Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Она бы предпочла, чтобы таинственный клиент, уже два дня как прозванный в кругах скупщиков и старьевщиков лакомым кусочком, пришел как можно скорее. Кто знает, вдруг этот МакКриди и правда существует. читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusЛС, ElysseTlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, SiriusVK: id501568963, AthenaICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Have you seen my high hopes?


Have you seen my high hopes?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Have you seen my high hopes here?

ну разве это не прекрасно? Мы эгоистично используем друг друга.

https://78.media.tumblr.com/969fdcf6739176f57e7422d2e9330327/tumblr_om3zfmj5Vj1s1bwvio6_1280.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

1978, 29th August

Benjamin Fenwick :: Wendoline Todd

Темным-темным вечером, на темной-темной улице в темной-темной "Белой виверне" обсуждался бизнес с претензией на серьезность.

Отредактировано Wendoline Todd (31.08.2018 17:54:16)

+4

2

Бен зашел в «Белую Виверну» и сразу закашлялся. Он и сам был довольно заядлым курильщиком, но привыкнуть к такому задымлению было невозможно. Захотелось немедленно развернуться и уйти, и, если быть до конца честным, не только из-за табачного дыма. Обстановка в заведении была мрачной, и такой же мрачной была его слава. Именно здесь, в этом полутемном пабе в самых трущобах Лютного переулка, вершились самые темные делишки. Пару раз он заходил сюда, чтобы купить что-нибудь не совсем легальное или пропустить стаканчик и послушать сплетни об обстановке в магическом мире, которые здесь были куда тревожнее, чем в «Дырявом котле». Все отбросы магического мира – воры, контрабандисты, сутенеры и прочее отребье – собирались именно здесь. И сегодня Бен собирался стать одним из них.

Он вовсе не помышлял о криминальной карьере. Зарплаты честного министерского сотрудника ему хватало, а риск никогда не был его стихией. И зачем только он полез играть с этим… чертом? Надо ведь быть полнейшим дураком, чтобы лезть в такую заранее проигрышную партию! Бен лишь потом, когда проигрался в пух и прах, задумался о том, что наверняка на него повлияли с помощью какой-то темной магии. Или виски… То-то вкус показался ему подозрительным. Но обдумывать эти подозрения было поздновато. Да и что Бен сделает, даже если ему и подмешали какую-нибудь отраву? Заявит в аврорат? Забавная идея… Будто такие люди опасаются властей. Смешнее некуда. Долг, совершенно неподъемный для него, придется возвращать. Времени на раздумья ему не дали вовсе, а времени на сбор суммы отрядили крайне мало.

Можно, конечно, было стянуть у девчонки что-нибудь из дорогущих вещиц, но… Бен и сам не знал, почему отмел эту идею. Может, потому что ее колечки и сережки были каплей в море проигранной суммы, а может его покусывала, пусть и изредка, совесть. Он и без того стряс с нее непомерно много денег за свое сомнительное гостеприимство. Заставлять ее еще и по карточным долгам платить было бы слишком. Да и она еще может пригодиться Бену, если его сегодняшняя встреча увенчается успехом. Иметь под рукой дочку крупной министерской шишки… Неплохая защита от преследований. Лучше, чем вообще никакой.

Успехом… Бен ухмыльнулся собственным мыслям. Можно ли назвать успехом влезание в незаконный оборот запрещенных к продаже артефактов? Этот бизнес, да еще и с его должностью в министерстве, сулил немалую прибыль за короткий срок. Но он же сулил проблемы с авроратом, местными криминальными папашами, работой и мог быть опасным для жизни. Вот уж дилемма: погибнуть в стычке с кем-то, кому он перешел дорогу на криминальном поприще, и быть обнаруженным где-нибудь в темном переулке с перерезанным горлом, или не отдать вовремя долг и быть обнаруженным где-нибудь в темном переулке без головы. По крайней мере, голова его теперь стоила довольно много. Тот, кому Бен так бестолково проигрался, установил за ним круглосуточную слежку, чтобы Бен не попытался сбежать. Он чувствовал это. Даже здесь за ним неотступно наблюдали.

