Позднее здесь будет выведена хронология и очередность постов
С подарка мысли плавно перетекли на Эдди. Они дружили вот уже почти три года, может, это был не такой большой срок, но за это время ребята неплохо узнали друг друга, к тому же, рейвенкловец был интересным собеседником и много знал о магии, а соперничество в квиддиче после некоторых событий стало добавлять только повод для шуток и взаимных подколок. Кроме того, у них сама собой сложилась общая компания, несмотря на то что Эдди постоянно заявлял о своем старшинстве (на целых полгода) и всячески показывал, что Марк, по его мнению, еще маленький.читать дальше
12/09 ТОП-ЧЕК получай приз за ежедневное тыканье по монстрам! Тыкать обязательно!
26/08 Открыта запись для двух новых квестов! Если ты решил примкнуть к Ордену Феникса или являешься учеником школы Хогвартс, то эта новость именно для тебя!
26/08 А вот и осень наступила... давай же начнем готовку к зиме, ведь зима близко, вместе за порцией чая и прочтением нашего осеннего пророка!
Добро пожаловать к нам на Marauders. The reaper’s due! Смешанный мастеринг, эпизоды, рейтинг NC-21.
Август/Сентябрь 1978 года.
RegulusОтветственный за прием и регистрацию персонажей
ICQ: 745005438
Tlg: @antraxantarion
, ElysseГлавный админ
Tlg: @cherry_daiquiri
ICQ: 702779462
, AthenaОтветственная за конкурсы и развлекательные мероприятия
ICQ: 744828887

Marauders. The Reaper's Due

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Deliver Us From Free Will


Deliver Us From Free Will

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Deliver Us From Free Will

Deliver us and free our minds from thought
Deliver us now!

https://pa1.narvii.com/6710/44ec61e6dd94b8745e8315c4032a663eac5a850b_hq.gif

Дата и время эпизода

Действующие лица

Пасхальные каникулы, весна 1978, Гриммаулд Плейс 12, и пасхальные каникулы 1976 во флешбеке

Sirius Black | Regulus Black | Walburga Black | Scarlett Selwyn | Elysse Selwyn

Отдуваться за чьи-то поступки всегда неприятно. Особенно если этот "кто-то" - твой старший брат, а его поступок портит семейный облик.

+1

2

Серый день, типичный для Лондона дождь, запах сырости и библиотечной пыли. Все было так же, как всегда, и Регулуса это в какой-то мере даже радовало. Пасхальные каникулы перед окончанием шестого курса он решил провести дома. В этом году не было ни крупных экзаменов, ни каких-то особенных планов, поэтому мысль порадовать родителей своим визитом казалась Регулусу очень даже удачной.

Мать с отцом после ухода Сириуса как-то разом постарели и казались в конец уставшими от жизни. Именно из-за них младший Блэк решил провести праздники дома – казалось, Ориону и Вальбурге просто необходим хоть кто-то живой в этом доме. Но особой радости на их лицах он так и не увидел. Собственно, иного и ожидать было глупо: они всегда были слишком сдержанными, кроме, конечно, тех моментов, когда скандалили с Сириусом. Вот тогда весь спектр родительских эмоций – увы, исключительно негативных – можно было созерцать во всей красе. Приезд же Регулуса на каникулы вызвал лишь пару одобрительных кивков. Вплоть до этого самого утра его почти никто не и не беспокоил.

Завтрак проходил вполне типично для семьи Блэков. Матушка морщила нос, отхлебывая чрезвычайно горячий кофе, отец нервно покашливал, ковыряя без особого аппетита свой омлет. Регулус присоединился к трапезе последним. Пустой стул Сириуса уже два года стоял напротив него немым укором.

― Как по-твоему, он придет? ― спросила мать, продолжая разговор с отцом, начала которого Регулус не слышал.

― Сомневаюсь, ― уклончиво ответил отец, пряча глаза. ― Доброе утро. ― Орион перевел взгляд на младшего сына. ― Пасмурный денек, а?

― Пожалуй, ― ответил Регулус.

Матушка не собиралась так легко переводить тему.

― Думаешь, ему хватит совести проигнорировать свои обязательства? ― не сдавалась она.

― Он игнорирует все, что хочет, уже не первый год, Вэл, ― спокойно ответил Орион и тяжело вздохнул.

― Я что-то пропустил? ― спросил Регулус. Из обвинительного тона матери и понурого вида отца он уже понял, что разговор снова идет о Сириусе. Сердце пропустило удар. Неужели он должен сегодня прийти? И что за повод должен привести брата обратно в ненавистный дом?

― К нам на чай придут гости, ― сухо ответила мать. ― Селвины с дочкой.

Регулус понял намек с полуслова. Девчонки с его курса тоже вовсю ходили на чаи, ланчи и ужины к ровесникам. Родители зачастую начинали эти походы еще когда девочки лежали в колыбелях. Волшебное сообщество хоть и имело несколько устаревшие представления о создании семьи, но все-таки шагнуло вперед – обженить кого-то силой было уже не так просто, как десять-двадцать лет назад. Но круг кандидатов в родню все-таки был сильно ограничен, поэтому девочек и мальчиков старались сводить, знакомить, чтобы они друг другу понравились. Но цели сегодняшнего визита Регулус не понимал.

― Но чего ради им приходить, если Сириус не живет здесь почти два года? ― спросил он с дерзостью, которой сам от себя не ожидал.

Мать была непреклонна:

― Мы отправили ему письмо. То, что он не собирается чтить наши устои, еще не повод оскорблять гостей. Он вполне мог бы прийти на один вечер. ― Вальбурга Блэк прищурилась и внесла предложение, которого не ожидал никто: ― Может, ты присоединишься к нашей просьбе?

― Написать ему? ― с удивлением спросил Регулус. ― Чтобы…

Он запнулся на полуслове. Написать брату впервые за много лет, чтобы… Чтобы что? Чтобы тот пришел в ненавистный ему дом пить чай с девицей, которую видел в школе? Сомнительная затея, что ни говори. Регулус не был уверен, что брат откликнулся бы, даже зови Регулус его к своему смертному ложу.

― Девочка неплохо воспитана и довольно мила, ― ввернул отец. ― Возможно, что-то могло бы…

Регулус с трудом сдержался, чтобы не усмехнуться. Мысль о том, что какая-то девочка, пусть даже довольно милая, может вернуть его старшего брата в отчий дом, была нелепой. Родители возлагали слишком много надежд на чувство долга и воспитание, которых Сириусу, увы, не досталось. Или досталось, но не в их понимании. Да и вниманием женском половины школы Сириус никогда обделен не был...

― У него предостаточно девочек, ― ответил он, уставившись в тарелку. ― На любой вкус. Он не придет, мама.

― Грязнокровки и прочее отребье, ― проворчала мать. Сжав руки в кулаки, она встала и произнесла: ― Отменять визит уже поздно. Придется сказать, что он болен, и развлечь гостей своими силами.

Хоть ее тон и не оставлял сомнений в том, что в назначенное время гости заявятся на порог, отец все-таки решился возразить:

― Какой смысл оттягивать неизбежное? Рано или поздно все узнают, что Сириус сбежал и порвал все отношения с семьей. Уже почти два года мы…

― Как, спрашивается, все об этом узнают? ― жестко спросила Вальбурга. ― Кажется, об этом еще не писали в газетах. А слухи и сплетни еще не повод для такого позора.

Регулус с интересом наблюдал за назревавшей перепалкой и не решался вставить ни слова.

― Но что мы можем им предложить? ― спросил отец.

― Отказываться глупо, ― не сдавалась мать. ― В конце концов, у нас двое сыновей.

Регулус замер. Собственно, этой фразы он ожидал с самого начала. Неужели ему придется не только тащить на себе вечный груз родительских ожиданий за двоих, но и все остальные обязательства брата перед семьей, обществом и благородными дамами взвалить себе на плечи?

― Но им придется ждать целый год, ― с сомнение произнес Орион. ― Будет неловко…

― Я ждала тебя целых четыре. Ничего, ― отрезала мать.

― Было другое время… ― Было видно, что отца слегка смягчили воспоминания о молодости, но идея по-прежнему ему не нравилась. ― Да и выбор был невелик.

― Сейчас выбор еще меньше, ― продолжала кипятиться мать. ― Дочь Фоули уже вдова, мисс Гринграсс сосватана, а дочь Буллстроудов уродливее тролля. О сомнительном происхождении мисс Мальсибер я уж совсем молчу.

― Думаю, Селвины не на это рассчитывают, ― произнес отец после секундного раздумья.

― Они будут рады и этому, ― отрезала мать и удалилась, так толком и не позавтракав.

