Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
Она бы предпочла, чтобы таинственный клиент, уже два дня как прозванный в кругах скупщиков и старьевщиков лакомым кусочком, пришел как можно скорее. Кто знает, вдруг этот МакКриди и правда существует. читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusЛС, ElysseTlg: cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, SiriusVK: id501568963, AthenaICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Quid est veritas


Quid est veritas

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Quid est veritas

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему

http://sd.uploads.ru/t/i2rFH.gifhttp://sd.uploads.ru/t/WJEtB.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

27 июля 1978, день, маггловское кафе напротив ММ

Athena Greengrass, Mark Greengrass

Темные времена ставят всех перед выбором. Выбором между тем, что правильно, и тем, что легко. Но все ли так, как кажется на первый взгляд?

Отредактировано Mark Greengrass (22.08.2018 01:40:49)

+2

2

Стуча тонкими пальцами по столу, пребывая в нетерпеливом ожидании, девушка выискивала взглядом знакомое лицо в кофейне. Она сидела здесь уже достаточно давно, чтобы столкнуться с кем-то из своих навязчивых коллег из Министерства и это её беспокоило. Министерство Магии находилось неподалёку отсюда, буквально в двух минутах ходьбы. И многие её знакомые будут в недоумении, если заметят её, Афину Гринграсс, в этой маленькой маггловской кафешке. Сделав ещё один глоток горячего кофе, Афина отодвинула от себя чашку, решив, что на сегодня ей кофеина достаточно. Каждый раз, когда звонкий трепет колокольчика на входной двери доносился до неё, она вздрагивала и выглядывала из своего укромного угла за столиком, но каждый раз это был не тот, кого она ждала. Горячий кофе обжёг её горло, и на девушку накатила волна жара, она не могла понять то ли это июльская жара и горячий кофе, то ли это волнение. Афина сняла зелёный клетчатый пиджак и повесила его на спинку стула.
Марк, ну где тебя носит? – Афина вздохнула и подняла взгляд к потолку, изучая паутинку трещин на старой краске.
За последние месяцы в её жизни изменилось буквально всё, и ей было совершенно не с кем это обсудить и это мучило её. Раньше, она всем делилась с братом, рассказывала что её беспокоит, посвящала его в свои самые сокровенные мысли. И сейчас, в своей голове Афина пыталась придумать хотя бы одну взрослую и взвешенную причину её отъезда из отчего дома, но она не могла. Она слышала только гул голоса матери: «Нет, послушай! Ты будешь делать то, что я скажу! Разговор окончен!» И в следующую минуту Афина уже паковала чемодан и уходила в безвестность. Девушка не знала, как оправдать своё поведение, которое совершенно неприемлемо для чистокровной волшебницы, Афина что теперь как этот беглец Сириус Блэк?
Ну, нет! – фыркнула она, - Это совсем другое дело.
Девушка никогда не могла понять свою мать, такую холодную и расчётливую – полную противоположность Афине. Она обижала её, ранила своей чёрствостью, а её дочь, в свою очередь, отвечала ей на это беспрекословным непослушанием, чтобы ей не говорила Изабель, мятежный дух Афины не давал ей покоя и постоянно подсказывал ей сделать всё с точностью до наоборот. Поэтому они и не могли ужиться в одном доме, так и настал момент для Афины, чтобы покинуть семейный особняк и переехать в город.
Пусть не сразу, но она смогла найти работу в Министерстве Магии, уже идёт её вторая неделя стажировки. Своими мыслями Афина на секунду  вернулась на работу, должность и отдел на которой её не совсем устраивали, но она была не в том положении, чтобы выбирать. Единственное, что ей нравилось в её работе – это её начальник, мужчина средних лет, достаточно умелый волшебник и что самое главное: совершенно ненавязчивый, Афину это полностью устраивало.
Пребывая в своих мыслях, девушка не услышала как за её спиной послышались шаги, кто-то подошёл к ней сзади и переведя взгляд с потолка на лицо гостя, она поняла, что дождалась его.
-Марк…
Подскочив со своего стула, Афина крепко обняла своего брата, может они стояли так слишком долго, потому что на них начали оборачиваться люди, но ей было всё равно.
-Где ты был? Я заждалась тебя! – сказала она, немного отстранившись от Марка. – Ты что, похудел?
Она жестом пригласила его сесть за стол и сама села напротив.
-Прости, что я тебе не писала, я боялась, что Изабель перехватит сову. Не стала рисковать. Я знаю, что это дело времени и скоро она узнает, где я, но ... Ладно, неважно. – Она улыбнулась и посмотрела на Марка. Никогда они не расставались так надолго.
-Прости, я слишком много болтаю. Как ты? Я соскучилась. – Афина продолжила разглядывать брата, пытаясь уловить хоть малейшие изменения в его внешности, но она увидела знакомую ей каштановую шевелюру и большие зелёные глаза точь-в-точь, как у неё самой, и ей стало спокойнее.

Отредактировано Athena Greengrass (22.08.2018 22:12:59)

+1

3

Сегодня все было не так. Марк проснулся рано, даже учитывая свой режим. На душе было неспокойно, что-то давило, не давало вздохнуть полной грудью. Чтение очередного справочника по Древним рунам не доставляло удовольствия как обычно, а, казалось, наоборот приносило еще больше тревожности. Завтрак прошел в обыкновенном холодном молчании, когда каждый из членов семьи был полностью погружен в свои мысли. Марк не считал, что родители не любят своих сына и дочь, нет. Он знал, что любят, просто любят своеобразно. Они могут быть холодны и равнодушны, но случись что с Марком или Афиной, они сделают все, чтобы помочь. И неизвестно, что лучше: любить и не давать вздохнуть от такой любви или любить так, как это делают Фрэнсис и Изабель.

