Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Она бы предпочла, чтобы таинственный клиент, уже два дня как прозванный в кругах скупщиков и старьевщиков лакомым кусочком, пришел как можно скорее. Кто знает, вдруг этот МакКриди и правда существует. читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusЛС, ElysseTlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, SiriusVK: id501568963, AthenaICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Quidditch


Quidditch

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Quidditch

- Последний член команды - ловец. То есть ты. И тебе не надо беспокоиться ни о квоффле, ни о бладжерах…
- Пока они не пробьют мне голову

https://images.gr-assets.com/hostedimages/1398176649ra/9380641.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

25 февраля 1974, квиддичное поле Хогвартса

Edward Fawley, Mark Greengrass

Игроки в квиддич в естественной среде обитания

+3

2

     Настолько рано в Хогвартсе, наверное, не вставал даже Филч. Хотя, Филч ведь вообще не спит, как и его верная миссис Норрис.
     Но Эдвард был уверен, что сейчас спят даже они. Его растормошил Дэвид, капитан команды и здоровенный семикурсник, часов в пять, и у Фоули не оставалось иного выбора, кроме как со стоном подняться. Глаза просто слипались, как будто их намазали ирисками Хагрида, и даже утреннее умывание нисколечко не спасало. Дэвиду-то что, он охотник, его цель — зачарованный огромный квоффл, который даже слепой поймает, ему-то не нужна реакция. А как Эд, весь заторможенный и полностью не выспавшийся, должен отбивать маленькие бладжеры, ему было неинтересно; обязан отбить и все тут. Если б не игра со Слизерином через три дня, парень послал бы капитана ко всем водяным чертям, а сам бы даже не открывал глаза. Но другого охотника у Рейвенкло нет, особенно такого обаятельного, и придётся ему все стерпеть ради общего блага. Впрочем, даже вторая неделя тяжёлых тренировок стоила того, чтобы увидеть сморщенные, как у пикси, мордочки проигравших слизеринцев, в очередной раз упустивших победу. Эта игра была очень важной в Чемпионате, их большая ступень к пьедесталу всеобщей любви и Кубку школы, и проиграть этим заносчивым слизнякам значит получить с месяц гнусных насмешек в Большом зале, а то и больше. Самолюбие Эдварда этого ни за что не вынесет. Оно просило лишь победы, и только из-за него одного он сейчас и послушал Дэвида, пытаясь быстро собраться.
     — А завтра он в четыре поднимет? — поделилась с ним негодованием ловец их команды, Эмма Нахтигейл, которая была мрачнее тучи, и парню оставалось только пожать плечами. Лицо у нее было таким же, как у Эдварда — заспанным и полным ненависти к одному семикурснику. Дэвид, конечно, был отличным капитаном, полностью преданным своей команде и цели, но он начинал перегибать палку. Это чувствовал не только Эд, жуткий эгоист и соня, но и все остальные, недовольные такой политикой товарища. Будь Фоули капитаном, давал бы им чуть больше сна и отдыха, ведь уставший игрок — упавший игрок. По частям их потом даже мадам Помфри не соберёт.
     — Я думаю, заставит вообще не спать, — послышался серьезный голос со стороны выхода на стадион. Это был сам Дэвид, который уже устал ждать засидевшихся в раздевалке товарищей по команде и потому вернулся с поля жутко недовольный. Вид у него был ужасно раздраженный, но такой бодрый, будто бы он проспал пару дней, не меньше. Но взгляд его рвал и метал, так что им ничего больше не оставалось, кроме как поправить костюмы для полетов, взять метлы и выйти, наконец, на поле. В общем, день не задался.
     Хотя, на самом деле, кое-что хорошее во всем этом было — погода была на редкость приятная для января, хоть и ветреная. Тяжёлых туч не видно, глаза весело слепит солнце, которое за время подготовки и сплетен успело уже подняться. Наверное, такого удачного дня не было уже со времен ноября, когда они в такую же погоду в пух и прах разбили «барсуков», и это поднимало значительно ушедшее в минус настроение. Если б Фоули выспался, то точно бы замурлыкал.
     Но вдруг Эдвард поймал себя на мысли, что совершенно не помнит тактику, тщательно и по полочкам разложенную Дэвидом. Он любил придумывать штуки три-четыре стиля игры и усиленно готовиться к каждому из них, чтобы в любой момент удивить команду противника. Капитан разжевывал ее минут сорок, но в голове у загонщика было пусто. Настолько он вчера устал, выполняя проклятое задание по трансфигурации для Макгонагалл, что даже не помнил, как уснул, чего тут еще скажешь? Все, что он знал о сегодняшней тактике, склонялось лишь к одному: он загонщик. Загонщики отбивают бладжеры от охотников, и, что главное, ловца. Наверное, это все, что он должен был знать, по крайней мере, для начала этого точно хватит. Его в загонщики, вообще-то, не за хорошую память и остроумие взяли, а за длинные руки и сверхбыструю реакцию.