Регулус сомневался в ее словах. Конечно, фамилия Блэк для родителей значила едва ли не больше, чем королевский титул, но… Едва ли она делала его таким же желанным женихом, как Сириус. Регулус был не так высок, не так красив, не так обаятелен… Девчонки со Слизерина, вздыхавшие по Сириусу, будто и не представляли, что у них на факультете есть собственный Блэк. А теперь ему предстоит роль игрока на замену. Представив, как будет разочарована их гостья, он почувствовал, как у него дрожат колени. Он словно стоял над пропастью, а камни осыпались у него из-под ног.

― Может, еще обойдется, и они сами откажутся, ― ободряюще произнес отец. ― Но на твоем месте я бы не спешил делать выводы. Даже Друэлла сказала, что их дочка очень мила. Ты знаешь свою тетку, ее не так просто впечатлить. ― Отец уже собрался было встать и уйти, но тут вдруг обернулся: ― Ты должен помнить эту девушку. Кажется, она была у нас пару лет назад. Да-да, как раз перед тем, как…

Повисло напряженное молчание. Отец снова кашлянул и, вновь тяжело вздохнув, вышел из столовой.

Заканчивать фразу было бессмысленно. Регулус вспомнил – в прошлый раз Селвины в полном составе, с сыном и дочкой, приходили на коктейли почти два года назад. За неделю до окончательного и бесповоротного ухода Сириуса.

+2

3

two years earlier...

Если у кого-то и были сомнения относительно принадлежности Сириуса к семейству Блэк, то уж точно не у него самого, несмотря на все внушения, что делались в разгар самых жарких ссор с родителями. Они были также упрямы, когда стояли на своём, пытаясь перевоспитать, переделать, перекроить его на свой лад, как и он, раз за разом доказывая, что если не удалось этого сделать в предыдущие пять, семь, одиннадцать, пятнадцать лет, то не с чего ожидать изменений на семнадцатый год. До флобберчервя уже дошло бы, а Орион с Вальбургой всё ещё на что-то рассчитывали, упуская последнюю возможность найти общий язык со старшим сыном, который так не похож на них, но всё-таки их родной сын.
Сириус всегда завидовал Джеймсу, по-хорошему, конечно, ведь родители Поттера любили и принимали собственного сына таким, какой он есть. У них даже нашлась капелька понимания и любви к Сириусу, который сейчас с гораздо большим удовольствием проводил эти пасхальные каникулы в Годриковой Впадине, нежели в мрачном особняке на Гриммаулд Плейс.
Оценили ли мать с отцом этот его шаг навстречу? Навряд ли. Всегда очень сдержанные, когда не скандалили, сейчас они как-то подозрительно суетились всё время. Сириусу доставалась значительная доля их внимания вкупе с наставлениями о надлежащем поведении, не без дежурных нотаций о важной роли чистой крови волшебника буквально во всех аспектах его жизни - от здоровья зубов до успешной карьеры и красивых наследников. Последнее - особый намёк в том числе и в адрес самого Сириуса, мол, ты у нас такой красавчик, потому что мама с папой чистокровные. Как же это бесило!
В пику им Сириус с наивнейшим видом чистейшей невинности к месту и нет вворачивал рассказы из своей школьной жизни, в которой его окружали не только рафинированные чистокровки. Скорее даже такие не появлялись в радиусе сотни футов от него. Зато было немало магглорожденных девчонок и девочек из смешанных семей, которые были гораздо ближе и понятнее, не лезли за заумным словом в карман, не разыгрывали из себя леди на блюде и вообще были намного симпатичнее. Они рассказывали кучу всего интересного о мире магглов и это было куда увлекательнее курса маггловедения в Хогвартсе.
Все эти восторги Сириуса доводили в свою очередь Ориона и Вальбургу до белого каления, так что им оставалось радоваться лишь тому, что когда-то на третьем курсе Сириус не выбрал это самое маггловедение в свою программу для подготовки к СОВ. Однако война войной с чистокровной твердолобостью, но он никогда не был фанатиком в чем-либо, что, на самом деле, его и отличало от многих других, неважно - адептов ли чистой крови или магглолюбов. Школьный предмет - это слишком уныло, никогда не познаешь жизнь по учебнику. А ведь Сириус ещё не похвастал родителям тем, как они с Джеймсом гуляли по маггловскому Лондону целый день одни, самостоятельно, оставив эту историю "на десерт", "вишенкой на торте", до поры до времени.
А тем временем подозрительное поведение родителей приобрело более конкретное выражение - накануне они как сговорились и будто старались лишний раз не обострять и без того взыровоопасные отношения с Сириусом, однако предупредили, что на следующий день в дом придут особые гости и что Сириусу надлежит вести себя достойно, чтобы соответствовать своему статусу. Это одновременно было так похоже на них и так странно, что, хоть Сириус и закатил глаза, скрипнув зубами, но, насторожившись, поинтересовался, кого же такого особенного они ждут.
Что особенного в Селвинах, он так и не понял, но акцент, который вольно или невольно делали, говоря об их дочке, навёл Сириуса на одну мысль. Несмотря на возраст, в котором сам ещё не задумываешься о таких вещах, он видел, как выдавали замуж его кузин. Кроме Меды, которая попросту сбежала с этой "ярмарки невест". Что-то и из вдалбливаемого так называемого кодекса наследника рода запало в голову - родители подыскивали ему невесту. Осознание данного факта одновременно злило ещё больше и вызывало желание расхохотаться. Какая нелепая затея!
"Серьёзно", - думал Сириус, глядя на Регулуса, разодетого в нарядную мантию по случаю гостей, - "Лучше бы они сватали Рега, он борозды не испортит и даже радостно поскачет впереди свадебного кортежа, лишь бы сделать мамочке приятное".
И самого Сириуса, конечно, тоже заставили одеться "прилично", а он только ждал подходящего момента, чтобы сорвать ненавистную бабочку, которая ощущалась не иначе как удавка на шее.
- Ну что, Регси, - обратился он к брату, не скрывая иронии в голосе, - намечается весёлый вечерок в компании стариков и зануды с Рейвенкло!
О, да! Можно себе вообразить, какое "веселье" их ждёт - пустые разговоры и пресные манеры. И - кап-кап! - капание на мозги: чистая кровь, благородные семейства. Оставалось надеяться, что никто не решит давить сентиментальностью и не заведёт речь о внуках. Конечно, заподозрить в таком Ориона или Вальбургу - ещё более нелепо, но кто знает этих Селвинов.

Отредактировано Sirius Black (28.05.2018 19:59:47)

+1

4

Пару недель назад ей пообещали красивое платье, новые сережки и настоящие женские туфли. Неделю назад ей сообщили, что нужно готовиться к важному походу в гости. Сама идея о том, чтобы роскошно нарядиться и пойти «в люди» Элис нравилась, но вот ее воплощение… что тут скажешь? Идея была явно провальной.

Предупредили Элис о том, что именно ей предстоит, ровно неделю назад, и вся эта неделя превратилась в сплошной фарс. Отец постоянно отлынивал от обедов, ссылаясь на плохой аппетит, матушка, вопреки своей сдержанной природе, совершенно неестественно и даже пошло ахала над тем, как быстро выросла ее единственная дочурка, утирая несуществующие слезы, а брат, глядя на весь этот цирк, то и дело усмехался и трагикомично закатывал глаза. Элис и сама бы хотела отнестись к ситуации с юмором, но как раз ей-то было не до смеха.

И что только мать удумала – тащить ее на ужин к Блэкам? Под ужином, само собой разумеется, скрывалось нечто куда более занимательное. Другие девчонки, возможно, даже позавидовали бы ей – ее ведь вели на ужин для того, чтобы поближе познакомить с Сириусом, старшим сыном мистера и миссис Блэк. Элис этого несносного мальчишку знала еще с детства. Будучи ровесниками и какими-то очень дальними родственниками, они пару раз играли вместе друг у друга в гостях – видимо, идея породниться покрепче не отпускала родителей многие годы. В первый раз семилетний Сириус в порыве показать какое-то чудо дернул на себя кружевную скатерть детского чайного стола, облив Элис горячим чаем и испортив ее новенький наряд. Через пару лет, когда решено было повторить попытку подружить детей, он снова отличился и подкинул ей в суп мерзкого скользкого бундимуна. С тех пор пыл с обеих сторон существенно поостыл, но о Сириусе того же сказать было нельзя – в школе он то и дело хулиганил направо и налево, оправдывая репутацию совершенно негодного кавалера.

А что теперь? Ее красиво одели и ведут на смотрины – и к кому? К тому самому несносному Сириусу Блэку. Ужин… Супницы, изящные серебряные вилки разнообразного назначения, такие неустойчивые чайные сервизы… Хоть бы платье пережило вечер, голубой цвет был ей к лицу. Элис с сожалением вздохнула. Жаль, что у нее нигде не завалялось бундимуна.

