сестрой Марка, с которым они сильно повздорили на четвёртом курсе, но потом стали хорошими друзьями. Ну, или хорошими знакомыми. Он с Афиной особо не дружил, разве что любил подшучивать и звать язвительно-умилительно «Эффи», забавно растягивая «э».
     Продавец приготовил букеты за минуту, и для того, чтобы не опоздать, их оставалось ровно три. Пока Эдвард шел к выходу, то отчётливо представлял себе дом Маргарет и, в особенности, заросшую лужайку перед ним. Раз! Он хотел туда попасть сию же секунду, чтобы ни да что не опоздать. Два! Он уже отчётливо представил, как стоит на этой самой лужайке и смотрит на дверь дома. Три! Он открыл дверь, но неспешно, плавно крутанулся вместо того, чтобы выйти, и в глазах тотчас же потемнело, тело стало будто бы сворачиваться, глаза вжимались вовнутрь, грудь сплющивало… а через мгновение Эд жадно глотал ртом прохладный воздух, стоя, правильно, у нового дома Маргарет.
     Он, не теряя ни минуты, поспешил побыстрее зайти и подняться по лестнице к квартире Марджи, и уже в семь пятьдесят восемь был на пороге. Дверь была слегка приоткрыта, и из нее донесся милый девичий голос, взывающий о помощи, поэтому Фоули проявил вопиющую невежливость и вошёл внутрь. Квартира выглядела милой и красивой, по крайней мере, прихожая, но Эдвард был точно уверен, что дизайн подбирала не Макмиллан. Слишком уж… всем хорош. Но оценить все и подвести итог времени не было, ведь впереди стояла та самая девушка, что просила помочь — Афина. Эд прикрыл дверь, положил свои небольшие коробочки на тумбочку рядом, перебросил букеты, что совсем-совсем не потрепались за время трансгрессии, в одну руку, а во вторую взял палочку.
     — Локомотор, — твёрдо, но тихо пробубнил себе под нос Эдвард несколько раз, направив палочку на коробки, после чего они взмыли в воздух рядом с дамой.
     — Привет, Эффи. Давно не виделись. Выглядишь превосходно, — приветливо кивнул Фоули и подарил ей букет, решив быть вежливым. Хотя бы пока. Даже «Эффи» сейчас прозвучало не язвительно, а мило. Золотые розы хорошо сочетались с ее волосамии, хорошо всё-таки, что он запомнил хотя бы это. За столько лет, правда, трудно было не запомнить.
     Подошедшей откуда-то из глубины квартиры виновнице торжества он тоже подарил  цветы и улыбнулся. Она выглядела совсем иначе, не так строго, как на работе, но не менее чудесно. Непривычно.
     — Здравствуй снова, Маргарет.

Отредактировано Edward Fawley (25.09.2018 22:04:13)