     Полет на метле взбодрил покруче, чем «Берти Боттс» со вкусом соплей. Эдвард успел сделать всего лишь один облёт поля, пусть и на скорости под сотню миль в час, но уже хотелось радостно кричать и петь. Наверное, он так бы и сделал, если б на трибуне не сидела новая комментаторша, которую Макгонагалл заставляла приходить сюда вместе с ней с утра пораньше и озвучивать тренировки всех команд, чтобы как следует поставить голос. Она была симпатичной девчонкой, и глупым перед ней выглядеть не хотелось. Впрочем, вряд ли она бы заметила — помимо Эдварда тут еще шесть игроков, которые уже занимались чем-то поважнее поправления красного шарфа. Горло в последнее время грозилось перейти в наступление и начать кашлять, а снадобье от гриппа жуть какое мерзкое, дня три потом вкус на языке вертится. Пришлось перейти к крайним мерам защиты, но хвалить его шарф никто не спешил, и у него даже от сердца отлегло. Глядишь, все обойдется.
     Уже, наверное, в сотый раз Дэвид кричит, что какая-то из двух охотниц-третьекурсниц неправильно хватает квоффл. Его слова вой ветра разносил на все поле, и Эдвард лишь благодарил небеса за то, что слышит лишь обрывки фраз. Если б он слышал этот раздраженный крик полностью, то уши бы не выдержали и давно ушли бы от него, даже не хлопнув дверью на прощание. Но он, к счастью, замер слишком высоко и далеко от колец, на которых охотники тренировали вратаря. Его целью, как любезно объяснил Дэвид («Нахрена я вам вообще все рассказываю, если вы только глазками хлопать можете?!»), была защита ловца от бладжеров, которые он сейчас лениво отбивал в капитана команды под шутливые аплодисменты Эммы. Впрочем, они тут же возвращались назад — второму загонщику тоже было скучно. Но все же такое продолжалось недолго — то и дело ловец ни с того ни с сего срывалась вниз за блеснувшим на долю секунды снитчем, а Эдварду лишь приходилось следовать за ней на такой же сумасшедшей скорости, надеясь, что бита не выпадает прямо посреди полета. К счастью, не выпала.
     Но сонливость, если она и была после полутора часов напряжённой тренировки, вся спала, стоило только в воздух подняться слизеринцам. На лицах всех игроков Рейвенкло возникло недоумение вперемешку с ненавистью, и капитан тут же полетел разбираться. Но Эдвард понял, что это безнадежно — слизеринцы не действуют, не опираясь на какую-нибудь силу, способную прикрыть их хвосты в случае малейшей угрозы, так что и думать нечего о том чтобы их выгнать. Вот и профессор Макгонагалл на трибунах даже не шелохнулась, увидев еще семерых игроков в зелёной форме. Лишь комментатор на пару мгновений запнулась, но потом продолжила негромко озвучивать и рейвенклошников, и вновь прибывших, будто бы тут не тренировка вовсе, а уже игра.
     Сказать, что сборная Рейвенкло была зла на слизеринцев — ничего не сказать. Обычно только Дэвид бронировал стадион на раннее утро, но теперь и «зеленые» решили выделиться. Эдвард не сомневался: это сделано лишь ради того, чтобы позлить Рейвенкло и помешать им готовиться, но их капитан был тем ещё упертым бараном, так что никто уходить не собирался. Решили опробовать запасную тактику, которую, разумеется, Эдвард не знал. Вряд ли из присутствующих кто-то вообще ее помнил, несмотря на то, что все тут были «величайшие умы Хогвартса». Эду вообще сейчас было не до тренировки — кровь, которую он безуспешно старался контролировать, буквально кипела в жилах, требуя как-нибудь отомстить слизеринцам. На ум быстро пришло, как.
     Их бладжер, внезапно, полетел в сторону этих слизняков, и Эдварду пришлось лететь за ним. Слизерин, на самом-то деле, никто особо не любил — да и не за что было, — так что вряд ли кто-то его будет осуждать за то, что он особо не торопится. Лети мяч в сторону охотниц или Эммы, Эдвард давно бы уже отбил его, но сейчас ему не хотелось торопиться. И все же, как бы он не летел, он почти настиг бладжер. Но это не проблема — мяч уже был очень близок к «змеям», так что Эд вскинул биту только для того, чтобы направить его. Нарочито неловким движением — даже не придраться — бладжер скользнул в сторону и на полной скорости влетел в затылок какому-то чернявому юноше, что не успел оглянуться и выронил из рук квоффл. Разумеется, он не упал, просто зависнув в воздухе, как и полагалось.
     — Ой, я такой неуклюжий, — громко произнес Фоули ледяным голосом, в котором не было ни тени извинения или стыда. — Наверное, съел что-то не то.
     Бладжер принялся беспорядочно натыкаться на слизеринцев, мешая их делам. Только загонщики были готовы к ударам в спину, но это их спасало мало — три бладжера в небольшом пространстве влекли за собой беду. Фоули всем своим видом изобразил растерянность, но улетать не спешил — ему не терпелось поругаться с этими выскочками. Лишь покрепче ухватил биту одной рукой, а второй — метлу, приготовившись к худшему: «зеленки» славились своей хитростью.