Надежды на то, что фокусничать на этот раз Сириус не станет, было мало. С детских лет он существенно поднаторел в пакостях, и Элис всерьез опасалась, что одними слезами и воплями ей не отделаться. Теперь они взрослые, придется при родителях вести себя прилично, а вот что могло случиться вне их поля зрения, предсказать было невозможно.

В глубине души – в самой-самой глубине! – Элис признавала, что он довольно симпатичный. Возможно, веди он себя чуть иначе, она бы даже порадовалась, что ей выдалась возможность заполучить после школы всеми желанного парня, но… обольщаться зря не хотелось. Она явно была не в его вкусе, если рассуждать здраво, а его поведение приводило ее в ужас. Не самый удачный фундамент для построения хоть каких-то отношений, что ни говори. Будь Элис посмелее, она бы даже взяла инициативу по саботированию смотрин в свои руки. Но она была милой и воспитанной девочкой, поэтому о планах симулировать приступ страшной болезни или громко почавкать пришлось забыть.

Прибывать в чужой дом камином даже по приглашению было бы дурным тоном, поэтому от «Дырявого котла» они шли пешком – довольно долго, тем более на каблучках. Перед входной дверью со змеевидной ручкой все трое дружно остановились и вздохнули, отряхивая одежду от городской пыли и поправляя прически.

― Надеюсь, ты не заставишь нас краснеть, ― процедила сквозь улыбку мать, растеряв от волнения всю свою показную нежность.

― Конечно, мама.

«Еще никогда в жизни я не заставляла их за меня краснеть», ― думала Элис, смотря на свои коленки и неуклюже потаптываясь на коврике. ― «А мать разговаривает со мной так, будто я только и делаю, что позорю всех на свете».

― Выше нос, детка. Какое у тебя серое лицо… Блэки могут подумать, что ты чем-то больна, ― заметила мать. ― Нужно было нанести больше румян.

Элис с трудом удержалась, чтобы не отмахнуться от этой чуши. Если кто и подумает, что она больная и непригодная, ей же будет легче.

«Добрый вечер, мистер и миссис Блэк! Такая честь быть приглашенной в ваш чудесный дом»… ― повторяла Элис то вслух, то про себя заученный дома текст.

Дверной засов заскрежетал. Элис нацепила на себя вежливую улыбку и почти выпалила свою скороговорку вслух, как вдруг замерла на месте и замолчала на полуслове.

«Чудесный дом» неприветливо встретил ее засушенными головами домовиков прямо над лестницей.

+2

5

Регулус Блэк нетерпеливо постукивал пальцами по резным деревянным перилам лестницы дома на Гриммаулд Плейс. Им с братом была поручена почетная миссия встречать гостей прямо в холле, но, очевидно, Сириус миссию почетной вовсе не считал. Он то и дело дергал галстук, отпускал ехидные замечания и рвался подпортить еще не начавшийся ужин.

К приходу Селвинов дом был подготовлен идеально: мать лично проследила за каждым домовиком. Стол был сервирован лучшим гербовым сервизом, столовое серебро тщательно наполировано, ковровые дорожки выбиты до сверкающей чистоты. Регулусу очень хотелось, чтобы к концу ужина от сервиза осталась хоть одна целая деталь. Конечно, мать с Сириусом не станут устраивать безобразную сцену прямо при гостях, но кто знает, что будет после того, как за гостями закроется дверь… Едва ли Сириус так легко стерпит еще одну традицию столь ненавистного ему чистокровного общества. В таком возрасте знакомство с благородными девицами и сватовство были явлениями естественными, но старший сын и наследник Блэков всем видом протестовал против подобного.

«Бедная девчонка», ― думал Регулус, глядя куда-то сквозь дверь. ― «Проще было бы присватать ей дядю Альфарда. Он хоть не стал бы намеренно портить ей нервы, отыгрываясь за мать и отца. Да и парочку интересных историй мог бы рассказать».

О себе как о чьем-то женихе он даже и не думал. Приличия требовали для начала решить вопрос со старшим сыном, а уж потом наступит его очередь. Мать иногда упоминала девиц, которых «присматривала» для него самого, но Регулус толком ни одну из них не знал. Нынешнюю гостью он, пожалуй, видел в школе всего пару-тройку раз: миловидная, но ничего такого, что могло бы понравиться Сириусу. Ни громкого смеха, ни раскрепощенности, ни удивительной красоты… Ни в чем дурном она так же замечена не была, но, если в глазах Регулуса и его родителей это был плюс, Сириус явно видел в этом большой минус.

Регулус помнил по школе ее старшего брата. Тот учился на три курса старше, но пару раз им все-таки случалось разговаривать в гостиной Слизерина. Девчонка же попала на другой факультет, Рейвенкло, поэтому никакого повода для общения у них не находилось. Но за последние полчаса Регулус успел об этом пожалеть. В отличие от заранее негативно настроенного брата, он сам ужина ждал с интересом. Перспектива, что их старый пыльный дом посетит какое-то новое лицо, волновала и даже радовала. Любит ли она квиддич? Много ли читает? Чем любит заниматься? Всякий приток информации, даже такой бесполезной, был интересен. Дом Блэков поглощал, засасывал, как болото. Каникулы, пресные разговоры о погоде и политике, ссоры родителей со старшим сыном… Мать постоянно ставила Регулуса в пример Сириусу, что отдаляло братьев еще больше. Тихие ссоры родителей ночью, когда весь дом, кажется, должен уже спать, и несладкий чай три раза на дню. Неужто матери сложно запомнить?..

От раздумий его отвлек очередной ехидный комментарий Сириуса.

- Ну что, Регси, - обратился он к брату, не скрывая иронии в голосе, - намечается весёлый вечерок в компании стариков и зануды с Рейвенкло!

«И чем он недоволен?» ― спрашивал себя Регулус. Разумеется, не вслух. Не хватало еще гостям застать их во время очередной перепалки. ― «Неужели нельзя вести себя вежливо? Родители будут довольны, Селвины будут довольны, дом останется цел… Его ведь не просят сейчас же падать на колено!»

― Не называй меня так, ― полушепотом огрызнулся он. ― И не порти вечер, мать так старалась… для тебя, ― добавил Регулус, не ожидая, впрочем, что брат оценит все эти старания по достоинству. Последним шансом для всех пережить ужин, не получив моральных потрясений, было воззвать к совести Сириуса: ― Почему сразу "зануда"? Она же ни в чем не виновата. Вряд ли она делает это по своей воле. Будь я девушкой – ни за что бы тебя не выбрал.

Раздался стук в дверь. Старый домовик, медленно шаркая по полу, поспешил открывать. Мать с отцом спешно спустились встречать гостей. Мать еще раз поправила им галстуки и придирчиво огляделась, нет ли каких изъянов в приготовлениях. Послав им предупреждающий взгляд, под которым Регулус моментально выпрямился, она обменялась любезностями с миссис Селвин. Девчушка же, невозможно бледная и напуганная, перетаптывалась на коврике со стеклянным взглядом. Очевидно, внутреннее убранство дома Блэков произвело на нее вовсе не тот эффект, на который рассчитывала мать. Тяжело вздохнув, Регулус поймал себя на мысли, что однажды обязательно станет хозяином этого дома и уберет проклятые головы эльфов. Испугавшись собственных размышлений, он перевел взгляд на Сириуса. Как ему могло прийти такое в голову?

«Сириус старше», ― напомнил себе Регулус. ― «Дом достанется ему... И этой Селвин, вполне возможно»...

На лице же Сириуса уже расцветало вовсю недовольное выражение, но его глаза определенно горели чем-то недобрым. Вечер только начался, но уже обещал быть самым тяжелым за последние несколько лет.

