Добро пожаловать
к нам на Marauders.
The reaper’s due!

Смешанный мастеринг, эпи-
зоды, рейтинг может дости-
гать NC-21.
Конец июля 1978г.
Админы: Regulus Модератор
Связь: ЛС
, ElysseПо вопросам игрового процесса и организации
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, NarcissaПо вопросам игрового процесса и организации
Tlg:@Stormborn_mother
ICQ: 629 056 483

гостевая
сюжет акции
роли внешности
объявления
Марокко – страна по истине
сказочная. Здесь магия не
прячется, она на виду,
подается как
национальное блюдо,
экзотическое для
туристов
и самобытное
для
местных.
НОВОСТИ
Нам 1 месяц!
Мы рады поздравить всех игроков c таким приятным событием!
Располагайтесь удобнее!


Массовая аватаризация

Раздача галлеонов!

Запись в квест

НОВОСТИ

Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов

Marauders. The Reaper's Due

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Between two coasts!


Between two coasts!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Between two coasts!

Прошлое — забыто, будущее — закрыто, настоящее — даровано.

https://lady.webnice.ru/img/2009/08/img20090829005452_8224.jpg

Дата и время эпизода

Действующие лица

1978, May, 11

Evelyn Scott, Luke Drake

Иногда прошлое догоняет тебя там, где ты его меньше всего ждешь, ведь казалось бы все говорят, прошлое в прошлом, отпусти и забудь, но вот уже оно врывается в твою жизнь и бьет тебя тяжелой сковородой не спросив твоего мнения, что в таком случае делать? Сделать вид, будто бы не заметил? Или быть может прикинуться что ничего не было? А может высказать все друг другу?

+1

2

Обычный рейд, которых аврорат проводил сотни - единственное отличие в том, что с ними в качестве полноценного бойца участвует теперь и он, прошедший практику, на удивление, без ранений и закончивший, наконец, сдавать теорию британского права, что прилично отличалось от американского. Сегодня их целью является какой-то мелкий ковен, хотя, по правде сказать - это даже не ковен, а так сборище уэльских магов, которым нечего делать и хочется показать свою крутость перед друг другом. Не рейд, а скорей даже просто попугать идиотов, но это он думает пока, а что будет дальше...
Они трансгрессировали в один из корнуэльских тупичков из которых есть только один выход, и он тот, что им нужен. Залезли в подпол, после чего начали медленно разбредаться по подземелью, что оказалось скрыто в, казалось бы, обычном подвале, впрочем, чему они удивляются? Они маги, а чары расширения хоть и относятся к недоступному большинству волшебству, но не есть нечто недоступное в принципе. Он решил остаться на выходе и блокировать тех неудачников, что решат пройти мимо его коллег и на своем пути к выходу натолкнутся на него.
Первые минут двадцать было тихо, но потом стало веселей из глубин катакомб слышен был уэльский мат, а также выкрики заклинаний, которыми его коллеги щедро награждали всех желавших этой ночью "повеселиться", но вот его тихое бдение подходит к концу вперед несется первая жертва, её встречает простейший Stunning Spell и первое тело отлетает к стене, но это лишь первая ласточка и дальше начинается веселье периодически перерастая в поединок два на одного даже. Чем ближе казалось был, конец, тем сложней было держаться, в концовке он пропустил Diffindo в плечо, не смертельно, но неприятно, в ответ в мага, что скаствовал это заклятие отправился луч Disarming Charm, чтобы дальше провести накрытие цели Incarcerous. А дальше лишь оставалось ждать коллег и пытаться перетянуть остатками форменной мантии своё плечо, последнее надо сказать выходило не очень. Так что, когда старший их операции - Фрэнк сказал ему, чтобы он валил в Мунго сил спорить не было, их хватило в общем-то только на два момента - первый перенестись в само Мунго и второй мрачно помахать здоровой рукой дежурившему медбрату, который недолго думая поднял его чарами и оттащил в дежурку по дороге избавившись от никуда негодной мантии аврора и оставив его в порезанной белой рубашке и синих брюках. После чего бросив что-то из серии никуда не уходи, очень смешно! Ушел за дежурным врачом.