Первым делом, конечно, он кинулся за деньгами к друзьям и знакомым. Бен редко брал в долг и всегда возвращал все в срок, но никто не пожелал помочь ему даже сотой частью нужной суммы. Один только Флетчер, поковырявшись в ухе, изрек, что Бену надо бы подработать. А если надо – он может помочь и свести его с человеком, который сведет его с человеком… и так далее. Меньше всех на свете Бен хотел бы доверять свое «трудоустройство» знакомым Флетчера, но выбора у него не было. Может, все-таки нужно было попросить денег у девчонки? Он даже в мыслях не называл ее по имени. С собой у нее, может, и не было такой прорвы денег, но ее родители могли бы и раскошелиться в обмен на ее возвращение домой. Ну не докатился ведь он до того, чтобы требовать выкуп с безутешных матерей глупых маленьких девочек! Дурацкая идея. Но более ли дурацкая, чем становиться преступником?

В «Белой Виверне» вопросов не задавали. Как, впрочем, и целью визита не интересовались. Бен огляделся. Он должен был сказать кодовое слово, после чего его проведут, куда следует. Была еще возможность уйти и еще разок хорошенько подумать. Но такие предложения не делаются дважды, это он тоже прекрасно знал. Может, все будет не так уж и опасно. Не заставят же его убивать или калечить кого-то. Собственно говоря, Бен пока не знал, в чем будет состоять его задача и за что ему посулили такие огромные деньги, но ничего особенно хорошего ожидать не приходилось. Нащупав палочку в кармане, он немного успокоился. Убить его прямо здесь никто не решится, да и вряд ли головорезы, что следили за ним, это позволят. Мертвый Бен долгов их боссу точно не вернет.

Провожатый заметил его сам и коротко кивнул куда-то в сторону лестницы. Бен покорно поплелся, понурив спину, вслед за ним, проклиная себя за то, что не вернулся вовремя в свою безопасную квартирку. Про кодовое слово, видимо, все забыли. Неужели страх в глазах выдал его с потрохами? Или они просто искали того, кто явно нечастный гость в этом заведении? Или, может, просто сделали ставку на того, кто меньше воняет? Как знать. Странно, почему этот загадочный посредник выбрал именно комнаты в «Виверне». Можно подумать со стороны, что Бен явился на свидание, а не на переговоры. Уж не планируют ли его по-тихому убить в этой конуре? Было бы крайне неприятно.

Его молчаливый провожатый отстучал по двери какой-то ритм, послышался звук отпирающегося изнутри замка. Бен вгляделся в полумрак и едва не отпрянул. Что за тщедушная фигурка? Не мощнее девицы, которая торчала у него дома. Неужели еще одна женщина на его слабую шею?

― Я по рекомендации, ― хрипло назвал он цель своего визита.

+1

3

До наступления сумерек оставалось еще около часа, единственный на весь закоулок фонарь, прибитый к стене, не спешил зажигаться, а проход за калиткой, сдавленный двумя соседними строениями, уже начинал темнеть. Вверх по лестнице от "Тату салона Маркуса Скаррса" - даже загулявший ветер не рискнул следовать этому пути, ведущего прямо в пасть притаившейся в проходе между домами "Белой Виверне". Калитка у начала лестницы тихо скрипнула, когда темная горбатая фигура осторожно ее приоткрыла и проскользнула к ступеням.  С каждым шагом полы темной мантии немного приподнимались, немного оголяя старые, потертые сапоги с заостренными носками, какие можно было бы встретить в детских магловских книжках про ведьм.
Когда до маленькой площадки перед врезанной в каменную кладку деревянной двери оставалось несколько ступеней, дверь вдруг распахнулась и полыхнула красным - невозможно было определить, какое из событий произошло первым, - и на площадку, а затем и по лестнице вниз, кубарем выкатилось освистанное тело. Горбатая фигура, придерживая скрывающий лицо капюшон, с трудом успела вжаться в отсыревшую холодную стену, чтобы не составить компанию пролетом ниже, видимо, проигравшемуся во взрывные карты выпивохе. Оставив кряхтящего волшебника валяться внизу, горбач решительно преодолел последние ступеньки и толкнул дверь.