+2

6

Сириус воззрился на Регулуса. Не выбрал бы он его. Подумать только! И на полном серьёзе. Да кто бы ему предложил.
― О, мой многомудрый младший брат! - это внезапное восклицание, со смесью почти неподдельного изумления, восхищения и уважения, оборвалось так же резко, и закончил он уже более едко: - Когда ты успел состариться? Борода ещё не растёт.
Разумеется, реплика больше риторическая, но он постарался вложить в интонацию всё чувство, что осталось невысказанным словами - и по поводу того, как ему следует называть младшего, и насчёт того, что Вальбурга здесь, оказывается, внезапно старается для него. Казалось бы, что может быть проще, всего лишь просто поинтересоваться у него - чего же он сам для хочет. Уж точно не представления "Ваш купец - наш товар".
"Не виновата она! Конечно!" - продолжая ворчать про себя, Сириус крепко сжал челюсть, чтобы сдержаться, пока что. Пока мать снова поправляет ему эту дурацкую бабочку. По всей видимости, онемевшие скулы были восприняты родительницей как маска истинного блэковского благородства. А что ему ещё оставалось делать, кроме как стиснуть зубы и терпеть, ведь времени для препирательств совсем не осталось - гости стояли на пороге.
Поскольку в этом доме никогда и ничего не делалось нормально, с настоящей заботой об интересе и желаниях другого, Сириус решил про себя, что будет играть отведённую ему роль в этом спектакле, до той поры, пока не наскучит. В конце концов, кто как не он сможет привнести в этот вечер значительную долю очарования!
Можно было предположить, что и девушку не спрашивали о желании, прежде чем тащить её на "смотрины", и вряд ли Элисс имела личный интерес и мысль посягнуть на свободу Сириуса. С другой стороны, кто может поручиться, что на уме у женщины. Быть может, пара редких общих эпизодов из детства всколыхнули в ней романтические чувства и чаяния, а отстранённость в школе девичье воображение превратило в тайную симпатию. Такого рода мысли в своё время Сириусу заронили некоторые признания девчонок, так что тут он уже ничему не удивился бы.
Тем временем мрачный особняк гостеприимно распахнул свои двери навстречу дорогим гостям, и вот уже родители радушно приветствуют Селвинов, интересуясь погодой, как добрались и прочими никому ненужными не значимыми вещами, призванными лишь для соблюдения этикета и заполнения пауз. От Сириуса не укрылось выражение лица Элисс, замершей прямо на пороге с открытым ртом и округлившимися не то от удивления, не то от испуга глазами.
"Поразительно! Кто-то из чистокровных, благородных и древнейших, находит интерьер дома ужасающе безвкусным!" - подумал он про себя со злой иронией. Можно было бы записать этот эпизод в плюсы потенциальной невесты, но Сириусу пришла в голову другая мысль.
Он поймал какой-то оторопелый взгляд Регулуса и вопросительно поднял бровь.
― Что замер? Не знаешь, как приветствовать гостью? Или не решаешься? - обронил Сириус с издёвкой, а затем с красноречивым видом, как будто ясно говорившем: "Ладно, смотри и учись, показываю один раз", демонстративно обогнул младшего, направляясь прямиком к Элисс. Одежду у гостей, разумеется, принял домовик, а мистером и миссис Селвин занимались Орион и Вальбурга и как раз намечалась некоторая неловкая пауза из-за застрявшей в дверях девушки. Так что Сириус вовремя подоспел на помощь и спас ситуацию, с безупречным поклоном и самой вежливой улыбкой предложив даме руку.
― Здравствуйте, мистер Селвин, миссис Селвин. Добрый вечер, Элисс. Прекрасно выглядишь!
Он отвесил самый незамысловатый комплимент, решив не переигрывать. Если в его речах вдруг распустятся и зацветут розовые сады, матушка непременно что-нибудь заподозрит, а Регулус так просил поберечь её нервы, хотя бы немного.
А пока что всё было как будто в порядке, заминка не случилась, Вальбурга даже улыбнулась, ласково или благодарно, ему или девушке, Сириус краем глаза не разглядел, да и старался лишний раз не смотреть по сторонам, сосредоточив всё внимание на юной гостье, которую вёл под руку по направлению к гостиной дома. Только на мгновение он вышел из образа любезного кавалера, окинув младшего брата с видом триумфатора, победившего на поле боя и захватившего славный трофей. На самом деле демонстрируя, кто тут старший, а кто ещё маленький и ему расти и расти.
В гостиной все заняли свои места согласно всем писаным и неписаным правилам этикета. Хозяева, Орион и Вальбурга, и гости, Селвины расположились на диване и в креслах дорогого гостиного гарнитура, и хоть за что-то в интерьере этого дома могло быть не стыдно. Сириусу и Регулусу полагалось стоять немного в стороне и в то же время участвуя в общем "круге" в ожидании своего момента для вступления в беседу.
"Замерли, как в цирке на тумбах, в ожидании щелчка кнута", - подумал про себя Сириус, на лице которого словно приклеилась вежливая улыбка. Однако взгляд, брошенный мимолётно на Регулуса, ясно говорил: "Всё ещё думаешь, что это хорошая затея?".

+2

7

Регулуса терзали сомнения о необходимости всего этого смотринного действа, но еще большие – о его итоге. Поэтому на очередную едкую реплику старшенького он ответить так и не успел, ведь гости уже перешагнули порог их дома. Семья на вид была приличной, но какой-то чуть более земной и, если можно так выразиться хотя бы про себя, а не вслух, чтобы не расстраивать родителей, более нормальной. Волосы миссис Селвин – не забыть бы как-то незаметно узнать ее имя, вдруг пригодится? – были завиты в милые мягкие локоны до плеч, мистер Селвин с таким же неизвестным Регулусу именем был симпатичным статным мужчиной с доброжелательной улыбкой. На Вальбургу, которая до сих пор, словно в восемнадцатом веке, пудрила волосы, превращавшиеся под слоями сухого порошка в жесткие даже на вид чересчур идеально уложенные пряди, и Ориона, улыбки которого, пожалуй, толком и не удостаивался никто из ныне живущих, Селвины были совершенно не похожи. Девчонка, ради знакомства с которой, собственно, и затеяли весь этот фарс, тоже не очень-то походила на кузин, какими их помнил Регулус. Ни на надменную Беллу с тяжелым взглядом, ни на прохладную Нарциссу. Вполне приятное семейство, если не считать слишком уж цепкого взгляда миссис Селвин, которая будто бы пыталась разглядеть в доме какой-нибудь беспорядок.

― Что замер? Не знаешь, как приветствовать гостью? Или не решаешься?

Девчушка явно была напугана мрачным домок Блэков, но что-то сделать и двинуться навстречу было слишком сложно – ноги приросли к полу. Сириус, к счастью, взял инициативу в свои руки и проводил гостью в гостиную. Он даже будто пытался быть милым, но Регулус вовсе не верил в это представление. Наивно было бы полагать, что брат внял его увещаниям и взялся за голову, даже на этот единственный вечер. Стоило ожидать всего, чего угодно. Брат нарочито вежливо проводил девушку в дом.

«Зря он это», ― подумал Регулус. ― «Вдруг она подумает, что все не так плохо? Зачем обнадеживать ее, давать надежду, если все равно к концу дня он почти наверняка собирается выкинуть какую-то пакость?»

Обе семьи расположились в гостиной и ждали, пока кто-нибудь начнет диалог. Регулус тактично молчал, уступая роль души компании родителям, брату, Селвинам… Кому угодно. В этот вечер ему предстояло побыть чем-то вроде мебели, чему он, честно говоря, был несказанно рад. Но почему-то никто не торопился соблюсти приличия и начать болтать о погоде и их «прекрасном» доме. Гостья выглядела какой-то нездоровой и испуганной. Возможно, ей и правда не очень-то хотелось приходить сюда и выставлять себя дурочкой, мечтающей о Сириусе, но едва ли это могло защитить ее от последствий этого шага.

К счастью, мистер Селвин прервал тягостное молчание и стал обсуждать с Орионом последние министерские нововведения, дамы, то есть, Вальбурга и миссис Селвин, обменивались любезностями относительно внешнего вида друг друга. Вежливость требовала как-то включить в разговор и Элис, которая явно пыталась слиться с диваном. Регулус тихонько боком подошел к брату и шепнул ему на ухо:

― Разве ты не должен быть милым и развлекать гостью?

Взгляд, посланный Сириусом в ответ на это предположение, ничего хорошего не обещал. Хотелось пнуть его от безысходности, накричать, сделать хоть что-то… Но едва ли это сделало бы вечер веселее и живее. Хотелось также и чем-то утешить девчонку, которую притащили на смотрины к брату, который смотрит на нее как на жука в коробочке. Но что он мог сделать? О чем с ней разговаривать?

Перебирая в уме все возможные начала светских бесед с девчонками, он нервно подергивался, то и дело порываясь подойти и что-то сказать и тут же забывая, что именно. Спросить о школе? Он не знал, какие предметы она изучает, да и разговор получился бы каким-то детским, неловким и дурацким. Делать комплименты ее внешнему виду? Он никогда не был особенно хорошим лжецом, а ее серое лицо и дергающийся глаз не располагали к искренности. Регулус помнил свою младшую кузину Нарциссу примерно в таком же возрасте – та была уже уверена в своей неотразимости и держалась со сверстниками по-королевски. Видимо, у Селвинов воспитание было какое-то другое.

В очередной раз подавив порыв сморозить какую-то глупость, Регулус с облегчением заметил, что мать с отцом как-то включили Элисс в разговор и стали расспрашивать об успехах в учебе. Момент был самый что ни на есть подходящий. Он еще раз убедился, что их взгляды обращены не на него и решился вновь подойти к брату.

― Может, проверим ужин? ― обратился он к Сириусу, кивая в сторону кухни.