Тем не менее как никогда раньше Марк ощущал отсутствие Афины. Они могли молчать, но все равно чувствовать близость и поддержку; могли находиться за многие километры друг от друга и тем не менее знать, что все равно один обязательно примчится на помощь другому, стоит только попросить. Но в последнее время все шло не так. Может быть, всю жизнь все шло не так, Марк уже не знал. Конечно, Афина и раньше не сходилась во мнениях с матерью. Они были слишком разными, но в душе Марк понимал, что Афине рано или поздно придется подчиниться… кому? Матери, отцу или даже ему, Марку? Марк любил сестру и по-настоящему желал ей лишь счастья. Однако это счастье обязано вписываться в рамки чистокровных магов. Тем более, разве кто-то из родственников желал что-то плохое для Афины? Разве замужество с хорошим и достойным магом - зло? Разве работа в правильном месте - несчастье? Иногда казалось, что Афина делает что-то только ради противоречия родителям.

Марк был в ужасе, когда узнал, что Афина окончательно разругалась с матерью, собрала вещи и в тот же вечер ушла из дома, даже не попрощавшись с ним. Он ожидал от сестры многое, но не поведение в стиле Сириуса Блэка (страшно представить, что было бы, если старая попытка их помолвки завершилась успехом). Прошло уже больше трех недель после этого события, а разговор о дочери ни мать, ни отец так и не поднимали. Как будто все так и должно быть. Или как будто Афины не существовало в их доме?

И вот сегодня, наконец, должна состояться первая встреча Марка и Афины после ее побега. Марк не знал, чего ожидать. Странное место работы (комитет по выработке объяснений для магглов! Это действительно стоит самостоятельного комитета?!), слишком сильное увлечение идеями Пожирателей Смерти… Пожалуй, стоило ожидать худшего. Да и место встречи настораживало - маггловское кафе. Если бы вчера с письмом прилетела не собственная сова Афины, а общедоступная с почты, то Марк бы решил, что эта встреча - странная западня.

Что ж, визит в маггловское кафе не внушал Марку ни доверия, ни радости. Поэтому перед входом в заведение он постоял пару минут, вглядываясь в окна, надеясь увидеть сестру и, возможно, какого-нибудь неожиданного и неприятного гостя. Легкое сожаление теплилось у Марка в груди: разговор не получится долгим и обстоятельным - Афина свободна лишь в обеденный перерыв.

Кафе оказалось более приятным, чем ожидал Марк, а Афина обнаружилась сразу: она сидела в уютном уголке и разглядывала потолок. На Марка накатила волна радости, как же давно он не видел сестру. Афина заметила его, вскочила со стула и крепко обняла брата.

- Марк… Где ты был? Я заждалась тебя! Ты что, похудел?

Марк отвык от эмоциональности сестры, в голове крутилось столько разных мыслей, что он даже не сразу обнял ее. Они, наконец, сели за столик, Афина продолжала что-то говорить Марку, а тот отчетливо понимал, что девушка очень изменилась.

- Ты… Ты прекрасно выглядишь, Афина, - Марк растерялся. - Как ты? Как твоя… работа? Мать и отец делают вид, что ничего не произошло, мы не обсуждали твой побег. Может быть, ты мне все объяснишь?

+1

4

Марк некоторое время молчал, наверное, он пытался оценить обстановку, понять что происходит с его сестрой и как они вдвоём здесь оказались. Он явно ощущал себя некомфортно, и Афина его прекрасно понимала. Она ещё помнила свой первый день в министерстве, как ей было сложно, и что она постоянно чувствовала себя потерянной, особенно, когда возвращалась в свою комнату, больше походившую на кладовку, которую теперь она вынуждена была называть теперь своим «домом». Всё это было трудно принять, все эти перемены, когда тебя с детства готовили к совершенно у другой жизни. К жизни в богатстве особняка на десять спален и конечно - замужество с представителем какого-нибудь знатного рода. Всю первую неделю, когда Афина практически ночью приходила к себе домой и абсолютно обессилевшая падала на кровать, она тихонько плакала. Плакала потому что скучала по своему брату, её просторной и светлой комнате, иногда ей даже казалось, что она скучает по родителям. Ей хотелось бы опять вдохнуть терпкий парфюм её матери и подглядывать за отцом в его кабинете. Но Афина всё это оставила в прошлом, когда хлопнула дверью родового поместья Гринграссов и ушла в тёмную прохладу того злополучного вечера. Но она понимала, что вернётся в отчий дом, просто она должна была доказать Изабель, что способна на что-то кроме рождения детей и поддержания домашнего очага. Эффи готова была вернуться, но не сейчас, она слишком бедная и уставшая, хотя девушка знала, что вернись она домой хоть завтра - её примут, и даже без упрёков. Просто потому что никто не хотел бы вспоминать столь неприятный инцидент, как побег из дома, непослушание недостойное рода Гринграссов.