+3

6

«Я как-то очень странно подхожу к выбору друзей», - именно к такому умозаключению пришла шотландка, когда ее в очередной раз мучила бессонница и вместо того, чтобы посчитать овечек, или перечислить в алфавитном порядке все известные ей ядовитые растения, либо представить свою скромную персону в роли Министра Магии (мечтать ведь невредно), она почему-то вспомнила о причине самых частых скандалов в семье Макмилланов, и все-таки решила задаться вопросом: «а, может быть, матушка совсем необоснованно на ее вопит?».
Стоит признать, что нелегкое дело анализировать своих друзей: разделять на «положительные» и «отрицательные» черты их характера, вспоминать моменты совместной радости и горя, обстоятельства при каких эта дружба зародилась и когда чуть не разрушилась. А главное, пытается понять, чем эти люди привлекли и что их всех объединяет. И если с первым глобальным вопросом разобраться было сложно, но возможно, то вот во втором, даже опытный аврор ноги себе переломает. А все потому что нет у шотландки никакой системы. Она дружит, потому что так ей хочется. Вот тянет ее к этому человеку, цепляет и пусть он совсем не разбирается в квиддиче или считает, что нет факультета на земле лучше, чем Слизерин, предпочитает по утрам делать зарядку стоя при этом на руках, либо магглорожденный для Маргарет это уже неважно. Она просто будет любить, оберегать и ни в коем случае не пытаться переделать.
Но все-таки время слегка внесло коррективы в круг друзей. Кто-то прекратил общение сразу после выпускного, кто-то вспоминает о бывшей дружбе только во время великих праздников, когда приходится писать открытки с поздравлениями, есть такие, что не прочь провести время вмести, вспомнить совместное прошлое, но не пускают в свое на стоящее, а есть такие что продолжают ценить совместные посиделки и маленькие традиции. Да, таких мало, но в этом вся прелесть. И это самые странные люди и самые любимые Серьезно. Мэтт – кузен, с которым Маргарет в детcве больше дралась, чем пыталась играть, а в школенные годы, так вообще разве что едой друг в друга не бросались. Афина – студентка Слизерина, из семьи, где очень ценят традиции и чистоту крови, и в ее глазах Марджи должна быть предательницей крови, но никак не лучшей подругой. А еще есть Эдди Фоули. С ним на первый взгляд все просто и ясно: вместе учились, общие интересы, работа, но так только на первый взгляд, если присмотреться, то отношения с этим пирожком – это какой-то хаос, да, лучшего слова не подобрать. Но все-таки именно с этой святой троицей Маргарет ценит отношения больше всего. Вот просто за ними и в огонь пойдет, и в воду, и под любое боевое заклятие. И ни в коем случае ничего не будет требовать взамен. А зачем? Они ей и так дали самое главное – чувство, что в этом мире она кому-то нужна. Кому-то это может показаться странным, но в мире полно разной степени необычностей и дружба Маргарет с Мэттом, Тэсс и Эдди – это далеко не самое ненормальное, что могло произойти и произошло.