+1

3

- Эви, зайка, подежуришь за меня сегодня? Эдвард позвал на свидание, а у меня дежурство как на зло?
- Неужели вы, наконец, решились? Поздравляю! - улыбается Эвелин коллеге из "магической травмы", - Как я могу становиться на пути у Купидоновых стрел? Конечно, Касси, подменю тебя.
- Эви, ты чудо! Не знаю, о каких стрелах ты говоришь, но уверена, в тебя ещё поди-попади, ты у нас шустрая! Целую, убежала.
Ха-ха, - думала Эвелин, провожая взглядом Кассандру Эдвардс, очаровательное белокурое создание. Про таких обычно говорят "простота хуже воровства". Касси всегда славилась своим легким нравом и умением заводить романы. Говоря про "наконец решились" Эви подразумевала необычно долго затянувшийся для Кассандры период гляделок и томных вздохов. Аж на целый месяц! Но, приходилось признать, что в битве сарказма с простодушием безоговорочную победу одержало последнее. Было удивительно, как они с Касси сошлись и даже вполне себе дружили, если учесть, что в отличии от коллеги по Мунго, Эви считала, что если на работе где и можно заниматься делами сердечными так только в "магической кардиологии".
В ординаторской было пусто и тихо. Эвелин не стала включать волшебные светильники, а лишь воспользовалась Люмусом, чтобы подстветить себе путь до диванчика и попробовать вздремнуть, пока была возможность - кто знает, каким выдастся незапланированное дежурство. С её везением это спокойствие вполне могло быть затишьем перед бурей. Но не успела Эви сомкнуть глаз, как дверь открылась и в дверной проём просунулся медбрат:
-Доктор Скотт, там раненого аврора доставили. Я его в первую смотровую определил. Магическое ранение при исполнении.
-Благодарю, Саймон, уже иду.
На ходу накидывая белую мантию целителя, Эви так и застыла в дверях смотровой, поправляя зацепившиеся за капюшон волосы. Она узнала его сразу, хотя в следующую секунду постаралась уверить себя, что это ей только кажется, и этот сидящий к ней в профиль мужчина вовсе не тот, за кого она его приняла; что это лишь её рефлексия, отголосок воспоминаний, а не тот Люк Дрейк, которого она когда-то знала. 
Кем бы ни был этот человек, он определенно точно не тот Люк Дрейк... - говорила она себе, пытаясь унять внезапную дрожь в пальцах и отогнать сонм нахлынувших воспоминаний.

Он обещал писать ей после выпуска, но она так и не получила ни единой строчки. Сначала она скучала, потом сердилась, затем стала думать о нем все реже до тех пор пока воспоминания не свелись к чьему-нибудь упоминанию  на встрече выпускников: "Хей, а как звали того парня, который вечно всем вламывал, вытаскивая тебя из неприятностей?" "Люк, Люк Дрейк," - отвечала она по-прежнему с теплотой в голосе, но уже без сильных эмоций.
Но затем была та встреча с прошлым. В здании старого театра прошлое не просто настигло Эвелин Скотт, оно навалилось на нее своей тяжёлой, разящей огневиски тушей, и, ехидно улыбаясь, зло прошипело ей на ухо, что на сей раз мерзкую грязнокровку никто не спасет. Что она ответит за все: и за метлу, и за удар под дых на берегу вонючего озера, и за проклятую дуэль в лесу, после которой над ним смеялись все, кому не лень. Леденящий душу ужас охватил тогда Эвелин Скотт, ведь он был прав, на сей раз её действительно никто не спасет. Кроме неё самой. Но что она могла? Против почти двухметрового бугая, весом за сто кило! С палочкой, оставленной в недосягаемости пары метров, которые не преодолеть, как не тянись рукой! И не было рядом того, кто мог бы убрать от неё эту смердящую ей в лицо мучительную смерть, отшвырнув в сторону, каким-нибудь заклятием или ударом одной левой! И тогда ей пришлось самой взяться за "оружие". Ирония судьбы, но как и тогда, в истории с призванной метлой, Гриверн не ожидал, что она так нападет.
  А потом было безумие, непроходящий страх и ночные кошмары, в которых Люк Дрейк тоже был там, но отворачивался и уходил. Были и сны, где он, напротив, врывался в здание театра, впечатывал Гриверна в стену, а потом хватал Эви за руку и они вместе убегали от всего этого. После этих снов она просыпалась в слезах, а потом начинала ненавидеть за то, что это был всего лишь сон. Ненавидеть себя и его.
  Однажды, когда страх стал уже чем-то привычным, когда острая боль постепенно трансформировалась в ноющую и обыденную, так что удавалось даже делать вид, будто её не замечаешь, ей в руки попалась газета. Она не помнила точно, что это было: может "Ежедневный пророк", а может отец привез из очередной командировки Америку диковинку - местную магическую периодику. Но там была статья, про доблестных авроров, блестяще проведших задержание пожирателей смерти и спасших целую группу магов-полукровок. Автор статьи очень старался, чтобы страна знала своих героев и назвал их по именам, не забыв упомянуть и "особо отличившегося молодого аврора, Люка Дрейка". Читать это было... тяжело. Так тяжело, что хотелось сжечь эту газету с её статьей и коллективной фотографией, где "особо отличившийся молодой аврор" присутствовал в числе прочих героев. Но она не сожгла. Напротив, она сохранила аккуратно вырезав ту заметку. Это помогло ей смириться. Принять, простить, отказаться от мелочного эгоизма маленькой девочки, студентки Хаффлпафф, свято верящей в незыблемое присутствие и всемогущество своего заступника.

