Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Она бы предпочла, чтобы таинственный клиент, уже два дня как прозванный в кругах скупщиков и старьевщиков лакомым кусочком, пришел как можно скорее. Кто знает, вдруг этот МакКриди и правда существует. читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusЛС, ElysseTlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, SiriusVK: id501568963, AthenaICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Картотека личных дел » Lily Evans | 18 | N


Lily Evans | 18 | N

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Лили Эванс, 18
Sophie Skelton

http://s9.uploads.ru/t/Kb3GQ.gif

• Прозвища: Как таковые отсутствуют;
• Дата рождения: 30 января 1960 года;
• Род деятельности: Министерство Магии. Отдел магического правопорядка. Стажер в секторе борьбы с незаконным использованием изобретений маглов;
• Образование: Школа Чародейства и Волшебства Хогвартс, Гриффиндор;
• Статус крови: Маглорожденная;
• Лояльности: Нейтралитет.

http://s9.uploads.ru/t/zh9eW.gif

Расскажи свою историю

• Место проживания: Коукворт, Великобритания; после поселится в небольшом поселении на юго-западе Англии, Годриковой Впадине;
• Семья: родители мистер и миссис Эванс, старшая сестра Петуния;
• Семейное положение: Совсем скоро может стать миссис Поттер.

Биография персонажа

Обычно принято пересказывать истории жизни тех, кто отличился за свои годы чем-то знаменательным. Имена этих людей не сходят с языков как при их жизни, так и после смерти. И вовсе не обязателен тот факт, что совершить они должны были что-то хорошее. Так уж повелось, что в мире прославиться можно не только хорошими поступками и свершениями. Однако, это не про Лили Эванс. Еще в школьные годы она прочитала массу биографических статей. Какие-то из них были сдобрены сухими фактами, а где-то авторы не пренебрегали помощью красивых эпитетов. Да, биография должна звучать красиво. Но Лили никогда не думала, что о ней можно будет рассказать что-то красивое. Что-то заменательное. Что-то такое, что будет передаваться из уст в уста. Что она станет частью чего-то светлого и великого.
Когда-нибудь так и будет. А пока Лили восемнадцать лет и она только закончила обучение в школе магии и чародейства. Она успешно сдала все экзамены — да и как могло быть иначе, когда ты кропотливо готовишься и к СОВ, и к ЖАБА, сидя в библиотеке и хороня себя в ворохе пергамента? Лили всегда была слишком умной и слишком старательной. Поэтому окончание ее обучения прошло довольно успешно и она даже смогла устроиться на стажировку в Министерство Магии. Но обо всем ведь надо рассказывать упорядоченно, верно?

                                                                                           Тогда начнем.

Весьма сложно рассказать о детстве любого человека в красках, дабы слушатель понял всю ту атмосферу, которую мы переживали. Смог понять, как это было ранее. Необходимо пройтись по всем ссадинам на коленках, наказаниям и маленьким радостям, которые вызывали неописуемую эйфорию. Когда дети разговаривают, то их повествование просто сводится к перечислению жизненных фактов. Когда же они взрослеют, то эти детальные факты постепенно стираются из памяти. В дальнейшем ни одна тема разговора не вызовет у Лили затруднения. Кроме одной. Если требовалось рассказать о себе, Эванс впадала в ступор, не в силах разобраться в том, что именно можно изложить; не могла излить душу. Все сводилось к сухим фактам из биографии. Никаких личных переживаний. Дата рождения, город, перечисления членов семьи и имя любимого кота. Не больше, не меньше. Не хватало только параметров и особых примет для того, чтобы текст был в большей степени похож на выжатое досье. Лили Эванс кусала губу, подбирала слова, составляя предложения, а затем пыталась перефразировать их так, чтобы звучало интересно. В конечном счете она заводила одну и ту же шарманку: «Меня зовут Лили и я родилась в Коукворте 30 января 1960 года...»