Маргарет не спешила покидать кухню. Не потому что ей жуть как хотелось отправить всю посуду в мойку или еще раз попытаться случайно убить Мэттью, или пить чай, пока гости на пороге. Все гораздо проще. Девушка хорошо знает своего дорого родственника и прекрасно помнит, по каким предметам он преуспевал, а по каким ему приходилось помогать. Так что, не в обиду способностям Мэттью сказано будет, но она слегка волновалась за свою кухню. Совсем ей не хотелось, чтобы после его «уборки» пропала стена или начался пожар. А ведь он может. Да, не только у Мэтта на Маржди есть компроматы. Она очень хорошо помнит, как с трудом парню шла трансфигурация, и как на летних каникулах он вместо того, чтобы окрасить кота в черный цвет превратил его в розовое фламинго.
- Давай лучше я здесь уберусь, а ты…
Договорить ей не удалось. Кузен на голову за нее выше и силы в нем столько, что легко может Маргарет на руках носить, а вытолкать ее с кухни вообще не составило труда. И все-таки на сердце Макмиллан неспокойно. Вот чувствовала, что не надо было ей уходить.
Она решительно открыла дверь и тут же улыбка с лица исчезла, а рученьки сжались в кулачки. И без владения легилименцией понятно, что здесь произошло.
«Минус десять балов Хаффлпаффу», - прозвучал в голове голос профессора МакГонагалл. Мерлин, как можно было так начудить? Он ведь уже не криворукий пятикурсник.
- И как ты с такими познаниями в трансфигурации только на стажировку в больницу попал?!
Маргарет прекрасно понимала, что ведет сейчас себя глупо. Ей надо гостей встречать, а не вопить на весь Лондон, но обида была очень сильной. Они старались, готовились, не для того, чтобы все исчезло из-за одного криворукого «барсука».
- Как ты вообще к этому додумался? Почему ты просто не оставил все, как есть?! Вечно с тобой все так… Тебе надо было меньше на метле летать и больше практиковаться! Вот сам и…
Щелчок. Дверь открылась, прерывая Маргарет на самом интересном месте. Девушка прислушалась. Вроде кричит Афина, но все-таки надо помнить о безопасности. Марджи достала палочку с заднего кармана и кивнула Мэтту. Оба неспешно сначала показали свои головушка, а затем вышли к гостям.
- Ой, а я вас не слышала, - врет и не краснеет. – У нас здесь маленькие проблемки, - кивок в сторону Мэтта, что в равной степени может означать: «все из-за него» и «что стоишь, дурень, помоги им», - простите, что заставила ждать. Как добрались?
Пока кузен играл роль домового эльфа, Маржди вспомнила, что она о кое-чем забыла:
- Тыквенная моя голова! Вы же незнакомы, верно? Мэтт, это Афина, она училась на Слизерине, ты должен знать ее брата Марка Гринграсс, - она подтолкнула кузена, чтобы тот поприветствовал девушку, - а это Эдди Фоули. Ты тоже должен его знать, - «улыбайся, иначе превращу в жабу», - читалось в глазах, пока Макмиллан жал руку Фоули. – А это Мэтт. Он мой кузен, а теперь еще и домашней эльф.
«И не смей с этим спорить, Мэтт!»