Она уже не та девочка. А раненый аврор, которому ей предстояло оказать помощь, не тот Люк Дрейк, как бы там его ни звали. Эвелин достала  палочку, взмахнула, заставив самопишущее перо "ожить" и приготовиться записывать status praesens нового пациента. Ещё одного из... А раз так, то нужно все сделать как полагается в таких случаях:
- Здравствуйте. Я доктор Эвелин Скотт. Представьтесь пожалуйста и расскажите, что с вами случилось, чтобы я быстрее смогла вам помочь.
Она подошла к нему, не сводя глаз с его кровоточащей раны, стараясь всеми силами избежать необходимости смотреть ему в лицо.

Отредактировано Evelyn Scott (2018-07-22 15:36:04)

+1

4

Оставить его в процедурной, было, наверное одним из наиболее "гениальных" решений этого медбрата, поскольку он до сих пор продолжал терять кровь, хоть всё и было пережато из серии, как сумели. Впрочем, вполне возможно у него не хватало навыков на что-то более серьёзное. Кто знает? А дальше пришли галлюцинации, ну по крайней мере он посчитал то, что услышал именно ими и тихо произнес:
- Ну, вот старина, ты и допрыгался, от потери крови у тебя у галлюцинации, что дальше, розовые пони с ангельскими крылышками? - Пускай эти слова и были произнесены себе скорее под нос, но основную часть вопроса он все таки мог понять и осознать, а так же в его мозгу зрела одна злободневная мысль из серии, что если он не скажет, что с ним и ему не помогут то его галлюцинации не обойдутся именем школьной подруги, которую он не видел девять лет или розовыми пони с корнуэльскими пикси верхом, а может придти и что-нибудь похуже, вроде Грюма в домашних семейниках, что будет читать ему мораль про постоянную бдительность и недопустимость расслабления на посту!
- Работали на задержание группы темных магов, вступил в серию магических поединков в результате, которых получил режущее заклинание в плечо, артерии судя по тому, что я жив не задеты, но потери крови обильны, док. Так как вы говорите вас зовут? - мрачная ухмылка и легкая надежда услышать "правильное" имя сопутствовали его спичу.
А дальше пришло подозрение, что дела его гораздо хуже, чем ему казалось в начале, ведь на него смотрело лицо похожее на неё, похожее на лицо той, какой она могла стать спустя годы. Хоть они и не виделись множество лет, но он вполне мог себе представит какой бы она стала спустя время, но откуда быть ей тут? Объективно, если пытаться смотреть на ситуацию её место было бы где-то в Министерстве в отделах, что занимались бы образованием, правами или чем-то ещё, что пытается сделать мир лучше, а медицина? Медицина нужна сегодня ему, чтоб не загнуться, а то это было бы слишком смешно и грустно умереть на столе у врача - это была последняя мысль, прежде чем разум потушил свет в его голове.