Отредактировано Edward Fawley (29.08.2018 23:52:14)

+3

3

Еще вчера вечером Артемиус Паркинсон предупредил, что смог добиться у Слагхорна разрешения на утреннюю тренировку. Марк, конечно, любил играть в квиддич и летать, но тренироваться непосредственно перед уроками было тяжело. Капитану-то все равно, его перед матчем интересовал лишь квиддич, но Марку совершенно не нравилось после тренировки бежать сломя голову в спальни, чтобы хоть немного привести себя в порядок и пойти на занятия в надлежащем виде. Но спорить с Паркинсоном все равно никто бы не стал. Он же капитан, ведет команду к школьному Кубку. А Кубок поднять над головой хотелось всем. Поэтому уже в 6 утра Марк и Регулус сидели в общей гостиной с метлами в руках, дожидаясь последнего игрока - второго загонщика. Паркинсон хмурился: они уже должны быть на пути к стадиону, их предполагаемый план нарушался. Когда МакГрегор вывалился из коридора, ведущего к спальням, оставшиеся пять игроков с облегчением выдохнули.
- Энтони, ты вылетишь из команды быстрее, чем я успею забить первый квоффл, если еще раз попробуешь задержать нас, - буквально прошипел Артемиус.
Паркинсон был ярым фанатом квиддича. Он мог сутками напролет разрабатывать новые тактики и придумывать хитрые стратегии, а перед матчами буквально сходил с ума. Если бы ему позволили, команда тренировалась бы каждую свободную минуту. Благо Слагхорн проводил с Артемиусом плановые воспитательные беседы на этот счет, и игроки получали пару часов, чтобы сделать домашнее задание. Страшно было представить, на что пошел Паркинсон, чтобы уговорить декана дать разрешение на такие ранние тренировки. Слагхорн был хорошим человеком и не менее хорошим деканом. По крайней мере слизеринцам он действительно помогал всем, чем мог. Вот и сейчас он явно закрыл глаза на некоторые правила и официально разрешил тренировку с утра.
Команда двигалась по пустым коридорам Хогвартса. Паркинсон бодро обсуждал с Блэком очередную новую тактику ловца, остальные плелись за ними, желая, наконец, подняться в воздух и проснуться. В школе считалось, что Слизерин играет жестко и беспринципно. Марк никогда не понимал этих слов. А как полагается играть в квиддич? Спрашивать разрешение на удар бладжером или на поимку снитча? В чем смысл спорта, если все будут друг с другом любезничать? Особенно критиковалась игра слизеринцев против девушек. Странно предполагать, что пол будет что-то значить в матче. Если уж девушка решила, что ей под силу бороться против юношей, то почему кто-то должен делать скидку на ее пол? На Слизерине существовало негласное правило: девушки в команде нежелательны. Не подобает нежным леди носиться по полю и страдать от болезненных травм в Больничном крыле. Другие факультеты такого правила, по всей видимости, не имели. Почему-то считалось, что это обязывало парней играть против девушек мягче.
Слизеринцы вышли из замка, солнце слепило в глаза, и Блэк недовольно заворчал, что снитч будет не видно, а он планировал отработать новые финты, а не искать золотой мячик по всему полю. Марк пожал плечами: квоффл и кольца большие, он-то точно не промажет, погода ему не помеха.