И это действительно так. Лили Эванс родилась 30 января 1960 года в Англии, в маленьком городке Коукворт в семье маглов. Она и понятия не имела о том, что магия существует, читая о волшебстве лишь в красочных детских книгах, щедро сдобренных корявыми иллюстрациями. И Лили была вполне счастлива без чудес, потому как само счастье, в окружении которого она росла, уже было волшебством. Среднестатистическая семья была любима ею и ее любили в ответ. Добрые и заботливые родители, а так же старшая сестра, ближе которой у Эванс просто не было никого. Да и быть, казалось, не может. Чем не красивая история? Однако, примерно к десяти годам, жизнь Лили окрасилась волшебным блеском. Магия проснулась в маглорожденной волшебнице еще раньше, но только сейчас она начинала понимать происходящее и находить в себе больше удивительных способностей — действительно удивительных, ведь мама с папой так не могли. Да и Туни тоже! И разобраться с магией Лили помог новый друг. Рыжая девочка излучала собой солнце и сама была солнцем. Она выбивалась из серой обыденности Англии своей способностью видеть хорошее в том, где его просто и быть не могло. И, возможно, именно эта солнечность привлекла жителя Паучьего Тупика, расположенного неподалеку от дома Лили. Этим жителем оказался ровесник девочки, Северуй Снейп. Мальчик достаточно мрачный, но все равно достаточно приятный в общении. Лили с радостью приняла в свою жизнь нового друга, который рассказывал ей невероятные истории о школе волшебства и помогал справиться с всплесками магии, показывая невероятные фокусы.

Мать Северуса была волшебницей и именно поэтому он был куда более осведомлен устройством магического мира, чем Лили. И мальчик охотно делился своими знаниями со своей подругой. Он рассказывал ей о Хогвартсе, о четырех факультетах, которые есть в этой школе. О том, что сам он чертовски хочет учиться на Слизерине. Северус показывал Лили простые заклинания и был тем самым человеком, который научил девочку контролировать стихийную магию. Он стал ее лучшим другом и... яблоком раздора между двумя сестрами. Петуния изначально негативно отнеслась к магии, которую показала ей Лили. Она оттолкнула от себя младшую сестру и твердо заявила, что не намерена никоим образом контактировать с уродкой. Но вместе с тем она достаточно сильно ревновала ее к Северусу. Петуния не могла реагировать на это безобидным образом. Это стало настоящим ударом для Лили и она чуть было не замкнулась в себе, однако не теряла надежды восстановить с сестрой былые отношения. Окончательным разрывом стал не самый лицеприятный поступок Лили. Однажды вместе с Северусом она обнаружила среди вещей Петунии письмо из Хогвартса. Почти такое же, что и получила она сама в качестве приглашения на обучение в школу чародейства и волшебства. Северус предложил прочесть письмо, предназначенное старшей из сестер, и из него они поняли, что Петуния завидовала Лили и просила директора Хогвартса принять ее к обучению. И, увы, он ей отказывал, потому как был не в силах наделить магией магла. Петуния узнала о том, что Лили залезла не в свое дело и окончательно разорвала отношения с сестрой. В состоянии холодной войны они провели тот короткий срок, что оставался рыжей маленькой ведьме до отправления в Хогвартс.

В школе началась новая жизнь, наполненная событиями и новостями. Всем этим Лили охотно делилась со своей семьей, отправляя им письма с помощью маленькой неясыти. В каждом своем письме она просила прощения у Туни за то, что сунула нос не в свое дело, но сестра так и не отвечала. Она оставалась непреклонной еще долгие годы, в дальнейшем полностью закрыв для себя магический мир и сестру. Лили же погрузилась в жизнь Хогвартса, полностью погрузившись в волшебство и будни волшебников. Сразу в поезде девочка встретила нескольких человек, которые в последствие станут одними из самых главных людей в ее жизни. Среди них был и Джеймс Поттер, и если бы кто-то сказал Лили тогда, на первом году обучения в Хогвартсе, что в дальнейшем он станет ее мужем, она бы засмеялась лгуну в глаза. И прогадала бы. Но обо всем по порядку.

Лили была прилежной и старательной ученицей. Несмотря на то, что она была из семьи маглов, Эванс смогла выбиться в число лучших студентов своего поколения. Самая одаренная ведьма. Особенно крупные и значимые успехи она получала на уроках зельеварения и профессор Слизнорт, преподающий этот предмет, отзывался о ней просто прекрасно и даже в последствие пригласил в свой Клуб Слизней; сюда он созывал лишь очень талантливых или именитых учеников. Лили могла бы гордиться этим!