Марк наконец начал говорить и тем самым прервал вихрь мыслей сестры:
- Ты… Ты прекрасно выглядишь, Афина, - она улыбнулась ему. Марк никогда не умел врать, и это качество нравилось ей в брате больше всего  - Как ты? Как твоя… работа?
Тесс хотела было начать свой рассказ, но она не знала как, её жизнь теперь не походила на ту, что была раньше. И она не знала, одобрит ли Марк её нынешний образ жизни, и эта мысль снедала её изнутри. Девушка хотела открыться брату и всё рассказать как есть, но она боялась, что не получит поддержку, в которой так остро нуждалась.
- Моя работа, ну это работа. – Афина попыталась изобразить улыбку. – Не самая лучшая должность, да и отдел тоже, но у меня не было выбора. Мне нужно было как-то зарабатывать себе на жизнь.
Девушка вздохнула, она уже предвидела, что скажет ей брат. Зачем она ушла, что случилось, неужели оно того стоит? Но проблема в том, что она не могла честно ответить на эти вопросы даже самой себе. Стоит ли оно того? Работа в Министерстве по десять часов в сутки, и несоразмерно малая оплата этого рабского труда, но да, оно того стоило. Так для себя решила Афина, когда получила свою первую зарплату, она была свободна и это чувство ей нравилось.
- Но там мне платят деньги, понимаешь, за мой труд. А я просто ношу бумажки, исправляю тексты. Работа непыльная. – Афина не стала вдаваться в подробности, она решила, что Марку необязательно знать всё.
Марк принял её объяснения и продолжил расспрос, конечно брат волновался  из-за неё, Эффи это чувствовала.
- Мать и отец делают вид, что ничего не произошло, мы не обсуждали твой побег. Может быть, ты мне все объяснишь?
Афина шумно втянула в себя воздух, вот уж чего действительно она не хотела обсуждать, так это её побег. Девушка попыталась собрать все свои мысли воедино и рассказать Марку что было на самом деле.
- Я просто устала, ты ведь знаешь, что я никогда не была создана для семейной жизни. Но Изабель…-  Тесс поморщилась и закрыла глаза рукой, будто от яркого солнца. – Эта женщина вызывает у меня головную боль. Ну и конечно, эти бесконечные смотрины, от которых меня уже тошнит. Я просто не могла оставаться в этом доме. 
Она убрала руку со своего лица и повернулась к окну, смотря вдаль. Её голос изменился, в нём теперь слышалась сталь и холод, Афина была непоколебима в своём решении.
- Я не вернусь. – она повернулась к брату. – Пока она не признает, что была не права,  я не вернусь. Я готова пахать круглые сутки, карабкаться вверх по этой проклятой карьерной лестнице, выслуживаться и работать за троих, если это докажет ей, что я хоть чего-то стою.

Эффи чувствовала, что её бьёт озноб, разговоры о матери всегда выводили её из себя. Она сняла со спинки стула свой клетчатый пиджак и ловким движением, накинула его на свои плечи.

-Послушай, я не говорила с тобой раньше на эту тему, но скажу сейчас. Я всегда чувствовала, что создана для большего, чем быть породистой кобылой на торгах. – Она чуть ближе склонилась к Марку и понизила голос. – Ты ведь понимаешь о чём я? Ты ведь тоже думал об этом?– Афина подняла рукав рубашки и оголила своё левое предплечье, чистое, безо всяких знаков и символов, но это пока. Марк знал, что Тесс разделяет взгляды Пожирателей Смерти, но она никогда не говорила, что хотела примкнуть к ним, это было сказано вслух первый раз. Она подняла глаза на брата, пытаясь уловить хоть малейшую эмоцию: удивление, может быть, испуг, злость? Но Марк был на удивление спокоен, Афина боролась с желанием посмотреть, о чём же он думает, но они договорились ещё в школе, что она никогда не будет применять легилименцию к Марку. И Эффи честно держала своё слово.
Надеюсь, ты меня поймёшь.

Отредактировано Athena Greengrass (28.08.2018 13:19:14)