В "Белой Виверне" было дымно до слезящихся глаз: казалось, тут курили всё и сразу, от травяных сборов до новых экспериментальных магических смесей из Южной Америки, которые только начали проникать на черный рынок магической Британии. Не хватало еще расчихаться на весь паб, чтобы потерять всю скрупулезно собранную из тряпок пафосную анонимность! Горбач посильнее затянул вокруг рта и носа кусок ткани, оставляя видимыми только глаза, зрачки которых расширились, ловя мутный свет от свеч и заколдованных факелов - "Виверна" умудрялась оставаться темным местом даже в светлое время суток, видимо, решив, что антураж и черный пиар - это все, что нужно для бизнеса.
Горб недовольно заерзал, заставляя поторопиться. Фигурка лавировала между столами, подбираясь все ближе к дубовой барной стойке. Глазами она выискивала того, кто подходил бы под описание "глаза колючие, борода тоже, характер - паршивый". Особенно сложно было с последней характеристикой - под нее подходили если не все, то почти все посетители данного заведения. Не найдя и у стойки необходимый субъект (а, точнее, найдя слишком много подходящих кандидатур на квадратный метр), Горбач растеряно остановился и почесал вновь заерзавший горб. у левого плеча.
- МакКриди?
Похожий на Винни-Пуха маг вырос прямо из-за стойки с целым ящиком огневиски, который с шумом опустил на столешницу. Горбач вздрогнул от неожиданности, но кивнул в ответ, и двое уставились друг на друга. Один думал о том, не пора ли назвать пароль, и считаются ли три торчащих толстых волоса из подбородка за бороду, а второй, палочкой отправляя бутылки саморазливаться по грязным стаканам, приподнял бровь и повторил уже с другой интонацией:
- МакКриди, - и снова Горбач кивнул. Вероятно, существующий где-то там в МакКриди имел иные габариты, о чем красноречиво говорило выражение лица Винни-Пуха, но тот лишь передернул плечами, - Ну что ж, в заднюю комнату, МакКриди. Клиента еще нет.

Как только затворилась дверь  притаившейся под лестницей и явно расширенной магией  каморки,  пришел в движение горб. Помогая ему освободиться, Горбач скинул капюшон и приподнял ворот мантии - царапая шею, с одуревшей от духоты мордой черный кот выбрался из-под одежды и спрыгнул на пол, где с полным презрением к миру начал педантично вылизываться.
- Да ладно тебе, неплохо же было, - хмыкнула Вендолин и плюхнулась на скамью.
Комнатка для очень важных переговоров, казалась еще темнее, чем главный зал. Видимо, своим висельническим настроением она была призвана довлеть над человеческими умами и заставлять соглашаться на любые сделки, лишь бы поскорее отсюда свалить. Деревянная лавка, круглый деревянный стол, стул, свечи на костях  - вполне возможно, не муляжах, - и куча разноцветных тканевых лоскутов по стенам, кокетливо пытающихся прикрыть обшарпанность. Все это убранство напоминало нечто среднее между шатром гадалки и демо-версией камеры Азкабана.
Вендолин оттянула вниз высокий ворот, скрывавший половину лица, и, вытянув вперед ноги, развалилась на пол-лавки.  Она бы предпочла, чтобы таинственный клиент, уже два дня как прозванный в кругах скупщиков и старьевщиков лакомым кусочком, пришел как можно скорее. Кто знает, вдруг этот МакКриди и правда существует.
Крысиные бега. Последние волнения волшебного мира все острее вбивали клин между торговцами, скупщиками, контрабандистами и любым, кто просто хотел урвать свой кусок - да побольше - в этом хаосе. Мелкая стабильность была подорвана, разодрана в клочья, но взамен жизнь начала подбрасывать крупные куши, получения которых сводились всего к двум правилам: будь первым и не сдохни. Кто-то связывался с Пожирателями Смерти, кто-то переходил на сторону Ордена. Были и те, кто готов был угодить любому с выгодой для себя, но для всех и каждого погоня за выгодой превратилась в крысиные бега. Первое правило Вендолин выполнила - сегодня она была первой.