Увы, что-то в школе она и потеряла. По мере взросления они с Северусом отдалялись друг от друга. Оказавшись на разных факультетах, враждующих между собой столько веков, друзья хранили свою дружбу столько, сколько могли. Но Лили не могла закрывать глаза на то, каковым становился круг общения Северуса. Он общался с достаточно жестокими и надменными людьми. И она действительно боялась, что и сам Снейп станет таким же. Мало того, ее однокурсники постоянно задирали Северуса, придумав ему обидное прозвище. Лили защищала друга как могла. Пока в один момент не услышала от него фразу, брошенную в порыве злости. Северус Снейп назвал Лили Эванс грязнокровкой. Это самое худшее прозвище для тех, у кого родители не маги. И это было безумно обидно. Северус, человек, который стал самым близким для Эванс. Северус, тот, кто научил ее всему и приободрял в те моменты, когда хотелось на стену лезть. Северус, тот, без кого она себе и жизнь не представляла. В их отношениях появилась... Нет. Не трещина. Настоящий разлом. Дружба рассыпалась на кусочки и хоть Снейп и пытался восстановить былые отношения, Эванс всячески ограждала себя от этой связи.

Постепенно она сблизилась с новыми друзьями. Ими были Мародеры, МакКиннон и другие гриффиндорцы. На шестом курсе Лили даже подпустила к себе Поттера, который не переставал совершать попытки пригласить ее на свидание. Их роман развивался действительно стремительно. Жизнь, казалось бы, налаживалась. Но такие выводы можно было бы сделать только в одном случае — если бы Тот-Кого-Нельзя-Называть, самый темный волшебник современности, не начал набирать силу. Его приспешники появлялись и в Хогвартсе — среди слизеринцев, увлеченных идеей чистоты крови и тех, кто увлекался темными искусствами. Среди них стали и друзья Северуса. И он сам. Это пошатнуло Лили, но она ничего не смогла бы сделать с решением друга. Оставалось лишь наблюдать и вспоминать их совместные годы. Когда все успело так измениться?

После окончания школы Лили в числе многих других стала частью Ордена Феникса. Началась война в магическом мире. Народ выступал против Темного Лорда, пытаясь спасти свою жизнь и стабильные устои. Людям была нужна надежда и Орден стал именно лучом света. В дальнейшем Лили и ее муж Джеймс погибнут от руки Волан-де-Морта ради спасения их сына, Гарри. Это будет потом.

А сейчас Лили проходит стажировку в секторе борьбы с незаконным использованием изобретений маглов, гордо придерживается уверенности в том, что дальше жизнь будет только лучше и наслаждается мгновениями, проведенными в обществе близких людей. Мир полон как хороших, так и плохих моментов. И Лили Эванс, рыжая гриффиндорка, всегда будет видеть в большей степени только хорошее.


Выверни карманы

• Волшебная палочка: 10¼ дюйма в длину, сделана из дерева ивы. В качестве сердцевины использован волос единорога;
• Артефакты: самозаправляющееся перо и самопомешивающийся котел, пожалуй, лишними под рукой никогда не будут. В распоряжении Лили так же имеется вредноскоп, хоть и не самый лучший;
• Животное: наполовину кот, наполовину жмыр пепельного цвета. Обладатель наглой морды и своенравного характера;
• Тип темперамента: в большей степени флегматик в своей неспешности, невозмутимости и прилежности. Однако, есть и примеси сангвиника, что выражается в живости, энергичности и спокойной реакцией на возможные неудачи.

• Амортенция: запах новой книги, цитрусовых фруктов и мяты;
• Боггарт: ранее боггарт для Лили воплощал собой большого паука. От насекомых у нее до сих пор мурашки по коже, но с возрастом самый главный страх изменился. Если Эванс встретит боггарта сейчас, то он превратится в силуэт Того-Кого-Нельзя-Называть.
• Магические способности: Лили достаточно хороша в зельеварении, да и вообще ей всегда давались почти все школьные предметы. В детстве она открыла в себе способность к стихийной магии. Здесь, конечно, мало удивительного, но для маглорожденной у Лили — хоть и не без помощи Северуса, — действительно хорошо получалось ее контролировать. И этим можно гордиться.