+1

5

Марк видел, что Афина пытается представить ему ситуацию лучше, чем есть на самом деле. Она видимо осунулась, легкие косметические чары не слишком скрывали общее выражение усталости на лице.
- Моя работа, ну это работа. Не самая лучшая должность, да и отдел тоже, но у меня не было выбора. Мне нужно было как-то зарабатывать себе на жизнь. Но там мне платят деньги, понимаешь, за мой труд. А я просто ношу бумажки, исправляю тексты. Работа непыльная.
- Эффи, но ведь тебе предлагали должность гораздо лучше. И место более приемлемое. Если ты не хотела принимать предложение отца, то Слагхорн тоже с радостью был готов тебя устроить.
Марк не понимал упрямство сестры в этой области. Что изменится в лучшую сторону от того, что она пару лет будет пресмыкаться перед очередными бездарными полукровками? Если она так хочет работать и быть самостоятельной, то есть же прекрасные и интересные места. С достойными людьми вокруг и нормальной платой за труд. Кроме того, у Марка было предчувствие, что дело совсем не заканчивается бумажками и исправлением текстов. Еще бы: Гринграсс вырабатывает объяснения для магглов! Где это видано? Наверняка, похожие чувства были и у коллег сестры.
О родителях и доме Эффи явно не хотела начинать разговор. Наверное, зря Марк задал ей этот вопрос. Афина бы не ушла, если бы не было повода, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее. И теперь сестра всеми силами пытается не расстраивать Марка и делает вид, что все хорошо. Однако голос ее выдал. Обычно такой мягкий и мелодичный, сейчас он напоминал скорее голос Марка: холодный и безэмоциональный.
- Я просто устала, ты ведь знаешь, что я никогда не была создана для семейной жизни. Но Изабель… Эта женщина вызывает у меня головную боль. Ну и конечно, эти бесконечные смотрины, от которых меня уже тошнит. Я просто не могла оставаться в этом доме. Я не вернусь. Пока она не признает, что была не права, я не вернусь. Я готова пахать круглые сутки, карабкаться вверх по этой проклятой карьерной лестнице, выслуживаться и работать за троих, если это докажет ей, что я хоть чего-то стою.
Наверное, на лице Марка отразилось недоумение и испуг, потому что Афина странно поежилась и надела пиджак, хотя на улице были жаркие июльские деньки. Но Марк действительно не понимал. Афина не создана для семейной жизни? Она что, правда верит, будто ей позволят не выходить замуж? Смешнее было бы лишь утверждение, что родители благосклонно примут его заявление о нежелании рожать наследников. Афина, вероятно, шутит. Ведь ее и так поставили в весьма выгодные условия: ей предлагали выбор, не заставили выходить замуж за самого первого из возможных женихов (как и за всех последующих, впрочем). Он был стар, глуховат, но крайне богат. И что самое важное: он был родом из Германии. Такой союз решал бы множество проблем разом: разбавлял чистую британскую кровь немецкой, не было опасений, что на свет появится сквиб или неполноценный маг; да и в случае начала прямого конфликта в Британии можно было бы всем перебраться на время в Германию. Но Афина тогда наотрез отказалась, сколько сил не прикладывал к уговорам отец.
- Афина… Ты же все сама понимаешь. Отец ничего не предпринимает, потому что уверен, что ты вернешься. Если ты не вернешься, то он вернет тебя насильно. И тогда у тебя не будет права голоса. Ты же знаешь. Не нужно доводить до такого, пожалуйста, Эффи. - кажется, голос Марка все-таки скатился до чуть заискивающего. - Maman никогда тебе не скажет, что была не права. А твои попытки… Твое желание работать лишь еще больше злит ее.
Марка начинала охватывать паника. Он мог много чем и кем пожертвовать в жизни, но только не сестрой. Афина всегда поддерживала его, всегда была рядом. Но если отец решит, что мисс Гринграсс более недостойна носить эту фамилию… Марк вынужден будет подчиниться.
Неожиданно Афина начала поднимать рукав рубашки, и Марк похолодел, страшась увидеть Метку. Он сам не понимал, как сохранял внешнее самообладание, потому что внутренне уже готов был упасть в обморок.
- Послушай, я не говорила с тобой раньше на эту тему, но скажу сейчас. Я всегда чувствовала, что создана для большего, чем быть породистой кобылой на торгах. Ты ведь понимаешь о чём я? Ты ведь тоже думал об этом?
Рука была чиста.
Слава Мерлину.
Спокойствие и самообладание медленно возвращались к Марку. Хорошо, что Эффи не будет применять к нему легилименцию. Она не должна догадываться о его чувствах. Конечно, Марк понимал, о чем говорит сестра. Сложно не понимать, если по сути и сам придерживаешься крайне радикальных взглядов. Но открыто присоединиться к Пожирателям, принять Метку… Марк пока не считал это возможным. Эта война и борьба за чистоту крови не будут иметь смысла, если один из Священных двадцати восьми родов прервется. Марк много размышлял над действиями Темного Лорда и своей возможной ролью в них. Он так же, как и многие молодые маги, соблазнялся на обещания знаний и могущества. Однако отец не спешил принимать сторону Пожирателей Смерти и Марку никаких указаний на этот счет не давал.
Почему Афина решила, что если она примет Метку, то ее статус изменится? Женщин-Пожирателей не так много, и все они уже замужем или скоро будут замужем. Ведь Афина не думает, что Темный Лорд позволит чистокровной даме разбазаривать свою кровь и не родить сыновей какому-нибудь роду? Конечно, Лорд позволит ей работать, но не там, где пожелает Афина, а там, где будет нужно Лорду.
- Афина, я настоятельно прошу тебя не спешить. Все еще может измениться. А сделанного не вернешь. Ситуация очень сложная. Подумай о семье. - речь Марка была отрывистой, по обыкновению холодной. Наверное, не стоило так с сестрой, но он не мог дать слабину сейчас: - Наши взгляды - ни для кого не секрет. За нас возьмутся в самом начале. Что ты будешь делать тогда? Что мне прикажешь делать? Ты думаешь, что в школе мне не поступало определенных предложений? Афина, мы не имеем права.
Марк слегка откинулся на спинку стула и обвел глазами зал кафе. Магглы, глупые магглы, они даже не представляют, что достаточно лишь пары взмахов волшебной палочкой, чтобы они больше никогда никуда не смогли ходить. Как только кому-то приходит в голову идея смешивать кровь с ними?
- Эффи, ты взрослая и самостоятельная, - Марк все также смотрит в зал, а не на сестру, - но всему есть предел. Твой предел - сейчас. Можешь работать, где хочешь. Пока. И жить тоже можешь, где пожелаешь. Но рано или поздно - полагаю, в данном случае рано - все вернется на круги своя. Я не давлю на тебя, но лучше так, чем… Ты сама знаешь, как. Я не собираюсь тебя терять, ты мне слишком дорога.