Матушке, очевидно, эта идея показалась очень славной. Едва ли Регулус разбирался в приготовлении французских супов и готовности корочек на десертах, но ему страшно хотелось как-то расшевелить брата и сделать ужин хоть капельку приятным для несчастной гостьи.

Еще не зная, что именно собирается сказать, он прикрыл дверь, чтобы никто не дай Мерлин не услышал ни слова, и скрестил руки на груди, выказывая крайнее недовольство. Сириус, очевидно, совершенно не понимал, с чего вдруг его утащили в самый разгар «веселья».

― И что, по-твоему, ты делаешь? ― без долгих вступлений спросил Регулус, не ожидая ответа. ― Она может расстроиться, если ты будешь стоять и сверлить взглядом ее спину. И мама…

Упоминать о маме, наверное, не стоило. А вот о девчонке позаботиться стоило... Ведь одно то, что она пришла не по своей воле и не к тому, кто с удовольствием ожидал ее визита, не означало, что она не заслуживает и шанса. Пусть даже шанса на милый ни к чему не обязывающий ужин с пустой болтовней, который забудется через пару часов.

+1

8

Сириус в очередной раз удивился совершенно несвойственной для младшенького активности. Неужто ему и впрямь не все равно, как ведет себя старший брат? Или боится, что Сириус заденет его личную честь, напрямую связанную с семейной репутацией?

Он покорно прошел за Регулусом в кухню. Оглядев фронт эльфийской битвы за шикарный ужин, он удовлетворенно ухмыльнулся: все поверхности были в крошках, муке и цветных кондитерских присыпках, на плите призывно шкварчало ароматное рагу.

― Видно, матушка хочет, чтобы никто из нас не смог встать из-за стола. ― Сириус снова ухмыльнулся собственным мыслям. Такая хитрость была бы вполне в ее духе. Завлечь несчастную жертву в древнейший и благороднейший трухлявый клоповник, который все, кроме Сириуса, с благоговейным придыханием называли «домом Блэков», и уже не выпустить. Сомневаться в том, что Вальбурга – птица хищная, не приходилось.

Но Регулус явно позвал его не за тем, чтобы поглазеть на чудеса кулинарии. Шнурки у Сириуса не развязались, заляпать галстук он еще не успел… Не станет же младший брат отчитывать его за неприветливость, право слово! Но и на этом поприще Сириуса ждал сюрприз. Регулус, прикрыв дверь и отослав эльфов для создания особо интимной обстановочки, приступил к делу со всей унаследованной от матери хваткой.

― И что, по-твоему, ты делаешь? ― без долгих вступлений спросил Регулус, не ожидая ответа. ― Она может расстроиться, если ты будешь стоять и сверлить взглядом ее спину. И мама…

Сириус уставился на брата с полным непониманием. На праздниках он крайне редко оправдывал материнские ожидания. Постоянно дергал кузин за волосы, портил их кукольные наряды даже в детстве, однажды даже едва не поджег собственную тетку. Не то, чтобы он считал себя виноватым, скорее, тетя сама имела неосторожность надеть платье с пышными рукавами, а мать – поставить на стол свечи. Но сегодня Сириус Блэк был почти что сама скромность и вежливость. Пока, по крайней мере. Но Регулус, очевидно, решил пойти ва-банк.

― Что я делаю? ― спросил Сириус. ― Абсолютно ничего. Ничего дурного, если уж на то пошло. Или мне надеть клоунский колпак и сплясать вам на потеху?

Он закатил глаза. Расстроиться она может, подумать только! Могла бы остаться дома – конечно, вдали от сиятельных Блэков, но в полной безопасности от расстройств. Сириус спокойно посвятил бы вечер своим делам, Регулус – очередной заплесневелой книжонке, а мать с отцом – изуверским планам об их будущем. Стоило ли высказать свои соображения этому мелкому зануде? Пожалуй, стоило, но почему-то Сириусу хотелось сделать это как можно мягче.

― Я расстраиваю мать одним фактом своего существования. Будь у нее только ты, расстройств бы стало куда как меньше. А девчонка… Я не виноват, ― ответил он как можно уклончивее. Но тут в его голову пришла мысль, которую он просто не имел права выразить тактично. ― Какое вообще тебе дело до этой девицы? За кузин и тетку ты так не переживал.
[nick]Siruis Black[/nick][status]NPC[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2K9wx.png[/icon][sign]ДОМОУГРОБЁНОК[/sign][lz]<a href="ССЫЛКА НА ВАШУ АНКЕТУ" target="_blank">Сириус Блэк, 18</a> <br> Гриффиндор, 1978 <br> <img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"> <br> Должность и место работы <br> Дамблдор <br><a href="ССЫЛКА НА ПРОФИЛЬ ПАРЫ" target="_blank">Свободен</a> <br><img src="http://funkyimg.com/i/2Gvr7.png" border="0"><br><img src="https://d.radikal.ru/d27/1805/6c/5707a8d5d989.png" border="0"> х50 ʛ <br>[/lz]

0

9

Оказавшись на шумной и неуютной кухне, Регулус немедленно попросил эльфов оставить их наедине на пару минут. Он еще не знал, что именно собирается сказать брату, но уж точно не желал лишних ушей. Эльфы, которые, по всем законам, должны были слушаться в первую очередь отца, непременно уже через пару минут передали бы содержание их разговора матери до последнего слова. Кричер был по-своему верен и Регулусу, но ослушаться хозяйки никогда бы не посмел. Что до других… им Регулус Блэк доверял еще меньше. Убедившись, что все удалились, он закрыл дверь поплотнее, чтобы никому уж наверняка не удалось их подслушать. Дом, конечно, был довольно стар, но пропитан магией на свой лад. Кухня была щедро снабжена заглушающими чарами, чтобы эльфы не могли потревожить хозяйский сон звоном приборов и грохотом кастрюль. И именно этим славным свойством он и собирался воспользоваться.

― Видно, матушка хочет, чтобы никто из нас не смог встать из-за стола.

Оглядев фронт работ, Регулус отметил, что мать изрядно постаралась. Их ожидали и ароматное рагу, и французский суп, и удивительное сооружение из воздушного крема, украшенное дольками киви и апельсинов на десерт. Очевидно, этот ужин и впрямь кажется матери крайне важным, раз уж она так силилась впечатлить гостей. Страшно было подумать, что произойдет, если в последний момент после всех этих приготовлений все сорвется из-за какой-нибудь глупой выходки. Тем важнее было вправить брату мозги прямо сейчас.

― Это лишь знак особого расположения гостям, ― с важным видом произнес Регулус. ― Этот ужин крайне важен для нас, а ты только ворчишь в уголке и ничего не делаешь.

Почувствовав некий кураж от того, что сегодня именно он – тот, кто сможет спасти ситуацию мудрым волевым решением, Регулус уже не мог остановиться.

― Почему тебе так хочется все испортить? Ладно еще мать с отцом, они уже привыкли к твоим… выкрутасам, ― подходящее слово подобралось не сразу, но несмотря на то, что стены надежно защищали их от чужих ушей, нецензурно выражаться Регулус не собирался, ― но зачем расстраивать девушку?

― Я расстраиваю мать одним фактом своего существования. Будь у нее только ты, расстройств бы стало куда как меньше. А девчонка… Я не виноват.

Настала очередь Регулуса закатить глаза. Не виноват, как же… Будь Регулус на его месте, он бы вел себя совершенно иначе. Предложил бы посмотреть дом, показал бы какие-нибудь интересные картины или книги. Любит она книги? Пожалуй, он иногда встречался с ней в библиотеке, и парочка старых руководств по зельям могла бы ее заинтересовать. Хотя, возможно, стоило бы сделать ставку на старинный альбом, где перечислялись утерянные магические драгоценности. Женщины почти всегда неравнодушны к разным побрякушкам, а иллюстрации, сделанные рукой автора, были весьма впечатляющими. Партия в волшебные шахматы, экскурсия по семейным портретам… да даже комната с гобеленом. Мало ли способом скоротать время, пока родители заняты чем-то поважнее, а ужин еще не подоспел. Сириус же, видимо, собирался весь вечер изучать глазами ее лопатки.

― Ей неловко, ты же видишь. Ты мог бы как-то это сгладить… Провести по дому, например. Да-да, ― пресек он уже готовые сорваться с языка Сириуса возражения, ― тебе не хочется в этом участвовать, судя по всему, ей тоже. Но если уж выбора нет, зачем ее расстраивать?

Регулус и впрямь верил в то, что говорил. Он, в отличие от упрямой матери, не питал иллюзий, будто Сириус поступит как сказано, покорно пойдет под венец с той, на кого ему укажут, и будет жить долго и счастливо. Разумеется, Блэки еще намучаются со старшим сыном и братом. Он принесет немало неприятностей ему самому, добавит седых волос родителям, но чужим, ни в чем не повинным людям вовсе незачем страдать из-за огрех в его воспитании.