+1

5

Пока самопишущее перо тщательно документировало сказанное пациентом, доктор Скотт осматривала ранение. Пропитавшаяся кровью рубашка прилипла к телу и что самое неприятное, к краям раны.
И чему только этих авроров учат? Как палочкой махать? А наложить хотя бы примитивный жгут из подручных материалов он не догадался - мысленно отчитывала Эвелин, сама ещё не осознавая, что не смотря на все старания "заводится". Взмах палочкой и экстракт бадьяна и чистый перевязочный материал выплыли из шкафчика с медикаментами и опустились в металлический лоток, стоящий рядом с кушеткой на столике для инструментов. А дальше палочку пришлось отложить и взяться за дело по-магловски, приложив ручки. В прямом смысле. Нужно было тщательно удалить фрагменты ткани из раны, прежде чем лить на нее регенерационное зелье. Пока мужчина докладывал об обстоятельствах произошедшего, Эвелин одной рукой пыталась проводить тампонаду раны, другой, держа в ней взятые с лотка ножницы, отрезала рукав рубашки. Сдавливая ему плечо, Эви уже понимала - бедолага плох, совершенно не ощущается привычного усиления мышечного тонуса, как противодействие на внешнее давление. Она спешила как могла, рану надо очистить, иначе грозят пострегенерационные осложнения, которые штука тоже неприятная, вплоть до операции с иссечением нагноившихся краев и последующим вторичным заживлением, которое в таких случаях может уже оставить шрам, да ещё сопутствующие нарушения чувствительности в этом месте можно получить. Освободив руку аврора от рукава его и так уже безвозвратно потерянной рубашки, доктор Скотт хотела приступить ко второму этапу лечебных мероприятий, но тут почувствовала, что пациент сильно пошатнулся. Все постороннее тут же вылетело из головы и Эвелин подняла глаза на мужчину:
Так и есть, зрение расфокусировалось, сейчас упадет
- Саймон, скорее сюда! Держи его! - выкрикнула она как раз вовремя, чтобы мигом метнувшийся к ним медбрат успел подхватить лишившееся сознание тело.
- Аккуратно, укладывай его. Да вот так! Потерпи, потерпи, Люк, сейчас станет легче! - она обильно поливала его рану содержимым стеклянного пузырька, глядя, как разрезанные ткани срастаются на глазах и сама не замечая, как обращается к своему всего лишь ещё одному пациенту.
-Спасибо, Саймон. Теперь все хорошо, можешь идти на пост. - облегченно выдохнула она, обращаясь к медбрату, после того как рана затянулась полностью, а пациент издал тихий стон человека, которому крепко досталось, но он постепенно приходит в себя.
-Вы зовите если что. Я тут, рядом, - участливо произнес медбрат, впервые видевший доктора такой бледной.
Она устало улыбнулась ему и благодарно кивнула.
- Лежи, не пытайся сейчас встать. Ты потерял много крови, - сказала Эвелин, держа руку по-прежнему на его плече, готовая если понадобиться силой удерживать его в горизонтальном положении,  а второй "обнимая" за шею, чтобы прощупать пульс.

+1

6

Это было какое-то мрачное порождение Лавкрафтовых бредней, он шел по темным туннелям не разбирая дороги палочка в левой руке, клинок в правой и раз за разом меч наносил удары в сторону тварей, что позли к нему. При всём при этом вокруг ходили маги, но они не замечали силы зла, даже когда те поедали кого-то из них. Он пытался защищать людей, но очень скоро сил стало хватать только чтобы вертеться и защищать самого себя. Он уклонялся от клыков, крыльев и когтей, в какой-то миг он понял, что скоро все станет слишком плохо, ибо скопище чудищ лишь увеличивалось и он решается применить артефакт. Он не помнил откуда этот артефакт у него, но он четко понимал, что для того чтобы он сработал надо пролить собственную кровь и тогда он уничтожая её и себя самого - уничтожит всех гадов вокруг. Но использовать его ради парочки гадов, по которым он может при желании и Fiendfyre использовать, просто глупо. А значит нужен сигнал, что соберет всех их к нему и вскоре он увидел то, что может послужить ему этаким сигналом. Маяк. Как он поднимался по ступеням он не помнил, лишь взмахи мечом отпечатались в его усталом мозгу, как и кишки разлетающихся после взрывных заклятий тварей.  А дальше он зажег маяк и твари казалось бы заполонили всё вокруг, единственным светом был свет маяка, к которому летели они и вот он понимает что пора, клинок распарывает собственное плечо и кровь попадает на артефакт. Ярчайшая вспышка и лишь пепел оседает вокруг него и в небе. Он победил, снова, вопрос лишь в том надолго ли?
Затем медленный спуск по лестнице вниз, чтоб внезапно оказаться в руках какой-то твари, что зачем-то приняла облик похожий на ту, которую он знал в школе. Эвелин. Черт, врешь, не возьмешь, шею не отдам. Он яростно пытается откинуться назад, но у него ничего не выходит, потому что сзади стена, а потом, как сквозь вату он слышит голос:
- Лежи, не пытайся сейчас встать. Ты потерял много крови, - этот голос не спутать и тем более ужасающим становится понимание, что прошлое это всего лишь кошмар, а она тут здесь и сейчас.
- Ну, здравствуй, что ли... - медленно выговаривает он. Других слов нет сейчас, больно неожиданная встреча, слишком маловероятная, чтобы рассматривать её возможность, слишком сложная, чтобы предсказать последствия.