+2

6

Афину всё ещё бил озноб, она не могла успокоиться и прийти в себя. В последнее время её нервы часто сдавали из-за усталости и недосыпания, а ещё переработки в Министерстве. Она знала, что Марк будет за неё волноваться, поэтому оттягивала их встречу, как могла, Эффи понимала, что он не готов. Не хотела показываться ему на глаза в таком состоянии, но и быть вдали от брата – это настоящая пытка.
- Эффи, но ведь тебе предлагали должность гораздо лучше. И место более приемлемое. Если ты не хотела принимать предложение отца, то Слагхорн тоже с радостью был готов тебя устроить.
Тесс обожгло понимание того, что Марк её не услышал, а может и не хотел. К горлу подступили слёзы обиды, но она их умело скрыла, она не привыкла плакать на людях – единственный урок Изабель, который Афина усвоила в совершенстве. Конечно, Марк не поймёт: работа в Министерстве за маленькую плату да ещё и в таком отделе, даже мысли об этом могли бы оскорбить имя Гринграссов, но Эффи не ставила перед собой такой цели. Она никогда не хотела опозорить родителей, скорее наоборот: она всегда мечтала о том, чтобы когда-нибудь, в один прекрасный день, они сказали бы, что они ей гордятся. Афина сейчас просто пыталась удержаться на плаву всеми правдами и неправдами, Марк никогда не видел такой жизни, какой сейчас живёт его сестра, он сам родился и вырос в золотой клетке и его, видимо, всё устраивало.
- Марк, если ты хочешь, я поговорю с Профессором. Я слышала, что есть место в отделе тайн. –девушка говорила рассеяно, она сама слышала свой голос будто через толщу воды. Афина пыталась держать лицо и не расклеиться здесь, перед братом. – Если тебе так будет спокойнее, то я переведусь.
Она посмотрела на него, на лице марка всё ещё читалось волнение, он действительно не понимал что происходит.
- Афина… Ты же все сама понимаешь. Отец ничего не предпринимает, потому что уверен, что ты вернешься. Если ты не вернешься, то он вернет тебя насильно. И тогда у тебя не будет права голоса. Ты же знаешь. Не нужно доводить до такого, пожалуйста, Эффи. Maman никогда тебе не скажет, что была не права. А твои попытки… Твое желание работать лишь еще больше злит ее.
Эти слова были для Тэсс мукой, он скорчилась будто от приступа боли. Эффи не понимала, почему её брат так говорит, ведь он всегда был на её стороне, даже когда она была не права, Марк всегда был тем человеком, на которого Тесс могла положиться и забыть на мгновение, что она по сути одна в этом мире. Рано или поздно Марко женится и что станет с ней? Она будет городской сумасшедшей, кидающей всем в след проклятия? Она боялась думать об этом, тем более сейчас, когда в её жизни нет ничего постоянного и определённого. Она так сильно запуталась, что уже сама не знала, куда ей податься и что делать с её жизнью. Может действительно, пойти по пути наименьшего сопротивления: выскочить замуж за чистокровного толстосума? Это избавило бы её сразу от нескольких проблем: от жизни с родителями под одной крышей, от ненавистной ей работы, и самое главное – от осуждения её родного брата. А любовь? Да кому она нужна, может, её и нет совсем.
- Зачем ты так со мной – её голос дрожал.
Афина уставилась в пол, изучая незамысловатый узор плитки. Она чувствовала обиду на брата, он должен был её поддержать, а не сделал этого. Разговор зашёл явно в неожиданное для Тесс русло, она была зла на себя, на Марка, на весь мир. Эффи не знала, чего она хочет и что ей нужно от жизни и эта неопределённость мучила её. Но она точно не хотела возвращаться в поместье и даже Марк её не заставит, это решение она приняла уже давно. В свой пятнадцатый день рождения, выслушивая бесконечные наставления своей матушки, о том, как должна вести себя леди рода Гринграсс, чтобы найти удачную партию, под «удачной партией», конечно, подразумевался брак с обеспеченным и чистокровным волшебником, а Афина думала только о том, как она, наконец, начнёт самостоятельную жизнь. Как она найдёт себе работу, будет ездить в командировки и смотреть мир, как будет жить в своём доме. И что все её знакомые будут испытывать уважение к ней не из-за её фамилии, а из-за её личных успехов и достижений. Но это всё – детские мечты, которым как сейчас понимает уже повзрослевшая Афина – не суждено сбыться. Но у неё был ещё выход, она могла найти своё место среди Пожирателей Смерти. Семья Гринграссов всегда разделяла их взгляды, так что никого не удивит, если Тесс войдёт в их ряды. Но Марку не нравилась и эта идея.
- Афина, я настоятельно прошу тебя не спешить. Все еще может измениться. А сделанного не вернешь. Ситуация очень сложная. Подумай о семье. Наши взгляды - ни для кого не секрет. За нас возьмутся в самом начале. Что ты будешь делать тогда? Что мне прикажешь делать? Ты думаешь, что в школе мне не поступало определенных предложений? Афина, мы не имеем права.
Афина глубоко вздохнула, пытаясь скрыть раздражение. – Так от меня ты что хочешь? Чтобы что я сделала? Ты сам мне только что рассказывал, что родители не оставляют мне выбора. Так куда мне податься?
Она выдохнула, но всё ещё не могла успокоиться, теперь волнение переросло в клокочущий гнев, который пытался вырваться наружу,  Эффи всеми силами старалась сдержаться и не накричать на Марка, только потому, что он попал под руку.
- Эффи, ты взрослая и самостоятельная, но всему есть предел. Твой предел - сейчас. Можешь работать, где хочешь. Пока. И жить тоже можешь, где пожелаешь. Но рано или поздно - полагаю, в данном случае рано - все вернется на круги своя. Я не давлю на тебя, но лучше так, чем… Ты сама знаешь, как. Я не собираюсь тебя терять, ты мне слишком дорога.
Она слушала Марка внимательно, вникая в каждое слово и каждое это слово её больно ранило. Афина больше не могла сдерживать копившееся в ней напряжение, она была словно сжатая пружина, которая, наконец, вырвалась и вытянулась во всю силу.
- Не смей говорить мне это. – Она повернулась к брату, в её глазах дрожали слёзы. – Слишком дорога? Не хочешь терять? – Афина вздрагивала на каждом слове, она не привыкла повышать голос на Марка, ей было неприятно ругаться с ним. – Думаешь, я не знаю чем это всё - она раскинула руки, указывая на обшарпанное маггловское кафе. - чревато? Думаешь, я не знаю, что сделают со мной родители, когда узнают, что это всё не просто  юношеский максимализм и что я не хочу возвращаться? Да я знаю это! Но я рискнула. – Афина мягко взяла брата за руку, она хотела его убедить в своём решении. – Марк, послушай, я ушла, потому что поняла, что я не могу жить в этом доме, он душил меня, отравлял. Но это не значит, что я изменила своим взглядам, нет, просто дай мне время зализать раны. Ты мне тоже очень нужен и мне нужна твоя поддержка. Пожалуйста.