+4

7

Признаться, трансфигурация никогда не входила в список любимых предметов Мэтта. Не потому что ему не нравилось превращать зайку в домашние тапкиили наколдовать из воздуха красивых бабочек, нет, просто не его. Такое бывает. Он до курса пятого не понимал, зачем ему умения превращать одни предметы в другие, если можно взять то, что тебе надо или купить, а еще Макмиллану всегда казалось, что профессор МакГонагалл слегка предвзята к нему. И пусть все ему доказывают, что это не так и дело в нем и его несерьезном отношении к предмету, парень стоял на своем. Да что там, он даже нашел обоснование такой неприязни. Квиддич. Во всем виноват он. Все деканы хотят, чтобы именно сборная их факультета получила столь желаемый трофей, вот и идут на всякие хитрости, а Мэтт у нас по случайному стечению обстоятельств, выступал за сборную Хаффлпаффа на позиции вратаря, вот профессор МакГонагалл его не взлюбила. Да, все было именно так и дело в ней, а не том что он мало усилий прикладывал. В общем, странные у него отношения с трансфигурацией и точка. Зато в зельях он хорош. Конечно, до профессора Слагхорна ему далеко, но он ведь молодой, полный сил и творческого подхода. Впрочем, есть все шансы, что до двадцати одного года он не доживет.
Мэттью делает несколько шагов назад, сильнее сжимая в руках палочку. О, он знает этот взгляд кузины. Последний раз, когда она так на него глядела, на него напали пауки. Нет, на этот раз он не посмотрит, что она девушка и на две головы ниже него, и бросит какую-то гадость в ответ. К несчастью, на этот раз Маргарет решила действовать без проклятий.
Лучше бы я слизнями блевал.
Он закатывает глаза, пытаясь совладать с собой, а не закрыть уши пальцами и начать орать: «ля-ля-ля, я ничего не слышу!» — тем самым накаляя обстановку еще больше. Он ведь старше, значит должен быть умнее, спокойнее, уметь договариваться без дуэлей и уикендов в больнице. И все-таки ему неприятно. Он ведь не лишил никого руки или не приделал вместо носа ногу, а просто исчезла еда. Если бы Маргарет дала ему пять минут, он бы все исправил. Но нет, вороненку надо покричать. И после этого она его называет асоциальным еще? Пусть на себя посмотрит.
— Слушай, это просто случайность, — Мэтт хотел говорить спокойно, но чтобы сейчас кузина его услышала, надо повысить тон. — Что ты раскричалась, как будто я тебе в квартиру оборотня притащил!
Нет, она его не слышит. Бесполезно сейчас что-то доказывать, так что Мэтт поменял тактику и теперь просто кивал.
Да-да, я ленивец. Да-да, руки не с того места растут. Да-да, с такими познаниями мне только троллей лечить. Да-да, кто-то пришел. Так, стоп, — он прислушался, — действительно кто-то есть.
— Слушай, не хочу тебя прерывать, но, кажется, ты проморгала своих гостей.
На удивление, сказанное подействовало на Маргарет не хуже удара молнии. Кузина замолчала, прислушиваясь к звукам за дверью. Выглядело это забавно. Как будто не друзей ждет, а смертельных врагов. Особенно, когда она его схватила и потащила к стенке, держа палочку перед собой. Мэтту пришлось приложить очень много усилий, чтобы не заржать.
Ты странная, Макмиллан.
Цирк закончился, клоуны вышли к зрителям. Мэтт, как и Маргарет, сделал вид, что ничего не произошло, и даже готов был пожать руку Фоули, как здесь кузина опять сделала ход.
Макмиллан разве что не присвистнул от наглости Маргарет. Это когда он только успел ей в рабство продаться? Ему жуть, как хотелось выяснить это, но это же будет некрасиво. Так что Мэтт прикусил язык, помог гостям избавиться от тяжелых коробок. Правда, ой, как неудобно вышло, одна свалилась на пол, и торт пришлось выбросить в окно. Левитационные заклинания не самое его любимое.
Это тебе за принижение моих талантов.
Мэтт довольный собой вернулся в гостиную, где Маргарет тут же его схватила и начала знакомить со своими друзьями. Парень вежливо улыбался.
— Рад знакомству, — под конец сказал он. — Особенно с тобой, Фоули. — Поймав на себе удивлённые взгляды, парень заулыбался еще шире. — Ой, да что вы все так глаза округлили, все ведь знают, что дело идет к свадьбе.
После этого Маргарет его точно русалкам скормит, а Эдвард поможет, но ради этого мига можно пожертвовать собой. Этот Фоули уж больно любит пошутить о «барсуках», так что пусть получает.
— Ладно, шучу я, — или нет. Обстановка все еще была напряжена, надо было срочно искать выход. Окно — не подходит. — Афина, я о тебе наслышан, мне Маргарет о тебе все уши прожужжала, — а о тебе, Фоули, нет. — Так Марк Гринграсс твой брат? Как он поживает? В свое время он доставил мне немало проблем.
На кухню он решил не идти. Пусть Маргарет сама там властвует. У нее точно ничего не пропадет, разве что нож опять станет выделывает мертвые петли, но это мелочи жизни.
— Кстати, чей был торт? — Усевшись в кресло, поинтересовался парень. — Мне пришлось его выбросить. Он испортился.