― Что я делаю? Абсолютно ничего. Ничего дурного, если уж на то пошло. Или мне надеть клоунский колпак и сплясать вам на потеху?

― Почему ты должен вечно все утрировать? Можно быть вежливым и без шутовских атрибутов. Показать дом – еще не предложение руки и сердца. Я знаю, ― признался он как можно тише, ― тебе она не нравится и слушать наше мнение ты не станешь. Уйдет – и ты… мы поговорим с родителями. А пока…

Конечно, его участие в устройстве брака старшего брата совершенно ни к чему. Да и родители прислушиваться к мнению мальчишки не станут. Но если эта маленькая ложь поможет ему достучаться до Сириуса и провести мероприятие спокойно – Регулус был готов рискнуть. Но Сириус не собирался легко сдаваться.

― Какое вообще тебе дело до этой девицы? За кузин и тетку ты так не переживал.

Регулус задумался, постаравшись не зардеться, будто девица на первом балу. Дела, собственно, никакого не было. Разве что… Она над ним никогда не шутила, в отличие от брата и его веселой компании, ничего дурного ему не сделала. Хорошо училась, не состояла ни в каких группировках и бандах, опрятно выглядела. Даже чем-то напоминала Регулусу его самого: хорошее поведение, успешная учеба и никаких поводов для придирок. А уж ему было доподлинно известно, как тяжело носить эту идеальную шкуру. Хотелось узнать, похожи ли они внутри, поговорить, возможно, даже поделиться своими тяготами. Узнать, что есть на свете человек, которому в шкуре идеального ребенка так же тяжело, как ему самому. Но говорить об этом Сириусу, конечно, не стоило. Да и разве мог он понять? Он делал все, что хотел, говорил то, что думал, и никогда не обращал внимания на чужие ожидания.

― У нее добрый взгляд, ― процедил он после нескольких минут раздумий, ― и от нее всегда приятно пахнет.

+1

10

Сириус злился, по-настоящему злился и уже плохо мог себя сдерживать. Почему каждое семейное мероприятие упирается вот в это? Его постоянно тыкают носом в тот факт, что он отличается от семьи и младший братец теперь тоже взял это в привычку. О, вы, матушка, здорово поработали.
Парень резко втягивает воздух, пытаясь успокоиться и медленно выдыхает, стараясь побороть жгучее желание что-нибудь опрокинуть. Держись, Блэк, держись, тебе не нужно еще больше поводов для скандалов. Хватит и того, что тебя собираются женить на этой...кукле.
Девушка симпатична, да, и в глазах родителей, очевидно, составила бы старшему наследнику идеальную партию. Но сейчас, скрываясь за своей хорошо выдрессированной (другого описания он подобрать попросту не смог) манерой держать себя, ничуть не привлекала внимания Бродяги.
Он снова делает глубокий вдох и щурится, всматриваясь в лицо брата. Подумать только.
- Добрый взгляд? Приятно пахнет? - Медленно повторяет он и, не сдерживаясь, заливается смехом. - Кто бы мог подумать, крошка Регулус влюбился. О, не смотри на меня так, я знаю всю эту чушь.
Блэк отступает, снова зло хохотнув.
Он поднимает один из бокалов и вертит в руках, пытаясь на что-нибудь себя отвлечь и успокоиться. В одном они с семейством были солидарны: Сириус слишком горд, чтобы признать, что все происходящее его обижает. Не потому, что за него сделали выбор, а потому, что его очередной раз тыкают носом в различия между ним и Регулусом. Бокал со звоном лопается в руке, а осколки неприятно впиваются в ладонь.
- Может тогда тебе ее и взять в жены? Уверен, матушка будет только счастлива, ты у нас не позоришь семью и в глазах Селвинов будешь отличным женихом и мужем. - Он даже отвешивает шутливый поклон. - Как ты там говорил? Ей неловко, не расстраивай ее брат, покажи дом!
Самое мерзкое во всем это было то, что Регулус в обществе семейства Селвин однозначно чувствовал бы себя комфортнее. На него мать не будет бросать предупреждающие взгляды, мол, только попробуй что-нибудь испорить. Нет, у нашего идеального младшего отпрыска есть только старший брат на фоне которого он - просто идеальный сын. И, естественно, в глазах Регулуса старший брат плохой. Потому, что единственно верная точка зрения - родителей и никак иначе.
После стольких лет Сириус никак не мог понять одного - почему родители того же Джеймса готовы принять сына любым. Родители Ремуса всячески помогают сыну-оборотню. Чем он, Сириус, хуже? Только ли тем, что ему плевать сколько кровосмесительных браков было в родословной круга его общения? Заучка Эванс и вовсе магглорожденная, а в силе (ох как ему это неприятно признавать) не уступает ему самому.
Сириус цокает языком, извлекая из раны осколки и стараясь не запачкать кровью настолько хорошо подобранный костюм - в чувстве стиле матушке не откажешь и тут он был с ней солидарен.
- Нам надо возвращаться, пока виновника торжества не хватились. - Фыркает он, зажимая в ладони платок. Вообще, сам бы он сейчас с большим удовольствием вышел на улицу, превратился в здорового черного пса и не перевоплощался бы обратно пару недель, пока не успокоится. Но нет, Блэк, держись, идти тебе некуда. Дождешься возвращения в школу, а там уже будет видно.

+3

11

Регулус едва не зашипел от злобы и разочарования, оправдывая свою принадлежность к змеиному факультету. Влюбился! Какую чушь несет этот… этот олух, честное слово! Мать, очевидно, была абсолютно права на его счет. Он едва не выпалил «не твое собачье дело», но вовремя остановился, обдумывая собственную обиду. Разве можно было предположить, имея голову на плечах, что Регулус посмеет положить глаз на невесту брата? Придет и его пора – через год, два или… десять, и ему тоже выберут приличную девушку. Неужто их мало на свете?

Сириус задел его. Он всегда умел уколоть его там, где больнее всего. В детстве Регулусу казалось, что это забавно: брат так четко угадывал его слабости, что Регулус им невольно восхищался. Теперь же восхищение это переросло в обиду. И в большей степени в обиду на самого себя. Сам того не понимая, Регулус постоянно открывал брату самые слабые места. Как именно? Мимикой, выражениями, словами? Он не знал. Хотелось закутаться в одеяло, чтобы никто не мог видеть ни его глаз, ни его выражения лица. Если никто не узнает его слабости – никто не сможет на них сыграть.

Но почему же его так задело именно это высказывание? Подумаешь, Сириус просто подтрунивает над своим маленьким братишкой, как делал всегда. Почему именно сегодня Регулус не мог найти подходящую остроту или ядовитую шуточку в ответ? Хотелось ощетиниться, что-то сказать, но слова не шли на ум.

― Знаешь, что… Да иди ты. ― Регулус злобно пихнул Сириуса в бок локтем. ― Ни в кого я не влюбился. Это же твоя невеста, как ты мог такое подумать?

Приятно пахнущая свежестью, любящая читать, с ласковыми глазками и бледными хрупкими ладонями. Регулус вздохнул. Пожалуй, если выбирать из тех, с кем он учился и был примерно одного возраста, он и сам выбрал бы именно ее. Но родители решили иначе. Куда ему идти против них? Но Сириус, то ли нарочно, то ли по глупости, только рад был подсыпать соли на рану, которой Регулус до сегодняшнего дня и не подозревал.

― Может тогда тебе ее и взять в жены? Уверен, матушка будет только счастлива, ты у нас не позоришь семью и в глазах Селвинов будешь отличным женихом и мужем.

Регулус еще раз громко выдохнул и отвернулся, пряча глаза и закусывая губы, чтобы не ухмыльнуться пришедшей на ум мысли. А ведь он и впрямь мог предложить родителям такой выход. И Сириус бы только посодействовал… Понравится ли такая мысль родителям? Почему бы и нет… Он легко мог бы представить такую вот спокойную девчонку в роли своей жены. Никаких проблем, ничего лишнего. А общие интересы только пойдут на пользу. Зажмурив глаза и натянув маску безразличия, ставшую уже привычной, Регулус повернулся к брату лицом, вновь ища ядовитое словцо, но найти его так и не смог.

― Это твой крест, тебе его и нести. Не так уж сложно побыть вежливым. Просто побудь милым. Когда она уйдет, скажешь родителям, что она тебе… не понравилась, ― выдавил он, сам себе не веря. ― Некрасивая, слишком худая, болезненная… Что-нибудь выдумаешь.

И почему только он не обращал на нее внимания раньше? Регулус опустил глаза. Конечно, обращал. С чего бы иначе помнить, какую книгу она брала в библиотеке перед каникулами, где сидит в Большом Зале? А он помнил. Так почему не завел разговор о ней с родителями чуть раньше? Если бы он соображал пошустрее – этого унизительного для всех ужина можно было бы избежать… Хотя, конечно, если правильно себя вести, правильно обработать Сириуса, то все еще можно переиграть.