Размеренный, ставший почти незаметным гул зала разорвали близкие шаги и звук удара палочкой о камень. Вендолин резко села ровно и шикнула на кота:
- Крафт!
Шедший уже на третий заход вылизывания черный кот навострил уши и по тряпкам и перекладинам послушно взобрался в темноту верха - это был их отработанная схема на случай, если придется оскальпировать противника или, на худой конец, нагадить тому на голову.
Тодд по-царски раскинула руки, но тут же передумала. Села строго и ровно, пародируя одного из своих школьных преподавателей, но и это не показалось достаточно убедительным. По слухам, Лакомый Кусочек - шишка из самого Министерства. Каменная кладка уже начала разъезжаться, и, не успевая принять наиболее впечатляющую позу, Вендолин просто осела мешком картошки, сложив руки на груди.

- Угу, - ответила Вендолин вошедшему, но спохватилась, что для ведения переговоров требуется чуть больше слов и, желательно, чтобы они были сложнее междометий, - Садитесь.
Она кивнула на стоявший за столом стул. Тодд беззастенчиво с интересом продолжала разглядывать гостя. Лакомый Кусочек оказался совсем не таким, каким она его представляла. Вместо видавшего всякий гиппогрифий помет вояки напротив усаживался лауреат на премию Подозрительности с уложенной челочкой. Слишком опрятный и нелепый для "Белой Виверны" молодой мужчина, в которого верилось меньше, чем в реальность золота лепреконов.
Когда он сел, на столе возникли два сомнительной чистоты, как и все здесь, кубка с каким-то пойлом.
- Надеюсь, это за счет заведения, хотя все равно не советую. Говорят, вы хотите сбыть артефакты и, судя по тому, что вас прозвали Лакомый Кусочек, количество не малое. Но что конкретно вы собираетесь предложить,  мистер...?
В самом деле, лучше разобраться с этим как можно скорее.

Отредактировано Wendoline Todd (12.09.2018 21:50:26)

+2

4

Бен слегка опешил от увиденного. Жизнь нарочно посылала ему на дорогу всяких девиц, иначе и не скажешь. Сначала Синтия, которая теперь обдирала его, как липку, потом эта девица из бара, что падала в обморок от вида чайного налета на кружке. А теперь, когда избавление от забот было почти близким, само провидение снова прислало ему женщину. Да какую там женщину… Бен готов был поставить последний сикль на то, что эта девчонка едва ли на пятилетку старше той, что у него дома. Правда, та была опрятной и миленькой, об этой же он такого не смог бы сказать, даже если бы его поставили перед выбором, сделать ей комплимент или умереть мучительной смертью.

Маленькая сутулая девица, сидевшая напротив, тоже разглядывала его. Бен точно так же готов был биться об заклад, что то, что она видит, ей тоже не слишком нравится. А чего, собственно, она ожидала? Кого-нибудь вроде Флетчера – в залатанных тряпках, с нечесаными патлами и бегающими глазами? В целом, логично, но Бен никогда не стремился стать похожим на такое отребье. Придется этой дамочке работать с тем, что есть. Осталось только выяснить, как именно они будут… работать. Уж вряд ли на свете найдется дело, с которым он справился бы хуже Дунга. Бен Фенвик, скромный, тихий и довольно обаятельный – по крайней мере, он так считал – вполне мог дать фору преступникам и заядлым дельцам. Ну, его хотя бы пока еще пускали в приличные места, а люди при виде него не пытались проверить сохранность бумажников в своих карманах. Уже задел на успех.