Охарактеризуй себя

Сильные стороны:

Слабые стороны:

Сильными сторонами, пожалуй, можно назвать целеустремленность, усидчивость и искренность. Не подвластна легкомыслию и собственному настроению. Всегда тверда в решениях. И, пожалуй, это действительно хорошие и сильные качества. Лили не из тех, кто будет отлынивать от своих обязанностей. Она никогда не бросит в беде своего близкого человека. И она действительно умеет любить. Любовь — это далеко не магия. Но именно она однажды поможет ей спасти от смерти одного из самых дорогих людей на свете.

Хоть и не хочется, но стоит признать, что иногда Эванс является настоящей занозой в своем занудстве. Она любит, чтобы все было разложено по полочкам и не позволит бездумно нарушать правила. Она жертва «первого впечатления» — редкий раз случай заставит ее пересмотреть свои взгляды касательно вашей персоны. Если уж сложилось определенное ошибочное мнение, то это может стать проблемой.


Сними маску

Где узнали об игре? RPG-top; проштудировала кучу проектов, прежде чем, наконец, найти себе пристанище.
Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост

Уже смеркалось и время ожидания значительно превысило тот срок, на который Сидни рассчитывала. Она понятия не имела, куда последует в следующий момент; никаких привычных инструкций девушка сегодня не получила и чутье подсказывало ей, что даже такие люди, как ее непосредственное «начальство» уже привыкли к тому, что дампир, которого Сейдж должна была сопровождать, вряд ли примет какие-то указания к сведению. Всматриваясь в сумерки, рассеиваемые лишь тусклым желтым светом старого уличного фонаря, алхимик прокручивала в голове возможные варианты развития событий, которые ей придется пережить. Пару дней назад ей позвонили и требовательным голосом приказали отправиться прямиком в сердце Монтаны, наплевав на работу, которую Сейдж выполняла на российских улицах. А менее суток назад сообщили причину, по которой столь скоропалительно вырвали из будней. Роза Хэзэвей. Ладно, на самом деле, причиной была вовсе не Роза, а новоявленная сестра Драгомир, вот только Сидни мысленно уже сделала акцент на нужном имени. Хэзэвей. Девушка, которая непременно доставит Сейдж массу проблем. Даже несмотря на то, что дампир оказалась вовсе не тем воплощением зла, коим блондинка ее считала, она все равно изрядно доводила девушку до нервного тика. Сидни постукивала кончиками ногтей по обивке руля и снова и снова разрезала пристальным взглядом периметр, доступный для обзора.

Ты не в восторге, да? – Джилл не отличалась особой любовью к болтовне и это Сейдж вполне устраивало, однако не отменяло того, что новоиспеченная сестра Василисы смотрела на алхимика, как на потрепанные листы открытой книги. И с легкостью считывала информацию с этих самых листов. Сидни поджала губы и неопределенно пожала плечами, теперь уже сжимая руль тонкими пальцами настолько сильно, что костяшки побелели. Нельзя было сказать, что Сейдж не пришла в восторг от вынужденного очередного задания, но, само собой, спорить на тему того, что ей делать, а чего не делать, она бы никогда не стала. Сейдж не была «не в восторге». Она была подавлена, разочарована и напряжена. Силуэт Розы, наконец-то мелькнувший на противоположной стороне дороги от того места, где расположилась машина Сидни, уже внушал желание бросить все к чертовой матери и не трепать нервы. Сейдж нравилось в Санкт-Петербурге, даже очень. Она привыкла к русскому нраву, порядкам на улицах и тому, что, по большей части, местное население не доставляло ей больших проблем. Тела стригоев находились по периметру города ветров все реже. У нее за душой было какое-то подобие постоянства и… Словом, снова погружаться в пучину острых ситуацией, главной героиней которых вечно являлась Хэзэвей, Сидни совершенно не хотелось. В некотором роде она даже расстроилась, когда ей позвонили и сообщили о необходимости снова сопровождать юного дампира.

К тому времени как Роза оказалась в машине, Сидни уже несколько раз глубоко вздохнула, применяя расслабляющие методики на практике. Увы, психология, которую столь старательно изучают простые смертные люди, вовсе не обладает должным эффектом. От дыхательной гимнастики желание перекрасить волосы и свести с лица татуировку алхимиков не пропало. Смерив дампира оценивающим и обреченным взглядом, Сидни доброжелательно улыбнулась уголками губ и по-птичьи склонила голову на бок.