А ведь мысль и впрямь хорошая… Пара намеков, всего один толчок в пропасть – и Сириус, со всем ему присущим гриффиндорским безрассудством, ринется в грамотно поставленную ловушку. Это будет легко и на руку ему в любом случае. Если Сириус устроит цирк прямо за ужином – Селвины могут счесть это за оскорбление и откажутся от такой партии сами. Если же терпения брата хватит до их ухода, он наверняка затеет скандал после, и уже их собственные родители могут отказаться от своей идеи, лишь бы сохранить хрупкий мир со старшим сыном. А Регулус… Что ж, он просто, как и подобает покорному воле родителей сыну, подхватит упавшее знамя. Почему нет? С трудом держа безразличное лицо, чтобы Сириус не разгадал его мыслей, он развел руками.

― Как ты там говорил? Ей неловко, не расстраивай ее брат, покажи дом!

Подумать только. Сириус и впрямь будто читает его мысли. Неужто он так хорошо знает Регулуса? Или здесь дело в какой-нибудь магии? Регулус ухмыльнулся, отчаянно стараясь не выдать себя какой-нибудь глупостью. Крамольная мысль поссорить суженых все глубже укоренялась в его сознании, но одно дело - мечтать, а вот собственноручно саботировать помолвку брата - совсем другое. Регулусу хотелось верить, что он лучше и выше такой низости, но внутренний голос говорил, что, в случае успеха, всем будет только лучше. Девушке, которой не придется жить с его сумасбродным братом, родителям, которым не придется краснеть за его поведение с женой до конца дней, Регулусу, которому удастся легко заполучить милую и ласковую жену. И самому Сириусу, конечно, ведь он явно к ней не расположен. Регулус мог бы даже попытаться убедить себя, что действует только на благо родного брата - почти благородный порыв, всего лишь самая капля личной выгоды, маленькая плата за всеобщее счастье. Но совесть давала о себе знать покалыванием в пальцах.

― Может, и покажу. Чем дальше от тебя – тем лучше. Мне ли не знать? ― Взглянув на кухонные часы, Регулус кивнул на дверь. ― Ты прав, негоже заставлять гостей ждать.

Пропустив брата вперед, он вышел и зашагал по лестнице вслед за ним, раздумывая над отравляющей все его естество идеей.

"Действовать по обстоятельствам. Только и всего", ― решил наконец он. Кто сможет обвинить его в корысти, если Сириус и сам будет вести себя с девушкой дурно? Он просто проявит хитрость и решит проблему малой кровью. Это будет даже почти не предательство.

+2

12

И вот это день.
Настал, что ж....
Приготовить дом к смотринам оказалось легче, чем она себе представляла. Эльфы не готовили десять пробных коктейльных десертов на её суровый отбор, ограничившись пятью самыми популярными вкупе с этим гигантским тортом, их генеральная уборка заняла всего день, а декоратора и вовсе не приглашали. Дом на Гриммо прекрасно справлялся с украшательством самостоятельно, с легкой руки мистера Блэка наполняясь артефактами, будто под заклинанием умножения. Стильный викторианской эпохой, ею же и мрачноватый, слишком заставленный разными диковинками этот дом был капризен, словно девица на выдане, и дорогой труд декоратора был бы пустой тратой не одного десятка галлеонов. Хватит и зачарованных иллюзий в интерьере, дорогих материалов в отделке и их главного визуального акцента - муммии эльфов. Странный декор, но как любой другой, его можно обьединить под блеклым словом «вкусовщина», а после и вовсе не вспомнить о нём. Вальбурга так вообще их уже не замечала. Словом, по сравнению с подготовкой приемов в Йоркширском поместье, где готовиться надо было чуть ли не за месяц, событие в доме на Гриммо плэйс изначально обходилось малой кровью.
Если бы не человеческий фактор.
Он, мерзавец, преследовал Вальбургу с самого начала взрослой жизни. Сплетни, сватовство, предложение, замужество, беременность, ещё одна. Все это сопровождалось давлением извне. Она почти забыла это желчное чувство, что рождалось в душе каждый раз, когда старшие Блэки начинали говорить о будущем. Но теперь не собственных детей, а уже внуков. Будто бы Вальбурга сама не видела, что старший медленно, но верно входит в тот возраст, когда за ним выстроиться очередь из юных девиц и их не совсем юных мамаш! Поэтому мадам Блэк первая делает ход конем и делится этой идеей со своей старой знакомой - миссис Скарлетт Селвин, с которой связывало не одно радушное воспоминание. Не сказать, чтобы они были очень близкими собеседницами, но будь какая-то проблема - они бы плавно разрешили её за печенюшкой и рюшечкой шерри, Вальбурга в этом была уверена.
«Уж лучше Селвины, чем остальные» - мелькала в голове мысль. «Лучше уж Селвины, хотя я бы предпочла кандидаток из Слизерина, но это будет вообще дохлый номер. Сириус в жизни своей не подойдет ни к кому с изумрудного факультета, так что даже пытаться не стоит»
А к Рейвенкло вот подошел. Надо же, как-то даже слишком. Довольно улыбнувшись, мадам Блэк всё же обещает себе подумать после об одной вещи: толи сын просто кривляется, толи пара Блэк-Селвин выглядит столь дисгармонично, что ощущение фальши и ошибки становится сегодня верным спутником эмоционального состояния хозяйки.
Австрийский фарфор с семейным гербом, двенадцать столовых приборов - сама изысканность. Вечер начался идеальным затишьем перед бурей, прекрасным до слез умиления, но полно им расслабляться. Виновники торжества толком не пообщались друг с другом, Регулус так вообще рассматривал мисс Селвин неприлично долго - всё это было нехорошо. Слава Мерлину, слово за слово, и Орион да подцепил нить разговора, акцентировав на птице среди прирожденных змей, после чего сама Вальбурга отправила эту нить вышивать волне светскую беседу про учебу и академическую успеваемость. С этим было все в порядке, - факультет Ровены! - поэтому тема жила недолго, после чего компания начала делиться.
Оставив старших мужчин за сигарами, предаваться тихой беседе об интригах Министерства, они втроем располагаются на диване в гостиной, обсуждая с миссис Селвин последние модные тенденции. Мадам Блэк сегодня превзошла саму себя: строгий силуэт темного серебра, тяжелая коса цвета чистого антрацита уложена вокруг головы, сверкающая нить узорчатого бута по подолу. И вовсе она не пудрит волосы - что за нелепая ода прошлому веку? Твилфит был рад редкому заказу с ноткой чинной восточности, поэтому даже не заломил цену и сроки исполнения.
Беседа плавным течением врожденной светскости перешла от обсуждения интерьерных изысков, а потом и вовсе до изобразительного искусства и от него - к искусству музыкальному. Наследники Древнейшего и Благороднейшего рода как раз исчезли проверить готовность ужина - может, оно и к лучшему. Но даже по расчетам мадам Блэк, до идеальной готовности французского супа ещё десять минут, потом эльфы добавят в него херес, и блюдо будет настаиваться ещё десять.
- Музыка, я обожаю её, - с нескрываемым удовольствием поддерживает беседу Вальбурга, в её голове уже зародилась отличная идея, - Скарлетт, помню из наших милых писем, что мисс Элис чудесно играет в фортепиано. А у нас как раз новый инструмент.
На лице мадам Блэк одна из самых располагающих улыбок, и она делает плавный пригласительный жест рукой в сторону глянцевого рояля, готового поспорить глубиной цвета с самой хозяйской фамилией.
- Просим, мисс Селвин.