+2

7

Марк перевел взгляд на сестру. Его слова явно задели ее. Почему-то осознание этого повлияло на Марка совершенно неожиданным образом: вместо того, чтобы злиться на себя, он злился на Афину. Каждая следующая фраза, каждое слово только поднимали в нем волну сильного гнева. Как только она может быть такой эгоистичной? Как она смеет думать лишь о себе? Неужели она считает, что ему в радость это все? Он пожертвовал не меньшим, чем она. И он уже пожертвовал мечтой: ему никогда не стать игроком в квиддич. Он принял тот факт, что не предложит руку и сердце своей возлюбленной, а женится ради будущего наследников. Он знал, что внешний идеальный моральный облик необходим, если не хочешь погрязнуть в неприятностях. В конце концов, Марк давно осознал, что с величайшей свободой на них ложатся невообразимые ограничения. Странно, если умница Афина до сих пор не поняла и не приняла это.
- Марк, если ты хочешь, я поговорю с Профессором. Я слышала, что есть место в отделе тайн. Если тебе так будет спокойнее, то я переведусь.
Хочет ли он? Марк не просто хочет, он настаивает. А если глупости так и не покинут голову сестры, то он сам в сентябре подойдет к декану. Что будет делать Марк, если с Эффи что-то случится? Сейчас она может проклинать его сколько угодно, но это не отменяет того, что дороже нее у Марка нет никого.
Мерлин, зачем так все усложнять? Если Афина хочет самостоятельности, то почему бы сначала не поговорить с Марком? Он бы помог ей, нашел хорошее жилье, подыскал работу, свел с нужными людьми. А потом бы она жила самостоятельно. И он бы не переживал, что происходит с мисс Гринграсс. Но, видимо, Афина решила поиграть на его нервах, показать, что она взрослая девушка, что ей никто не нужен. Еще бы от фамилии отказалась, ей- Мерлин.
- Зачем ты так со мной?
Марк вздохнул. Как "так"? Он не собирался потворствовать Эффи во всех безумных идеях, не собирался соглашаться и радостно кивать, когда она буквально кидалась в пасть дракона. Неужели Афина считает, что он должен был ее обнять и сказать, что она все делает правильно? Но ведь это не так. Марк злился все больше. Стали вспоминаться их редкие ссоры в детстве: Афина случайно ломает его детскую метлу, Марк стихийным выбросом уничтожает милый кукольный домик, он подначивает сестру, что та не попадет в Слизерин… В Хогвартсте тоже были ссоры, но никогда не было ощущения, что они рассорятся окончательно. Сейчас же это ощущение неумолимо грызло Марка.
Как объяснить сестре, что он хочет ей только счастья? Что он примет ее уход из отчего дома, будет и дальше ей помогать и оберегать, но родители не примут этого, они пока просто терпят ситуацию? Что ему через месяц ехать в Хогвартс, и он не сможет никак повлиять на них, не сможет вовремя вырваться из школы и примчаться по первому ее зову? Как донести Афине, что ее желание достичь счастья оборачивается в смертельную опасность в такое непростое время?
Марк постарался расслабиться и выдохнуть. Если он сейчас скажет что-то жесткое для Афины, то поставит ее этим в еще большую опасность: она не пойдет к Марку, гордость не позволит. 
- Эффи, сестренка, я хочу, как лучше. Ты всегда была умнее меня, ты все понимаешь…
- Так от меня ты что хочешь? Чтобы что я сделала? Ты сам мне только что рассказывал, что родители не оставляют мне выбора. Так куда мне податься?
Что бы он хотел? Сложный вопрос. Особенно, если по-настоящему задуматься, а не отвечать обычной отговоркой. Он бы хотел, чтобы и он сам, и Афина были какой-нибудь младшей, никому не нужной, ветвью рода. Чтобы на них незримо не давили родители. Чтобы Темный Лорд решил набирать силу чуть позже, лет на 10, не сейчас. В конце концов, он бы хотел прийти домой и все спокойно обсудить с отцом. Много чего Марк хотел, конечно. Он бы хотел, чтобы Афина вышла замуж за хорошего чистокровного юношу, который будет любить ее больше жизни. Марк понимал, что это последствия слишком сильной привязанности, но он хотел бы, чтобы сестренка была рядом.
К сожалению, сейчас все было не так. Волдеморт сколачивал себе армию, родители возлагали на Марка и Афину слишком большие надежды, Афина показывала свою независимость и самостоятельность направо и налево, забывая о нем.
- Ты думаешь, что, покинув поместье, ты избавишься от опеки родителей? - Марк попытался смягчить голос. Вероятно, вышло еще хуже, он стал каким-то хрипящим, будто Марк орал на стадионе пару часов без перерыва. - Эффи, они не будут ждать, пока ты достигнешь каких-то высот в Министерстве, не будут смотреть, как выходишь замуж за кого-нибудь мелкого, неизвестного, всеми забытого клерка! Они думают, что ты просто показываешь свой характер, успокоишься через пару недель и вернешься со склоненной головой! Не сделаешь так, они устроят это самостоятельно!
Случилось неожиданное. Всегда сильная и сдержанная Эффи расплакалась. Нет, она не ревела, как эти дурно воспитанные грязнокровки по любому поводу. Но то, что она позволила слезам показаться в ее глазах, говорило слишком о многом.
- Не смей говорить мне это. Думаешь, я не знаю чем это всё чревато? Думаешь, я не знаю, что сделают со мной родители, когда узнают, что это всё не просто юношеский максимализм и что я не хочу возвращаться? Да я знаю это! Но я рискнула. Марк, послушай, я ушла, потому что поняла, что я не могу жить в этом доме, он душил меня, отравлял. Но это не значит, что я изменила своим взглядам, нет, просто дай мне время зализать раны. Ты мне тоже очень нужен и мне нужна твоя поддержка. Пожалуйста.
Афина говорила громче обычного, казалось, что скоро их беседа перерастет в безобразную ссору. Но на середине фразы Афина взяла брата за руку. Марка будто током ударило. Что он делает? Что он несет? Он должен был все это время убеждать сестру, что сможет ей помочь, защитит ее, встанет на ее сторону в любом случае. Ей и так тяжело, она ведь наверняка чувствует вину и перед ним, и перед родителями. Ко всему прочему, работа, море новых и, наверняка, не слишком дружелюбных людей, непонятное жилье, ведь вряд ли Афина могла позволить себе снимать что-то шикарное. Марк закрыл лицо руками.
Какой же я глупый, эгоистичный мальчишка. Она единственная, кто любит меня по-настоящему.
- Афина… Эффи. Прости меня. Я идиот, ты всегда это знала, - Марк вымученно улыбнулся. - Я помогу тебе. Если будет нужно, поговорю с родителями. Мы что-нибудь с тобой обязательно придумаем. Что тебе необходимо сейчас? Деньги? Квартира получше? Может быть, знакомства в Министерстве? Все, что скажешь. Давай поговорим обо всем с самого начала, пожалуйста. Я хочу все понять.