Я тоже рада тебя видеть, – сдержанно пробормотала она, выслушав первую часть монолога Хэзэвей. Слова девушки прозвучали настолько тихо и спокойно, что, вероятно, просто затерялись в эмоциональном гвалте, который выплескивала из себя вечно решительная Роза. Сейдж заправила прядь волос за ухо и завела мотор любимой машиины, – Если ты думаешь, что у кого-то хватило бы столько денег, чтобы заставить меня терпеть твои безумные выходки, то ты ошибаешься. Долг – вот истинная причина моего нахождения сейчас здесь, а не в России.

Мысленно девушка прикусила язык, посчитав, что сказанные фразы были несколько грубыми для нее же самой. Поэтому она снова улыбнулась, уже менее сдержанно и вместе с тем более искренне.

Надеюсь, что ты будешь более разумна, чем обычно, и тогда эти совместные месяцы пройдут действительно легко и приятно для всех нас! – аккуратно выезжая с обочины на дорогу, Сидни умело избегала взглядов Джилл и Розы, старательно смотря куда угодно, но только не в зеркало заднего вида и не по правую руку от себя. Попытка быть независимым и по минимуму незаинтересованным лицом. Она пыталась выдержать это испытание каждый раз, старалась акцентировать внимание на своем долге и на том, кем являются те, с кем ей приходилось иметь дело. Не людьми. Порождением ночи. Но в итоге все равно не могла остаться в стороне. Сейчас же, словно отдавая дань какому-то своему личному ритуалу, она снова пыталась состроить отчужденную и спокойную провожатую.

Когда машина покинула пределы знакомого района, Сидни обратилась было к бардачку, в котором хранила карту, но вовремя отдернула руку. Она понятия не имела, что искать на ней. К отсутствию инструкций она не привыкла. За очередным вздохом последовала небольшая пауза и Сейдж повернула колесико магнитофона, убавляя и без того тихий звук музыки до минимума.

Хорошо, – оповестила она наконец, словно преодолев внутреннюю борьбу двух своих сторон, – Я надеюсь, что вы не ждете от меня четкого курса нашего пути хотя бы потому что конечной цели нет и быть не может. Мы заметаем следы, словно зайцы, и не можем вступать в битву, – сказав это, Сидни многозначительно посмотрела на Розу и чуть было не пропустила нужный поворот. Вовремя крутанув руль в сторону, девушка продолжила, – Сейчас мы должны покинуть Монтану. Мы не успеем сделать это до поздней ночи. Быть в дороге в такое время суток – убийство, поэтому на границе мы должны будем остановиться. Пока что мы держим курс к Вашингтону.

Сидни закусила губу, выдерживая очередную паузу. Она понятия не имела, в какую сторону податься. Ситуация, сложившаяся сейчас, была не самая приглядная. Врагами были не только стригои, но и многие морои. И дампиры, которые поддерживали своих мороев. Опасность буквально наступала на пятки. Строить большие планы было бы глупо, а потому она старалась договариваться о точках, в которых планировала сделать остановку, за короткое время до этой самой остановки. Она не верила в то, что успех будет сопутствовать им долгое время, а потому не ждала и того, что Джилл и Роза будут полагаться на ее чутье и ум. Сидни снова сильно сжала руль.

Прижмемся к океану, по побережью разбросаны крупные мегаполисы. Если полагаться на логику, то именно там мы и должны постараться затеряться. И именно там нас не будут искать, ибо это слишком очевидно. В идеале стоило бы покинуть страну, но… Загадывать настолько далеко я пока не решилась. Мы можем не дожить даже до утра при самом мерзком раскладе.

Пустынная дорога, заунывная мелодия и весьма драматичная интонация Сидни явно навевала тоску на присутствующих. Когда алхимик закрыла рот, то в воздухе повисла неприятная и вязкая тишина. Да уж, даже если путешествие и приобретет краски, то явно не сразу.

+3

2

http://funkyimg.com/i/2KKw7.gif

Добро пожаловать в мир Marauders. The Reaper's Due!

Вот вы и стали частью нашего маленького мира. Включайтесь же в игру! В этом вам помогут темы:


Удачи и вдохновения!

0


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Картотека личных дел » Lily Evans | 18 | N