Отредактировано Walburga Black (19.11.2018 19:59:49)

+2

13

- Выпрямись, - брошено хлестко, словно эта девушка с глазами олененка, не ее дочь, - Ты должна вести себя подобающе, Элис. Будь так любезна, постарайся не опозорить нас перед Блэками.
Можно подумать юная Селвин когда-либо заставляла бледные щеки матери заливаться румянцем. Девушка покорно стояла рядом, выражая свое смирение. Не это ли так злило миссис Селвин? Не покорность ли, в которой она пыталась заподозрить подвох? Разгадать заранее, на что пойдет дочь, чтобы испортить впечатление о себе. Возможно то, что она согласилась прийти на смотрины, было лишь хитрым ходом и сейчас женщина будет отчаянно краснеть перед своей давней подругой. Понимает ли она, что после подобного, Скарлетт не останется ничего другого, как сцепив зубы попытаться пристроить ее к семьям на ранг ниже? О, дети! Сколько же сил и нервов приходится тратить из-за вашего упрямства! Несносные, неразумные, упрямые. Скарлетт чувствовала, что больше накручивает себя, нежели имеет на это явные основания. Возможно потому, что отец Элис не поддерживал стремления своей супруги так скоро выдать замуж их наследницу. Но мистер Селвин, при всей его проницательности и выдающихся способностях политика, был слишком далек от женского мира закулисных интриг, где пристроить дочь в выгодный брак - первостепенная задача для матери семейства. Продолжение рода и сохранение чистоты крови, вот, что занимало женщин всех знатных домов испокон веков. Потерпев неудачу с Люциусом Малфоем, Скарлетт желала выдать дочь за старшего наследника семейства Блэк - Сириуса. У юноши было лишь два совершенно незначительных минуса, на которые можно было закрыть глаза: он был гриффиндорцем и, говорят, у него горячий нрав. Что ж, последнее даже радует. Возможно Элис скоро подарим им внука. А это ли не счастье? Ее дочь будет носить фамилию своей бабушки. Они вернутся к своим корням.
Вечер шел своим чередом. Мужчины словно и не расставались, вновь вернулись к делам Министерства, обсуждая их в более спокойной обстановке. Юные Блэки тоже ускользнули из виду, оставив троих дам в гостиной. Все шло как нельзя лучше. Элис была настолько мила, что не могла не очаровывать собою. Наблюдая за ее манерами Скарлетт гордилась дочерью, находя ее очень милой. Юная леди была максимально вежлива, чем несомненно радовала мать, которая расслабилась и отвлеченно обсуждала с миссис Блэк новую коллекцию Модного дома. Обе женщины сошлись во мнении, что в последнее время мода не только устарела и отстала от маггловской, но и вовсе начала превращаться в шутовскую. Безусловно женщинам не стоило опасаться за свой стиль - светские дамы предпочитали личных портных, а не магазины в Косом, где одевались все остальные. Те тряпки, что были доступны большинству женщин магической Британии вызывали неподдельный ужас. Как можно носить нечто по цвету и фасону напоминающее мешок для зерна? Скарлетт могла несколько дней потратить, выбирая наиболее подходящую ткань для наряда, а потом изводить портного, требуя достичь соблюдения идеальных параметров. Сделано это было не только с целью выглядеть лучше, но, и чтобы держать себя в форме. Так она сразу понимала, что следует перестать завтракать булочками и вновь переходить на пресную овсяную кашу. Что поделать, с возрастом держать себя в форме становится все труднее и труднее. И любая из них могла бы поспорить, что это такая же работа, только каждодневная и кропотливая. Одному Мерлину известно, как сложно подобающе выглядеть на нужном приеме.
- Моцарт, - благосклонно кивает Скарлетт, - Милая, сыграй нам двадцать первый концерт.
Ее любимый. В детстве и юности мисс Крауч и сама играла, впрочем, ей не составило бы труда и сейчас продемонстрировать свои навыки. Но зачем? Сегодня должна проявлять себя Элис. К счастью, если брак состоится (а судя по данному вечеру все к этому и идет), то ее девочка будет обеспечена до конца своих дней, не волнуясь о том, что будет завтра и не считая галеоны до зарплаты. Именно такой она видела ее жизнь. Такой, как у самой себя. И все, что нужно ее дочери – это показать себя в глазах будущей свекрови. Как показывал опыт, свекрам особо нет дела до будущих невесток, а мнение юношей зависит от мнения их матери.

+3

14

Фраза «не в своей тарелке» как нельзя лучше подходила для описания самочувствия Элис. Было ли дело в доме, в том, что мальчишки так скоропостижно их покинули или в окружающем ее обществе, она понять не могла. Дом, конечно, был совсем не той обителью, в которой ей хотелось бы поселиться на всю оставшуюся жизнь. Слишком мрачный, в центре большого и грязного города, чем-то похожий на склеп… Элис, разумеется, сумела бы как-нибудь его приукрасить на свой лад, в конце концов, резные лестницы, изящные окна и дух старины сами по себе никаких отрицательных чувств не внушали. А мрачное цветовое решение… Это лишь дело пары недель и нескольких сотен галлеонов. Если захотеть – навести здесь уют можно, только… Изгонят ли ее дизайнерские изыски темный дух, довлеющий над каждым дюймом этого места?

Но едва Элис поднимала глаза от коленок и кофейного столика, как сразу же понимала: даже мысленно примеряться в хозяйки этого дома ей рано. И, даже выйди она за треклятого Сириуса завтра же, будет рано еще множество лет. Дома мать прочитала ей целую лекцию о том, как важно понравиться будущей свекрови, но никаких признаков симпатии в этой женщине Элис заметить не удавалось. Потенциальная свекровь отличалась от матери разве что цветом волос. Все то же: идеальная сдержанность и ни капли теплоты ни в голосе, ни во взгляде. Едва ли она согласится легко сдать своего драгоценного избалованного сыночка в руки чужой девчонки и убраться подальше. А значит, Элис придется потерпеть и ее общество, и ее интерьерный вкус неопределенное количество времени.

Жених был еще одним поводом для расстройства. Даже не он сам и его личность, ведь ей, по большому счету, было практически все равно. После неудачи матери с Малфоями Элис была слегка разочарована и потеряла уверенность в себе, но этот ужин грозил стереть в порошок все жалкие остатки самолюбия. Элис казалось, что оба мальчика сбежали именно из-за нее. Что с ней не так? Неужто она показалась настолько несимпатичной? Или что-то не то сказала или сделала? Маловероятно. Соверши она хоть малейшую оплошность, мать непременно вывела ее на головомойку под каким-нибудь благовидным предлогом. Но тогда в чем причина этого странного пренебрежения?  Вряд ли Сириус и его брат понимали в кулинарии больше нее самой, а значит, суп был лишь предлогом смыться подальше от ее общества. Утром она тщательно отмокла в ванной, попользовалась нежными духами, вычистила зубы. Одежда была свежее некуда. Чем, спрашивается, она заслужила такое отношение? Лучше бы эти двое взяли ее на экскурсию или придумали что-нибудь еще.

Минутка, чтобы все обдумать и расслабиться, выдалась не сразу. Сначала ее расспрашивали об учебе, потом еще о какой-то приличествующей случаю чуши, и Элис приходилось кивать, улыбаться и прятать глаза, чтобы не начать заикаться и путаться в показаниях. Все ответы они с матерью выучили заранее, будто от них зависела их свобода, а не какое-то дурацкое мероприятие. Но мать и миссис Блэк пустились в обсуждение моды, которого она поддержать не могла – точнее, не хотела, чтобы кто-то из них услышал ее мнение на эту тему. Элис поглубже вжалась в диван. Конечно, когда-нибудь тема рюшей и кружев иссякнет, и дамы заметят, что она все еще здесь и нападут на нее с новой силой, но пока… Она осторожно из тени пригляделась к миссис Блэк. Придется ли ей становиться такой же? В этой женщине была определенная стать, выдержка, та самая порода, о которой ей с детства прожужжали все уши. Смутно припоминая собственное отражение в зеркале, Элис не находила никакого сходства. Сложно было представить, что когда-то и у миссис Блэк были ямочки на розовых щеках или другие признаки юности. Жить в этом доме рядом с ней и год за годом превращаться в одну из этих бездушных и бессердечных женщин… Элис поджала губы. Хорошо, что до конца школы еще достаточно времени, чтобы… Рассориться с Сириусом? Сбежать? Прыгнуть с Астрономической башни? Все варианты были одинаково плохи. Конечно, когда придет время, она послушается и сделает как велено, но хотелось бы, чтобы время это не приходило подольше.

Тем временем, дамы все-таки вспомнили о ее существовании и вырвали из раздумий совершенно неожиданным предложением: сыграть на фортепиано. Поглядев украдкой на свои мелко дрожащие ладошки, Элис усомнилась в разумности такого предложения.

― М-М-Моцарта? ― Музицирование не входило в список ее любимых занятий. Чтение, рисование, возможно, вышивание – другое дело, а вот ноты и клавиши… Учителя никогда не находили ее особенно одаренной. Возможно, стоило захватить пяльцы и продемонстрировать будущую наволочку с попугаями, над которой она работала пару дней назад. Но вот сыграть на фортепиано концерт, который с трудом вспоминался, да еще перед такой требовательной публикой… ― Может, не стоит? У меня разболелась голова, мама, ― она с надежной поглядела на мать, ища хоть какие-то признаки сочувствия. ― Боюсь, мне станет дурно от музыки.

Вид у нее и правда был довольно болезненный. С самого утра ее мучила тошнота, а страх перед провалом добавил еще и нездоровую бледность. К счастью, на лестнице послышались шаги, и Элис обернулась, мысленно скрестив пальцы, чтобы вернулись младшие Блэки, и эта идея с выступлением забылась втуне.

+3


Вы здесь » Marauders. The Reaper's Due » Прошлое » Deliver Us From Free Will