+3

8

Афина проследила взглядом за парящими по воздуху коробками, растирая онемевшие руки. Оглянувшись, она встретилась взглядом с Фоули, который выглядел самодовольным, будто спас её от дракона, не меньше.
- Где ты был раньше, Рейвенкло? – Отвечать упрёком вместо благодарности – это особый стиль общения Афины, конечно, теперь понятно, почему Эд всегда коверкал её имя. Дружба иногда принимает совершенно странные формы, кто бы мог подумать, что обзывать кого-то или давать подзатыльник можно любя?
Тесс уже ожидала очередную колкость со стороны Фоули, но тот был на удивление вежлив, если не сказать мил.
- Привет, Эффи. Давно не виделись. Выглядишь превосходно. – Отчеканил он, протянув ей букет с розами. Это немного озадачило Афину, она ведь в голове уже придумала такую искромётную шутку про его белоснежно-белую словно накрахмаленную рубашку. Да, Афина нащупала его больную мозоль и нещадно на неё давила. И пусть эти глупые шутки из разряда «тили-тили тесто, жених и невеста» не были похожи на плод долгих и мучительных размышлений, а скорее походили на каламбур от детсадовца, но только от таких незамысловатых шуток Эд заходился равномерным розовым румянцем, что  очень веселило Тесс.
Афина протянула руку и осторожно взяла букет, стоило отметить, что букет был действительно красивый и даже подходил к её платью. Покрутив цветы в руках, она опять посмотрела на Фоули.
- Ладно, колись. Где прикол? Там спрятана вонючка? – Тесс следила за выражением лица Эда, ожидая уловить его хитрую ухмылку, но нет. Видимо, она просчиталась, и Эдди действительно просто хотел её порадовать, и это было приятно. Совсем чуть-чуть, так что она ещё не забыла о своей шутке про его выглаженную рубашку. – Спасибо, Фоули.
Слава Мерлину, что Маргарет всё-таки решила выйти в коридор и прервать эти телячьи нежности, а то Эффи уже начала чувствовать себя немного некомфортно, ей было непривычно так дружелюбно общаться с Эдом, неужели они взрослеют и все их глупые шуточки позади? Ну уж нет. Маргарет вышла в коридор немного взлохмаченной, было видно, что она в поте лица пыталась приготовиться к приходу гостей, а ещё в руках зачем-то была палочка, направленная на них, будто перед ней стояли не её друзья, а два взбесившихся садовых гнома.
- Ой, а я вас не слышала. У нас здесь маленькие проблемки. – Почему Тесс не удивилась? Так уж исторически сложилось, что их парочка всегда могла наделать дел в Хогвартсе. Неуёмная страсть Маргарет к приключениям и вспыльчивый характер Афины всегда находили девушкам невероятные истории, в которые они с каким-то особым рвением попадались. Эффи оглядела Марджи, чтобы проверить количество оставшихся конечностей, на первый взгляд всё казалось нормальным. Хотя Тесс пока не увидела подругу со спины, может, там вырос роскошный хвост.
- Я не удивлена, что ты натворила на этот раз? – на эти слова в коридор вышел молодой человек, видимо, тот самый кузен Маргарет. Его лицо показалось Афине смутно знакомым, она точно его где-то видела, и чтобы не мучить себя догадками, Тесс решила, что видела его в школе. Ну а где же ещё? Он ведь не намного старше их шайки, может на год или два, так что она могла с ним столкнуться в коридоре или общем зале.
- Тыквенная моя голова! Вы же незнакомы, верно? Мэтт, это Афина, она училась на Слизерине, ты должен знать ее брата Марка Гринграсс. – Тесс удивлённо посмотрела на Маргарет, неужели Марк и тут её обошёл и был знаком с кузеном Маргарет даже раньше Эффи?