Привстав с кресла, Бен пригляделся к содержимому появившихся кружек. Мутноватое пойло в не слишком-то чистой посуде. Исходивший от него запах также не внушал доверия. Он едва удержался, чтобы не соскрести ногтем присохшего к грязному стеклу жука. Прокашлявшись, Бен упал обратно и сложил руки на коленях.

― Я лучше обойдусь, благодарю, ― вежливо отказался он от распития. Даже если бы вместо неприятной жижи с болотным запахом ему предложили чистейший огневиски, он все равно предпочел бы отказаться. Не стоит пить перед столь скользким разговором с незнакомым человеком. Еще неизвестно, что ему хотят предложить, а согласиться на нечто опасное для жизни под действие зелий не хотелось бы.

Его ситуация, конечно, и сама по себе была опасной, но слишком рисковать он был не готов. Убийства, похищения людей и прочие «мокрые» дела он предпочел бы оставить другим. Если уж выбирать между быстрой смертью и жизнью в камере Азкабана, Бен выбрал бы смерть. Гнить в самой страшной тюрьме магического мира из-за карточного долга – это уж слишком. Интересно, пришел бы кто-нибудь его навестить? Его встречи с семьей были крайне редки, бывшую жену он в расчет даже не брал, сын был еще мал. Забавы ради, он представил себе девчонку из бара, забежавшую его навестить на этом острове проклятых, и ухмыльнулся. Уж где-где, а там грязи побольше, чем у него дома. Да и запахи, наверное, оставляют желать много лучшего. Но голос его собеседницы прорезался сквозь пелену упаднических мыслей.

― Артефакты? ― удивился он. Конечно. Вот, что выдумал Флетчер. Еще бы – будучи сотрудников Отдела Тайн, Бен имел доступ к целому складу такого товара, но продавать...

Начальство бдит, но… Хваткий ум Бена уже уцепился за возможные перспективы. Прикарманить кое-что из списанного и сломанного, конечно, будет несложно. Да и списать что-то рабочее вполне возможно. Некоторые вещицы томились на полках веками, возможно, никто ничего и не заметит. Или заметит, но уже тогда, когда Бен уйдет на заслуженный отдых и умрет счастливым и вполне обеспеченным. С Руквудом, этим подозрительным чертом, могут возникнуть проблемы, но Бен ведь не зря столько лет работал, заслуживая доверие высшего начальства. Он сумеет обстряпать все так, что никто не заметит пропажи, а если заметят – найдет благовидное оправдание, достанет подделку… Да что угодно. Услышав кличку, которой его облагодетельствовали в криминальных кругах, он тихо засмеялся.

― Лакомым кусочком, говорите? ― откинув волосы со лба, он откинулся на спинку и почти расслабился. Что ж, раз так, значит, сотрудничать с ним выгодно, а убивать его – не слишком. И, раз уж у него нет варианта уйти домой и забыть обо всем, стоило наслаждаться этим привилегированным положением. Хотя бы попытаться. ― Звучит так, будто вы планируете меня съесть.

А что, подумалось Бену, с этих акул преступного мира станется. Девица, конечно, на акулу не походила – такую одной рукой с ног свалишь. Но за ней, скорее всего, стоял кто-то посерьезней, поэтому слишком увлекаться шуточками не стоило.

― Думаю, речь пойдет не о количестве, а о ценности. ― Бен приосанился и придал лицу максимально деловитое выражение. ― Кое-какие артефакты существуют чуть ли не в единственном экземпляре. Но, ― он жестом остановил ее от какого-либо ответа, ― таскать товар про запас я не согласен. С вас покупатель – с меня товар. И да, можете звать меня Бен. Фамилия вам ни к чему.

Этот выход показался ему максимально удобным. Руквуд не заметит пропаж, если их будет не слишком много за раз. А растащить весь Отдел на черный рынок… Совесть в нем все-таки жила, хоть и где-то глубоко. Он отработает в этой гаденькой отрасли ровно столько, чтобы отдать долг, и ни секундой больше.

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Have you seen my high hopes?