+2

8

Шум машин, проезжающих по прилежащей к кафе дороге, гулом раздался в голове Афины, она сейчас чувствовала себя отравленной и этот яд, всё глубже проникая в её организм, убивал в ней последнюю надежду. Она смотрела в некогда тёплые и понимающие глаза брата и видела в них только отстранённую пустоту. Ей было больно, что Марк сидит так близко к ней, совсем рядом и при этом не слышит её, словно,  между ними невидимая стена, и она становилась всё выше и толще с каждым его словом. Марк говорил чётко и размеренно, как будто зачитывал ей смертный приговор, а каждое его слово слышалось Эффи свистом плети.
Афина обладала редким талантом: выйти из любой передряги с перевесом в свою сторону, она всегда искала в любой, даже самой неприятной ситуации плюсы, но сейчас она чувствовала, что это тупик. В голове Тесс роились мысли, сотни мыслей, и она пыталась схватиться хотя бы за одну, чтобы вытащить себя из этого болота, ведь ей больше не на кого было положиться, кроме как на саму себя.
Девушка оглядывала кафе, пытаясь отвлечься от разговора, она смотрела на спешащих людей, которые брали кофе с собой и куда-то бежали. Она ведь тоже такая, всё время куда-то бежит и спешит, но не сейчас. Сейчас время для неё как будто остановилось, оно густело и тянулось, продлевая её пытку. Эффи боролась с желанием встать со своего стула и просто уйти, без объяснений, без прощаний, открыть дверь и больше не оборачиваться. Но она не могла так поступить с Марком, ещё в детстве они договорились никогда не ссориться подолгу и не ложиться спать обиженными друг на друга. Им казалось, что это очень важно и брат с сестрой держали это обещание, и только поэтому Афина решила выслушать Марка. Если бы на его месте сидел кто-то другой, то она незамедлительно послала бы того неразумного человека к чёрту, а может, куда подальше. Потому что больше ссор с братом она ненавидела только нравоучения и чтение моралей. Может поэтому у Тесс и не заладилось с матерью, Изабель понимала материнскую любовь, как наставления и постоянные уроки благовоспитанности, а Эффи от этого тошнило, она ждала от матери тепла и объятий, которых так не хватало.
Эффи буквально чувствовала злость Марко кожей, воздух вокруг него дрожал, как будто под воздействием электрического тока. Ей не нужно было видеть его мысли, она и так читала их по его лицу -  сейчас Марк её ненавидел. Только мысль об этом душила Афину, туго сжимая лёгкие холодной хваткой, она словно падала вниз, в пропасть и пыталась набрать в грудь больше воздуха, но не могла. Она тонула, опускаясь в тёмную воду всё глубже и глубже, Тесс чувствовала себя такой ничтожной и беспомощной. 
Оглянувшись на стекло витрины, девушка столкнулась взглядом со своим отражением, и ей стало противно. Эффи было неприятно видеть своё осунувшееся лицо, следы усталости на её коже выглядели болезненно, она не могла узнать себя такую слабую и серую, не могла поверить, что перед ней та девушка, которая развлекалась раньше в Хогвартсе тем, что окручивала наивных сокурсников, а охота за хорошими мальчиками была одним из её многочисленных хобби. А что же сейчас с ней случилось? Неужели её так сильно побила жизнь? Афина была из тех людей, которые могли добиться любой поставленной цели, она была сильной и стойкой, девушка гордилась этими качествами, может даже больше, чем своей внешней привлекательностью. Потому что знала, что красота – это временное явление, а вот острый ум и умение приспосабливаться – это навсегда.
Она больше не могла смотреть в свои пустые и безжизненные глаза в отражении стекла, Эффи проглотила подступающий к горлу ком и попыталась сделать ровный вдох, чтобы успокоить свои мысли, но она уже не могла их унять.
- Эффи, сестренка, я хочу, как лучше. Ты всегда была умнее меня, ты все понимаешь…
Слова брата звучали, будто сквозь толщу воды, а в ушах слышался гулкий стук сердца, которое гнало кровь по организму, поддерживая в нём жизнь, хотя Афина уже не видела в этом смысла.
Я никогда не была умнее тебя.