Как только ребятам открылся вид на поле, они увидели уже тренирующихся игроков в синем. Артемиус пожал плечами и сказал, что в таком случае отрабатываться будет их обычная тактика, которая уже никому не была в новинку. Марк вздохнул: два других охотника, Паркинсон и Монтегю, были старше и гораздо крупнее его, поэтому силовая борьба давалась Марку не слишком легко. Тренировка точно настроит его на "позитивный" день.
В раздевалке Паркинсон ухмыльнулся и посоветовал делать вид, что Рейвенкло на поле нет совершенно. Тем более на трибунах сегодня сидит МакГонагалл и новый комментатор, поэтому не стоит провоцировать заместителя директора. Комментатора Марк, кстати, знал: это была Маргарет Макмиллан, студентка 4 курса Рейвенкло. Она вроде бы неплохо общалась с Афиной и вообще была милой и доброй девушкой. Будет интересно увидеть ее в качестве комментатора.
Напряжение "воронят" Марк почувствовал сразу. Да уж, свое недовольство они скрыть не сумели абсолютно: их капитан тут же полетел к Артемиусу. Интересно, на что он рассчитывал? Слизерин кротко извинится, спустится вниз и пойдет в школу? Вроде бы Рейвенкло считали факультетом умников. Наверное, к игрокам в квиддич это не относилось. Иначе как объяснить столь наивные действия? Марк лениво наблюдал за беседой двух капитанов, подкидывая квоффл одной рукой. Вратарь уже полетел к кольцам разминаться, оба загонщика гоняли бладжеры, Регулус ожидаемо играл со снитчем, Монтегю парил недалеко от Артемиуса. Все шло своим чередом, все ждали начала тренировки.
И вот чего Марк совершенно не ожидал, так это сильного удара по голове. Мир пошатнулся, Макмиллан на трибунах замолчала. Марк вцепился обеими руками в древко метлы и, естественно, выронил квоффл. Первым желанием было заорать на загонщиков, чтобы они следили за бладжером внимательнее, но, сфокусировав взгляд, Марк понял, что они-то как раз и спешат сейчас на помощь, а бладжер был точно не их. Гринграсс резко развернулся и увидел наглую ухмылочку парня в нелепом красном шарфе. Путем несложных умозаключений Марк узнал Эдварда Фоули.
- Ой, я такой неуклюжий. Наверное, съел что-то не то.
Марк четко ощутил: этому ворону конец. Не сейчас, так на матче. Бладжер беспорядочно перелетал от слизеринца к слизеринцу, загонщики не успевали следить за "третьим лишним".
Первый раз вижу человека, который нарывается сразу на всю команду Слизерина. Стоит уважать хотя бы его мужество.
- Ты что, в Гриффиндор записался? Красный шарфик, беспредельное скудоумие и тонна глупой смелости, чтобы лезть к сборной Слизерина? Или ты просто плохой игрок, и тебя взяли в команду из жалости? - Марк буквально шипел, голова еще кружилась, в венах от гнева закипала кровь. - А может быть, вы, наконец-то, поняли, что в честном матче Рейвенкло никогда не победит Слизерин, и решили устранить угрозу до своего позора на поле, а ты оказался таким бесполезным, что твое возможное отстранение никого даже не остановило от исполнения задуманного? 
Марк подлетел к самоуверенному парнишке. Палочки с собой не было, поэтому Гринграсс был готов перейти к обычной маггловской драке. Но в воздухе было не слишком-то удобно махать кулаками.
- Гринграсс, вернись к своим воротам! Сейчас же! - Паркинсон все-таки потрясающе владел собой и сейчас понимал, что открытый конфликт на виду у МакГонагалл приведет к потере с трудом заработанных очков.
- Спорим, что ты и твой вратарь - ноли против меня? - холодно и с издевкой бросил Марк, уже разворачиваясь и выполняя приказ капитана.

+4


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Quidditch