У Афины и Маргарет было негласное правило: не говорить о семьях, может это звучит немного странно, но на этом настояла сама Тесс. Так ей было спокойнее, она чувствовала себя комфортнее не вдаваясь в подробности своей жизни с родителями. А что касается Маргарет, то Эффи знала, что у Макмилланов большое семейство, потому что её подруга постоянно ездила к каким-то своим родственникам, так что так или иначе Тесс что-то да слышала про семью Марджи. Сама же Афина нарушала своё правило, только в самых крайних случаях: когда Изабель опять выдавала свой ловкий трюк, под названием «я мать, мне виднее». И когда Тесс уже не имела сил сдерживаться, она вбегала в библиотеку (где же ещё можно было найти Маргарет) и возмущённым шёпотом говорила «Ты не представляешь, что она выкинула на этот раз!» И затем, за обедом она рассказывала всё подруге, отыгрывая в ролях диалог с Изабель очень похоже, изображая её голос, а потом они заливисто смеялись.
- Рад знакомству. Особенно с тобой, Фоули. Ой, да что вы все так глаза округлили, все ведь знают, что дело идет к свадьбе. – Мэтт решил заговорить первым, может чтобы, наконец, прервать тишину.
Афина рассмеялась, теперь она сможет с кем-то подшутить над Эдом и его «семилетнем стоянии». Пусть Эдди был смышлёным парнем с чувством юмора, но вот решительности ему точно не хватало.
- Да, и я надену сиреневое. – Она повернулась к Эду, лукаво улыбаясь, Тесс наконец хотела увидеть его смущение, пока Маргарет не накинулась на них с Мэттом и не надавала тумаков, а она может, и ещё как.
- Ладно, шучу я, — видимо, Мэтт получил пару оплеух ещё до прихода Эффи — Афина, я о тебе наслышан, мне Маргарет о тебе все уши прожужжала. Так Марк Гринграсс твой брат? Как он поживает? В свое время он доставил мне немало проблем.
День сюрпризов и откровений для Афины, видимо, ещё не закончился. Теперь мало того, что Марк был уже знаком с Мэттом, так и Маргарет что-то рассказала своему кузену про неё. Да, она была явно не в самом выигрышном положении. Кто как не Маргарет Макмиллан знала все самые неловкие истории и имела кучу компромата на Тесс?
- Прожужжала, да неужели? – Афина оглянулась на Марджи. – И что же она тебе рассказала? Если что, то это всё неправда и это была не я. – Тесс ухмыльнулась и заговорщицки подмигнула.
– Да, Марк мой брат, я знаю, мы не очень похожи внешне. Поживает он хорошо, вот идёт на последний курс, готовится к экзаменам. – Тесс поняла, что её миролюбивый брат никогда бы не принёс никаких неудобств вне поля для квиддича, так что, сложив все факты наконец, вспомнила, что она видела Мэтта на одном из школьных матчей. Прекрасная память на лица, но ужасная на имена, частенько Афина из-за этого попадала в разные неловкие ситуации.
- Так ты тоже играл в квиддич? Сборная Хаффлпафф? – она прошла за Мэттом и Маргарет в гостиную.
- Кстати в голубой коробке подарок на новоселье. – Тесс подняла коробку со стола, куда её отправил Мэтт и передала подруге. – Это так, ничего особенного. Просто ваза, но так как я не знала какой у тебя интерьер и вообще, то пришлось немного попотеть. На ней чары, она будет менять свою форму и цвет, подстраиваясь под вкус и настроение хозяина. Здорово, да? – Эффи гордилась своей работой, так как это был её первый опыт с такими чарами и, как ей казалось, вышло совсем недурно. Она опробовала свою вазу на Изабель и Марке, когда в руки вазу взял брат, то она стала очень похожа на школьный кубок по квиддичу, а ваза Изабель была сделана из дорогого гранёного хрусталя.
- И теперь сможешь поставить сюда свои цветы. – Она кивнула на букет роз, подаренный Эдом. – А стараниями Фоули ваза пустовать не будет. Да, Эд?
Афина улыбнулась, ей было очень приятно находиться в кругу друзей, тем более, что она уже так давно не выбиралась из дома. Даже грустная новость про порчу тортика Фоули не испортила ей настроение, она и так принесла слишком много сладкого, чтобы они могли это съесть за один вечер.