Горькая обида сжимала её горло, и дышать становилось всё сложнее. Она пыталась представить другую жизнь, ту жизнь – в которой от неё ничего не ждали, ту жизнь, в которой на неё бы не смотрели, с дорогих, писанных маслом портретов, осуждающие лица родственников. Жизнь, в которой она могла быть кем угодно. Но Афина не могла, она так глубоко увязла в этом мире, что не видела себя кем-то другим.  Она подняла глаза на брата, он всё ещё сидел в той же позе, он всё также смотрел на неё изучающим взглядом, и Тесс физически ощущала тот холод, который был между ними.
- Ты думаешь, что, покинув поместье, ты избавишься от опеки родителей? Эффи, они не будут ждать, пока ты достигнешь каких-то высот в Министерстве, не будут смотреть, как выходишь замуж за кого-нибудь мелкого, неизвестного, всеми забытого клерка! Они думают, что ты просто показываешь свой характер, успокоишься через пару недель и вернешься со склоненной головой! Не сделаешь так, они устроят это самостоятельно!
Последний удар был самым больным, Афина подумала, что она сейчас упадёт и больше у неё не будет сил подняться. Она чувствовала, как прежде острое чувство гнева сменяется холодным безразличием. Ей уже было плевать на то, что её ждёт, что ей скажут родители. Она была готова сделать, что хотел от неё Марк и что так давно требовали родители, она была готова положить свою голову на плаху и отдать свою жизнь нелюбимому мужчине, если этого требовала её семья. Она готова жить в большом родовом поместье и каждое утро, улыбаясь своему супругу, подавлять рвотный позыв, в конце концов, так делают почти все. В узких кругах чистокровных семей редко встречались счастливые браки, поэтому тихие и милые жёны довольствовались очередным дорогим подарком, а неверные мужья - романами на стороне. Все врали друг другу в этих незамысловатых играх, и признаться честно, блеф был едва различим. Это мастерство, оттачиваемое многими веками и сотнями поколений, передаётся от родителей  к  детям.
Легкой рукой, смахнув слёзы с ресниц, Афина посмотрела на их с Марком руки, она всё ещё крепко держала его, словно боялась потерять брата. Его рука была тёплой и мягкой и такой живой, на фоне тонких и холодных рук Афины. 
Марк замолчал, переводя дыхание, Эффи чувствовала, как он переживает и она понимала, что он за неё боится.
- Афина… Эффи. Прости меня. Я идиот, ты всегда это знала. Я помогу тебе. Если будет нужно, поговорю с родителями. Мы что-нибудь с тобой обязательно придумаем. Что тебе необходимо сейчас? Деньги? Квартира получше? Может быть, знакомства в Министерстве? Все, что скажешь. Давай поговорим обо всем с самого начала, пожалуйста. Я хочу все понять.
Афина подняла глаза на брата, она знала, что он всё ещё потерян и не понимает, что происходит. Но только факт того, что он готов был поддержать её и защитить, успокаивал её. Тесс словно обрела второе дыхание, вот теперь она узнавала своего Марка.
- Я сама поговорю с ними, как буду готова. Я думаю, так будет лучше, если они увидят мои серьёзные намерения. С деньгами всё в порядке, жильё я тоже поменяю в скором времени – это не проблема. – Она рассматривала лицо Марка и не могла понять, когда он успел вырасти в настоящего мужчину. – Слушай, всё в порядке. Просто сейчас непростой период, но он скоро закончится. А по поводу министерства, я что-нибудь придумаю, правда.
Афина была рада, что он, наконец, услышал её, она не хотела ссориться с братом, для неё это было бы последней каплей. Она посмотрела на часы, которые тонкой цепочкой овивали её запястье.
Вот чёрт!
До конца обеда оставалось всего пятнадцать минут, Афина не хотела идти обратно на работу, ей было не до того, она хотела остаться здесь, в этом кафе и просто вот так сидеть рядом с Марком.
-Марк, давай встретимся на выходных? Мой обед уже почти закончился, мне нужно идти. – Эффи чувствовала себя виноватой за то, что не может провести со своим братом ещё хотя бы десять минут – Я завтра же отправлю к тебе сову, я обещаю. И пожалуйста, ничего не говори Изабель, я сама скоро с ней поговорю.
Она ещё крепче сжала его руку, Тесс не готова была расстаться с Марко снова, пусть даже на пару дней.
- Ты тоже пиши мне, хорошо? – Она на мгновение отпустила его руки, чтобы достать из кармана пиджака бумажку с адресом. – Вот сюда.

+2


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Настоящее » Quid est veritas