+1

7

Эвелин словно током ударило от его слов. Узнал. Значит все так и ничего не показалось. Слишком затянувшаяся пауза, во время которой мозг судорожно пытается найти подходящие слова, чтобы выдавить их из себя. Слишком сложно, слишком внезапно, слишком неожиданно болезненно.
Ах, повезло, так повезло, ничего не скажешь! Спасибо, дорогое Мироздание, ты как всегда юморишь. А я вновь выступаю в роли человека, который не понимает юмора.
Хотя сильная кровопотеря случилась лишь с  лежавшим перед ней мужчиной, Эви выглядела сейчас такой бледной, будто кровь проливали оба. Ощущая под пальцами, как пульс Люка набирает частоту и силу, она чувствовала, как бешено колотится и её сердце. Схожесть симптомов была столь велика и, откровенно говоря, комична, -ох, Мироздание, какой же ты юморист!- что в голове мелькнула мысль, а не грохнется ли доктор тоже в обморок рядышком с пациентом, а для пущего цирка может и вовсе на него. Чего уж, веселиться, так веселиться! Верно, дорогое Мироздание?!
Однако, пока вы ещё стоите на ногах, доктор Скотт, нужно выполнять свои докторские обязанности. Да и делать вид будто вы внезапно оглохли и онемели - тот ещё актерский провал.
-Здравствуй, - коротко, ёмко и по сути. Браво! Оскара этой актрисе! Но раз уж леди играет роль доктора, надо бы добавить в этот спич немного врачебной терминологии. А ещё, надо бы как-то смириться с тем фактом, что все это не игра.
-Как ты себя чувствуешь? Голова кружится? Тошнит? - следующая фраза застряла в горле, но надо проверить, может ли пациент фокусировать взгляд, - Посмотри на меня.

+1

8

Мда, не так он себе представлял эту встречу, когда представлял, а кстати сознание, а представлял ли он вообще эту встречу? Слегка покопавшись в голове, пока она видимо думала о чем-то свое он с некоторым успокоением понял - да, представлял, не был уверен, что это хорошая идея, сомневался, отговаривал сам себя, но представлял. Правда надо признать, что там было все иначе, но что поделаешь, он, увы, не  лорд судеб, чтоб решать, как и что будет. Наконец она отмерла и закидала его рутинными вопросами, на которые и надо было бы ответить, но вот совершенно не тянуло, в отличие от того, чтобы ляпнуть что-то, что разрушит эту пелену неловкости.
- Смотрю, не могу наглядеться, - легкая ухмылка, которая кривится из-за боли в плече, разумом он понимает, что боль уже относится скорее к разряду фантомных, но то ведь разум, а тело бурчит, впрочем аврору не привыкать игнорировать позывы тела, чтобы сделать то, что нужно:
- Знаешь, я представлял себе эту встречу иначе, когда позволял себе её представить, вот почему совесть, когда не видит объекта, куда как более сговорчива, чем когда я вижу тебя в живую? У меня были десятки доводов и сотни фактов сделать всё, как я сделал, но смотря сейчас на тебя, я совсем не уверен, что был прав. - Медленно и тихо говорит он, как будто бы вбивает гвозди в крышку своего будущего гроба, почему-то он не сомневается, что эта девушка не постесняется его в него уложить и будет отчасти, надо признать права, пускай и только от части.
Что ж у неё случилось, что она стала такой? И как же мечты, мелькали мысли в его голове, но в слова они не обретались - это было невежливо по отношению к ней и тяжело, впрочем тяжесть можно было бы и потерпеть, но вот невежливость к ней, снова, он не мог себе позволить.