+3

9

[indent] — Читал учебник по заклинаниям. А то ведь мог перепутать с заклятьем Вечного приклеивания… — продолжая улыбаться, отвечает Фоули, пока Афина недоверчиво крутит цветы в руках. Он, конечно, не ждал даже элементарной вежливости от слизеринки, пусть она и благородных кровей — в конце концов, все они учтивые только на официальных приемах, да и никаких теплых слов просто так из Эффи не вытащить. Ещё в школе у них сложилось такое общение, от которого так и разило добром и смердело любовью. Наверное, в этом и была изюминка — ведь из Слизерина заслужила его внимания только Афина, пусть она и не одна из «зеленого» факультета ходила на чаепития к профессору Слизнорту.
[indent] — Нет, — задумчиво ответил он, разглядывая убранство прихожей. Квартира была слишком аккуратной, по его меркам, но это к Маргарет, наверняка, отношение имело весьма посредственное. Эд был полностью уверен, что через месяц здесь все изменится до неузнаваемости, стоит только хозяйке обратить на интерьер хоть каплю внимания. — Разве что если сильно сожмешь стебли, то в лицо плеснёт водой… или кислотой. Я точно не помню.
[indent]Просто невинная шутка вместо того, чтобы скромно потупить взгляд  в ответ на благодарность, несмотря на то, что теперь она будет весь вечер опасливо коситься на эти цветы. Таков был Эд, такова была Эффи: пусть школа давно позади, старые привычки едва ли изменились. Конечно, они уже повзрослели, в Эдварде прибавилось официоза и деловитой учтивости, но это не значит, что его характер вдруг стал напоминать таковой у типичного министерского клерка. Ему ведь только восемнадцать!
[indent]Но, как бы это ни было грубо, на Эффи он почти не обращал внимание. Ведь пришел он к Маргарет, верно? А не к ее друзьям. Его внимание было приковано ко всему — к обоям, к тумбочкам, к левитирующим коробкам, — но не к ней. Сколько они не общались, полгода? Не сказать, чтобы Эдвард или Эффи стремились хоть как-то прекратить этот разрыв. Ещё успеют наболтаться, вечер длинный. Правда, сейчас возникла неловкая пауза, но Эдди все равно не хотел ничего говорить — скорее упивался тем, насколько он обезоруживающий, раз так ловко заставил даму замолчать.
[indent] Заслышав шаги в коридоре, Эдди рефлекторно выпрямляется и чуть-чуть нервничает, поправляя воротник рубашки. Едва ли, конечно, под мантией можно было разглядеть что-нибудь ужасное, но он все же считал, что Маргарет не обойдет его вниманием, а значит, он должен быть безупречен.
[indent] Правда, Мэджи была не одна. Разумеется, не одна, с ней ведь кузен… впрочем, это не помешало ему подарить девушке цветы, пусть и с некоторой неловкостью, ведь испытующий взгляд Мэтта — кажется, так его звали, — выдержать было нелегко. Правда, пока что он был занят делом и внимания особого на Фоули не обращал, да и сам Эдвард тоже не собирался на него глазеть. Зачем ему Мэтт, когда рядом есть Афина или Маргарет, которая, пусть и чуть уставшая, выглядела не менее превосходно, чем на работе?
[indent] Одна из коробок падает, и от этого неприятного звука Эдвард интуитивно зажмуривается, понимая, что Макмиллан наверняка уронил именно его подарок. Фоули сразу заметил в этом Мэтте что-то, что ему ужасно не понравилось, и, по-видимому, это было взаимным. Но ладно, в том, что что-то упало, большой проблемы нет. Хотя… ведь Мэджи недвусмысленно намекнула, из-за кого все ее проблемки. Если что-нибудь испортилось, клянусь, Мэтт, я отращу тебе ослиные уши.
[indent]Пока девочки общались, Эд решил снять свою шляпу с модным нынче «откусанным» из нее треугольником, такую же черную, как и мантия, и немного помолчать, перебрасываясь неясными взглядами с Мэттом. Вряд ли ему понравилось то, что его обозвали домовым эльфом и заставили разгружать гостей, но отыграться ему, кроме как на Фоули, не на ком. Он ведь вежливый молодой человек, джентльмен, девушек не обидит, верно? Ну что же, Эдди и сам не лыком шит, с целителем-то как-нибудь справится.
[indent]— Наслышан, — произносит он, не спуская с него изучающего взгляда. Очень хотелось вставить какую-нибудь искромётную шутку, но потом он решил, что это будет обидно. Про Мэтта очень много рассказывала Маргарет, для нее он был экспертом во многих вещах, особенно в любви, по крайней мере, раньше. Он ведь старше, пусть всего на каких-то пару лет, как тут иначе. А еще он неплохо играл в квиддич — настолько, что ни один бладжер Эдварда не прилетел ему в голову. А, похоже, стоило быть точнее.
[indent]— Да? А откуда ты знаешь про свадьбу? — нарочито удивлённым тоном подхватывает его шутку Эдди после того, как закатил глаза. Эти шутки уже порядком надоели, как и надоело краснеть и бледнеть от них. Смущение вообще не его черта… почти. Но зато он понял, почему Маргарет никак не отреагировала на цветы — шуток было бы гораздо больше. — Мэджи, мы же не хотели его звать, зачем ты ему рассказала?
[indent] Предвосхищая их реакцию и возможное желание превратить его в жабу, он отходит чуть назад, и поворачивается к Афине.
[indent]— И тебя, кстати, тоже.
[indent] Наверное, произносить такие вещи с серьезным лицом — это талант. Жаль, что не удалось растянуть шутку, так как, увидев испепеляющий взгляд Мэджи, все тут же поспешили сделать такие лица, будто на них никогда не вылезали улыбки, то бишь серьезные, даже каменные.
[indent]Правда, они быстро сориентировались и подхватили новую тему для общения, так что Эдвард ощутил неловкость, не зная, куда себя деть. Не сказать, чтобы он не был болтливым, однако ему привычнее было отмалчиваться и он всё-таки почувствовал себя лишним. Пусть даже говорили о Марке — его, с позволения сказать, практически лучшем друге, — и о квиддиче, вставить свои пять сиклей мешала вежливость и нежелание перебивать. Поэтому сел он поближе к Маргарет, как единственной, с кем легко было завязать разговор.
[indent]— Что там не так с Мэттом? — спросил в полголоса он, надеясь, что увлеченный беседой кузен Маргарет ничего не услышит. — Могу я помочь?
[indent]У Эдварда хотя бы неплохо с бытовыми заклинаниями, так как, в отличие от кузена Маргарет, Фоули живет один уже пару месяцев, а тут хочешь не хочешь — научишься и вкусно готовить, и белье стирать, и отмывать каждый уголок дома... К тому же, помощник из него явно лучше — где Рейвенкло, а где Хаффлпафф.
[indent]И тут вдруг до него доносятся слова Мэтта от торте. Он разворачивается к нему с гримасой негодования. Вдох-выдох, чтобы успокоиться и унять дрожь. Этот торт он готовил несколько часов, переделывал два или три раза, звал тетю на помощь, совсем не пользовался магией… столько усилий и все зря из-за кривых ручек одного «барсука». Но барсука ли? Эдвард тренированным движением вытаскивает из мантии палочку и мысленным заклятием превращает уши Мэтта в ослиные, подавляя в себе желание полностью трансфигурировать его в шотландского козла.
[indent] — Ха. Ха. Ха. — холодно и отрывисто произносит он, постепенно успокаиваясь. Вид Мэтта правда веселит его, вот только раздражения в нем все же больше, и он не видит смысла его как-то маскировать.
[indent]Он снова разворачивается к Маргарет, отстраняясь от ненужного сейчас плохого настроения, и делает попытку улыбнуться.
[indent]— Извини, — говорит он ей, надеясь, что она не обидится на то, что он нарушил порядок в ее доме. Но Мэтт всё-таки целитель, сможет как-нибудь вылечить себе ушки, правда? Но на всякий случай Эдвард готовится произнести «Протего», если вдруг кое-кто захочет дуэль.
[indent] Афина так волшебно рассказывала о своей вазе, что даже Эдварду, равнодушному к красивым вещам, понравилось. Хотя это наверное от того, что его очень интересовали чары, которые она приложила. Разновидность Дезиллюминационного заклинания? Нет, вероятно, что-то посильнее и в то же время послабее, так как ваза зависит от того, где она находится, но при этом не подстраивается под окружающий мир. Тогда что же? Наверное, что-то близкое к этому. Надо еще подумать… но ни в коем случае не спрашивать. Он ведь Рейвенкло, и для него делом чести было дойти до всего своим умом, какое бы время на это не потребовалось. Эд действительно был восхищён подарком Афины и не стремился этого скрывать.
[indent]— Да, я будто читал твои мысли и принес цветы. А куда мы денем твои? — тоже улыбнулся он, взяв розы и поставив в вазу, что была в руках у Мэджи. По его скромному мнению, выглядело замечательно, осталось только добавить воды. — А я слышал, что ты увлекаешься драконами, поэтому принес тебе вот такой подарок…
[indent] Он притянул заклинанием вторую коробку, серую с синей ленточкой и несколькими дырочками по краям. Он открыл ее и показал Маргарет ма-аленького зелёного дракончика, свернувшегося калачиком. От его дыхания исходил едва заметный дымок.
[indent]— Румынский длиннорог. Почти как живой, разве что расти не будет. Кусается так вообще как настоящий. — Он снова усмехнулся, продолжая косо поглядывать на Мэтта. Эд все ещё был зол из-за торта, но что ж теперь, не ругаться же всерьез, пусть и жаль, что Марджи не попробует его кулинарное чудо. Зато теперь можно не думать о том, перепутал ли он сахар с солью — этого все равно никто не узнает.

+3


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » В кругу друзей