+1

9

На миг ей показалось, будто не было всех этих лет. Вот он все тот же Люк Дрейк, ослабевший после тяжелого боя настолько, что его и ноги не держат, но уже пытающийся отшутиться от боли, превратностей судьбы и прочих отягчающих жизнь обстоятельств. Эвелин невольно улыбнулась, как сделала бы это та Эви Скотт. Но следующие его слова вернули её в реальную действительность из мира безоблачного, как это выяснилось в сравнении, детства. И улыбка медленно сползла с губ. Намеренно или нет, кто же его теперь знает этого нового, совершенно незнакомого ей человека, своей фразой о неуверенности в правоте своих поступков, он сильно ударил по тому рубежу, что сдерживал армию внутренних демонов, терзающих Эвелин уже долгое время. Что-то очень больно кольнуло в сердце. Доктор Скотт знала, что так колоть не может ни одна из известных человечеству физических болезней, будь то обычно природы или магической.
Надо поскорее покончить с этим. Сейчас надо сделать все, что велит мне профессиональный долг и отправить его отсюда с чистой совестью. А потом... Я смогу вновь собраться и сделать вид что ничего этого не было. Я справлюсь, научилась.
- Берегите силы, сэр. Не стоит сейчас много говорить. Назовите пожалуйста свое полное имя. Это нужно, чтобы зафиксировать его в вашей истории болезни и что бы я могла оценить, нет ли у вас когнитивных нарушений - самой Эвелин не нравилось играть роль такого откровенного сухаря даже с учетом обстоятельств. Потому она позволила себе добавить - Сейчас не лучшее время задаваться философскими вопросами. Неизбежно сопутствующая кровопотере гипоксия мозга сильно влияет на ясность сознания и восприятия. Это может сыграть злую шутку.

Отредактировано Evelyn Scott (2018-07-27 11:07:57)

+1

10

Ответ её его не порадовал, но впрочем, кто он такой чтобы чего-то требовать от неё в данный момент, как впрочем и в любой другой, как уже когда-то говорилось одними милыми людьми под этой большой луной, каждый человек свободен сам делать свой выбор и правила поведения. И значит ему нужно принять те правила, которые хочет она, быть может только слегка приправив их своим характером.
- Люк Михаэль Дрейк, первый имени своего, если уж на то пошло. - Начал он говорить под конец чуть ли не чеканя слова, - аврор из отдела магического правопорядка, подчиняюсь старшему аврору Аластору Грюму. Этого достаточно, мисс? Или ты уже быть может миссис? - последний вопрос звучит с легким смешком, который почти тут же переходит в приступ кашля, что заставляет сотрясаться его внутренности. Впрочем не сахарный, не растает, не в первый раз уже получает ранение, так что ничего с ним не будет. А вот что делать с ней, он пока ещё не понимал, она была одновременно и той, которую он помнил и совсем иной, отличной от того человека, что он помнил тем далеким летом перед своим отъездом из старушки Англии. Как же давно это было вроде бы, хотя казалось, что если он закроет глаза и ему не понадобится никакого омута памяти, чтобы вызвать этот момент, но это лишь иллюзия собственного воспаленного разума и он это понимает, как никто другой - этот её образ для него, почти как ментальный крючок, который нужно бы выдернуть, чтобы выйти из под контроля легимента, но как же не хочется...
Ведь эта та, которую он обещал защищать... - и не смог, - мысленно дополнил он.

+1

11

- Нет, я не замужем, - ответила она, окончательно признавая, что перед ней все же не обычный пациент. Будь он  «всего лишь один из» отвечать на подобные вопросы она бы не стала. Это не профессионально, да и просто не в её духе. Но, раз маски сброшены, так почему бы не швырнуть этой самой маской в самого вопрошающего? – А вы, сэр, у вас есть родственники, с которыми мы могли бы связаться по поводу вашего состояния? Супруга, дети? – подчеркнуто деловым, даже рутинным тоном Эвелин продолжила, надиктовывать самопишущему перу, - Занесите в историю болезни: учитывая тяжесть состояния, пациенту запрещено покидать больницу без сопровождающего. Так же на время пребывания в лечебном учреждении, ему предписан строгий постельный режим. Не волнуйтесь, - обратилась она уже к Люку, - я передам это назначение нашему медбрату. Он снабдит вас всем необходимым и проследит за исполнением.
- Саймон! – она позвала медбрата, - Принесите мистеру Дрейку судно, возможно, он останется у нас на ночь.
Даже если через пять минут за Люком явится толпа взволнованных родственников и делегация из профсоюза аврората и заберет его из стен Мунго, не смотря на разгар ночи, для доктора Скотт было ясно как день, что ни сна, ни даже просто спокойного дежурства ей сегодня не видать. А то и не только сегодня. Поэтому можно же себе позволить маленькую моральную компенсацию, даже если она сопряжена с незначительным злоупотреблением служебным положением.

Отредактировано Evelyn Scott (Вчера 09:51:52)

+1


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Between two coasts!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC